Святоотеческое учение о "трезвении" начинается с познания Нашей "умной природы"

Святой отче Павле Фивейский моли Бога о нас

Святоотеческое учение о "трезвении" начинается с познания Нашей "умной природы", умерщвленной грехом в Адаме, и указания средства, приводящего к Воскресению. Простота, доступность и величие средства

"Умная молитва" как верное средство спасения нашей "умной природы" от неизбежного потопления в мысленном грехе, предлагается Отцами потому, что другого средства и нет, столь действенного. Ибо никто так не познал нашей "умной сущности" — нашей души и ее тяжкой болезни, как Богомудрые Отцы, потому и предлагают они это св. средство.

В долгих и многих слезах, при содействии Божественной благодати откровения, они познали личным опытом тайну человеческой личности и ее скрытую, таинственную болезнь, болезнь всего рода нашего и обрели спасительное средство, при содействии Божием, к уврачеванию сей болезни. Исцелившись сами и испытав на себе многомощное, благодатное действие сего средства, они, любя нас, и предлагают его для нашего исцеления.

Они познали, что наша "умная природа", наша душа, умерщвлена грехом в нашем праотце Адаме и в нем мы все умерли и потеряли сокровенную Ангельскую жизнь, некогда нам свойственную. И с тех пор бестелесная умная душа сделалась неразумной — отелеснилась, вся превратилась в плоть, овеществилась, сделалась плотской..., вся пребывает в помыслах и ощущениях плоти, пребывает на земле, небесная жизнь стала для нее недоступной.

Сильным словом описывает душевную смерть человека св. Макарий Великий. Он говорит:

"Поелику человек в преслушании умер страшною смертию и принял клятву на клятву: "Тернии и волчцы возрастит тебе земля", то на земле сердца его возродились и возросли тернии и волчцы. Враги обманом похитили славу его и облекли его стыдом. Похищен свет его и облечен он во тьму. Убили душу его, рассыпали и разделили помыслы его, совлекли ум его с высоты и человек-Израиль стал рабом истинного фараона, и он поставил над человеком приставников и досмотрщиков — лукавых духов, которые понуждают человека, волею и неволею, делать лукавые дела, составлять брение и плинфы (кирпич -ред.). Удалившие человека от небесного образа мыслей низвели его к делам лукавым, вещественным, земным и бренным, к словам, помышлениям и рассуждениям суетным. Потому что душа ниспав с высоты своей, встретила человеконенавистное царство и жестоких князей, которые понуждают ее созидать им греховные грады порока. Если же душа воздохнет и возопиет к Богу, то ниспосылает ей духовного Моисея, избавляющего ее от египетского рабства. Но прежде пусть вопиет и стенает и тогда увидим начало избавления" (Беседа 47, 6—7).

Вот здесь и приходит на помощь умерщвленной "умной" душе ее "умный вопль" — многомощная "непрестанная Иисусова молитва", оживотворяющая душу. В этом таинстве "взывания" душа обретает свою жизнь, свое оживление — воскресает для Нового бытия — духовного, небесного, обретает дар жизни Божественной.

Этот дар Божественной Жизни даровав всякому крещеному во Имя Господа Иисуса Христа.

В купели крещения душе дается сей дар, духовный, благодатный, ангельской жизни, дается даром. Но редко кто сохраняет в себе этот дар, а потому и редко кто живет духовной жизнью. Большинство из крещеных, уже в детском и отроческом возрасте, страстями своими потоптав сей светлый дар, пребывает до смерти в жизни плотской, пехотной — не подозревая того, что жизнь плотская есть смерть духа (Рим. 8, 5—8).

Но дар сей не истребляется в нас грехами нашими, а только зарывается, как некое сокровище, в земле наших всевозможных страстей.

И от нас зависит — раскрыть в себе это сокровище небесной жизни, этот дар Благодати, или оставить его зарытым.

Обретается нами это сокровище на поле покаяния. Покаяние есть второе крещение — и покаянием дается сей дар небесный, духовной жизни. В покаянии Благодатью Св. Духа мы оживотворяемся и сия Благодать вводит нас в Св. Таинство дивного Богообщения.

Эту мысль прекрасно выражает св. Григорий Синаит такими словами:

"Следовало бы нам, говорит Святой, приняв Духа жизни о Христе Иисусе, чистою в сердце молитвою, Херувимски беседовать с Господом; но мы не разумея величия, чести и славы благодати возрождения, и не заботясь о том, чтобы возрасти духовно через исполнение заповедей, и востечь до состояния умного созерцания, предаемся нерадению, через что впадаем в страстные навыки и низвергаемся в бездну нечувствия и мрака. Бывает и то, что мы даже мало помним — есть ли Бог.

А каковы мы должны быть, как чада Божий по благодати, о том совсем не знаем. Веруем, но верою не действенною и по обновлении Духом в Крещении, не перестаем жить плотски. Если иногда покаявшись и начинаем исполнять заповеди, то исполняем их только внешне, а не духовно, и до того отвыкаем от духовной жизни, что проявления ее в других кажутся нам неправостями и заблуждениями. И так до самой смерти пребываем мы в заблуждениях; мертвыми духом, живя и действуя не во Христе, и не соответствуя тому определению, что рожденное от Духа должно быть духовно.

А между тем принятое нами во св. Крещении о Христе Иисусе не истребляется, а только зарывается, как некое сокровище в земле. А благоразумие и благодарность требуют позаботиться о том, чтобы открыть его и привести в ясность.

КАК ЖЕ ЭТО ДЕЛАЕТСЯ?

К этому ведут следующие два способа.

во-первых, дар этот открывается многотрудным исполнением заповедей, так что поколику исполняем заповеди, потолику дар сей обнаруживает свою светлость и свой блеск. Во-вторых, приходит он в явление и раскрывается НЕПРЕСТАННЫМ ПРИЗЫВАНИЕМ ГОСПОДА ИИСУСА, или, что то же, непрестанною памятию о Боге.

И первое средство могущественно, но второе МОГУЩЕСТВЕННЕЕ, так что и первое получает от него полную свою силу.

Посему, если искренно хотим раскрыть сокрытое "в нас семя благодатное, то поспешим скорее навыкнуть сему последнему сердечному упражнению и иметь в сердце это одно дело молитвы, безвидно, не воображение, пока она согреет сердце наше и распалит его до неизреченной любви ко Господу.

Тем, которые еще не имеют действия молитвы, надо много молитвословить и даже без меры, чтобы непрестанно быть в этом многомолитвословии и разномолитвии, пока от такого преболезненного труда молитвенного разогреется сердце и начинается в нем ДЕЙСТВИЕ МОЛИТВЫ. Кто же вкусит, наконец, этой благодати, тому надо молитвословить в меру, а больше пребывать в Умной молитве, как заповедали Отцы" (Добротолюб. 1, стр. 113—114).

Вот благодатное средство к оживотворению нашей умерщвленной души, средство Божественно-простое, доступное всякому и удобоисполнимое. Из всех великих и богатых даров Господних, данных бедному, грешному творению человеческому, порабощенному демонами, данных в Таинстве Св. Боговоплощения и спасающих нас от этого порабощения — это последний, величественный и совершенный дар совершенного Бога —

СПАСАТЬСЯ НЕПРЕСТАННЫМ ПРИЗЫВАНИЕМ ИМЕНИ ЕГО.

А это и значит — молиться молитвой Иисусовой.

"Моление молитвой Иисусовой есть установление Божественное. Установлено, что не через посредство пророка, не через посредство Апостола, не через посредство Ангела, установлен самим Сыном Божиим и Богом", — говорит святитель Игнатий.

"После Тайной Вечери" между прочими возвышеннейшими окончательными заповедания— ми и завещаниями, Господь Иисус Христос установил моление Его Именем, дал этот способ моления, как новый, необычный дар, дар цены безмерной. Апостолы уже знали отчасти силу имени Иисуса: они исцеляли им неисцелимые недуги, приводили в повиновение бесов, побеждали, связывали, прогоняли их.

Это могущественнейшее, чудное Имя Господь повелевает употреблять в молитвах, обещая от Него особенную действенность для молитвы:

"Если чего попросите у Отца во Имя Мое то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во Имя Мое, Я то сделаю".(Иоан. 14, 13—14).

"Истинно, истинно говорю Вам: о чем не попросите у Отца во Имя Мое, даст вам". "Доныне Вы ничего не просили во Имя Мое Просите и получите, чтобы радость Ваша была совершенна". (Иоан. 16, 23—24).

О, какой это дар! Он — залог нескончаемых, бессмертных благ! Он истек из уст Неограниченного Бога, облекшегося в ограниченное человечество, нарекшегося именем человеческим — СПАСИТЕЛЬ.

Имя, по наружности своей ограниченное, но изображающее собою ПРЕДМЕТ НЕОГРАНИЧЕННЫЙ — БОГА, заимствующее из Него неограниченное Божеское достоинство, Божеские свойства и Силу".

"ПОДАТЕЛЬ БЕСЦЕННОГО НЕТЛЕННОГО ДАРА!

Как нам, ничтожным, бренным, грешным • принять этот дар? Неспособны для этого ни руки наши, ни ум, ни сердце. Ты научи нас познать по возможности нашей и величие дара, и значение его, и способ принятия, и способ употребления, чтобы не приступить нам к дару погрешительно, чтобы не подвергнуться казни за безрассудство и дерзость, чтобы за правильное познание и употребление дара приять от Тебя другие дары, Тобою обоснованные, Тебе Единому известные" (Еп. Игнатий Брянч. т. II—273).

"Итак, с верою призвав Сие спасительное Имя, досточтимое и страшное для всякой твари, Которое паче всякого имени, и мы, недостойные, смело подымем, с помощью Его, ветрила настоящего слова и начнем простираться в предняя" (Св. Каллист, стр. 16).

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites