Первая любовь: увидеть за плотью душу.


Первая любовь — это явление, которое изображалось художниками и воспевалось музыкантами, возвеличивалось пиитами и осмысливалось мэтрами кинематографа. А мы попробуем взглянуть на нее с другой точки зрения — религиозной. Причем наиболее "интимной" религии, открывающей почти всю тайну взаимоотношения Бога и человека, — христианства.

Если Бог есть Любовь, а человек — его образ и подобие, то и человеческие чувства, аще они чисты от чуждого Всевышнему греха, несут на себе отпечаток Божественного Откровения. В самом Священном Писании союз Господа и Церкви Его изображается в аналогии с брачными отношениями — в первую очередь, в прекрасной своим поэтизмом "Песне Песней" царя Соломона, позже, уже в Новом Завете, — в "Откровении" Иоанна Богослова. И как раз в последнем встречается поразительная и очень интересная вещь — обличение Богом ангела (последний, по толкованиям святых отцов, мог символизировать и предстоятеля поместной церкви): "Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою" (Откр. 2:4). Эта первая любовь превозносится перед всеми остальными подвигами, совершаемыми уже с большим опытом и знанием. Почему так?

Наверное, потому, что "первая вера", период неофитства, — тот фундамент, на котором закладывается вся дальнейшая духовность человека. Это очень хорошо заметил преподобный Иоанн Синайский, автор "Лествицы": "От твердого начала, без сомнения, будет нам польза, если бы мы впоследствии и ослабели; ибо душа, бывшая прежде мужественной и ослабевши, воспоминанием прежней ревности, как острым орудием, бывает возбуждаема, посему многократно некоторые воздвигали себя таким образом (от расслабления)" (cтепень І "Об отречении от мира", глава 11). И от следования началу, фундаментальным вещам, зависит весь дальнейший путь в вере.

То же самое и в делах сердечных: первая любовь обычно не длится всю жизнь, уступая место более зрелым чувствам, но именно она зачастую определяет мнение о противоположном поле вообще. Даже если считать "любовью" первый интимный опыт в пьяном виде после дискотеки, лет эдак в 14-15…

В Библии, особенно Новом Завете, Господь иногда прямо отождествляет отношение человека к ближнему отношению к Себе Самому: "… как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:40). Или, уже через святого апостола Иоанна Богослова: "… не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (3-е Ин. 1:11). Человек имеет не только духовную, но и физическую природу, а ей для полноценного восприятия необходимо чувствовать и осязать. Поэтому так важна любовь, особенно полудетская, первая, к зримому Божиему образу в другом человеке. Она как бы приоткрывает перед падшим людским естеством завесу рая, в котором еще не существовало похоти.

Можно в ответ на эти строки иронически улыбнуться: в облаках, что ли, автор летает — какая там "чистота" в наше время, когда половую жизнь начинают чуть ли не с пеленок? Но даже в таком случае первое чувство всегда искреннее, в нем гораздо меньше лжи и корысти, чем в дальнейших взрослых "амурных похождениях". И как раз в условиях тотального разврата, будь то языческое общество древнего Рима или нью-эйджевская субкультура современных США, первая любовь — это своеобразная отдушина. Правильно подметил описавший многие далеко не блиставшие целомудрием времена и нравы Виктор Гюго: "При первой любви душу берут раньше тела; позже тело берут прежде души, а иногда и совсем не берут души".

К счастью, это "позже" распространяется не на всех. Вспомним примеры благочестивых, святых христианских семей: святых богоотец Иоакима и Анны, Акилы и Прискиллы, Петра и Февронии. Ведь их браки — ни что иное, как… история успешной первой любви, которая длилась до смерти! Скорее всего, они за всю жизнь и не влюблялись-то ни в кого, кроме своих "половинок". А секрет их не просто счастливых и прочных, но еще и богоугодных, спасительных отношений есть как раз то, о чем говорил Гюго: душа любимого человека для каждого из них всегда была первичной.

Праведники, прославившие Бога супружеской жизнью, считали спасение чистоты этой первой и единственной любви своим служением, священной обязанностью. Поэтому и периодическое воздержание, и проблемы с искушениями и соблазнами чувства не убивали. Жаль, что современные подростки в большинстве своем учатся любить не у таких великих и святых людей, а у сериальных героев, обычно не наделенных ни особой моралью, ни даже элементарной половой разборчивостью…

Вообще страшно, когда первая любовь подменяется первой страстью, и во вчерашних детях пробуждается необузданная похоть, желание во что бы то ни стало добиться своего, обладать любимым сушеством как игрушкой, вовсе не заботясь о его внутренним мире. В таком случае эта "любовь" становится кумиром, требующем не милости, а жертвы. Она разрушает душу молодого человека, разъедая ее изнутри потребительством. Кумиры всегда создаются, чтобы заполнить пустоту, заменить собой недостаток Бога. Но беда в том, что идол в мире есть ничто (1 Кор. 8:4). И, если человеческая личность вынесет из первой любви такой вот "истукан", образ мужчины или женщины, от которого будет требовать выполнения "божеских" функций в своей жизни, ничего, кроме тотального разочарования, ее в дальнейшем не ждет.

Впрочем, сотворенный из первого возлюбленного кумир может вполне превратиться и в "беса полуденного", виноватого во всех проблемах со своими последователями. Достаточно распространенная жалоба, она же модель поведения в наших широтах: "этот поганец мне всю жизнь поломал, он такой был, что я не могу теперь нормально общаться с другими мужчинами". Может, он, как всякий искуситель, со своей стороны и во многом виноват. Но каждый христианский аскет отлично знает: бес вредит человеку только в той степени, в коей тот ему позволяет на себя воздействовать. А грешит, заблуждается и ошибается человек самостоятельно, по своей свободной воле. И лукавит, пожалуй, перекладывая собственную ответственность за промахи и непонимание на первое вторжение инфернальных сил в личную жизнь.

Сложная она штука, эта самая первая любовь. Может привести к Богу, а может и к сатане. Может научить любить и быть любимым, а может обозлить на весь мир. Все зависит от личности. Но тот, кто стремится понимать души и смирять самого себя, всегда будет вспоминать это чувство с благодарностью. Ведь оно — школа жизни и училище взрослой любви.

Виктория Матвеева.

http://www.pravda.ru/faith/faithculture/30-08-2012/1126551-first_love-0/

Комментарии (4)

Всего: 4 комментария
#1 | Алексей »» | 02.01.2013 11:40
  
0
"При первой любви душу берут раньше тела; позже тело берут прежде души, а иногда и совсем не берут души". - Но это еще как у кого. В общем, это строку я рассматриваю как обычный понос на праведных. И это вы хотите сказать, что Иакова "совсем не интересовали" женщины аж до 50 лет? Разве вы не слышали о "неразделенной любви", из-за которой некоторые подростки кончают жизнь самоубийством даже лет в 13. Если бы Богу нужно было, чтоб мы берегли эту самую "первую любовь" - Он бы нам об этом поведал и таких ситуаций бы просто не происходило (с неразделенной первой любовью). А у атеистов, которые утверждают, что древнее общество раньше было блудливым, как животные - не было бы проблем в объяснении того, почему это во всех народов существует понятие брака между мужчиной и женщиной (правда иногда в искаженном виде, вроде "многоженства"). Существующие объяснения у них врядли можно назвать удовлетворительными. Мы же знаем, что мы все потомки праведного Ноя и "некие зачатки праведности" остались у всех народов.
#2 | Алексей »» | 02.01.2013 11:49
  
0
А если юноша полюбит явно нехристианку? Вы что, хотите сказать - это от Бога и следует "беречь" эту любовь? Это все было "формированием". Но искренне полюбить "по детски" и беречь эту первую любовь (но уже к своей жене) нужо именно к своей жене. А то, что было до свадьбы, как написано - "дорога змея, дорога мужчины к женщине мне не ясна" - приближенно из Библии. Т.е., до брака невозможно быть "абсолютно непрелюбодейным". А как показывает жизнь - даже необходимо в некоторых случаях. Но вспе чувства должны быть в пределе разумного. Нельзя влюбится в не свою жену, как пастух влюбился в свою жену - Суламиту, как написано "как лилия среди терна, так и ты среди девиц". Спаси Господи!
#3 | Алексей »» | 02.01.2013 14:57 | ответ на: #2 ( Алексей ) »»
  
0
Важно уточнить. "Абсолютно непрелюбодейным" - я имел в виду в чувствах и мыслях. А поцелуи и объятия до брака - однозначно грех. Конечно, есть тонкие моменты отличия между "обрученными" и "замужними". Обрученная - это жена, которая еще не стала жить в одном доме со своим мужем. И она еще девственница (в идеале, конечно). По Закону Моисея, первая брачная ночь должна быть видимо "зафиксирована на простыне", которая по Закону должна быть показана на суде в случае, если муж возненавидит свою жену и начнет ее поносить... Поэтому, несмотря на то, что по социальному статусу они были как муж и жена (за прелюбодействие с обрученной также забивали до смерти), но не вовсем. Например, заняться сексом в лесу на траве (где иногда любили проводить время пастух и Суламита) - не было желательным. Или в крайнем случае - взять простыньку. По Закону, если обрученный вступит в сексуальную связь со своей обрученной (до "установленного соглашения")...в Законе нет даже наказания за это. Потомучто они уже и были мужем и женой. То их личная жизнь, туда уже никто не "пхался". В отличии от совремменного "извращенного понимания" понятия "невеста". Этак, в машине сидеть можно, и класть руку на коленки -можно (а значит, видимо сексуально разжигаться)..-не грех. А секс - грех блуда! Абсурд. Спаси Господи!
#4 | Алексей »» | 02.01.2013 15:03 | ответ на: #3 ( Алексей ) »»
  
0
Была одна святая, которая была язычнецей и была обручена язычнику. Но она в это время стала христианкой. И поставила своему мужу условие - либо он становится христианином, либо - она не будет становиться его женой. Это было около 300 г. н.э.. Тут следует заметить, что Христос разрешид разводиться в случае греха блуда. Поэтому, ее требование нельзя считать перечащим Закону. При этом, если она еще была девственницей, то сила аргумента усиливается. Ведь его (язычника) нельзя было считать надежным мужем, если он блуд считал "обычным делом". Поэтому, нельзя ссылаться на этот случай, указывая то, что древние христиане забыли Закон и стали себя вести более "раскрепощенно до брака", как в наши дни. Спаси Господи!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites