Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они...

Максим Исповедник

13 августа День памяти св. Максима Исповедника

ГЛАВА 23

«Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире».

Это - бесспорная истина и сатана не восстает против нее, а плодотворно использует это слово себе в антихристе: испытанием духов и принятием (выбором) рождаются и растут не только «пшеница», но и «плевелы» (Мф.13,30). Неопытным испытанием духов совершается уход от Бога и заканчивается верою и служением сатане, более низкими чем не испытывающие (просто убивающие): «наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин.16,2).

Ничто в мире не может противостоять испытанию духов человеком, и потому сатане это не нужно – те, кому дано испытание от Бога, не в его власти, а прочим сатана легко проводит испытание духов антихристом, без Отца и Сына. Мечтающие выполнить испытание вне Промысла неизбежно сатанеют: «Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня» (Ин.16,3). Эта абсолютная власть антихриста над не совершающими Домостроительства Царствия Божия дана сатане словом Иисуса Христа (Ин.16,2-3). Только промышляющим Царствие Божие подается ведение духов Божиих знанием Отца и Сына, а на конце веков с воплощением во вселенной человека времени (беззаконника) и человека жизни (удерживающего), испытание источника духов упрощается до автоматизма различия духов времени и духов жизни. Духи Божии – это духи от древа жизни, а духи времени (корня древа знания) - это духи из небытия – воплощенные «плевелы», рожденные не от Бога (во времени нет Бога).

Во времена апостолов Промысел Божий состоял в воплощении Сына Божия, и первым словом сатаны против Христа (рождение слова-антихриста) стало отрицание воплощения Бога, духом понимания-ощущения-неверия в воплощение Иисуса Христа. Антихрист апостольских времен был молод и глуп, неизощрен и ординарен, только народился и умел лишь отрицать воплощение Господа, а потому распознавался легко: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1Ин.4,2). Сегодня антихрист всесилен, и легко употребляет всякое испытание его для веры себе, но с Господом грядущим распознается мгновенно.
Домостроительство Божие не завершилось воплощением и вознесением Господа Иисуса Христа - Промысел продолжается. Еще при апостолах сатана распознает и преодолевает эсхатологические границы церкви Христовой во времени и вмещает нескорое возвращение Господа, и что второе пришествие Господа Иисуса Христа и Царствие Божие совершается только Домостроительством Божиим в Таинстве человека, просто ожидание пришествия Господа принадлежит времени и солидарно миру. А в неизвестное сатане - иное мироздание, Тело христово, уходят (и приходят) только те, кто преодолевает время новотворением и разумеет это, все иное христианское, творимое из небытия во времени принадлежит миру. Сатана уже при апостолах разделяет церковь на вневременную – Тело Христово, и временную - совершающую Таинства до конца его, искушает временным превосходнейшего из апостолов, «камень веры» ап. Петра (Гал.2.11-21), но не способен противостоять соборности церкви временной и вневременной. Христианское творчество во времени, в чем бы оно ни проявлялось, остается и принадлежит миру, но не Царствию Божию: волю не Духа Божия исполняли казнями и пытками и гонениями святых отцов Небожителей собратья по вере, так же как нет Божией воли в кострах и смертях не принимающих Христа: «Не знаете, какого вы духа...» (Лк.9,55). Рожденное во времени, каким бы благостным и Божиим оно ни казалось, интересами веры и церкви ни исходило - не против времени, а всякая ересь, также есть творение времени поэтому обличить ересь, распознать духов времени не от Бога может только испытание вневременным творением Божиим.

Самоутверждение антихриста, соборно разрешенное, но не побежденное при искушении ап. Петра (Гал.2.11-21), порождает тонко скопированный и фантастически плодовитый букет духов, легко исповедующих Христа пришедшего во плоти, изящнейший и правдоподобный, и почти не тестируемых одним и тем же способом дважды, требующий для испытания духа (новой ереси) эсхатологической чистоты святоотеческой души, а иногда их Вселенских соборов. Поэтому уже ап. Павел утверрждает иной практический способ узнавания духа Божия действующего в человеке: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1Кор.13.4-7). И дает определение духу антихриста, копирующего (исповеданием) Сына Божия: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13,1-3).

Это различие в способе исповедания духов происходит не различием проповеди Господа для «обрезанных и необрезанных» (Гал.2,3), Господь един, а обниманием пределов творчества антихриста. Если в богоищущей Иудее следование заповеди единобожия не допускает воплощение Сына, то богоищущие язычники для поклонения и способов, возводят ап. Павла на трибуну для проповеди еще одного бога и охотно принимают. Так, от единобожия антихрист унаследовал непоколебимую целенаправленность, от многобожия изощренность и безудержную плодовитость форм и способов достижения цели, а от князя мира неразборчивость в средствах. Уже в следующем поколении христиан антихрист берет инициативу, и ко времени Вселенских соборов удел антихриста в экклесиологии становится столь значителен, что для испытания и обличения духов, исходящих не от Бога в церкви, созываются Вселенские соборы, единственной задачей которых было испытание духов и нахождение воли Божией в церкви. Только святые отцы и порою уже не по одному могли распознать ересь посеянную антихристом среди христиан. Вероучительные споры стали обычным явлением в жизни церкви, но были только ответом на вызов (инициативу) антихриста, это не были споры внутри одного духа в интересах его общей цели, как в науке или коллективе. В церкви дух времени (антихриста) противостоял духу жизни (во святых), сатана противился Богу, смерть защищала себя от новотворения жизни. Так появились Святогорский томос, «Триады в защиту…», Слова… и все святоотеческое наследие, им святые отцы освобождали церковь от творчества антихриста во временных собратьях по вере, спасая их.

Домостроительство Божие в человеке дает единственную возможность испытания духов. Таинство новотворения, единственно недоступное сатане воскресением Господа, лишает сатану даже желания искушения: «Почему? Ты постишься, а я совсем не ем, ты бдишь, а я совсем не сплю: во всем я сильнее тебя. Но есть одно, чем ты меня побеждаешь». «Что это?» «Это твое смирение». А смирение св. Макария Великого не есть практика иерархического послушания, святоотеческое смирение следствие Таинства Божия во святых. После ухода апостолов и доныне только Таинство новотворения Божия в человеке недоступно сатане, все остальное легко копируется. Поэтому святые отцы не верят ни в благоговения, ни в благолепия, благочиния, количество поклонов, молитв, милостыни, строительство храмов, посты, проповеди, служения и все что именуется христианскою жизнью, антихрист все это исполняет лучше христовых: «демоны ни целомудрия не ненавидят, ни постом не гнушаются, равно как ни раздаянием имений, ни странноприимством, ни псалмопением, ни прилежанием к чтению, ни уединением, ни высокими умозрениями, ни спанием на голой земле, ни бдением, ни всем другим, чем характеризуется жизнь по Богу, — пока целью таких дел поставляется что-нибудь им угодное» (прп. Максим). А всякий христианин, ищущий Славы Божией, знает, что бесы (духи не от Бога) не имеют плоти и возможности раздаяния, псалмопения, бдения, моления, служения и пр. (все это дела человеческие) – демонами святые называют собратьев по вере, и особенно не лицемерил в этом св. Игнатий Брянчанинов. Угодно демонам все, что не приносит плод Богу - не выходит за пределы времени, остается их миру - не служит Домостроительству Царствия Божия новотворением. Христианские демоны каноничнее избранных Божиих, об этом говорил Иисус Христос, называя правоверных иудеев, в точности исполняющих Закон Божий, «детьми дьявола» (Ин.8,44).

В смирении называя усердных для времени собратьев «ревнителями веры», прп. Максим продолжает апостольскую эстафету Домостроительства Божия и показывает один из не подвластных антихристу способов исповедания духов (от Бога ли они?): «Ревнителям [веры] следует исследовать, какие создания [Свои] Богу надлежало помыслить как начинающие быть, и какие как не начинающие быть. Ибо, если Он почивал от дел, которые начинал творить, то ясно, что Он не почивал от тех дел, которые не начинал творить. Стало быть, возможно, что творения Божии, бытие которых начиналось во времени, суть все сопричаствующие сущие, как, например различные сущности сущих, поскольку их бытию предшествовало небытие. Бог же был тогда, когда сопричаствующие сущие [еще] не были. Творения же Божии, бытие которых не начиналось во времени, возможно, суть те сущие, которые допускают сопричастие себе; им сопричаствуют по благодати сопричаствующие сущие. Таковыми, например, являются: благость и всё то, что входит в это понятие, а также просто всякая жизнь, бессмертие, простота, неизменность, беспредельность и то, что сущностным образом созерцается окрест Бога, - они суть и творения Божий, и не начинали быть во времени. Ведь никогда добродетели или чему-либо из вышеназванного не предшествовало небытие, хотя и сопричаствующие им [сущие] сами по себе начинали быть во времени. Ибо всякая добродетель безначальна, и время не предшествует ей, поскольку она имеет от вечности своим Родителем единственнейшего Бога».

И еще: «Все бессмертные и само бессмертие, все живущие и сама жизнь, все святые и сама святость, все добродетельные и сама добродетель, все благие и сама благость, все сущие и само существование - все они, несомненно, суть творения Божии. Однако одни начали быть во времени, ибо Бог был тогда, когда их не было; другие же не начинали быть во времени, ибо Бога не было бы, если не было бы ни добродетели, ни благости, ни святости, ни бессмертия. И начинающие быть во времени есть и называются теми, которые они суть и именуются, благодаря сопричастию с [сущими], не начавшими быть во времени. Бог есть Творец всякой жизни, бессмертия, святости и добродетели, поскольку Он превосходит сущность всего постигаемого умом и изрекаемого словом».
Этим простым умозрением прп. Максим, словно возвращением при испытании духов к Испытующему, открывает Божественный смысл апостольских посланий: что «от Бога исходят» только духи, рожденные Самим Богом: имеющие «от вечности своим Родителем единственнейшего Бога». И, когда Господь воскресением вернул тварь материальную Богу (блудного сына), то тварь духовная никогда от Бога не уходила (Лк.15,11-24), находясь в вечности Его, рождением (творением) от Самого Бога – так различаются природы «двух дворов Божиих» (Ин.10,16). А это значит, что всякий дух, рожденный во времени, исходит не от Бога, а от человеков (из небытия - ложь). Что непреходящее («во век»), «священство по чину Мелхиседека» (Евр.7,15-17) Сыном Божиим совершается духом не от человеков и не через человеков, а рожденным от Бога. Что дух, рожденный от Бога есть тварное «дыхание жизни Божие» оживляющее всякую тварную душу, и хотя Сам Святой Дух не воплощался, но всецело тварно вне времени пребывал в Сыне как и Отец. Поэтому, называя тварных духов Божиих «энергиями Христа» подающими жизнь, святые утверждали не само творение духов Христом, а действие и пребывание в Теле Господа тварных вне времени энергий Духа Святого.

Мы исповедуем рождение Сына Божия от Отца вне (до) времени (прежде всех век) и воплощение во времени от Духа Святого и Марии Девы. Исповедуем исхождение Духа Святого от Отца, но разница между исхождением и рождением в том, что Дух Святой не воплощался Сам в естество временное, не входил и не входит во время (как и Отец) до конца веков и новотворения Царствия, но содействовал Иисусу Христу и пребывал в Нем всецело, как и Отец благоволящий воплощению Сына Божия. Иными словами, тварные, но вне времени, духи Божие суть творение Отца Духом Святым, пребывающим вне времени. Этому тайнозрительно учат святые. Свет иного мира, воспринятый Господом в Преображении, святые, духом Божиим (в отличие от духа времени), утверждают не знамением или явлением, а обладающим всею полнотою бытия реальности Божией: «Кто говорит, что свет, озаривший учеников на Фаворе, — это явление и знамение, наподобие тех, что возникают и исчезают, а не обладает полнотой бытия и не превосходит всякое умозрение, но ниже умозрения по своему действию, тот явно не согласен с мнением святых, ибо они называют его в своих песнопениях и писаниях светом неизреченным, нетварным, вечным, вневременным, неприступным, неизмеримым, беспредельным, безграничным, невидимым для ангелов и человеков, первообразной и неизменной красотой, славой Бога, славой Христа, славой Духа, лучом Божества и тому подобными именами». А полнотою бытия Божия, превосходящей всякое умозрение и подобие, обладает только тварное, а тварное вне времени это Тело Бога, «где все живы» Духом Святым (Лк.20,38), и это – реальность.

А богомудрый Григорий учит, что: «Монада, двигаясь по причине богатства, преступила диаду (ибо выше материи и формы, из которых состоят тела), и определилась Триадой по причине совершенства». Но не возможно тварному во времени постичь тварное бытие Бога вне времени: «человекам это невозможно, но не Богу» (Мрк.10,27) и «легче верблюду» (Мф.19,24), поэтому практика исповедания источника духа, наследуемая эстафетою от святых, на конце веков совершается не в распознавании природы Божией (в Боге это уже не нужно, а во времени естество Бога непостижимо) и не дел духа – копии антихриста внешне неотличимы от энергий Христа, а простейшим отношением духа к вневременному: «по плодам их узнаете их» (Мф.7,16). А различение плодов простейшее - на «плоды» во времени, и «плоды» вне времени (для Царствия Божия). «Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?» (Мф.7,16) «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Мф.7,17-18). Плоды древа времени – прах и смерть, плоды древа жизни – Царствие Божие и жизнь вечная.
Для желающих одиночества от мира времени, ищущих уединения вне времени со всеми святыми от начала творения мира, современные подвижники дают очень простой способ различения духов от Бога и духов антихриста, без рассмотрения их сущностной природы. Все Божественное всегда просто и легко исполнимо, особенно в отношении испытания духов: дух, рожденный во времени (не от Бога) не способен преодолеть пределы времени (мира сего): вне времени мира для тварного из небытия только небытие смерти. А дух, исходящий от Бога (рожденный от Бога), хотя и входит в мир временный Господом вочеловечивающимся для совершения Домостроительства, но бытием Бога (не имея небытия времени) легко преодолевает пределы времени, и входит (не уходя) в бытие вневременное Бога живого, «обладающего полнотою бытия и превосходящего всякое разумение». Но поскольку бытие Бога превосходит всякое разумение, тайнозрительно разумеется (испытывается) отношение пришедшего духа к древу времени и к древу жизни. Святоотеческая эстафета испытания духов на конце веков совершается испытанием духопрактикой: если пришедший дух не способен преодолеть пределы времени, значит он рожден во времени и исходит от антихриста, а если дух охотно идет и проходит вознесением Господа небытие времени, и не отвергается жизнью, значит он рожден (исходит) от Бога. И, хотя на конце веков антихрист исповедует Христа, пришедшего во плоти, но это служит его цели (принадлежит древу времени), и потому при испытании останавливается перед небытием. Это очень простое испытание, подвижники словно берут духа рукою, делают движение с ним ко Христу и дух быстренько исчезает, если не принадлежит древу жизни – не рожден (не исходит) от Бога. Суть сего испытания много раз утверждалась святыми, очень проста, все человеческое (и дух) не выходит из мира сего (не воспринят Христом воскресшим), не входит в Эсхатологическое Царствие Божие, не воскресает и остается с миром сим навечно.

Простота такого испытания в его Промыслительной природе, даже небольшое усложнение уже не достигает пределов времени и подменяет святоотеческое различение духов жизни, человеческим испытанием пришедшего духа свой-другой во времени. Антихрист конца веков предельно изощрен - несложен, умеет ничего не знать, очень тонкий и копирует всю христианскую жизнь в мельчайших деталях, но остается противником Божиим, и, наслаждаясь игрою погубления души всегда просит простить его (ее). А виртуальная реальность, будучи уже воплощенной реальностью духаraquo; (Лк.1,17) – тварным духом времени, содержит копиями веры все святоотеческие способы хранения и делания, даже святоотеческое памятование смерти антихрист копирует духом отсутствия всего что есть в мире сем, но даже там не может спрятаться – небытия боится фальшивка, которой воспринимается лукавое памятование смерти.

Текст взять отсюда - http://www.m-isp.com/?id=250

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites