Борьба за Россию проходит через культуру

Культура нами обычно недооценивается. Мы привыкли видеть в ней лишь сферу досуга. Устав от важных дел, мы обращаемся к культуре в поисках способа отдохнуть и развлечься, в лучшем случае - желая узнать что-то новое, и уже совсем редко – пытаясь найти что-то полезное для души. Часто кажется, что мы пересекаемся с культурой только тогда, когда мы этого хотим. Что может быть проще: захотели - пошли на выставку, открыли книгу или включили телевизор. Захотели – ушли, закрыли, выключили; контакт с культурой закончен.


Но это не так. Мы не можем выйти за пределы культуры. Она постоянно с нами – и вокруг, и внутри нас. Культура – это знаковое пространство.

Что такое знак? Это указание на значение или, как ещё говорят, смысл. Используя знаки, мы, на самом деле, оперируем смыслом. Адресуя знаки друг другу (например, произнося слова), мы обмениваемся смыслами. Смысл отдельных слов или понятий складывается в сложные комплексы – символы, которые не поддаются исчерпывающему однозначному истолкованию.

Символы нужны человеку для культурного освоения мира. Они помогают нам определить отношение к тому, что нас окружает, и через это самим определиться, каково наше место среди людей и предметов и кем мы являемся для самих себя.

Изначально мы сталкиваемся с символами в окружающей нас реальности, прочитываем их. Это не всегда получается. Иногда мы даже не замечаем, что произошёл контакт с тем или иным символом. Но мы усваиваем их – сознательно или бессознательно, после чего начинаем мыслить с их помощью. Это неизбежно, поскольку мыслить символами удобно: мы экономим усилия, не вдаваясь в подробности, не промысливая всё до малейшей детали. Просто - использовал символ, и, - вроде бы, понятно, можно двигаться дальше…

Культура как специфическая выделенная область (то есть культура в узком смысле) – это индустрия символов. Культурная деятельность, прежде всего, как раз и заключается в создании символов и их распространении. Из сферы культуры символы перетекают во все остальные области человеческих отношений. Символы сопутствуют любой человеческой активности. Они присутствуют в нашей профессиональной деятельности. Мы пользуемся ими во время обучения. Бытовое общение также наполнено символами.

Отсюда ясно, что большое значение имеет качество символов. Есть такое выражение: «мы - то, что едим». Гораздо в большей степени это относится к духовной, чем к физической пище. Символы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, и есть своего рода духовная повседневная пища. Какие символы заполняют наше сознание, так мы и воспринимаем мир.

Все манипуляции, которым мы подвергаемся, заключаются именно в подсовывании нам соответствующих символов. При этом манипулятор обычно хочет протолкнуть удобные ему символы максимально незаметным образом, минуя нашу критическую способность. Для этого одни символы маскируются под другие. Используются добропорядочные слова, оставляющие безусловно положительное впечатление. Эти слова наполняются дополнительным смыслом, который, если его представить в более соответствующей ему форме, был бы нами отвергнут, а так, как говорится, «в пакете», он легко проникает в наше сознание.

Если мы хотим исключить или хотя бы снизить нашу зависимость от подобных манипуляций, нам надо быть бдительными. Особое внимание следует обратить на сферу культуры, ибо оттуда начинаются все изменения символической системы. Их принято прятать за ширмой свободы творчества, которая является чем-то вроде священной коровы современного общества.

Корова – божественное животное для индуиста, и в Индии никто не вправе принудить корову силой уйти с дороги. Всем остальным приходится подстраиваться под поведение коров.

Многие люди культуры также не считают для себя обязательным следовать правилам общественного поведения и уважать традиции того общества, в котором живут. Им бы хотелось, чтобы все остальные подстраивались под проявления их творческой свободы. В сравнении с благородной коровой они, конечно, проигрывают. Но они опасны.

Заставляя нас относиться с уважением к их праву на самовыражение и творчество, подобные творцы создают новые символы, которые замусоривают наше культурное пространство. С этими символами поневоле приходится иметь дело, ведь не будешь передвигаться по миру, заткнув уши и закрыв глаза.

В результате, мы привыкаем к постоянному присутствию мусорной культуры. Она становится фоном нашей жизни, обычным порядком вещей. А это значит, что её символика мало-помалу становится нашей, и мы начинаем сами мыслить с помощью вульгарных и низкопробных символов. Наша духовная жизнь загрязняется.

Но ещё более опасны те, кто использует свободу творчества в качестве рычага для расшатывания традиционной культуры. Это – сознательная деятельность, направленная на создание нового человека, в котором не должно остаться ничего от образа и подобия Божиего.

Новый человек должен быть замкнут исключительно на свои индивидуальные интересы, а потому его следует вырвать из свойственных человеку общественных связей. Община, семья, любые авторитеты, кроме авторитетов, заработанных на разрушении традиции, оказываются под запретом.

Атомизированным человеком удобно управлять – как нечистоплотным политикам, так и «эффективным менеджерам»: такого человека легко побудить к экономическому поведению, которое будет выгодно манипулятору. Именно таким, по мнению инициаторов этих процессов, и должен быть человек глобального общества потребления, которое сейчас активно строится в масштабе Земли.

Россия, с её особой историей, приверженностью к Православию, памятью о своей роли Третьего Рима, не очень-то укладывается в конструируемую новую реальность. У нас плохо приживаются толерантность (за которой скрывается духовное безразличие), лояльность к гомосексуализму и прочим извращениям, предельный прагматизм, когда всё в человеке измеряется лишь в деньгах.

При этом нас не оставят просто в покое. В глобальном мире должны быть все, иначе возникнет альтернатива, показывающая, что могут быть и другие основания бытия. А вдруг эта альтернатива многим покажется привлекательной? Ведь пока ещё многие люди хотят оставаться людьми, мир неогуманизма им чужд. Архитекторам нового мира этого допустить никак нельзя. Именно поэтому предпринимаются значительные усилия по вовлечению России в глобальный проект обесчеловечивания человеческого.

И сфера культуры здесь используется в первую очередь. Нас уже практически убедили, что свобода творчества – абсолютное благо и главное достижение цивилизации. Инновации в культуре идут довольно легко, - мы их не сильно пугаемся. Ни одна партия пока не поставила культуру в центр своего внимания.

Для большинства наших граждан это – по-прежнему периферия. Да, думают многие, в современной культуре много безобразия, что неприятно, но не смертельно, это же – не экономика. А ведь на самом деле - смертельно!

Наконец, для закрепления успеха на этом направлении нам попытались навязать новый закон «О культуре», в котором существование культурной помойки объявлялось целью государственной культурной политики. Закон не прошёл. Но идея легализации культурного беспредела ещё жива.

И какой-то закон «О культуре» всё равно принимать будут (он стоит в планах Госдумы на 2012-2013 год), а это значит, что угроза пока не развеялась.

Если мы хотим сохранить нашу культуру, наши традиции, нашу идентичность, нашу веру, мы должны быть бдительными и активными. Мы не можем мириться с тем, что происходит в культурном пространстве. Любое проявление культурной деформации должно встречать наш согласованный и деятельный отпор. Фронт борьбы за Россию сегодня проходит через культуру.

Андрей Карпов.

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Юрий Новиков »» | 26.09.2012 12:03
  
0
Здравствуйте Вера!

**Культура нами обычно недооценивается. Мы привыкли видеть в ней лишь сферу досуга.**

Так русских и все другие коренные народы России давным давно отучают от должного понимания культуры как культивирования или возделывания самих себя, и подсовывают под ее видом всякую непотребу вроде спорта, эстрады, алкоголя и толерантности ко всякой духовной и физической заразе.,

**Если мы хотим сохранить нашу культуру, наши традиции, нашу идентичность, нашу веру, мы должны быть бдительными и активными. **

Автор явно не понимает, что культура и есть то, что способствует сохранению ее творцов и носителей....
#2 | Вера В. »» | 26.09.2012 20:00 | ответ на: #1 ( Юрий Новиков ) »»
  
0
=**Если мы хотим сохранить нашу культуру, наши традиции, нашу идентичность, нашу веру, мы должны быть бдительными и активными. **
Продолжение мысли у автора:
Мы не можем мириться с тем, что происходит в культурном пространстве. Любое проявление культурной деформации должно встречать наш согласованный и деятельный отпор. Фронт борьбы за Россию сегодня проходит через культуру.вно не понимает, что культура и есть то, что способствует сохранению ее творцов и носителей....= может быть это о современном арт искусстве? Которое перекодирует сознание молодых и вводит в ступор и шок просто нормальных людей?
Вот например сообщение:
Потрясающее сообщение пришло из Эстонии: «В субботу с выставки классики современного искусства Эстонии, которая проходит в Тартуском художественном музее, украли стеклянную банку с экскрементами – фрагмент инсталляции Яана Тоомика «15 мая – 1 июня 1992». Дальнейшие подробности этого и иллюстрации здесь не уместны
#3 | Вера В. »» | 26.09.2012 21:41
  
0
Торжество обезьяны
21.09.2012 - 15:42

Вчера на территории выставочного комплекса «Винзавод» случился скандал. Вход в галерею Марата Гельмана был перекрыт компанией из нескольких мужчин в казачьей форме. Казаки требовали закрытия выставки «Духовная брань», которая экспонируется в галерее Гельмана.

Выставка, столь возмутившая казаков, уже удостоилась критики от представителей Русской Православной Церкви. Секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов) назвал выставку "актом циничного террора". В основе изображений, стилизованных под христианскую символику, использовались портреты участниц группы Pussy Riot.

Определение, данное архимандритом Тихоном, удивительно точное. Современное искусство все больше срастается с террором, этим новейшим политическим средством борьбы. Поражая человеческую душу, вызывая сильнейшие эмоции отвращения, ужаса, страха, современное искусство воздействует на нее даже более пагубно, чем непосредственная гибель людей: смерть людей можно оплакать, но как оплакать смерть души?

Возмущение тех, кто не желает молчаливо наблюдать за таким уточненным убийством, вызывает значительно больше симпатии, чем возмущение того же Гельмана, ради скандала и наживы не отступающего ни перед чем.

Вопрос этики перестает быть умозрительным, он становится ножом, разрезающим сердце. Нормально ли – дрыгаться в белье и дырявых шапках на амвоне? Нормально ли – сидеть в тюрьме за такие вот дрыгания и выкрикивание богохульств? Нормально ли – платить звездам шоу-бизнеса за поддержку дрыгающихся? Нормально ли – исключать из ротации песни певца, высказавшегося против такой поддержки? Где – норма? И где – отступление от нее? Те люди, что пришли выказать свой протест и перекрыть вход в галерею Гельмана – они нормальны? Или нормальны те, кто корежит изображения святых, на потребу публике?

Этика – ядерная бомба духовного террора. Что важнее – уважать чувства людей, которые никого и ничего не уважают? Или важнее уважать чувства людей, у которых постулирован «страх Божий» как одна из добродетелей?

Постсоветское общество лишено внятных ориентиров. Для одних нравственным ориентиром и вожделением является абсолютная вседозволенность, без преград. И в этом они видят свободу, полет, высоту человеческого духа. Для других таким ориентиром стала религиозная жизнь, полная внутренних правил и ограничений. Эти люди видят свободу и полет в соединении с Богом. А остальные? Те миллионы людей, которые не являются практикующими религиозными людьми, и которые не разделяют либеральные ценности? Что важно для них? Ежедневный телевизионный хавчик из новостных ужасов и постоянно смеющихся клоунов? Рост пенсии и зарплат? Где голоса этой молчаливой массы? Народ безмолвствует…

Сколькому Россия обязана этому безмолвию, этому желанию отгородиться своим тесным тараканьим мирком от страшного большого мира, в котором надо делать выбор. Выбор между добром и злом, между созиданием и разрушением, между правдой и ложью. Такой жестокий, такой неизбежный.

P.S.
Есть такая книга, «В домике НАИВа», она тоже про искусство. Современное. Только это другое искусство – светлое, чистое, вдохновляющее на любовь. В этой книге написано о детях, которые совершенно четко знают ответы на сложные взрослые вопросы. Осталось только дождаться, когда они вырастут. И подарят нам свое знание.

Мария Соловьева
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites