«Горький мёд» отшельников. В тайге есть время подумать о смысле жизни...

Андрей и Марина Чернецовы — современная красноярская семья. Занимаются бизнесом, увлекаются экстремальными видами спорта. А несколько лет назад они жили в заброшенной деревушке в глухой тайге.
Чтобы добраться до ближайшего населённого пунк.та, нужно было несколько километров идти по лесу, а потом сплавляться на лодке через реку. Жили без света, мобильной связи, Интернета, магазинов и больниц. Не потому что туда их забросила судьба. Сами выбрали такой путь и нисколько об этом не жалеют.

— Спросите в городе любого человека: «Ты счастлив?» Начнёт хмурить лоб, думать, размышлять. А там, в тайге, спроси любого об этом же и все скажут: «Да!», — уверяет глава семьи Андрей Чернецов.

Зов предков

Чернецовы — пчеловоды в нескольких поколениях. Предки Андрея приехали в Сибирь из Белоруссии во время столыпинских реформ. Они стали одними из основателей деревушки Ивлевка Боготольского района. Первые годы жили в землянках, буквально отвоёвывая каждый метр земли у дикой природы. Чтобы установить ульи, дед Чернец выкорчёвывал деревья в тайге. Перед революцией на пасеке было уже 100 ульев. Мёд возили на ярмарки и продавали в магазине купца Кузнецова. При советской власти своё занятие тоже не забросили, хотя работали уже по плану и сдавали мёд стране. В годы Великой Отечественной войны отправляли на фронт и в госпитали Красноярска. Мёд был в то время и лекарством, и единственным лакомством. Хотя и медосборы в те годы были невиданные. Отец Андрея вспоминал, что не хватало ёмкостей для хранения. В земле выкапывали полутораметровые ямы, стены и дно выстилали лопухами и в них сливали мёд.

Другому предку Андрея Чернецова — Алексею Ивановичу Демко — в 1965 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». У него было 160 пчелиных семей, и с каждого пасечник накачал в среднем по 180 кг мёда. За год 24 тонны 680 килограммов товарного меда, 337 килограммов топлёного воска! Больше героев соцтруда по пчеловодству не было во всём Союзе.

Младший из пчеловодов Чернецовых — Андрей — после армии несколько лет искал своё место в жизни. Съездил на Север в Хатангу и Норильск. Но вернулся на родину предков — в Боготольский район.

Арга — вершина мира

Место, где решил обосноваться Андрей Чернецов с молодой женой, — несколько заброшенных домиков в тайге, но с богатейшей историей — деревня Б-Завод. В прошлом — Боготольский винокуренный завод, известный своей продукцией на всю Сибирь. Здесь проходил Московский тракт, был лесной Екатерининский техникум. Самый досточтимый святой Сибири Даниил Ачинский отбывал в этих местах каторгу. Сегодня это государственный заказник Арга, немногочисленное местное население называет его вершиной мира. Андрей построил дом, занялся пчеловодством. Восстановили своими руками церковь Казанской иконы Божьей Матери, построенной ещё в XVIII веке.

— Дорог нет, только узенькие тропинки среди травы. В огороде течёт горная речка, можно хариуса ловить. Из удобств цивилизации — маленькая электростанция, на случай большой стирки или если гости придут. В остальное время от отсутствия электричества не страдали. Мы там печки строим из стеклоблоков. Когда печь топится, в избе светло. А отсутствие света — очень удобно. Есть время подумать о смысле жизни и почитать. До революции был отток населения из городов, потому что жить в деревне выгоднее. Сегодня деревню вообще никто не поддерживает. Я, только когда переехал в город, узнал, что есть какие-то субсидии, беспроцентные кредиты и инвестиции. Мы — те, кто живёт в деревнях, — ничего об этом не знаем. Куда уходят деньги — непонятно. Сегодня люди если и едут в деревню, так только за экологически чистой средой. Кстати, знаете, что учёные сделали вывод, почему люди в деревне живут дольше? Дело даже не в экологии. В деревне всегда пьют сырую воду. А горожане никогда. Мне 45 лет. У меня нет амбулаторной карты. По больницам не хожу.

Они прожили в тайге восемь лет. Там родился первый сын. Жене Марине, выросшей в городе, пришлось учиться всем премудростям ведения домашнего хозяйства. Когда вырастила первый помидор, специально ездила в Боготол, чтобы позвонить маме и поделиться самой радостной новостью: «Теперь я всё могу!»

Письмо с автографом

Выехать из тайги решила Марина. Когда настало время отдавать сына в школу, она категорически заявила: «Он должен обязательно учиться. Мы уезжаем в Красноярск». Страшно не было. В супруге была уверена и не раз говорила: выжили в тайге, сможем и в городе устроиться, будь это хоть Красноярск, хоть Нью-Йорк.

Обосновавшись в городе, Андрей занялся бизнесом. Открыл музей мёда, куда регулярно на благотворительные чаепития приглашает всех желающих. Возит паломников и туристов в Золотую Аргу. Увлёкся экстремальными видами спорта. Марина после восьми лет жизни в тайге ничуть не утратила женственности и красоты. В конкурсе «Миссис Красноярск» она получила приз «Очарование».

А ещё несколько лет назад они познакомились с Валентиной Толкуновой, которая приезжала в Красноярск на гастроли. Угощали певицу мёдом, по её просьбе возили в тайгу — показать во всей красе сибирскую природу. Через некоторое время Андрею Чернецову пришло письмо из Москвы с автографом певицы и новой песней «Горький мёд», которую она посвятила пчеловоду.

— Я никого не призываю к отшельничеству. Есть такая тенденция: у городского жителя что-то не получается, он решает — брошу всё и уеду в деревню. У него и в деревне ничего не получится. Если человек умелый и талантливый, он везде выживет.

Свободные люди:


Лыковы. Семья староверов, прожившая отшельниками в глухой Саянской тайге с 1930-х годов, пока их случайно не обнаружили геологи в 1978 году при обследовании реки Большой Абакан. Лыковы были не знакомы с современной цивилизацией. Первоначально семья состояла из шести человек: отца, Карпа Осиповича, матери, Акулины, двух сыновей, Дмитрия и Савина, и двух дочерей, Натальи и Агафьи. В живых осталась одна Агафья. Она живёт той же жизнью: занимается рыболовством, земледелием. Кроме того, Агафья Карповна кое-что узнала из мирской жизни. Она по надобности летала на вертолёте, дважды ездила по железной дороге — повидать дальних родственников, даже лечилась в городской больнице.


Штукерты. В сентябре 1941-го у русских немцев отобрали родину, заменив детство на южной Волге ссылкой на северный Енисей. Они так привыкли, что после освобождения не смогли вернуться к людям. В рыбацкой лачуге посреди приполярной тайги счастливые отшельники Лидия и Август Штукерты встретили свой золотой супружеский юбилей. Как-то в тайгу приехали телевизионщики из Германии. Снимали кино, интересовались, почему семья не возвращается на историческую родину. Пожилые отшельники ответили: «Тут мы свободные люди».


Панины живут на берегу Маны недалеко от Дивногорска. От цивилизации их отделяет река. Екатерина и Валентин счастливы вместе, несмотря на разницу в возрасте почти в 50 лет. Когда Катерине исполнилось 18 лет и она приехала к будущему мужу, ему стукнуло 65. В семье родились трое детей. Причём все роды принимал отец. Перебиваются на одну пенсию Валентина Петровича, выживают своими трудами на огромных огородах и покосах.


Tony Kasachev. В четырёх сотнях вёрст от устья Енисея вверх по реке Сым расположена деревня Ново-Лебедево. Здесь жил настоящий американец Tony Kasachev. В штате Орегон у него остались большой дом, 3 машины и личное деревообрабатывающее предприятие с пилорамой. В трёхстах метрах от деревни старообрядцев Тони построил свою заимку — небольшой сруб, в котором два топчана да печка. Рядом небольшая лесопилка. Жители Ново-Лебедево теперь в шутку называют заимку Касачева «Америкой».

Аргументы и факты на Енисее

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 09.03.2011 15:42
  
6
Хорошая статья!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites