Какими надо быть нам на этой земле. Заржавленный рыцарь.




ЗАРЖАВЛЕННЫЙ РЫЦАРЬ


Детский рассказ

Когда-то жил на белом свете жестокосердный рыцарь.

Он безпечно проводил время на пирах и турнирах и никогда не подал милостыни ни одному нищему. Поздней осенью он возвращался в замок.

На дороге к нему пристал нищий, который неотвязно бежал следом и канючил милостыню.

Рыцарь долго не отвечал ему, но терпение у него лопнуло. Он остановил коня, подозвал нищего и, когда тот приблизился в надежде получить подаяние, влепил ему в щеку такую оплеуху, что бедняга кубарем полетел в канаву.

Глядя, как он плюхается в холодной осенней воде, рыцарь расхохотался:

– Ну что, получил полновесный гульден?

Но Бог наказал злого рыцаря.

С того дня его рука стала ржаветь, вся она – от кончиков пальцев до плеча – покрылась рыжей шелушившейся ржавчиной.

Врачи, лекари и знахарки, к которым он обращался, оказались безсильны исцелить его недуг.

Тогда он надел на руку перчатку, которую не снимал ни днем, ни ночью, чтобы никто не видел его позора.

Он чаще стал задумываться над своею жизнью и круто изменил ее – оставил прежних друзей, пиры и турниры и женился на прекрасной кроткой девушке.

Молодая жена с удивлением заметила, что ее красивый благородный муж никогда не снимает с руки перчатку.

Однажды, когда он крепко спал, она украдкой расстегнула перчатку и увидела ржавую руку.

Она поняла, что тут кроется какая-то тайна. На другое утро она сказала мужу, что пойдет в лес, помолиться в часовне.

В лесу недалеко от замка возле небольшой часовни жил в келье монах-отшельник.

Он не раз ходил в Иерусалим поклониться Святому Гробу, вел богоугодную строгую жизнь, молва о которой разносилась далеко.

Из разных земель к отшельнику приходили люди за вразумлением и помощью.
Жена рыцаря поведала отшельнику о своем ужасном открытии и просила у него совета.

Отшельник удалился в келью, долго молился там и, когда вышел, сказал:

– Много зла и несправедливости совершил твой муж.

Он убивал людей, презирал нищих, гнал убогих. Любил только самого себя и свое тело. За это Бог наказал его. Сам он пока далек от полного раскаяния, ему может помочь молитва близких людей о нем, о его душе.

Если ты пойдешь нищенствовать – босиком, в рваных лохмотьях, – если ты соберешь сто золотых гульденов и отдашь их в храм в пользу бедных, тогда Господь может смиловаться над этим грешником.

Готова ли ты совершить такой подвиг?

– Я хочу этого, – сказала жена рыцаря. – Я перенесу все страдания и лишения, только бы избавить его от гнева Божия. Пока ржавчина захватила его тело, хуже будет, если заржавеет и его душа.

С этими словами жена рыцаря поклонилась отшельнику и пошла в лес. В лесу ей повстречалась собиравшая хворост старуха в старом лоскутном пальто и грязной рваной юбке. Пальто было такое старое, что лоскуты, из которого оно было сшито, давно стали одного цвета.

– Бабушка, – сказала ей молодая женщина, – если ты мне отдашь свои юбку и пальто, я охотно дам за них все свое золото и одежду.

– Стыдно, барышня, насмехаться над бедными людьми, – ответила старуха. – Я довольно пожила на свете и еще не видела человека, который менял бы богатую шелковую одежду на отрепье.

Жена рыцаря, не говоря ни слова, сняла с себя платье и подала его старухе.

– Что же ты собираешься делать в моей одежде? – суетливо переодеваясь, спросила старуха.

– Нищенствовать, бабушка, – ответила женщина, надевая на себя скверные лохмотья.

– Ну что же, – сказала сборщица хвороста, – лучше нищенствовать на земле, но получить награду на Небесах, чем благоденствовать здесь и не получить ответа у Небесных врат.

Послушай, я научу тебя нищенской песне:

По белому свету скитаться
И сутками голодать.
Слезами с тоской умываться
И, где придется, спать.
И, хлеб посыпая пеплом,
Сказать спасибо тому,
Кто в рубище этом ветхом
Пустит тебя к огню.
Вот горькая нищих доля –
Душою и телом скорбеть,
Былинкой качаться в поле,
Унылые песни петь.

– Какова? Чудесная песенка? – сказала старушенция и, накинув на плечи шелковую накидку, резво прыгнула в кусты. Она испугалась, что богатая чудачка передумает и заберет подарок назад.

А жена рыцаря побрела по дороге. Она устала и проголодалась. Навстречу ей попался зажиточный крестьянин, важный и дородный, который подыскивал себе служанку.

– По белому свету скитаться и сутками голодать... – дрожащим голосом запела молодая женщина и протянула руку:

– Дайте, добрый человек, корочку хлебца.

Крестьянин увидел, что, несмотря на лохмотья, это молодая и красивая женщина, и сказал:

– Зачем тебе нищенствовать? Я беру тебя в служанки. Ты получишь к Пасхе кулич, жареного гуся, а к Рождеству – один гульден и новую одежду. Ну что, по рукам?

– Нет, – возразила нищенка. – Богу угодно, чтобы я жила подаянием.

Крестьянин не ожидал отказа, рассердился и сказал едко:

– Богу угодно? Забавно. Ты что, обедала с Ним? Случайно не было чечевицы с сосисками за столом? А может быть, ты Его родственница, если так хорошо знаешь, что Ему угодно? Лентяйка! Ты не хочешь работать. Скройся с глаз, пока не получила колотушку!

Уже под вечер молодая женщина пришла в город. На главной улице лежали два больших камня. Она села на один из них, протянула руку и запела песню. Как вдруг на нее налетел нищий с костылем.

– Эй ты, грязная неряха, – гаркнул он, замахнувшись костылем. – Проваливай отсюда подобру-поздорову. Вишь, какая сыскалась ловкая. Отбивает моих клиентов. Я арендую этот угол. Проваливай поживей, а не то мой костыль загуляет по твоей спине, как смычок по скрипке.

Усталая, голодная и униженная поднялась жена рыцаря и побрела дальше. Много дней шла она, попрошайничая, пока не достигла чужой страны. В большом незнакомом городе она приютилась у церкви. Днем просила милостыню, а ночью спала на церковных ступенях.

Кто подавал ей пфеннинг, кто швырял в подол юбки геллер, а кто бранился, как тот крестьянин. Миновало более полугода, когда она скопила первый гульден. Оставалось еще девяносто девять.

Она подумала, что ей может не хватить всей жизни, чтобы собрать их. Но она еще усерднее молилась Богу о муже, тем более, что в это время у нее родился сын. Она оторвала от полы пальто широкую полосу, завернула в нее ребенка.

Если он не засыпал, она пела ему колыбельную:

Засни на моих коленях
И глазки свои закрой.
Отец твой имеет замок,
А мы без дома с тобой.
Отец твой – богатый рыцарь,
Он в бархат и шелк одет.
А у тебя, малютки,
Рубашки хорошей нет.
Он пьет богатые вина,
Не ведает о нужде.
А мы живем с тобою
На хлебе и на воде.
Но мы не ропщем с тобою,
Мы молим всегда Творца.
Услышит Он наши молитвы,
Спасет твоего отца.

Слушая песню, люди останавливались, разглядывали ее и ребенка и давали милостыню щедрей, чем раньше.

А рыцарь, не дождавшись в тот день своей жены домой, оседлал коня и пустился на ее поиски. Сперва он приехал к отшельнику.

– Не знаешь ли ты, – спросил он, – где моя жена?

– Знаю, – сурово ответил тот. – Как знаю и то, что тебе до нее так же далеко, как до солнца, ибо ты прогневил Бога.

– Чем же я прогневил Бога? – удивился рыцарь. – Разве не я гнал копьем нечестивых сарацин в пустынях Палестины, не от моего ли меча бежали безбожные мавры в испанских ущельях?

– Ничего не значат твои бои и походы, – обличал его отшельник. – В них ты искал своей славы, тешил себя самого. А не ты ли жил в роскоши и довольстве? Не ты ли презирал бедных и оскорблял их? Не тебя ли Бог наказал за это ржавчиной? Поэтому твоя добродетельная жена оставила тебя. Она молится за тебя, чтобы спасти твою душу.

Рыцарь почувствовал правду в словах отшельника, они пробудили в его душе раскаяние и укоризны совести.

Он опустился на колени, заплакал.

Отшельник положил руку на его плечо и сказал ласково:

– Слушай, что я тебе скажу, и ты найдешь свою жену. Начни делать добро – защищай слабых, помогай бедным, утешай страдающих. Путешествуй от церкви к церкви и найдешь жену.

Рыцарь вскочил на коня и с молитвой тронулся в дальний путь. Он странствовал от деревни к деревне, от города к городу. С той поры не было надежней защитника у слабых и обиженных, чем он.

Его острый меч и тяжкая палица наводили страх на разбойников с большой дороги, его седельные сумки, наполненные золотом, были открыты для обездоленных и нищих. Его уста, привычные к грубой ругани и издевке, теперь источали слова утешения и поддержки.

Он объехал много церквей, но нигде не обрел своей дорогой супруги. На исходе третьего года странствий он очутился в том городе, где на церковной паперти нищенствовала его жена.

Еще издали она увидела его – высокого, статного, с когтем коршуна, сверкавшим на верхушке его боевого шлема. Она надвинула на голову старое, уже совсем обветшавшее, пальто, чтобы он не узнал ее, ведь она собрала к этому времени только два гульдена.

Услышав его мерные шаги и звон шпор по каменным плитам, она сжалась в комочек.

А рыцарь увидел ее, это рубище, этого милого кудрявого мальчугана на ее коленях, и сердце его, теперь преисполненное участия и ласки к людям, разрывалось от сострадания к ней.

– Помолись обо мне, бедная женщина. Я так несчастен, – сказал он и положил к ее ногам тяжелый кошелек.

Зная его прежний нрав, жена рыцаря догадалась о происшедшей с ним перемене. Его голос всколыхнул в ее сердце воспоминания о днях былой любви. Но открыться ему она не могла. И от этого она заплакала.

– Не плачь, – сказал рыцарь. – Поверь, годы твоих страданий позади. В этом кошельке сто гульденов, их надолго хватит и тебе, и твоему малышу. Пусть лучше я стану нищим, но вы живите, не зная нужды.
Жена его зарыдала.

– Что с тобой, женщина? – спросил рыцарь, наклонился и заглянул ей в лицо. В следующий миг он подхватил ее вместе с сыном на руки и, высоко подняв их над головой, закричал, ликуя:

– Хвала Всемогущему Богу, я нашел жену и сына!

Они вложили кошелек с деньгами в церковную копилку, помолились на дорогу и отправились домой.

Жена с сыном сидели на коне, а рыцарь шагал рядом и не сводил с них глаз. Когда они оставили город и были одни, жена попросила рыцаря подать ей руку. Она сняла с нее перчатку.

Рука благородного рыцаря была чистой и белой, как в юности.


По материалам православных СМИ

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
     
6
РАССКАЗЫ О НЕОБЫКНОВЕННОЙ ДРУЖБЕ

Послушные ласточки


Очень много в житиях святых примеров, как слово, сказанное с верой, понимают даже дикие звери и птицы.

Однажды святой Акакий, епископ Милитинский, живший в начале V века, говорил проповедь в храме. А под потолком храма хлопотали ласточки – строили себе гнёзда. Они громко щебетали и сновали над святителем, мешая людям слушать его проповедь. Тогда святой Акакий обратился к птицам:



– Милые ласточки! Именем Творца, прошу вас, не мешайте мне проповедовать! И, к великому изумлению всех, бывших в храме, тотчас воцарилась тишина. Послушные ласточки улетели из храма. Вернулись они к своим гнёздам лишь тогда, когда святой Акакий закончил проповедь.



* * *



Авва Вина и бегемот


А святого Вина послушался огромный зверь – бегемот. На берегу реки, где жил уединенно авва Вина, были поля местных жителей. И вот кто-то стал уничтожать их посевы. Обезпокоенные земледельцы пришли к святому с просьбой о помощи.

Тогда авва Вина встал на берегу реки и тихим голосом сказал:



– Именем Иисуса Христа повелеваю тебе не опустошать больше здешних полей!

И тут из воды показался огромный бегемот. Глядя на святого, он качнул головой, как будто в знак согласия, и поплыл вниз по течению реки. Больше его в этих местах не видели.





Авва Вина и бегемот





* * *



Святой Мамант угощает воинов молоком диких коз


Это было в III веке. Недалеко от города Кесарии Каппадокийской, на горе, жил святой Мамант. День и ночь он молился за людей, просил Бога, чтобы язычники уверовали во Христа. Питался святой молоком диких коз, из него же делал сыр. Иногда он спускался с горы и раздавал сыр бедным.



Правитель города ненавидел христиан и жестоко преследовал их. Он послал воинов, чтобы они нашли святого Маманта и привели в город. Воины быстро нашли на горе хижину святого.



– Проходите, дети мои, угощайтесь, – ласково приветствовал воинов старец. Он накормил их сыром и молоком. Вдруг в хижину стали заходить звери. Сначала зашли лани и козы, потом гиены и львы. Воины испугались.



– Не бойтесь, это мои друзья, – успокоил их Мамант.



Воины удивились такой дружбе, им стало жалко уводить старца на неминуемую гибель. Но если они не выполнят приказ, правитель убьёт их. Старец как будто услышал мысли воинов:



– Дети мои! Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за меня. Ведите меня к правителю.



И воины повели святого в город. Всю дорогу святого Маманта сопровождал самый большой его друг – лев.

Правитель Кесарии пытался заставить святого отречься от Христа и поклониться языческим богам. Но святой не предал своего Господа и принял мученическую смерть.



* * *



Необыкновенная ладья


В IV веке в пустыне Египетской жил святой по имени Еллий. Жил он в пещере, изнуряя своё тело, но укрепляя дух молитвой и постом.

Господь посылал ему пищу чудесным образом – святой находил её возле своей пещеры. Вкусив совсем немного, преподобный относил остальную пищу в соседний монастырь.



Однажды, неся пищу братии, Еллий увидел стадо диких ослов. Устав от тяжёлой ноши, Еллий именем Божиим повелел одному животному подойти к нему. Осёл подошел к святому и подставил спину для ноши. Вместе они тронулись в путь и вскоре дошли до большой реки. Не найдя на обычном месте лодки, Еллий задумался, как перебраться на тот берег.



Тут из воды показался огромный крокодил. Этот кровожадный крокодил погубил много людей. Но при виде человека, который кротким голосом призывал имя Иисуса Христа, крокодил как будто забыл свою злобную природу, подплыл к святому и подставил ему спину. Преподобный сел на крокодила и переплыл на нём через реку. В монастыре все удивились такому чуду:



– Как же ты добрался? Ведь в реке завёлся ужасный крокодил!



– Господь Бог послал мне ладью для переправы, – с улыбкой ответил старец.





Необыкновенная ладья









«Чудесная Дружба» Рассказы о необыкновенной дружбе святых людей и диких зверей. Т. Кисилева
  
5
Дивен Бог во святых своих!

Герасим Иорданский

Чудный рассказ о дружбе.....мне запомнилась дружба Герасима Иорданского со львом

Однажды старец шел по пустыне и встретил льва, у которого была поранена лапа. Преподобный Герасим помог зверю, вынул из лапы колючку и перевязал рану. Лев не убежал, а остался с пустынником и с тех пор ходил за ним повсюду, как ученик, так что преподобный удивлялся его благоразумию.

В монастыре жил осел, на котором возили воду с Иордана, и старец велел льву пасти его у реки. Однажды лев далеко ушел от осла и уснул. В это время осла увел купец, проезжавший мимо с караваном верблюдов. Когда лев вернулся один в монастырь, преподобный Герасим подумал, что он съел осла. В наказание на льва надели упряжь, и тот стал возить в обитель воду вместо осла. Когда купец с караваном снова шел мимо монастыря, лев узнал ослика и привел его к Герасиму. После этого льву дали имя — Иордан.

Он прожил в монастыре пять лет. Когда преподобный Герасим умер, Иордана не было в обители. Не найдя своего старца, лев умер на его могиле, не перенеся разлуку со святым. Даже на иконе они изображаются вместе.

Это история живо свидетельствует о том, что человек, достигший святости, возвращается к первозданному состоянию Адама. Звери начинаю видеть в нем уже не врага, а хозяина. Подтверждением этому служат многочисленные чудеса во время мучений христиан.

отче Серафиме моли Бога о нас

Особо близки для русского сердца отношения с дикими животными св. Серафима Саровского, который на иконе изображается кормящим медведя. Житие преподобного Герасима напоминает нам о бесконечных возможностях человека, укрепляемого божественной благодатью.


http://hramotproloma.org.ru/?module=articles&c=news&b=1&a=186
  
#3 | Сергей И. »» | 28.04.2012 04:10
  
4
Если речь зашла о медведях, как не вспомнить рассказ одного писателя "Две Кати" об одном камчатском леснике, записанный с его слов. Писатель путешествовал по Камчатке. Спросил у местных жителей, у кого бы ему достать медвежьей желчи, целебные качества которой высоко ценились в народной медицине. Ему назвали адрес одного лесника, жившего на кордоне, знатного охотника. Писатель с другом приехали к нему на моторке по реке и спросили о медвежьей желчи. Лесник ответил, что медведей он больше не стреляет и поведал причину такого медведолюбия:
- Как-то подобрал я в лесу маленького медвежонка и принёс его домой. Медвежонок оказался женского рода. Жена назвала её своим именем, Катей. Медвежонок вырос и превратился в большую медведицу. Медведица очень любила смотреть, как моя жена доит корову. Она садилась рядом и нюхала. Для неё, наверное, запах молока был, как для нас дорогие духи. А вот свиней не любила, что они такие грязные. Ревновала, что жена с ними дружит. И когда старуха шла в сарай их кормить, медведица Катя перегораживала дверь и надо было её минут десять упрашивать, чтобы пропустила. Как-то я укорил старуху, что она так с медведицей сюсюкается: "Ты посмотри, какой зверь матёрый. Заденет ненароком лапой. Много ли тебе надо?" Медведица это слышала и похоже, поняла. По взгляду видно было. И с тех пор меня как будто не замечала. А потом как-то исчезла. Ушла в тайгу и пропала. Прошёл год. И вот как-то поздно вечером кто-то стал скрести в дверь. Я открыл и обомлел: перед дверью на задних лапах стоял огромный медведь. Он пал на передние лапы, оттолкнул меня мордой в сторону и вошёл в избу. Первой опомнилась жена: "Катя вернулась!" Не успели мы опомниться, как следом за медведицей два медвежонка вкатились. Старуха моя совсем ополоумела: "Детки-то какие хорошие! Хозяин-то строгий? Живёте-то хорошо? Ну, слава Богу!" Пожила у нас Катя несколько дней, вспомнила прежнюю жизнь. Опять ходила смотреть, как жена корову доит, опять из-за свиней ругалась. Показала, как медвежат купает в реке. А когда они не хотели, шлёпала. И ушла. С тех пор я медведей не стреляю. Есть один охотник-душегуб, он стреляет"
Когда писатель с другом садились в моторную лодку в обратный путь, друг спросил писателя, ехать ли к другому охотнику за желчью. "Да ну его, душегуба!" - ответил писатель и они тронулись домой.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites