Тревожные диссонансы книги архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые" ( полезно всем прочитать)




Тревожные диссонансы книги архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые"



При чтении книги настоятеля московского Сретенского монастыря архимандрита Тихона «Несвятые святые» у нас возникло ощущение зарождения нового жанра или, лучше сказать, стиля? - писать о подвижниках в форме забавных рассказов и маленьких шоу.

Какое удручающее мелководье!

Как будто автор не вдумался в то, о чем пишет, а только хочет развлечь читателя, показывая ему наспех составленные кадры из автобиографической ленты.

Мы взяли на себя труд прочитать книгу до конца, после чего решили перечислить недоумения и диссонансы, возникшие при ее чтении.

Диссонанс первый, можно сказать, догматический

Для нас очевидно, что экуменизм представляет собою злую догматическую ересь, ставящую под сомнение единственность существования Церкви и способность ее спасти падшего человека.

Очевидно также, что флагманом экуменизма в русском Православии был митрополит Никодим (Ротов).

Таким образом, защищая митрополита Никодима, например, упорно извлекая из прошлого якобы добрые его дела? – вольно или невольно защищаешь экуменизм.

Такая наша решительная позиция не являет ни грамма «зилотства» или «ревности не по разуму», ибо когда речь идет о нанесении ущерба: значительного или незначительного, явного или завуалированного простому и ясному учению Православной веры, ее догматике – мягкость, характерная для православной ментальности, должна уступить место спокойному и несомненному сопротивлению.

В рассказе «Августин» мы находим подтверждение наших слов. Автор пишет о себе: "Воспитанный в Печорах на монашеском решительном антиэкуменизме, я категорически отказывался от всех предложений".

Однако позже, в рассказе «Архимандрит Клавдиан» мы с сожалением обнаруживаем некоторый диссонанс, приводящий к разночтению.

"Я уже говорил, что мы, послушники, весьма скептически, с критикой относились к экуменической деятельности митрополита Никодима (Ротова). Однажды отец Клавдиан стал невольным свидетелем такого разговора. Услышав наши осуждения и дерзкие слова, он в сердцах топнул ногой и грозно повелел:

- Молчите, вы ничего не понимаете! Как вы можете судить об этом архиерее?"

Что именно хотел сказать этой сценой автор, осталось для нас неясным, тем более, что этот небольшой эпизод вынесен в отдельную главу, где, исходя из композиции, эта сцена имеет центральное значение.

Если автор имел в виду осуждение и дерзкие слова молодых послушников, то мы согласны – говорить дерзкие слова в адрес какого-либо архиерея непозволительно.

Священный сан должен быть тому преградой. Но в том-то и дело – отец Клавдиан уточняет: «Как вы можете судить об этом архиерее?».

Стало быть, присутствует мысль, что этот архиерей не обычный архиерей, а особенный, и возносится батюшкой на некий пьедестал. Настолько особенный, что послушники и понять не могут этого архиерея.

В скобках заметим, что тенденция отделить пастырей от пасомых, создать искусственную пропасть между ними, вознести иерархию на уровень недосягаемых в своих суждениях, непостижимых существ, – характерна для нашего времени.

Нередка она и в нашей книге: Архиерейское служение связано.. с непостижимым для мирских людей грузом ответственности.

Однако нам могут возразить: мнение о митрополите Никодиме является мнением лишь отца Клавдиана, автор его только пересказывает.

С этим мы позволим себе не согласиться: авторский выбор никогда не бывает случайным, ибо призван отражать авторское видение. Но, повторяем, сцена зыбкая, двоится в своей интерпретации, оставляет недоумения и, если бы не дальнейшие диссонансы, о ней можно было бы забыть.

Мы наблюдаем, а в последнее время особенно, как в сознание верующих людей усиленно внедряется мысль, что митрополит Никодим не так уж плох, что у него много заслуг перед Церковью, например, спасение Почаевской Лавры и и многие другие.

Только мы-то знаем со слов Евангелия, что невозможно служить двум господам, а владыка Никодим служил, пожалуй, и трем: Церкви, Ватикану и службам безопасности и/или разведке (на такие рефлексии наводит чтение книги: ks. Tadeusz Kałużny SCJ. Sekret Nikodema. Nieznane oblicze Rosyjskiego Kościoła Prawosławnego. Wydawnictwo księży sercanów, 1999).

Двум последним (Ватикану и спецслужбам) он был настолько нужен, что они, зная о его перекрестной заангажированности, взаимно закрывали на то глаза, извлекая каждый свою пользу. Благо, цели Ватикана и спецслужб в этом случае не пересекались.

Ватикану нужно было проникнуть внутрь церковной ограды, а спецслужбам – внутрь Ватикана.

Они же и помогали друг другу маскировать своего сотрудника, создавая владыке со стороны Ватикана реноме борца против безбожных властей, а со стороны спецслужб – реноме промотора передового учения экуменизма.

Недаром же задание снять экуменический фильм (рассказ «Августин») исходило отнюдь не от церковной иерархии.

"Однажды, – рассказывает о. Блинков, – во время разговора, который происходил по дороге назад из Троицко-Сергиевской Лавры в Москву, митрополит Никодим между прочим сказал: «Моя мечта быть членом Иезуитского Ордена» и позже: «Если бы сейчас я мог выбирать, то выбрал бы его»" (Kałużny. Sekret Nikodema. С. 84 и сноска 142).

Но мы отвлеклись от главного, от диссонансов. На этот раз обратимся к драматической сцене (рассказ «Преосвященнейший послушник») , во время которой два православных священнослужителя: владыка Никодим (Ротов) и будущий епископ Василий (Родзянко), лежа на полу, спасались от филеров.

Владыка просил отца Владимира организовать на радио Би-би-си и «Голосе Америки» специальные передачи, чтобы не дать советскому руководству возможности расправиться с Почаевом. И дальше: Уже на следующий день тема Почаева стала ведущей в религиозных программахуказанных радиостанций.

Мы не можем взять на себя утверждение, вольно или невольно архимандрит Тихон утаивает имена главных участников почаевской драмы, а также то, что митрополит Никодим лжесвидетельствовал на Западе, что Почаевской лавре ничего не угрожает, и утверждал, что письма верующих из СССР с протестами против закрытия Лавры – фальшивка, что таких людей нет.

А на самом деле имена были подлинные и против каждого из подписавшихся велась кампания органами власти. Их пытались заставить снять подписи.

Но оставим этот вопрос, который может стать темой отдельной публикации, и позволим себе задать вопрос иной, а именно: если бы митрополит попросил батюшку помочь озвучить на Би-би-си свои успехи в экуменической деятельности, была ли бы реакция отца Владимира столь незамедлительной, столь горячей и столь искренней? И была ли бы она вообще?

Возьмем на себя ответственность ответить – нет. И вот почему.

Отец Тихон лишь отчасти показал глубину и неповторимый колорит личности лучезарного владыки.

В этом нас убеждает очередной и, к сожалению, весьма серьезный диссонанс.

Прошли годы, и отец Владимир овдовел, – читаем в том же рассказе – Церковь благословила его принять монашество… И теперь уже епископ Василий отправляется в очередное путешествие – в Америку.

Там он привел в Православие тысячи протестантов, католиков и просто ни во что не веровавших людей.

Но, как это нередко бывает, пришелся не ко двору – не столько своей энергичной деятельностью, сколько тем, что с открытым забралом выступил против одной могущественной, но совершенно неприемлемой в церкви группы – лобби, как принято говорить. В результате Преосвященнейший епископ Василий был отправлен на покой..

Неискушенный читатель едва ли споткнется об эти строки. Скорее всего он вздохнет, мол, хорошему человеку нигде места нет и продолжит свое чтение.

А что же будет с читателем более или менее искушенным, «на носу у которого очки, а в душе – осень»? Конечно, он расстроится, ибо будет наверняка знать, что спряталось под словом «лобби», а также и то, почему автору пришлось значение этого слова прятать.

Как следствие, перед этим въедливым очкариком с очевидностью предстанет шаткость и двойственность позиции автора по многим и многим современным проблемам Русской Православной Церкви.

Не будь это так – автор бы с легкостью объяснил читателю, что, а главное – кто представлял эту «могущественную» группу.

Это «лобби», на которое напоролся доверчивый служитель Церкви епископ Василий (Родзянко), представляло собой «обновленчество справа», «правое крыло парижского православия – реформированного, … порожденного человеческой логикой, вне святоотеческой традиции», «страшное искушение нашего времени».

Рассказывать историю Американской Митрополии?

Называть действующие лица, думаем, нет нужды. Впрочем, некоторых назовем: митрополит Никодим Ротов, отец Александр Шмеман, отец Иоанн Мейендорф (кстати двоюродный брат владыки Василия по матери) и другие соратники по борьбе, «любующиеся своей духовностью в зеркале» (см.: иеромонах Дамаскин (Христенсен). Не от мира сего. М.: «Русский паломник», 1995).

В биографическом очерке «Последний поклон» В. Щербинина, читаем:

В течение четырех лет управлял владыка Василий Родзянко Сан-Францисской епархией, после чего был отправлен на покой за непримиримую борьбу с обновленчеством.

Так что не владыка Василий «пришелся не ко двору», а двор не пришелся по владыке Василию. Вот, кто и что прячется под словом «лобби». А почему приходится прятать, – так это потому, что черное нефтяное пятно «шмеманизма» с недавнего времени обильно растекается по каноническим водам русского православия…

Диссонанс второй, нравственно-канонический, или три раза «зачем»

В мире физическом есть законы, которые действуют всегда, например закон всемирного тяготения, законы термодинамики. Святые Отцы утверждают, что в мире духовном тоже есть свои законы, которые тоже действуют всегда.

Например такой: повреждение, даже самое незначительное, догматического сознания влечет за собой деформацию и нравственного порядка.

Обратимся поначалу к рассказу «О нарушении церковного Устава, или о том, как мы с князем Зурабом Чавчавадзе нарушали Великий пост».

Безусловно, в жизни случаются экстраординарные обстоятельства, и мы далеки от того, чтобы осудить героев за нарушение Великого Поста.

Редко кому из живых не приходилось быть самому нарушителем поста и церковного Устава.

Непонятно другое – зачем?

Зачем об этом писать в книге, которую прочтут несомненно тысячи людей, неукрепленных настолько в вере, чтобы рассказ не оказался для них соблазном или плохим примером?

Зачем такое «преткновение для немощных», к тому же браво вынесенное в заголовок и подкрепленное авторитетом славного грузинского рода?

Непонятно также, зачем писать о «русской болезни» отца Родзянко, посетившей его по причине смерти матушки?

Что это может прибавить к образу прекрасного человека? Ничего. А вот убавить, омрачить память – как раз может.

Краковские прихожане по сей день помнят владыку Василия, следовавшего с Благодатным Огнем в Россию и посетившего с паломниками Краков.

Наверняка он сам запомнил надолго двух нарядных девочек, в белых, воздушных платьях, подходивших впервые к исповеди и принявших от владыки причастие! (Этот эпизод, кстати, вошел книгу епископа Сергия (Соколова). Правдой будет сказать. История перенесения Благодатного Огня от Гроба Господня в Москву в 1992 году. 1999. С. 131-178).

Зачем этим, уже взрослым девочкам, такие новые знания:

Ни духовник, ни родные, ни друзья ничего поделать с отцом Владимиром не могли, если бы не сама покойница … не явилась с того света и не приструнила своего супруга?

Оставляя без внимания тон сказанного, все-таки заметим, что в те трагические времена не только жену потерял будущий епископ, но и внука. Он разбился на мотоцикле двумя неделями позже, вслед за бабушкой…

Еще одно «зачем». Матушка Фрося – последняя дивеевская дореволюционная послушница («Как-то в гостях у матушки»). Крохотный рассказик, повествующий лишь о том, что матушка, оказывается, тоже прикладывалась.

Я тебя раньше не смущала, боялась – соблазнишься. А теперь ты уж большой, священник – не осудишь.

Автор, возможно, и большой, – да не все читатели его большие и,тем более, не священники, и могут соблазниться. Впрочем, священство, увы, не достаточное условие, чтобы быть «большим», как мы и убеждаемся. Иначе зачем помещать в книге слова доверившегося сердца?

Завершая наши заметки

Не все диссонансы и вопросы «зачем», возникшие во время чтения, вошли в наши печальные заметки.

За их пределами остались недоумения и в отношении кавказских отшельников, и в отношении отца Рафаила (Огородникова), который при всем своем христианском сердце, отказал замерзшим товарищам из КГБ в чашке чая: «В сельсовете напьетесь», и многие другие.

Впрочем, нет, зададим еще вопрос: интересно, отец Рафаил, будь он жив (или иначе: не будь убит) – тоже не сомневался бы сегодня, за кого голосовать? А отец Василий (Росляков)?

Совсем недавно архимандрит Тихон замечал в прессе, что даже в лучшие годы власти православного Царя Церковь не была так свободна, как сейчас.

На что же используется эта свобода?

На русификацию богослужений, на освящение многих чаш за соборной литургией, на заискивание перед латинским начальником?

И совсем последний вопрос, на который все равно нам никто не ответит: издательство Сретенского монастыря выпустило книгу Алексея Осипова о душе, пребываюшей в загробном мире.

Книга написана не просто в духе модернизма, она написана в духе ультрамодернизма.

Стало быть, архимандрит Тихон солидарен с мыслями, высказанными там?

Нас не покидает некая горечь, нам кажется, что из всего собранного материала у отца Тихона получилась бы прекрасная книга, если бы только автор не вдунул так обильно в свое повествование дух «мiра сего» и новоцензурные соображения.

Итак, закрывая книгу «Несвятые святые», увы, не оправдавшую наших ожиданий, – мы не будем брать на себя труд доставать камертон и проверять, насколько тональность ее понизилась. Ясно на слух: от Печор до шмемановской раскованности.

«Широк человек, – говорил Дмитрий Карамазов, – я б – сузил».

Елена Владимирова, источник: сайт "Антимодернизм"


http://3rm.info/24610-trevozhnye-dissonansy-knigi-arhimandrita-tihona-shevkunova-nesvyatye-svyatye.html




Отзыв на книгу "Несвятые святые"



Этот отзыв был отправлен на интернет-портал "Православие.ру", главным редактором которого, является автор книги "Несвятые святые" архимандрит Тихон (Шевкунов). Отзыв разместили 3-го мая 2012, но вскоре он был снят с публикации администрацией портала.

Возможно, это связано с тем, что в нем прямо указано на целый ряд серьезных богословских ошибок допущенных автором.

Книга "Несвятые святые" возбуждает в душах читателей восторженные эмоции не столько искусством изложения, сколько тем, что она в завуалированной, но очень красивой и удобоприемлемой форме, оправдывает наши грехи и страсти.

Повествование незаметно уводит читателя от покаяния к самооправданию. Чем отчасти обусловлен ее столь шумный успех
и заоблачный тираж.

Думается, что основная идея книги требует глубокого богословского анализа, осмысления и оценки, так как насаждает в душах православных читателей новоизобретенную автором несвятую "святость".

++++++++


Христос Воскресе!

Отец Тихон, благословите!

С благодарным поклоном к Вам, читатели Вашей книги "Несвятые святые". Спаси Вас, Господь, за Ваш труд и старание.

По нашему мнению книга "Несвятые святые" содержит много душеполезных мыслей и назидательных примеров. Но вместе с тем, позвольте нам исполнить архиерейское благословение и изложить вкратце наши замечания по поводу прочитанного.

Мы не ставили перед собой задачу рецензировать Вашу книгу, но к нам обратились наши благодетели с просьбой прояснить для них некоторые моменты из вашей книги.

При этом они объясняли свою просьбу недоумениями и смущением, которые возникли у них по прочтении некоторых мест из Вашей книги. Мы, в свою очередь, внимательно прочитав книгу, пришли к выводу что, да, действительно, есть места, которые могут послужить соблазном для неискушенных читателей.

Далее, в Журнале Московской Патриархии (в №1 от 2012г., стр. 56) мы прочли одобрительную статью о "Несвятых святых", которая содержала в себе следующие строки: "...помимо внешне незамысловатой событийно-сюжетной линии имеются несколько пластов осмысления, ряд сокровенных и глубинных подтекстов...".

Итак, благословите и будьте добры вместе с нами рассмотрите эти "пласты и глубинные подтексты". Надеемся на Ваше понимание и уповаем на то, что свершатся слова Писания: "Даждь премудрому вину и премудрший будет. Сказуй праведному и преложит преимати", поскольку и "совершенство совершенных несовершенно".

По нашему мнению, одним из самых соблазнительных моментов имеющих глубинный подтекст является рассказ про "Молитву и лисичку". Не будем цитировать здесь этот рассказ, понимая, что Вы его хорошо помните.

На наш взгляд, душевредность этого текста заключается в том, что читающим, в том числе, детям, дается авторитетный церковный аргумент,- "Буду верить как хочу и в кого хочу."- поскольку ангел (из этого рассказа) укорил монаха за то, что тот учил крестьянина правильно веровать в истинного Бога.

Антицерковность вытекает из этого рассказа по логике вещей: миссионерство лишается морального права проповедовать православие, поскольку миссионеру могут ответить,- Ведь в вашей же православной книге написано: "...ты со своей мудростью и книжностью отнял у него возможность... ...почитать Бога иначе...", то есть,- Не мешай мне почитать Бога так, как я это делаю.
Сотрудники миссионерского отдела Московской Патриархии, прочитав этот рассказ, удивились и сказали: "Получается, что мы не имеем права проповедовать православие?

И выходит, нужно упразднить миссионерство?"

Отец Тихон, не нам говорить Вам о том, что великое множество "верующих", которые и не заходят в церковную ограду, аргументируют свою позицию широко распрострененным мнением, мол,- Зачем мне идти в церковь?

Я имею Бога в сердце и мне достаточно. И Ваш рассказ утверждает это душепагубное мнение и удаляет человека от Церкви и от Бога.

Кстати сказать, в этом же номере Журнала Московской Патриархии, в нескольких статьях, рассказывается о том, сколько усилий Святейший патриарх Кирилл прилагает к расширению миссионерской деятельности повсеместно, и даже в Китае.

Помимо этого у нас возник вопрос,- если сюжет рассказа взят из Пролога, то почему не указан день и месяц (поскольку мы не смогли найти в Прологе такого рассказа), а если это не из Пролога то...Господи помилуй.

Это лишь один пример, взятый нами произвольно из середины книги. А теперь давайте рассмотрим все по порядку.

Итак, само название книги двусмысленно и наталкивает на кощунственное понимание святости.

Далее, в рассказе "Начало", на стр. 14 мы читаем: "Сегодня ночью мы спросили у "Сталина", кто будет править нашей страной. Он ответил, что какой-то Горбачев...". Надеемся, Вы понимаете, что "сбывшееся пророчество" не может не возбудить желания некоторых читателей заглянуть с помощью оккультизма в "будущее". Сколько же душ, в результате окажется в бесовских сетях?!

В рассказе "Отец Гавриил,"на стр. 157, образ отца Гавриила подается так, что теперь новоявленные "гавриилы" начнут расти по монастырям и епархиям, как грибы после дождя.

Главный герой представлен таким образом, что читатель, в том числе, имеющий сан и власть, начинает неосознанно подражать ему.

Если раньше он каялся во вспышках гнева, то теперь у него в этом нет потребности поскольку у него перед глазами живой пример, ярко преподанный в книге, написанной духовным лицом. Таким образом то, что вчера представлялось сознанию грехом, сегодня уже осознается как добродетель, в силу вышеизложенного.

Но еще больший вред происходит от того, что грех страстного человека (в данном случае, наместника), "совершенно дикий поступок" (стр. 176) "одним образованным и уважаемым монахом" возведен на уровень добродетели даже более,- "особой харизмы" (стр. 178). Нетрудно догадаться какие последствия влечет за собой такая подмена.

Страстные человеки приняв за норму такой стиль поведения и заглушив голос совести самоправданием, основанным на прочитанном, уже пишут во множестве восторженные благодарственные отзывы поскольку их освободили от труда покаяния.

Хвалить книгу будут не только власть имущие, но и рядовые грешники, ибо те, кто раньше каялся в своих страстях, выражавшихся в грубом характере, после прочтения книги перестанут заботиться об исправлении себя, ибо "характер не лечится" (стр. 163).

И это заключение не просто какого-то врача, а окончательно вынесенное определение всем известного архимандрита Тихона, настоятеля монастыря и ректора духовной семинарии: "...я окончательно заключил, что характер не лечится" (стр.183). Но позвольте спросить, если характер не лечится, то человек не изменяется, не может избавиться от греховных привычек, ибо они есть часть характера, а, следовательно,- как же может человек спастись?

Если не может измениться к лучшему, то как он "преобразится в новую тварь во Христе Иисусе"?

Здесь явное противоречие с православным учением.

Мы, с прискорбием, уже наблюдаем душепагубные плоды, приносимые усвоившими эту новинку.

Очевидным примером того, что характер человека подлежит изменению являются жития святых Ефрема Сирина, Нифонта Цареградского и других святых отцов. Это ошибочное утверждение о неизменности характера ежедневно опровергается самой жизнью, поскольку каждый из нас непрерывно изменяется то в лучшую, то в худшую сторону.

В рассказе "Августин", на стр. 237 сказано: "...единственным человеком, который сразу же его раскусил- "Какой это монах? Это жулик! В милицию его!"- оказывается тот самый "недуховный", "зверь" и "деспот" архимандрит Гавриил. Читающие эти строки и имеющие нрав подобный нраву отца Гавриила, могут начать доверять своему "духовному чутью" и делать соответствующие выводы о людях.

Читая рассказ "Что происходило в духовном мире в эти минуты" мы озадачились вопросом,- осознает ли автор, что он с тонкой иронией, так, что "не придерешься", высмеял и уничижил своих собратьев, диакона Григория и схиеромонаха Рафаила? Которых знает и помнит, не смотря на свое тяжелое состояние, и к которым очень уважительно относится архимандрит Кирилл (Павлов).

Коротенький рассказ "Об одной святой обители", на наш взгляд, во-первых, оправдывает смертный грех пьянства (см. 1 Кор. 6.10) тем, что можно, якобы, спастись не покаянием и избавлением от страсти, а как-то иначе, подобно монахам, описанным в рассказе.

Что, в свою очередь, ведет читателя к чрезмерному упованию на милосердие Божие.

А во-вторых, допустимо ли писать о собратьях в таком ключе, даже если это и было на самом деле? Не чувствуете ли Вы, что это является соблазном для "ищущих повода" и даже если все так и было, то почему бы не "покрыть срамоту отца своего"?

Полный текст отзыва можно прочесть на сайте Пустынник.рф (просьба к модератору не расценивать ссылку, как рекламу сайта, полный текст отзыва не помещается в форму комментария)

http://3rm.info/24610-trevozhnye-dissonansy-knigi-arhimandrita-tihona-shevkunova-nesvyatye-svyatye.html



Повтор данной статьи связан с ...


На 25-ой Московской международной книжной выставки-ярмарке объявлены обладатели ежегодной национальной премии «Книга года», передает Седмица.Ru.

В номинации «Проза года» победил сборник архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые и другие рассказы» (издательство Сретенского монастыря, «ОЛМА Медиа Групп»). Менее чем за год суммарный тираж книги составил один миллион сто тысяч экземпляров — это беспрецедентный результат для российского книжного рынка.

Полученные от тиража средства архимандрит Тихон вложил в постройку храма во имя Новомучеников и исповедников Российских на Лубянке. Помимо самого храма, освящение которого намечено на 2017 год, в нижней части здания будет помещаться музей Новомучеников.

Русская линия"

Свою книгу «Несвятые святые» отец Тихон (Георгий Александрович Шевкунов в миру) написал в 2011-м. Чуть меньше года назад И за этот совсем недолгий отрезок времени она достигла, как минимум, трех безусловных рекордов.

Суммарный тираж книги (шесть переизданий в нашей стране, не считая переводов на английский, греческий и сербский языки) составил один миллион сто тысяч экземпляров - таких достижений у нас не было со времен Советского Союза.

Если учесть, что такие книги обычно читаются семейно, а потом отдаются друзьям, то количество читателей - по скромным подсчетам, втрое-вчетверо больше.

Ну а интернет-пользователи, которые уже привыкли читать книги с экрана компьютера, исчислению совсем не поддаются. Это второй рекорд, принесший ”Несвятым святым” книжную премию Рунета 2012.

По итогам голосования сборник отца Тихона обошел книги Бориса Акунина, Дмитрия Быкова и Дарьи Донцовой.

- Это удивительно, интернетовский народ независимый и строптивый, – сказал арихимандрит.

Ну и наконец победа на национальной премии «Книга года». А между тем в этом престижном литературном состязании участвовали более тысячи книг и книжных серий.

«Несвятые святые» - это рассказы из жизни автора. Героями книги стали подвижники отец Иоанн Крестьянкин и отец Владимир Родзянко, а также Сергей Бондарчук и Булат Окуджава, теща маршала Жукова и писатель Андрей Битов.

У каждого - свой путь к Богу. Как и у самого автора. Георгий Шевкунов сначала ведь окончил ВГИК и только потом пришел к вере. В 1984 году приехал в Псково-Печорский монастырь и... остался там монашествовать.

Награда была вручена отцу Тихону 5 сентября в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, где проходила итоговая церемония.

"Для меня прекрасная и, признаться, по-настоящему нечаянная радость – то, что книга, главная тема которой – сокровенный путь человека к Богу, удостоилась столь высокого внимания и интереса жюри и читателей», - благодарил за признание священнослужитель.

- Это удивительно! Во время не самого лучшего отношения общества к церкви вдруг победила книга такого прожженного клерикала как я".

Отец Тихон все деньги от продажи книги намерен вложить в строительство храма во имя новомучеников и исповедников Российских.

С разрешения отца Тихона публикуем отрывки из книги «Несвятые святые».

ПРО КОТА

Что и говорить, любят у нас обсудить и покритиковать священников. Поэтому для меня было весьма неожиданным, когда однажды в ту пору, когда я еще служил в Донском монастыре, ко мне подошел наш прихожанин по имени Николай и сказал:

- Теперь я понял: самые лучшие, самые великие, самые терпеливые и прекрасные люди на свете - это священники!

Я удивился и спросил, что это вдруг навеяло ему такие мысли.


Николай ответил:

- У меня живет кот. Очень хороший, умный, красивый. Но есть у него одна странность: когда мы с женой уходим на работу, он забирается в нашу постель и, простите, гадит в нее. Мы всячески пытались его отучить: упрашивали, наказывали - все бесполезно. Наконец мы соорудили даже целую баррикаду. Но когда я вернулся домой, то увидел, что баррикада раскидана, а кот снова пробрался в постель и сделал там свое грязное дело. Я до того разозлился, что схватил его и просто отлупил! Кот так обиделся, что залез под стул, сел там и заплакал. По-настоящему! Я впервые такое видел, у него слезы катились из глаз. В это время пришла жена и набросилась на меня: «Как тебе не стыдно? А еще православный! Не буду с тобой даже разговаривать, пока не покаешься у священника за свой зверский, гадкий, нехристианский поступок!» Мне ничего не оставалось делать, да и совесть обличала, - наутро я пошел в монастырь на исповедь. Исповедовал игумен Глеб. Я отстоял очередь и все ему рассказал.

Отец Глеб, очень добрый, средних лет игумен из Троице-Сергиевой лавры, временно служил тогда в Донском монастыре. Обычно он стоял на исповеди опершись на аналой и, подперев бороду кулачком, выслушивал грехи прихожан.

Николай подробно и чистосердечно поведал ему свою печальную историю. Он старался ничего не утаить, поэтому говорил долго. А когда закончил, отец Глеб помолчал немного, вздохнул и проговорил:

- Н-да… нехорошо, конечно, получилось! Вот только я не понял: этот копт, он в университете учится? Там что, общежития у них нет?

- Какой «копт»? - переспросил Николай. (Копт - представитель древнего народа, живущего в Египте. - Прим. ред.)

- Ну тот, который у вас живет, про которого ты сейчас рассказывал.

«И тут до меня дошло, - завершил свою историю Николай, - что отец Глеб, который был слегка туговат на ухо, десять минут смиренно выслушивал мой бред про копта, который зачем-то живет у нас в квартире и гадит в нашу постель, которого я зверски избил, а он залез под стул, сидел там и плакал…

И тогда я понял, что самые прекрасные и непостижимые, самые терпеливые и великие люди на свете - это наши священники».

КАК БУЛАТ СТАЛ ИВАНОМ

Жена Булата Окуджавы, Ольга, приезжала к отцу Иоанну (Крестьянкину) в Псково-Печерский монастырь. В разговоре с батюшкой она как-то посетовала, что ее знаменитый муж не крещен и даже не хочет креститься - он равнодушен к вере.

Отец Иоанн сказал ей:

- Не печалься, он еще крестится. Ты сама его окрестишь.

Ольга была очень удивлена и только спросила:

- Как же я смогу окрестить его?

- А вот так и окрестишь!

- Но как же его назвать? Ведь Булат - имя неправославное.

- А назовешь, как меня, Иваном! - сказал отец Иоанн и заторопился по своим делам.

И вот спустя много лет Булат Окуджава умирал в Париже. За несколько минут до смерти он сказал жене, что хочет окреститься. Звать священника было уже поздно, но Ольга знала, что в таких случаях умирающего может окрестить любой мирянин. Она лишь спросила мужа: «Как тебя назвать?» Он подумал и ответил: «Иваном». И Ольга сама окрестила его с именем Иоанн.

Только затем, стоя над ним, уже умершим, она вспомнила, что лет пятнадцать назад в Псково-Печерском монастыре ей говорил обо всем этом архимандрит Иоанн.

О МОЛИТВЕ И ЛИСИЧКЕ

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху:

- Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под пальмой.

Сказано - сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста.

Крестьянин как громом был сражен этим открытием.

- Да, - сокрушенно признал он, - теперь я вижу - это был не Бог!

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог - это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу.

Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

- У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.


http://3rm.info/24610-trevozhnye-dissonansy-knigi-arhimandrita-tihona-shevkunova-nesvyatye-svyatye.html

Комментарии (37)

Всего: 37 комментариев
#31 | Серафим »» | 12.06.2013 19:58 | ответ на: #30 ( Георгий О. ) »»
  
-6
Воистину Воскресе, Георгий! В том и дело, что такую дрянь о. Рафаил даже в руки никогда не берет! Просто братия смутилась этой писаниной и попросила его внести ясность. Вот из любви к братии он ее и прочитал, эту самую главу. А о. Рафаил настолько кроткий и беззлобный человек, что ему эта наглая клевета, наверное действительно в радость!
#32 | Серафим »» | 12.06.2013 20:26
  
-8
Складывается впечатление, что о. Тихон решил хорошо заработать, спекулируя известными именами и чужой славой. И помимо него самого, безусловно, это кому-то весьма выгодно. Только цель там совсем другая - разложение Церкви изнутри. И не стоит удивляться этим сумасшедшим тиражам, ради такой цели враги православия не пожалеют никаких средств. Если бы наши люди так Лествицу читали... Это был бы показатель! Не думаю, что Богу угодны храмы, построенные подобным образом...
#33 | света »» | 25.07.2013 11:28
  
2
Очень интересная книга, прочитала ее на одном дыхании. Некоторые рассказы не очень, я их опускала. Понравилось описание быта насельников Псково-Печерского монастыря. Это дает повод больше узнать о монастыре, его истории, святых, которые там подвизались. Книга написана простым, доступным языком, для любого читателя. Думаю, у автора не было цели сочинить богословский трактат , поэтому и эта книга имеет право на существование. Ничего оскорбительного для церкви там нет.
#34 | екатерина »» | 06.11.2014 01:30
  
-1
Беда в том, что книжонку "Несвятые святые" - сборник анекдотов - будут читать, читают и даже нахваливают - не представители субкультуры - в церковной субкультуре эти анекдотцы бытуют, это нормально и страшного тут ничего нет - ее читают и будут читать россияне, люди, знающие, что такое война, горе, страдание, Христос, чего, увы, сам горе-автор себе вообще не представляет.
#35 | екатерина »» | 06.11.2014 01:30
  
0
позорная книга для православного человека
#36 | Яна »» | 30.11.2015 14:58 | ответ на: #29 ( Серафим ) »»
  
0
Смею в данном месте заступится за автора. Уровень восприятия зависит от читающего. Лично я восприняла "Рафаильчик", как умилительное имя, говорящее об особом теплом и трогательном отношении к этому человеку. Хотя, конечно же, это личное отношение, и, возможно, его нельзя было разделять с читающими. А насчет правды-неправды, то Бог ведает. Если Вы стали судить, то почему верите одному человеку, а не другому?
#37 | Яна »» | 30.11.2015 14:58
  
0
Читаю книгу "Несвятые Святые". Очень хочу поблагодарить Епископа Тихона за то, что на доступном для духовноразвивающегося человека описал монастырскую жизнь. Для меня стала более понятна степень ответственности человека, вставшего на монашеский Путь.

В книге, на данный момент чтения, выделила 2х человек, чья судьба поразила меня до глубины души.
Настоятель Гавриил и Августин.
Настоятель Гавриил показал очень важный пример - несение ответственности за свои грехи, сохраняя верность Богу и Церкви, преодолевая гордыню, за что Бог проявил к нему свое милосердие и Любовь. Это очень важный пример, особенно для людей, высоко поднявшихся в социальном статусе.

Августин... эта самая тяжелая глава... Мне бесконечно горько за падшую душу отца Владимира. Его преступление перед Богом возможно страшнее, чем преступление Гитлера и чернокнижников, лишь потому, что он - знал Бога и ведал, что творит. Не поленившись, посмотрела в новостях за 2001 год историю гибели отца Владимира. Велика была горечь о глубине его падения. Ведь Господь дал ему великий шанс на спасение и свою Любовь, приняв его в монахи, открыв ему высокие духовные грани...И этот же шанс определил глубину его падения. Ведь с простого смертного, как знаю, спрос меньше, чем с монаха.
Без сомнения очевидно, что душа отца Владимира находится в предвкушении вечного Ада. Однако, думаю, что не бывает случайностей и не случайно он попал в книгу, которая разошлась большим тиражом. Бог так любит всех нас, что даже после ужасного и очевидного, уже безвозвратного падения дает шанс душе на спасение. Этот шанс - молитвы православных людей за падшую душу отца Владимира, за шанс для ее раскаяния и возвращения к Богу.

Однако, в этом месте хочется задать вопрос людям, безусловно высокодуховным (по крайней мере в сравнении со мной), почему Церковь нас учит отмаливать падающих людей своими ежедневными молитвами, отмаливать алкоголиков, убийц и других погибающих людей, почему же, испытывая страх за отца Владимира, его оставили без постоянной духовной опеки? Ведь видели, что он балансирует на грани добра и зла. Неужели суета смогла поглотить и духовенство?
Проведу простую аналогию. Когда мы заводим собачку в доме или кошечку, то чувствуем ответственность за того, кого приручили и ведем это живое существо до конца. Но здесь был человек, которого вырвали из сатанинских рук, наставили на Путь спасения.. и оставили без присмотра? Ведь за него надо было сражаться не на жизнь, а на смерть, каждый день вырывая его из сатанинских рук. Ведь на Небе за нас сражаются тысячи Ангелов...и всего лишь за 1 душу человеческую, а здесь, на Земле, почему же такое огромное воинство монахов упустило эту душу?
Мне думается, что Бог тоже плачет за погибшую в страшных грехах душу.

Простите меня великодушно, если разместила свой отзыв не по адресу. Он, конечно же, в первую очередь адресован автору книги.

Спасибо.

Господи, прости душу убиенного отца Владимира. Аминь.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites