Святая Блаженная Старица Евфросиния Неведомая*



Святая Блаженная Старица Евфросиния Неведомая*



3 / 16 июля – память святой блаженной

Евфросинии Колюпановской,

местночтимой святой Тульской епархии




Евфросиния происходила из знатного рода – она была урожденная княжна Вяземская.

Образование получила в Санкт-Петербурге, в Смольном институте, по окончании которого стала фрейлиной при дворе Императрицы Екатерины II.

Сколько лет она жила так – неизвестно.

Горя любовию к Небесному жениху и желая себя уневестить Ему, она и еще две фрейлины единовременно уговорились оставить мир и провести остальную жизнь в духовных подвигах.

В то время, когда двор находился в Царском селе (где стоят дворцы императорские, окруженные громадными садами), оставили они платья свои на берегу большого и глубокого пруда, чтоб убедить всех, что они утонули, купаясь, и тем изгладить из памяти всякое воспоминание о себе.

Переодевшись в бедное рубище, пошли они странствовать, добровольно таким образом презревши мир со всеми его благами и принявши вольную нищету и юродство, которое Святыми Отцами Церкви признается за самое высокое подвижничество.

Старица рассказывала, что она была в монастыре Феодосия Тотемского в Вологодской губернии, где жила на скотном дворе и доила коров, а в другом монастыре несколько времени несла послушание в просфорне.

Через некоторое время старица трудом настолько уже распяла свою плоть, что могла вступить в молитвенный подвиг, и пришла в Москву к митрополиту Платону и, поведав ему свою тайну, просила ради богоугодной ее цели скрыть ее от преследования миpa под покров неизвестности.

Испытав ее и убедившись в твердости ее жизни, мудрый архипастырь отослал ее с собственноручной запиской к игуменье в Серпуховской Девичий монастырь, где была она принята весьма милостиво.

Здесь-то она и начала свой трудный подвиг юродства Христа ради, который продолжала до самой своей кончины.

Святая старица смиренно претерпела здесь много искушений, подобно блаженной Исидоре и Иоанну Блаженному.

Оставив Серпуховской монастырь, она поселилась вне его, у ограды, в тесной хижине, где держала кошек и трех собак.

С собаками она даже спала на голом полу, а если кто ее спрашивал: «Зачем Вы позволяете собакам спать с собою?», то отвечала: «Я хуже собак».

Келью она не чистила, пол был завален остатками пищи животных.

На полу стояло небольшое корытце, и когда нужно было кормить животных, старица подходила к нему и стучала палкой.

Тогда в одну минуту кошечки и собачки сбегались, и старица ласково приговаривала: «Кушайте, кушайте, дорогие мои!»

Однажды игуменья Евгения Озерова (настоятельница Аносина Борисоглебского монастыря под Звенигородом. – Примеч. ред.) сказала:

«Матушка, зачем держите Вы животных? Такой ужасный воздух!»

Она засмеялась и отвечала: «Это мне заменяет духи, которых так много я употребляла при дворе».

В жару келья топилась, а зимой почти нет.

Старица носила железные вериги, одевалась в рубашку толстого, неваляного сукна (власяницу), ходила босиком и зимой, голова ее была стриженая, иногда она обматывала ее тряпицей и надевала шапочку; на шее блаженная старица носила железную цепь и на груди – медный крест величиною около четверти.

Выходила она из кельи обычно с палкой в руке.

По ночам же имела обыкновение ходить вокруг монастыря и петь духовные псалмы.

Есть вблизи той обители часовня, в которую она заходила молиться Богу и убирала иконы цветами, а днем шла в монастырский бор, где собирала грибы, травы и цветы; к ней приходили больные, она давала им эти травы, говоря: «Пейте и будьте здоровы!»
Люди принимали даваемое с верой и получали исцеление.

Неоднократно митрополит Филарет [Московский] приезжал во Владычный монастырь и, первым долгом посещая блаженную старицу, в ее келье беседовал с нею как с великой подвижницей.

Старица всегда выходила за монастырскую ограду встречать его, подходила к нему под благословение, целовала руку, и он целовал у нее руку, а когда он уезжал, блаженная провожала его за ворота.

Святую Евфросинию почитал весь город Серпухов и его окрестности.

Сколько ни старалась скрывать она свою богоугодную жизнь, но по воле Божией духовная мудрость и подвижничество ее скоро сделались известны.

В то время, когда нищие духом и обремененные скорбями и печалями житейскими радовались, что обрели в сей рабе Божией себе утешительницу и крепкую о них к Богу молитвенницу, и пользовались ее наставлениями, по наущению исконного врага рода человеческого воздвигнуто было на блаженную Евфросинию гонение со стороны тех, которые кичились лжеименным разумом.

Старица, уступив гонителям, переселилась по приглашению владелицы села Колюпанова Тульской губернии Алексинского уезда Наталии Алексеевны Протопоповой к ней на жительство, оставив город Серпухов в начале 40-х годов, не взяв с собою ничего, кроме одного святого образа.

Госпожа Протопопова против своего помещения построила для старицы особую горницу со всеми удобствами, внутри оштукатурила, снаружи огородила балясником, окоймила деревьями, но матушка поместила в ней свою корову, сама же приютилась в доме, в трехаршинной комнате, между задней и передней девичьими комнатами, и в этой-то тесной каморке жили с нею куры, индейки с цыплятами, кошки с котятами и две собачки.

Поэтому там была страшная, невыносимая духота, так что едва несколько минут можно было там пробыть человеку.

Старица же со всяким усердием служила Творцу и восхваляла Господа.

И кто исповесть вполне лишения, труды и подвиги ее?!

Разве Один Бог, создавый сердца и разумеваяй вся дела Своя.

Принимая к себе посетителя, матушка с первых же слов начинала высказывать укоризны да жалобы на то, что замки у нее поломали и все поворовали.

Это она говорила иносказательно о любопытных, которые останавливались, подсматривали и как бы окрадывали ее духовное делание.

Пищи она употребляла весьма мало, может быть, несколько золотников в сутки, потому что приносимые блюда кушаний всегда отдавала своим безсловесным сожителям, и часто случалось видеть, что не псы питались от крупиц ее трапезы, а она питалась от остатков их.

Впрочем, не всегда сожители ее пребывали с ней: когда она приобщалась Святых Христовых Таин, то высылала их из своей комнаты на целый день.

Любила она и сама полежать на воздухе, только не в саду на зелени, но на пометах при конюшне, скотных дворах и т. п. Много раз ее находили в этих местах и в зимнее время, в лютые морозы, без обуви, только в одном ватном капоте.

Отец Павел Просперов (священник колюпановской Казанской церкви. – Примеч. ред.) рассказывал следующее.

Когда его жена была еще девицею, она ходила к преподобному Сергию с товарками, и по дороге они зашли в город Серпухов.
Старица пригласила к себе на ночлег всех богомолок (их было пятнадцать человек).

Принявши гостей в свое жилище, она принесла им квасу и хлеба; накормив, уложила спать в сарайчик, а будущую жену отца Павла и дворовых – в своей комнате, где они и рассмотрели ее и все, что у нее было.

При входе в комнату в стороне поделаны были нашестки, на которых сидело более двенадцати кур и индеек, немного дальше стояла кровать с занавеской и покрывалом, как первое, так и второе были грязны.

Под покрывалом были только кирпичи; под кроватью стояла корзинка с двумя кошками.

У стены стоял стол и на нем образ с горевшей лампадою, а в углу – другой стол, накрытый салфеткой, на котором как попало лежали разные съестные припасы, к которым по очереди подходили кошки.

Все это они рассмотрели, пока матушка ухаживала за гостями и укладывала крестьянок.

На дворе у нее были лошадь, корова, а у дверей – привязана огромная собака.

От чрезвычайно удушливого воздуха никто не мог уснуть.

Матушка села и шепотом читала молитвы.

Вдруг в окно кто-то постучал.

Матушка встала, подошла и отворила створку окна со словами: «Что, нагулялся?»

В это время влетел большой ворон и закаркал; матушка принесла горшок каши и рассыпала ее на коленях.

Когда он перестал клевать, она набрала каши в рот и ворон стал хватать изо рта до тех пор, пока не насытился, потом вспорхнул и вылетел вон.

А старица опять продолжила читать молитвы.

В полночь пропел петух, старица перекрестилась: «Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа...», встала, подошла к столу, оправила лампаду и уже молилась, стоя на коленях, до рассвета, затем подняла богомолок, подала им умыться и отпустила их с миром и благословением.
Ворон, питаемый матушкой, в годину ее искушений послужил и ей: однажды в келье у нее случился пожар, кто-то в отверстие окна, через которое впускала она ворона, бросил подоженный пук соломы, и келья загорелась.

Старица, тушивши пожар, вся обожглась, так что шесть недель лежала без движения и без всякого призрения; один ворон не оставлял ее, он приносил ей пищу и питие и влагал в уста.

Об этом происшествии матушка сама рассказывала многим любившим ее, на любовь коих и она отвечала тем же, называя их или сынком, или дочкой.

Умерщвляя свою плоть, она, как агнец непорочный, смиренно переносила искушения и гонения и так достигла высокого духовного совершенства; нищетою приобрела богатые дарования и была, по Апостолу, всем вся.

Посему, получив высокие и богатые дары, она не пользовалась ими лишь для себя, но раздавала и помогала всем верующим и приходящим к ней.

Немногие уразумевали высоту и значение подвига блаженных, Христа ради юродивых при жизни, большая часть людей смеялась над ними, оскорбляла их словом и делом.

Но по смерти Господь прославил их особенными знамениями Своей чудодейственной силы.

Конечно, подвиг юродства доступен далеко не всем христианам, а только особым избранникам Божиим.

Нет нужды и никто не требует от нас, чтобы мы оставляли свои обычные занятия, непременно отрешились от семьи, достояния и всех внешних удобств.

И живя в миpу и пользуясь достатками, можно благоугождать Господу, лишь бы только наше сердце не увлекалось прелестью лукавого миpa сего, наши желания и поступки не направлялись бы только к самоугождению, плотоугодию и своекорыстию.

Кого Бог ущедрил благами миpa сего, тот не должен прилепляться к ним всею душою своею.

Не должен впадать в уныние и тот, кто находится в бедности.

Таковой да укрепится примером блаженной старицы Евфросинии, Христа ради юродивой, добровольно переносившей все невзгоды жизни, тернистого самоотверженного пути ради Христа Бога нашего со Отцем и Святым Духом славимого ныне и присно и во веки веков.




Подготовил Олег БЕЛОВ

По книге И.М. СУРИКОВА

«Жизнеописание подвижницы
и прозорливицы блаженной старицы
Евфросинии, Христа ради юродивой,
княжны Вяземской, фрейлины
Императрицы Екатерины II».
Сергиев Посад, 1911.


* Такая надпись была сделана на надгробии старицы по указанию свт. Филарета Московского.

http://www.pkrest.ru/n-62/62-12.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites