Error: Incorrect password!
Бог есть Любовь: Сто слов о Божественной любви. Святой Николай Сербский

Бог есть Любовь: Сто слов о Божественной любви. Святой Николай Сербский

48
18 апреля 2012 в 20:18 101926 просмотров 10 комментариев

Сто слов о Божественной любви.


Святой Николай Сербский
из книги КАССИАНА ПОВЕСТЬ О ХРИСТИАНСКОЙ ЛЮБВИ
Перевод с сербского монахини Пелагеи (Шеремет) при участии Екатерины Юсмяки.


По твоей просьбе пишу сие, дочь моя, я, смиренный Каллистрат.


1. Поскольку все вещи во вселенной с их сущностями и действиями есть только символы духовных вещей, точно также и земная любовь. То, что люди на земле именуют любовью, на самом деле лишь слабый символ истинной небесной любви.
2. Все существа можно поделить на сотворенные и нетварные. Бог — несотворен, все остальное сотворено. И любовь — нетварна, нетварна и вечна. Ибо любовь не есть Божественное свойство, но имя Божие — одно из имен Божиих и сущность Божественного бытия. Потому и сказано: «Бог есть любовь».


3. Сказано еще, что Бог — Истина и Слово. Чудно это славянское слово — Истина, — которое совершенно точно определяет Того, Который всегда есть. «Я Тот, Который Есмь», короче, Я всегда тот же, неизменен, Сый (Тот, Который есть) в старославянском, «О ОН» в греческом. А Слово или Логос — образ Бога невидимого. И поскольку Истина и Слово вечно в Боге и являются Богом, также точно и Любовь. И как само Слово говорит о себе: «Я есть альфа и омега, начало и конец», так и Любовь может сказать о себе: «Я есть альфа и омега».
4. Как любовь Бог открылся роду человеческому в откровении о единстве Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа — Единого Бога и через воплощение Бога Слова. В Ветхом Завете, а это Завет Закона, Бог как Святая Троица еще только предугадывается; также точно и Любовь еще неприметно и как бы мимоходом поставлена среди многих других заповедей Закона (Втор. 6, 5; Лев. 19, 18). Мир еще не созрел для принятия учения о Святой Троице, следовательно и о Любви. А эти два понятия — нераздельны. Заповедь о любви, последняя среди заповедей Ветхого Завета, стала первой в Новом Завете.


5. В языческом мире существовала вера в троицу, но не во святую и не в единую. Индусы верили и теперь верят в Тримурти, т. е. в три верховных божества, из которых один, Шива, дьявол и разрушитель того, что создают первые два, Вишну и Брама. В Египте также верили в троичное божество, но как в семью, соединенную плотской любовью Озириса и Изиды, родивших сына Хо-руса, которого Озирис убил, из-за чего этот чудовищный брак распался. До Христа люди могли своим умом и энергией создать великие цивилизации по всему миру, но не могли дойти до правильного понятия о Боге как о Святой Троице, соединенной в единстве, следовательно и о Боге как о Любви.


6. Ислам, несмотря на то, что он является одной из относительно высших религий, совершенно не терпит учения о Боге как о Святой Троице. В Коране такое понятие высмеивается. На мечети Омара в Иерусалиме высечена на стене такая заповедь: «Правоверные, знайте, что Аллах не имеет Сына». И именно потому, что по этой вере Бог не имеет Сына, в Коране нигде не говорится о любви Божией, но только о правде Бо-жией и милосердии. Несмотря на то, что свои понятия Мухамед почерпнул из Ветхого Завета, он не заметил слов Всевышнего: «Ужели Я, Который отворяет утробы, не могу родить? Ужели Я, Который дарует жизнь, останусь без наследия?» (Ис. 66, 9). И этого не заметили не только Мухамед, но и древние ариане и современные унитарии.
7. Знай и помни, дочь моя: Тайна Святого Триединства — внутренняя тайна Божественной природы. Эту Свою сокровенную тайну Бог не мог открыть людям ни помимо закона, ни через закон. Ни через людей, ни через великих пророков. Он мог только через избранных пророков предвозвещать, довольно ясно и определенно, сошествие на землю и воплощение Сына Своего, через Которого «земля наполнится познанием Господним, как море полно воды» (Ис. 11,9; Аввак. 2, 14). А главное знание, которое принесет Сын, будет знание о Боге как о Святой Троице, одно из имен Которого Любовь.


8. Вечный Отец любит Сына и Духа Святого. Вечный Сын любит Отца и Духа Святого. Вечный Дух любит Отца и Сына. Все это в непостижимом единстве, нераздельном и неслиянном. Все бестелесно и духовно. И так из вечности в вечность, без начала и конца, без перемен, без уменьшений и увеличений, без каких-либо внешних событий, вне времени и пространства.
9. Мыслить Бога без Сына — все равно, что мыслить Бога без Любви. Ибо всякая любовь ищет предмет своей любви. И ты знаешь, дочь моя, что когда кто-то из людей говорит: «Я люблю!», то мы сразу, естественно, спрашиваем: «Кого ты любишь?» Кого бы, следовательно, любил Бог Отец в вечности, прежде сотворения мира, если бы Он не имел Сына как предмет Своей Любви? А это означало бы, что Он не знал Любви и не был Сам Любовью по сущности Своей прежде чем сотворил мир как предмет Своей Любви. А то, в свою очередь, означало бы, что Бог с сотворением мира приобрел нечто такое, чего Он прежде не имел и через что Он переменился. Это же бессмысленно, не логично и противоречит Священному Писанию, в котором с Небес засвидетельствовано, что в «Боге нет перемены» (Иак. 1, 17).


10. Кто не верует в рождение Бога Сына от Бога Отца, тот не может вообще называть Бога Отцом. Или если Его так называет, то говорит неправду. Ибо почему Он Отец, если не имеет Сына? В таком случае, «Отец» — это только почетное или уважительное обращение, так дети называют всякого пожилого человека отцом. Если скажет кто-либо: ведь Бог — Отец всех людей, мы сразу можем ответить: Бог — Творец, а не Отец всех людей. Он не родил, но сотворил людей. Если у кузнеца есть рожденные им сыновья и скованные им плуги, не будет ли он делать различие между своими рожденными детьми и своими изделиями? Никто не может, не солгав, называть Бога Отцом, не признав при этом Его в вечности рожденного Сына, Который Один только может претворить сотворенное в рожденное. Апостол Христов ясно говорит: «Всякий отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца» (1 Ин 2, 23; 4, 16).
11. Во 11 члене нашего «Символа Веры» мы исповедуем нашу веру: «Во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, иже от Отца рожденного прежде всех век, (рожденна, а не сотворенна)». О, как должны мы быть благодарны святым Отцам Церкви, выразившим и утвердившим эту истину. Иначе мы были бы лжецами, если бы говорили об Отце без Сына. Ибо если Отец не имеет Сына, чей бы он был Отец, и почему бы Он назывался Отцом? И все наши слова о Любви были бы только печальной безосновательной песней.


12. Понятие о Боге как Любви объяснимо только через понятие о Боге как Святой Троице. В этом ключ к тайне любви, дочь моя. Постоянно держи это в памяти. И веруй слову великого Исаака Сирина: «Любовь слаще жизни». А я добавлю: и сильнее смерти.
13. Когда мы говорим о любви во Святой Троице, мы постоянно держим в памяти, что Бог есть дух, и любовь в Боге вся духовна. Отец любит Сына так сильно, что Он весь в Сыне: и Сын любит Отца так сильно, что весь в Отце, и Дух Святой по любви весь в Отце и Сыне. Это Сын Божий засвидетельствовал словами: «Я во Отце и Отец во Мне» (Ин. 14, 10). И Сын во Святом Духе и Святой Дух в Сыне. В Писании говорится, что по воскресении Христос дунул на апостолов и сказал им: «Примите Духа Святого» (Ин. 20, 22). Только то, что имеешь в себе, можешь отдать и другим.


14. Особенность любви, дочь моя, состоит в том, что любящий желает раствориться в возлюбленном. Так горяча любовь Отца к Сыну, что Он хотел бы раствориться и истощить Себя в Сыне. И наоборот. Такова же и любовь Духа Святого к Отцу и Сыну. Но непостижимым образом Каждый остается тем, что Он есть. Потому и говорится о Святой Троице: «нераздельна — неслитна». Нераздельна, ибо едина по сущности и в любви; неслитна, ибо по ипостасям лична. Триединый пламень естества, жизни и любви. От этого величественного огня божественной любви зажигаем и мы наши малые сырые свечки земной любви, которые дымят, чадят и легко гаснут. А что три Лица не сливаются и не разделяются, то это — действие любви всякого лица по отношению к двум другим. Ибо всякий из них по любви стремится, чтобы возвеличились и прославились остальные два Лица Святой Троицы. Это видно из слов Сына Божиего: «Отец Мой более Меня есть».
15. Любовь в одном лице — не любовь, а самолюбие и себялюбие. Потому Мухамед и не упоминает о любви в связи с богом-Аллахом, но только о праведности и милосердии. Любовь между двумя людьми охладевает и превращается в печаль. Потому бездетность в Ветхом Завете считалась проклятием. Так это и доныне остается на Балканах, в России и на всем Востоке. Любовь становится полной при появлении третьего. И на земле это так, ибо так это и на небе. Не удивительно, что число три играет такую большую роль во всех творениях Триединого Бога.


16. Любовь не возникла от земли, но пришла с небес. Преподобный Кассиан говорит: «Любовь принадлежит исключительно Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божие». Сознательная любовь соотносится с сознательной личностью, не с принципом, идеей или с каким-либо безличным существом, но с личностью. Где нет взаимности в любви, там нет любви. А принцип или идея или неразумная тварь, будь то Божественная или человеческая, не может нас любить, сколько бы мы их не любили. О такой любви мы и не говорим; наше слово о любви личности к личности, которая «нераздельна и неслитна».
17. Только совершенная личность, с совершенным сознанием, с совершенным умом, обладающая совершенным могуществом, может иметь совершенную любовь. Эта личность — наш Бог. То, что всякий человек ревнует о своей личности, происходит от того, что и Его Творец — личность. А то, что все люди ценят любовь превыше всего, происходит от того, что их Творец — Любовь. И так это искони и до сего дня и на веки веков.


18. Низшее всегда доказывается высшим, а не наоборот. И человеческое существование доказывается существованием высших существ, высших по могуществу и разуму, чем люди. Кто-то из европейских философов сказал: «Я мыслю, следовательно, я существую». И это изречение разнесено по миру как нечто великое. На самом же деле, сколько бы я не мыслил, я не существую, если не существует Некто высший меня, Кто и меня и весь свет измыслил. Если Бог не существует как разум высший меня, тогда, несомненно, и я не существую, но я только некая преходящая вещь, призрак, которого вихри подняли из пыли, придали ему форму на мгновение, чтобы снова сбросить в ту же самую пыль без следа и цели. Точно также и любовь. Если любовь не в Боге и не от Бога, то это только чувственная страсть, которую люди употребляют как наркотик, чтобы этой малой бессмыслицей услаждать лишенную всякого смысла жизнь.
19. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем» (1 Ин. 4, 16). Века и человеческие поколения страстно ожидали услышать эти светоносные и живоносные слова, как ищут везде путеводную звезду, подобную Вифлеемской. А эти слова апостол сам услышал, прочувствовал и повторил в том виде, в каком принял их от Своего Господа. Бог истины и любви есть единый и вечный Бог, Который не соприкасается и не имеет ничего общего с «богами» лжи и ненависти. Этим откровением Христос сокрушил весь политеистический пантеон, в котором человеческая фантазия ставила добрых и злых богов на один уровень.


20. Нелегко понять, зачем Бог сотворил миры, прежде всего мир бестелесный, ангельский, а потом и физический, телесный, во главе с человеком. Если триединый Бог совершенен и самодостаточен для полноты жизни, любви и славы, зачем Он сотворил миры, низшие Себя? (Мы говорим, ниже себя, ибо никто не может сотворить что-либо равное себе. Родить — да — Бог Отец родил Сына, равного себе, и человек рождает ребенка, равного Себе по бытию и сущности). Церковь, и только Церковь дает ответ: от преизобилия любви Своей в Самом Себе Бог сотворил все миры, видимые и невидимые, через Сына Своего единородного, чтобы угодить Сыну Своему. Ради ли того, чтобы доставить удовольствие Сыну, или по некоей необходимости? Мы так не говорим. Богу не нужно удовольствие. Его троичная любовь превосходит всякую радость и всякую сладость веселия. Совершенный и Самодостаточный не имеет потребности ни в чем, ибо Он все имеет в Самом Себе.
21. В бескрайней любви к Своему Отцу Сын хотел угодить Ему, сотворив для Него как можно больше сыновей, а для себя братии, низших себя, но по любви приравненных к Нему через усыновление. И в Вечном Совете Отец и Дух Святой дали согласие Сыну на сотворение мира за любовь Сына. И так через Сына все стало быть, что стало быть, «имже вся быша». А Сын Божий назван и Логосом Божиим или Словом Божиим, т. е. образом Божиим; да, Божественная Песнь, Которая являет Собой величество и славу, мудрость и любовь Божию. Кому являет? Новосотворенным мирам (Кол. 1, 15—17).


22. Взявши инициативу в деле творения, Сын принял на Себя и ответственность за сотворение мира перед Вечным Советом, и сверх того, еще изъявил добровольное согласие принести Себя в жертву, если и когда это будет необходимо, как кроткий и пречистый агнец, уготованный в жертву «еще прежде создания мира» (1 Пет. 1, 20). И так началась величайшая из всех эпопей: эпопея сотворения мира, его падения, искупления, воскресения и обновления. Все как было сказано и предвозвещено. И все по одной единственной причине — по любови. Ибо Бог есть Любовь, и в Нем нет других побуждений кроме любви, дочь моя боговозлюбленная и бого-любивая.


23. И сотворил Сын Божий бесчисленные небесные воинства архангелов и ангелов, бестелесных и близких к Богу духов. Сотворил их богообразными, могучими и прекрасными. И дал им свободу. Только Бог не злоупотребляет свободой. Один из великих ангелов, Са-танаил, злоупотребил данной ему свободой и был бесконечно удален от близости к Богу с легионом последователей и сброшен в ад, во тьму кромешную. Потом Слово Божие, Логос, по Вечному Совету, сотворил человека Адама и жену Еву и поселил их в Раю. Но их прельстил сатана через змия, и они согрешили пред Богом. Бог не захотел простить сатане грех, ибо он согрешил в самой близости к Богу. А человеку Бог хотел простить грех, так как человек был обольщен сатаной. Хотел Бог простить Адама, но не без покаяния и достаточной жертвы. И Сын Божий, Агнец Божий, пошел на заклание ради искупления Адама и его рода. И все из любви и правды. Да, и правды, но правда и заключается в любви.
24. «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши». (1 Ин. 4, 9-10). Следовательно, сначала Он явил свою любовь к нам, и потому ждет, чтобы и мы явили Ему свою любовь. Хотим мы или не хотим — от этого зависит вечная награда верности в любви, либо вечная мука за неверность. Ибо во вневременной вечности нет ничего временного, все вечно, как радость, так и мука.


25. В Иисусе Христе, Сыне Своем, Бог показал любовь, «которая превосходит всякий разум». Тот, через Кого Святая Троица сотворила мир, явился в образе человеческом, дабы явить человечеству любовь Святой Троицы, дотоле неведомую миру. Как же Он явился? Так, как только великая любовь не стыдится явиться ради спасения возлюбленного: в уничижении, в служении, в страдании, и наконец, в великой жертвенности.
26. В повестях и балладах о рыцарях мы читаем как они за любовь своих избранниц шли на страдания, иной раз и на смерть. Но те избранницы были достойны их любви и жертвы, как о том пишут поэты. А безгрешный и пречистый Христос понес уничижения, муки и страшную смерть не за какую-то невинную, верную и добрую девушку, но за грешников и развратниц, за убийц, лгунов, воров, разбойников, клятвопреступников и безбожников, за испоганенные и смердящие души человеческие, которые источали зловоние в смертельном разложении и прежде смерти были уже мертвы. «Едва ли кто умрет за праведника (...) но Бог доказывает Свою любовь к нам тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5, 6-8). Не есть ли это любовь, которая превышает всякий разум?


27. «Любовь не ищет своего», говорит апостол, наученный примером своего Учителя (1 Кор. 13,5). Все Свои слова и поступки приписывает Сын Божий Отцу. «Я говорю миру то, что слышал от Отца». «Сошел с неба не для того, чтобы творить волю Свою, но волю пославшего Меня Отца»; «Как заповедал мне Отец, так творю»; «Да видит мир, как люблю Отца». [Смотри Евангелие от Иоанна]. (О, если бы все сыны человеческие так любили своих родителей!). Итак, Сын отказывается от Своей воли и все приписывает Отцу. Не ищет Он славы Своей, но Отчей. С другой стороны и Отец любит Сына «и все показывает Ему». Отец никого не судит, «но весь суд отдал Сыну». И более того: «Отец любит Сына и все дает в руки Его».


28. В любви Отца и Сына в полной мере участвует и Дух Святой. Духом Святым осуществлено рождение Сына от безмужной Девы Марии. Дух Святой явился в виде голубя при крещении Иисусовом. Исполненный Духа Святого возвратился Иисус с Иордана. Духом Святым Иисус изгонял злых духов из людей. Дух Святой сошел на апостолов в Пятидесятницу. «Бог явился в теле, оправдался Духом». «Те, которые ходят в Духе Божием, суть сыны Божий». Только «хула на Духа Святого не проститься человекам» (Мф. 12, 31). Дух жизни, силы, мудрости, истины, молитвы, мира, радости, утешения вселяется в верных Христовых, как в свои храмы. Он созидает тело Христово, соединяя верных в одно освященное тело, которое есть Церковь как «столп и утверждение истины». И сверх всего «любовь Божия изливалась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5, 5).


29. Следовательно, когда мы говорим «Бог есть любовь», то тем самым мы говорим: Святая Троица есть Любовь. И Отец есть Любовь, и Сын есть Любовь, и Святой Дух есть Любовь. Источник и прообраз любви между ангелами и людьми; источник, который, давая, не иссякает, и принимая в себя, не обогащается.
30. Послушай, дочь моя, эти слова о несказанном мужестве, которое свойственно только любви. По любви Сын Божий уничижился, служил, учил, лечил, питал, поил, направлял я исправлял, радовался, мучился, страдал, прощал и умер. «Сын человеческий пришел не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 28). Когда Он служит, служит с радостью, когда жертвует, жертвует добровольно, забывая о Себе, но непрестанно взирая на вечный огонь любви на небесах, на эту Двоицу. Для Сына вечной любви это было легко. Легко это и для людей любящих. Поэтому Нил Синайский говорит: «Легко бывает поднять и совершить все то, чем приобретаешь святую любовь. А где нет любви, там нет и успеха». И все бывает тягостно.


31. Любовь — это радость, а цена любви — жертва. Любовь — это жизнь, а цена любви — смерть.
32. Те, кто любит земное богатство, власть, славу, немилосердно гонят других людей для того, чтобы они служили их низкой «любви». И готовы в жертву этой своей «любви» принести все и всех. Единственное, чего они боятся — это служить другим и жертвовать собой для других. Князья и вожди обрекали на смерть легионы ради добычи и славы. Это есть дело сатаны-человекоубийцы. Не таков Человеколюбец Господь, не таков. Он спустился с небесного Престола славы, чтобы Своим собственным служением и жертвой явить любовь Божию людям. Христова любовь — пример величайшего мужества. Это то мужество, перед которым трепещут и смерть, и Ад.

Ангел

33. Поглядим теперь на начало начал, дочь моя. Пока Ева имела в себе любовь Божию, она вся была предана Богу. И любила Бога всем сердцем своим, всею душою, всею мыслию. Пред ее любовью к Богу бледнела любовь к мужу и ко всем красотам Рая. Все, что она любила, любила ради Бога и через Бога, и все видела в свете своей любви ко Творцу. И вся ее душа, воспитанная в добре и облеченная в чистую, целомудренную одежду тела, была исполнена несказанной радостью и наслаждением от любви Божией. В любви к Господу Богу она могла соперничать с херувимами. Никакое желание, кроме стремления быть с Богом, не входило в-ее сердце, не прикасалось к ее уму, Любовью к Богу она жила, дышала и радовалась. Такова была праматерь рода человеческого. Таков был и праотец Адам.
34. Адам и Ева были богами, малыми богами. Подобные ангелам небесным. Не бойся этих громких слов, дочь моя, которые часто повторяются в святых православных книгах. Да, Адам и Ева были богами, это уже в словах Святой Троицы: «Сотворим человека по образу нашему». Об этом позже ясно говорит пророк: «Вы боги и сыны Божий» (Пс. 81, 6). Эти слова подтвердил Спаситель мира своими божественными устами: «Вы боги» (Ин. 10, 34). На основании этого мудрый Максим Исповедник поучает: «Предадимся всецело Господу, дабы принять Его всецело (в себя) и через Него стать богами». Так говорили и многие другие православные богословы.

чистые горы

35. Доколе образ Бога истины и любви сиял в душе Адама и Евы, они, действительно, были богами в той мере, в какой Творец по Своей любви соде-лывает сотворенное Своим словом — божественным. Это же самое подтверждает Христос в ответ на один лукавый вопрос садуккея, сказав, что люди после смерти «В воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают как ангелы Божий па небесах» (Мф. 22, 29-30). Ангелы же называются богами устами Псалмопевца: «Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд» (Пс. 81, 1).
36. Что бы это был за бог, хоть и малый, если бы не имел свободы действия? Только великий и единый вечный Бог не злоупотребляет своей свободой. Сатана, один из малых богов, употребил свою свободу себе во зло и во зло другим. Также и праотцы рода человеческого. Как только утратили любовь, омрачили ум. С грехом была утрачена и свобода. Останься Ева в любви Божией, она бы с мужем рожала детей: «Ни от хотения плоти, ни от желания мужа, но от Бога» (Ин. 1, 13).


37. В роковую минуту боголюбивая Ева подверглась искушению со стороны злоупотребившего свободой. Обманул ее сатана, некогда архангел, а потом «отец всякой лжи, убийца человеческий» и противник Божий. Он влил в уши жены сладкий яд лжи, сказав ей: если вы съедите от этого запрещенного древа, откроются ваши очи и вы будете как боги. Зная это, Бог вам и запретил, чтобы вы не стали как Он. А Он не терпит соперников, Он ревнив. Эти слова наполнили слух Евы, помрачилось ее духовное зрение, и ум смутился. С этого момента она поверила клеветнику на Бога, поверила лжи вместо Истины, человекоубийце вместо Человеколюбца. И в то мгновение, когда она поверила красивому змию, притворной лжи, ее душа утратила гармонию, в ней ослабли струны божественной музыки, охладела ее любовь ко Творцу, Богу любви.
38. В мутной воде не разглядеть лица. Не видела Ева Бога в своей замутненной душе. Посмотрела на древо, которое было полно смешанных плодов добра и зла. Посмотрела в свою мутную душу и не увидела больше в ней Бога. Бог оставил ее. Бог и дьявол не могут быть под одним кровом. Жене не на кого было больше положиться, только на сатану и на свои телесные очи. И устремив взор, увидела, что запретный плод хорош для пищи, приятен для глаз и дает знание. Но знание не только о добре, но и о зле! А смешанное вместе добро и зло дают зло. Вместо любви наполнили ее существо три желания: желание телесного наслаждения, стремление к власти и жажда знания. Утратив Бога, она стала искать опору в вещах. Но ту пустоту, которая остается в душе, когда в ней нет Бога, и весь мир не может восполнить.


39. Отлученные от любви Божией Адам и Ева ощутили страх — всегдашний спутник греха — и увидели, что они наги. Покуда они пребывали в любви Божией, Бог сиял в них как в храмах, и они были настолько чисты, что не обращали внимания на свои тела. Посмотри, они были наги, но до грехопадения они этого нисколько не ощущали и не стыдились. Как только три желания заняли в них место любви, их духовный лик помрачился, они стали смотреть телесными очами и видели только тело. Обнищала и обнажилась душа без благодатной любви Божией, видели они только то, что могут видеть телесные очи. Как рыбы.
40. На древе познания плоды добра и зла были перемешены. И плоды зла привлекли ее, как и всегда привлекают, не своим вкусом, но наружностью; яркой окраской и красивым видом. Обманутая любопытная жена сорвала и съела сначала плод зла, а затем плод добра. Поэтому первым родился злой Каин, а не добрый Авель. И с того времени продолжается рождение злых и добрых через все века и человеческие поколения. Отсюда все столкновения, ссоры, войны, которыми наполнена история человечества. Мировая история есть макрокосмическое Древо познания.


41. Слишком легко некоторые воспринимают грех Евы, дочь моя. Говорят: что страшного в том, что жена сорвала какой-то запретный плод? Так говорят они как бы в оправдание не только своей праматери, но и себя, зараженных грехом. Искуситель назвал Бога лживым, и жена ему поверила — разве это не страшно? Ибо он сказал жене: вы не умрете, как вам сказал Бог, но станете богами, как и Он, как только съедите плод с запретного древа. (Если бы он сказал: станете «богами», как и я, было бы ближе к истине). И поверила жена, что Бог лжет, а дьявол говорит правду. Весь этот процесс отпадения от Бога истинного и прилепления к искусителю, как отторжение от любви Божией и наполнения плотскими желаниями, — весь этот процесс совершился в душе Евы еще до того, как она потянулась к запретному плоду. Подобный же процесс происходит и теперь с мужчинами и женщинами, которые впадают в грех. Душа уготовляет, а тело исполняет.
42. Когда люди удалились от любви Божией, единой истинной любви, они начали называть свои похоти и желания любовью. Так они назвали любовью желание плотских, телесных наслаждений, земных благ, суетных пустых знаний, как и желание власти и почестей, игр и веселия, обладание вещами. Все это люди именовали любовью по наущению сатаны, чтобы забыть любовь небесную, единственно неложную. Подобно этому и осужденный в тюрьме ломает черный хлеб на малые частицы и эти крохи именует самой сладкой едой, которую когда-либо он ел на свободе. Чтобы через эту иллюзию легче можно было глотать горький тюремный хлеб.

Но твоя любовь и отношение к людям отражают божественную мудрость и веру во всё то, что ты делаешь... Ты мужественный и сильный, добрый и понимающий....

43. Многочисленные желания, поросли плотской любви не могли заменить истинную любовь, ни сделать человека счастливым. Напротив, они сделали его несчастным, потому что издалека очаровывают, а вблизи разочаровывают. В пору цветения — роза, а при созревании — колючка. Многие желания произвели раздробленность сердца, внутреннее неустройство в человеке и внешние распри среди сыновей человеческих. Дивно это объясняют апостолы Божий. Прежде всего, Иаков, брат Господень: «Откуда у вас вражды и распри? Не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете — и не имеете; убиваете и завидуете — и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете — и не имеете, потому что не просите. Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4, 1 — 3). Потом Петр: «Возлюбленные! Прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу» (1 Пет. 2, 11), а Павел напоминает: «Поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти» (Гал. 5, 16). И еще много и много подобного.

чистые горы

44. Ох, дочь моя, смотри как с утратой любви человек потерял понятие об истине. Потому что любовь и истина нераздельны. Как различные желания заменили собою любовь, так и ложные понятия заменили истину, а ложные боги — единого истинного Бога. Всякой человеческой страсти соответствовало некое ложное божество. Это ясно видно из всех мифологий, особенно греческой, которая до мелочей разработана и, к сожалению, воспета великими поэтами. Желания и страсти человеческие воплощались в образах богов и богинь, и так «люди осуетились в умстованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце». (Рим. 1, 21-22).

чистая душа

45. Злой дух вложил в сердце Евы три главные страсти, — те же самые, которыми он позже искушал Христа Спасителя в пустыне Иерихонской, — дабы изгнать из ее сердца любовь, а именно: страсть к земным наслаждениям (похоть плоти), похоть очес и жажду знания мирского, — и все это против Бога и Божией любви. А Иисус твердо отринул искушения (не так, как Ева): «Иди от Меня, сатано!» (Мф. 4, 10)
46. Таков Сын Божий в начале своего спасительного служения людям. А в конце Иисус говорит ученикам своим: «Идет князь мира сего (т. е. князь всех плотских мудрований и лжи) и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14, 30), т.е. ни единой от тех смертоносных страстей. Каково расстояние между Богом и сатаной, таково между любовью и плотскими похотьми.


47. Бог есть Любовь. Только через Бога можно любить творение Божие, и самое отвратительное. Потому первая заповедь гласит: «Люби Господа Бога своего», и только затем: «Люби ближнего своего». Без любви к Богу всякая другая любовь нереальна и недолга. Как порывы теплого ветра, которые уступают место морозу. Даже самого себя человек не умеет любить, не имея любви к Богу. Только в Боге человек может любить себя как тварь Божию. О самолюбии же говорит блаженный Диадох: «Кто любит себя, тот не может любить Бога».
48. Когда Христос давал заповедь: «Люби ближнего своего», Он не имел в виду, как думают многие, что нужно любить только добрых и праведных, здоровых, видных и знатных, но и злых, и неправедных, и больных, и прокаженных, и горбатых, и слепых, и безобразных, и гадких, и отвратительных. Словом, всех тех, которых любил Он и никто другой. А это невозможно человеку, который не любит Бога, и который через любовь к Богу как через небесную призму не простирает любовь свою на все, что Бог создал. Как один из любящих любит не только своего возлюбленного, но и его увечного сродника, и не только его новую шелковую одежду, но и негодную, ветхую.

49. Любовь не есть просто сердечное ощущение. Любовь — царица всех чувств, благородных и положительных. Преподобный Феодор Эдесский говорит: «Любовь с полным правом называется матерью добродетели, главой закона и пророков». Все остальные благородные и положительные ощущения как бы ее придворные дамы. Потому апостол и пишет Колоссянам, что любовь — совершенство. «Любовь есть связь совершенства» (Кол. 3, 14). А к Солунянам: «Господь да управит сердца ваши на любовь Божию» (2 Сол. 3, 5) Воистину, любовь есть наикратчайший путь в Царство Небесное. Любовь уничтожила разделение между Богом и человеком.
50. Послушай теперь, дочь моя, и эту тайну. Бог — совершенная личность, потому Он и любовь совершенная. Бог — совершенная личность, потому Он и жизнь совершенная. Вот почему Христос и произнес слова, потрясшие мир: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ин. 14, 6), подразумевая под путем — путь любви. Потому-то любовь, как путь, поставлена на первое место. Ибо только любовью постигается истина и жизнь. Потому-то и сказано в Слове Божием: «Если кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят» (1Кор. 16, 22) Как же не будет проклят тот, кто лишен любви, если при этом он и остается без истины и жизни? Тем самым он сам себя проклинает.

макро

51. Тело не может ни любить, ни ненавидеть. Не может тело любить тело. Способность любить принадлежит душе. Когда душа любит тело, — это не любовь, но желание, страсть. Когда душа любит душу не в Боге, то это либо восторг, либо жалость. Когда же душа в Боге любит душу, не взирая на внешность (красоту, уродство), это и есть любовь. Это — истинная любовь, дочь моя. А в любви — жизнь.
52. Ученого привлекает знание, богатого богатство, красавца красота, художника искусство. Этими вещами интересуется лишь некоторое ограниченное число людей. Только любовь нужна всякому человеку. Сила любви безгранична. Ученый и неуч, богатый и нищий, искусный и неискусный, красавец и урод, здоровый и больной, молодой и старый — все хотят быть любимы. Христос простирает Свою любовь на всех и любовью привлекает к Себе всех. Своей любовью Он обнимает и мертвых, давно истлевших и позабытых людьми.

53. Человек — и мертвый — желает быть любимым. И после смерти борется против смерти. Потому многие люди стремятся завещаниями и имениями обеспечить любовь к себе и после смерти. И живой, и мертвый человек желает быть любимым. У родных есть потребность любить своих умерших родственников. А Христос сказал: «Когда Я буду вознесен от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12, 32). Поднятый на крест, Он своей жертвой из любви ко всем привлекает к Себе всех, даже и души умерших, находящихся во аде. До Христа, дочь моя, не существовало ни понятия о любви, ни религии любви.
54. Апостол любви святой Иоанн Богослов пишет: «Не любите мира, ни того, что в мире. Если кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1 Ин. 2, 15). И указывает на причину, почему не нужно любить мир. Потому что «все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит и похоть его, а тот, кто творит волю Божию, пребывает вовек» (1 Ин. 2, 16-17). И так, эти три: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (превосходство в знании) — те самые древние соблазны, которыми сатана прельстил Еву, но не Христа.

рассвет

55. Святой Антоний Великий говорит: «Начало греха есть похоть; начало спасения и царства небесного есть любовь». Любовь и похоть противоположны друг другу. Кто похоть называет любовью, тот заблуждается. Ибо любовь духовна, чиста и свята, а похоть телес-на, нечиста и не свята. Любовь не отделима от истины, а похоть от иллюзии и лжи. Истинная любовь, как правило, постоянно возрастает в силе и во вдохновении, несмотря на человеческую старость; похоть же быстро проходит, переходит в отвращение и часто доводит до отчаяния.
56. То, что для животных не предосудительно, людям ставится в вину. Все наше знание о животных не может нам объяснить их внутренних ощущений. Мы не знаем их внутреннего устроения, но только наружное. Но определенно можно сказать, что они живут согласно своей природе, по дару и определению Творца, всегда неизменны, всякий по своему роду, и без греха. Применительно к животным нельзя говорить о грехе. Но человек, если он живет животными похотьми, соделывает грех. И как же можно эти страсти называть святым именем любви! Человек может опуститься до состояния животного, может стать хуже скотины.

Кувшинка

57. Но когда кто-либо говорит, что и человек должен жить согласно законам природы, мы спрашиваем: какой природы? Той ли первоначальной, безгрешной, райской природы, по которой Бог сотворил человека, или другой, болезненной, приниженной, извращенной демонами, изуродованной пороками, умерщвленной страстями? Ибо не сотворил Бог человека подобно всей остальной твари, но особым образом. И сверх всего дал ему власть над остальной тварью. Поэтому человек отделен от всякой другой физической природы: от рыб, от птиц, от животных, и вознесен над всякой зоологией и «обезьяно-логией». Христос пришел, чтобы обновить эту первую подлинную природу человека. И только тот, кто живет согласно этой обновленной природе, живет, действительно, по природе человеческой. Место зоологии у ног антропологии.
58. Человек, обновленный Христом, живет обновленной природой, обновленным умом, сердцем и волей. Все эти три части души заквашены в нем закваской Духа Святого. Дабы все три одинаково вместили в себя троичную небесную любовь, которая «превосходит разум». Потому апостол говорит о «новом человеке», уподобившемся Христу. И поэтому же апостол говорит: «Старое прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5, 17).


59. А чтобы древнее прошло, и новое стало; чтобы ржавые гвозди превратились в сверкающую сталь; чтобы гора всяческих нечистот, в которых погряз человеческий род, канула в бездну, для этого требовалась сила выше человеческой и безмерная любовь к творениям, самим себя презирающим. На земле не существовало ни такой силы, ни такой любви, ни такого мужества. Она должна была прийти с небес. И пришла. Ибо «Бог так возлюбил мир, что отдал и Сына Своего единородного, чтобы верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16). И вот сошел с небес Сын Божий, «Божия сила и Божия премудрость», чтобы любовью Своей оживить омертвевший мир.
60. Дважды потряслась земля любовью Божией: первый раз, когда Он умер в муках на кресте, чтобы искупить род человеческий от греха и смерти, а в другой раз, когда, освободив узников из ада, воскрес в сиянии и славе. Те два потрясения были и прошли. Но преображение сердец человеческих, разгоревшихся от пламени Его любви, продолжилось сначала через первых Его апостолов и жен-мироносиц, и далее, через весь сонм Его дальнейших последователей, сквозь все века и по всей земле. Распаленный любовью Христовой прежний гонитель Его воскликнул: «Все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3, 8).

Доверься Богу. Верба.

61. Тот самый Савл-Павел пишет как бы молниями, а не пером: «Кто разлучит нас от люви Божией? Скорбь или теснота? или гонение, или голод? или нагота? или страх? или меч? Как написано: «За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание». Но все сие мы преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35-39). И ты знай, дочь моя, что все адские засовы падут перед человеком с такой любовью.
62. «Огонь пришел Я низвести на землю» (Лк. 12, 49), сказал Господь. Это небесный огонь любви, в котором нет дыма, нет ничего телесного, ни материального, ничего страстного или несвятого. Этой любовью были напоены и упоены все апостолы, все святые мужи и жены. Их сердца были свободны от желаний телесных и проходящих, и направлены только к Нему, единому Возлюбленному, не ожидая ничего от мира и давая миру все ради Него.

горы - блеск великолепия

63. Такая всецелая любовь может соотноситься только с личностью, а не с каким-либо принципом или законом, или природой. Ведь и земная любовь — в той мере, в которой она может называться любовью — связана с некоей личностью, а не с принципом, или законом, или тварью. Напрасно трудились земные мудрецы и до, и после Христа, чтобы убедить народы в существовании безличного Бога. Лили они воду в решето. Но никакие народы, которые веровали в личного Бога или богов, никогда не имели в своих пантеонах Бога, имеющего такую любовь, которая была явлена миру в личности Иисуса Христа, Богочеловека.
64. Любовь, которую Христос явил миру, душа моя, это любовь, которая была «прежде создания мира» (Ин. 17, 24). Эта любовь, следовательно, не временна, но вечна, не внешняя, но внутренняя. «Я во Отце Моем и вы во Мне и Я в вас» (Ин. 14, 20). А где есть Сын, там и Отец и Дух Святой. Он хочет Своей любовью наполнить извечное троичное естество человеческой души. Однако, хотя Он и хозяин, но, тем не менее, как смиренный гость Он стучится во всякое человеческое сердце. Ибо даровал свободу человеку и не навязывает ему Себя. Благо тому, кто свою свободу подчинил Его любви! «Войду к нему и буду вечерять с ним, и он со мной» (Откр. 3, 20). Счастлив тот, кто добровольно откроет сердце Иисусу, Который несет любовь, а с любовью и жизнь, и мир, и радость.

65. Ради любви к душе человеческой Господь Христос заботится и о теле человеческом как вознице души. Он хранит голодных в пустыне, лечит телесные болезни у людей, спасает их от бури и ветра, очищает от злых духов. Он прикасается к гнойным очам слепцов, дотрагивается до прокаженных и мертвых, выпрямляет скрюченных и горбатых. И горбатых, запомни, дочь моя. Отвратительнейшее тело не отвратительно для Него, и наипрекраснейшее не привлекательно. Он видит тела вместе с душами, которые созревают в телесных горницах. И смотрит на духовный плод всякого тела. И еще Он знает, что часто совсем кривая яблоня дает сладчайший плод. Запомни это, дочь моя.
66. Знает Господь ценность человеческого тела. О том, что такое тело, Он сказал через Своих пророков, апостолов и библейских поэтов: дым, который исчезает, трава, которая сохнет, цвет, который вянет, прах от праха. Люди по близорукости и суетности видят повозку, а не возницу. Он же, наоборот, смотрит на возницу, сокрытого в повозке. Вся Его забота и любовь направлены на невидимого возницу, т. е. на душу в теле. А что Он чистит и исправляет повозку, то это ради возницы. И что Он лечит и хранит человеческое тело, то это ради бессмертной души человеческой. Ибо, «какая польза человеку в том, что он весь свет приобретет, а душе своей повредит?» (Мф. 16, 26)


67. Господь Иисус часто повторяет и напоминает людям, чтобы они не заботились о еде, питии, одежде. Это — главная забота язычников, а не Его последователей. Не достойно сыновей Бо-жиих, чтобы то, что является главным для животных, было бы главным и для людей. Тот, Кто нас позвал как Своих гостей в этот мир, знает наши нужды и постарается для нас. Или мы думаем, что Бог — худший хозяин в Своем доме, чем человек? Нет. Такого не может быть. Со всеми нашими заботами о теле мы не можем спасти его от старости, болезни, смерти и тления. Но знаем, что Всемогущий, Который наши души облек в это чудно сотканное, изведенное из земли тело, которое мы считаем драгоценным, а Он ничего не стоящим, облачит нас после смерти в несравненно более прекрасные тела, бессмертные и нетленные, неподверженные болезням и старости. Это обещал сделать Тот, Кто сотворил нас из чистой любви и Кто ждет от нас ответной любви.
68. Любовь к Богу изгоняет всякий страх из души, кроме страха греха. Да, любовь страшится греха. Страх греха — это и есть страх Божий. Любившие Христа великой любовью не страшились ни людей, ни зверей, ни нищеты, ни смерти. Напротив, они даже радовались страданиям за Того, Кто за них пострадал, чтобы стать подобными Ему. И хотели скорее умереть и оставить этот мир, только бы быть скорее с возлюбленным Господом. Апостол свидетельствует об этом: «Мы благодушествуем и желаем лучше выйти из тела и водвориться у Господа» (2 Кор. 5, 8). Ибо они были уверены, что когда душа оставит эту смертную телесную храмину, то вселится «в жилище вечное на небесах». Зато и говорит: «Оттого мы и воздыхаем» (2 Кор. 5, 1-2).

чистые горы

69. Не какой-то земной, но небесный пример любви преподает Христос Своим ученикам: «Если заповеди Мои сохраните, пребудете в любви Моей, как и Я сохранил заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Ин. 15, 10). А все Его заповеди содержатся в одной: «Любите». Все же остальные заповеданные Им: молитва, милостыня, смирение, чистота, терпение, жертвенность, мужество, непопечительность, умение прощать, бдение, радость и др. есть различные стороны любви. Кто добудет царицу добродетелей, добудет и всю свиту царицы.
70. Во всех книгах Нового Завета любовь поставлена над всеми другими добродетелями и заповедями, как всеобъемлющая. Известны слова апостола Павла о любви: «Если я языками человеческими и ангельскими говорю, а любви не имею, то я медь звенящая и кимвал гремящий, и если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все свое имение и отдам мое тело на сожжение, а любви не имею, — нет мне в том никакой пользы. Любовь долготер-пит, милосердствует, любовь не завидует; любовь не превозносится; не гордится; не бесчинствует; не ищет своего; не раздражается; не мыслит зла; не радуется неправде, а радуется истине. И теперь пребывают сии три: вера, надежда и любовь, но любовь из них больше» (1 Кор. 13). Более красивого гимна любви не было произнесено человеческим языком.


71. Когда божественная любовь приходит в сердце человека, с ней приходит все, все, дочь моя: и мудрость, и сила, и чистота, и милосердие, и праведность, и мужество, и воздержание, и ясновидение, и спокойствие, и веселость, и всякое добро. И это совершенно логично. Поскольку Бог из любви к нам «Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас (на муки и смерть), как с Ним не дарует нам и всего? (Рим. 8, 32). Вся история Церкви подтверждает это. Просветленные любовью Христовой простецы стали мудрецами, трусливые мучениками, развратные святыми, жестокие добрыми, цари и богачи слугами Христовыми, волки агнцами, а агнцы львами. Чудотворная сила любви Христовой не престает с Его отшествием, но только умножается, весьма умножается.
72. Христос всецело даровал людям Свою любовь, потому Он и ждет от них всецелой любви. И твоей, душа моя милая. Единственно, чего Он не терпит, это разделенности нашего сердца между Богом и маммоной. Он хочет того, что выглядит вовсе противным природе человеческой. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10, 37). И более того: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 26). Естественно, что это невозможно никому, кроме того, кто откроет свое сердце Богу, и тогда Всемогущий соделывает немощного сильным. «В любви на самом деле нет ничего не от Бога, потому что Бог есть Любовь», пишет святой Нил Синайский.

небеса

73. Доколе человек не возненавидит свою старую одежду, он не может пожелать новой. Как можем мы стать «новой тварью во Христе», «новым человеком», «сыновьями света», если не возненавидим свою ветхую греховную душу, которая через рабство телу поставило тело выше духа? Ветхий человек весь в страхе пред Богом. Страх для него — начало и конец. У нового человека страх — начало, а любовь — завершение. Смерть за любовь Христову — залог вечной жизни.
74. Кто удаляется от любви Христовой, впадает в безумство телесных желаний, которые не знают меры, которым нет числа. А над теми, кто просветлен любовью, телесные желания не имеют власти, но они становятся равнодушны ко всем прелестям этого преходящего мира. Они «пользуются миром сим, как не пользующиеся, ибо проходит образ мира сего» (1 Кор. 7, 31). Смотрят на то, что не видимо, а не на то, что видимо. Их взгляд направлен постоянно сквозь смерть к Тому, Который их любит и ждет в такой красоте и радостях «которых око не видело, ухо не слышало и не приходило то на сердце человеку» (1 Кор. 2, 9). Это есть конечная цель нашей жизни и наших трудов. А близорукий, он и видит не дальше своего носа.

.

75. Невозможно иметь истинной и постоянной любви к Богу, пока у нас нет любви ко Христу; невозможно иметь любви к ближним, пока мы не будем любить Христа. Мы это повторяем и будем повторять. Как сказано: «Во свете Твоем узрим свет». Также можно сказать: через Твою любовь и мы любим. Только через любовь Божию, воплощенную во Христе, мы можем правильно любить и Бога, и себя, и своих ближних, даже врагов. Ибо и за врагов наших умер Христос. Только благодаря той великой цене, которой Христос искупил наших врагов, дана нам сила любить их, благословлять их и молиться за них. Это возможно только во Христе, и никак иначе. Божественный Максим Исповедник пишет: «Кто любит Бога, тот неизбежно любит и ближнего». А мы добавим: и Бога не может любить тот, кто не любит Христа, воплощенного Сына Божиего. В Новом Завете открыты миру два основных догмата: о Святой Троице и Воплощении Сына Божиего. Любовь зиждется на этих двух догматах.
76. Бог благословил брак, сначала в раю, а потом и в Кане. В браке два тела становятся в плоть едину, две души «нераздельны и неслияны». Два храма Святого Духа под одним кровом. Зачем Бог соединил два тела воедино? Потому что «двоим в пути легче, чем одному». Потому что благодаря браку, обуздывается нечистая телесная похоть, через целесообразное устраняется нецелесообразное. Потому что через умножение рода человеческого дается возможность многим спастись Христовой жертвой. Потому что телесный брак мужа и жены, связанный любовью и благословленный Церковью, есть невыразимый символ духовного брака Христа с Церковью и со всякой душой христианской. И среди первых учеников Господа, апостолов и мироносиц, было много и брачных, и небрачных.

***

77. Монашество по своей идее надприродно, ангелоподобно. Это показано было во многочисленных примерах, и на практике оно надприродно и ангелоподобно. Но, по слову Самого Господа, это «не все могут принять, но только те, кому дано». Те, кто ясно видит Царство Небесное; те, у кого сердце открыто исключительно к любви Христовой; которым в радость подниматься вверх по крутой отвесной скале до небесной высоты, и которые ощутили призыв через благодать и силу Божию, — они принимают это без страха и без оглядки. Таковых Христос вдохновляет на монашескую жизнь словами: «Кто может вместить да вместит». Благо тебе, дочь моя, что ты смогла принять то, что не все могут принять, то, что определяется как неподдельная любовь.
78. Мысль о безбрачии во имя Господа и на службе Господу горячо провозглашает апостол Павел, безбрачный апостол, говоря (но не заповедуя): «Хочу, чтобы все люди были как и я». И повторяя: «А неженатым и вдовицам говорим: хорошо им, если останутся, как и я сам» (1 Кор. 7—7). Но сколько раз апостол хвалит безбрачие ради Господа, столько же он осуждает безбрачие ради желаний телесных. В первом случае любовь к Богу заменяет все пожелания телесные, в другом желания и похоти изгоняют любовь и занимают ее место.


79. Монашество не правило, а исключение из правила, но исключение, без которого Церковь Христова никогда не была бы тем, чем она является. Подобно неправильным глаголам (как глагол «быть»), без которых язык был бы несовершенен.
80. Всю строгость монашеской жизни в православной Церкви могли вынести, выдержать только те, кто имел большую любовь к Господу. Благодаря этому они стали «светильниками света», «земными ангелами и небесными человеками», образцом поста и молитвы, правила веры и чистоты. «Кто любит беседу со Христом, тот любит уединение», говорит святой Исаак Сирин. Уединенный разговор любви с Любовью.

Неизведанное

81. В житиях святых мы находим необычные примеры, когда обвенчанные пары, договорившись между собою, продолжали жить целомудренной жизнью как брат и сестра (Галактион и Епистима, Алексей Человек Божий и др.). По слову Павла, чтобы те, кто имеет жену, были бы как неимеющие (1 Кор. 7, 29).Победители плотских страстей победили змия, обольстившего Еву в раю.
82. О брачной жизни хорошо и понятно написано в Новом Завете. Святые апостолы с отеческой любовью и строгостью напоминают и мужьям, и женам, и детям: главенство мужа над женой сравнивается с главенством Христа над Церковью (1 Петр. 3, 1-8). Любовь мужа к жене должна быть подобна любви Христа к Церкви (1 Тим. 2, 9-15; 5, 1—15), за которую Он принес Себя в жертву (1 Кор. 7, 1-16). Замужняя женщина «спасается рождением детей, если останется в вере и любви и во святыне с поклонением» (Тим. 2, 1-6); (1 Кор. 7, 7-8; 32-40). А та, которая живет в телесных страстях, наслаждениях, заживо мертва. Дети почитают и слушают своих родителей. Не бывает союза без обязательств.

Дерево

83. Как освященный брак символизирует Христово единство со святой Церковью и духовный брак Христа с душой всякого верного христианина, так, с другой стороны, прелюбодеяние и блуд символизируют сатанизм, измену любви Божией, разрыв единства с Богом. А это все по воле сатаны, который желает, чтобы осуетилась, извратилась Божественная любовь в людях. Для него невыносима чистая небесная любовь, а приятна телесная похоть во всякой нечистоте. «Бесплодные дела тьмы» — это та приманка, которой он заманивает людей во ад (Еф. 5, 11).
84. Во Святом Божественном Писании часто прелюбодейством и блудом называется отпадение от единого Бога и поклонение идолам. Пророки и апостолы громогласно осуждают оба этих срамных греха как погибельных для души. Изменяет ли муж жене или поклоняется идолам, в обоих случаях он отпадает от Бога и делает то, что угодно дьяволу. Любовь не имеет ничего общего с прелюбодеянием и блудом. Сии последние над любовью глумятся.

Голубь

85. Существует одно преступление против любви, тяжкое как блуд и прелюбодеяние, даже еще тяжелее. Это богоборчество лицемерных старейшин народных, у которых на языке любовь к народу, а в душе презрение к нему. Под видом закона они грабят и угнетают народ и отвергают «правду, милость и веру». Это те, которым Бог мешает, а Христос досаждает, и они действуют лукаво, чтобы увести народ от Бога, а Христа они распинают. Это самые большие враги народа, которые гонят и убивают его истинных друзей. Их-то Христос ставил ниже блудниц и мытарей, говоря фарисеям: «Истину говорю вам, что мытари и блудницы прежде вас войдут в Царствие Божие».
86. Благоухание любви! Воскуривая ладан, мы помышляем о сладостном аромате небесной любви. Дух Святой подобно небесному огню приносит теплоту любви в человеческие сердца, и, как свежий ветер, разгоняет греховный смрад и распространяет Христово благоухание в мире. Этот аромат имели в себе все святые. Люди ощущали его и от живых святых, и от их мощей. Апостол говорит об этом: «Мы есть Христово благоухание Богу» (2 Кор. 2, 15), аромат познания истины и сладости любви.

Голубь белый

87. В церковных песнопениях воспоминается «благоухание рая». Сей аромат исходил от Господа, а через Него и от всех учеников Христовых, которые вместо смрада плотских желаний исполнялись ароматом святой любви Божией. Христово же благоухание не одинаково воздействует на всех, но «для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь» (2 Кор. 2, 16). Ибо одни прогоняют этот аромат смрадом греха, а другие вдыхают его до конца дней, храня свое сердце и от всего сердца стремясь быть угодными Христу, дабы принять в себя благоухание рая.


88. «Обрек вас мужу единому, да деву чисту изведем пред Христа», пишет Павел коринфянам, погрязшим в плотских желаниях и беспутствах. Это задача Церкви, т. е. чтобы очистить верных от всякой греховности и страстности, и чтобы соделать их чистыми и святыми девами, невестами Пречистого и Пресвятого Христа Царя. Преподобный Феогност пишет: «Нет другого такого великого подвига, подобного подвигу целомудрия и девственности. Те, которые честно хранят безбрачие, вызывают удивление ангелов и получают венцы мученические». В сербской народной поэзии существует образ: «благоухание девической души». Это аромат чистоты и святости.

Чистая Любовь

89. На Востоке люди умеют различать запах души крещенной и души некрещенной. Пчелы по запаху распознают злого человека и сразу на него нападают. Дикие звери приходили к святым мужам и женам, и ласкались к ним. Они чувствовали благоухание любви. Конечно, и апостолы ощущали этот неземной аромат любви (Флп. 4, 18). Бог не выносит ни запаха жертв беззакон-ников и лицемеров, ни жертвы неправедной (Ис. 1, 13). Жертвы сами по себе имеют запах, свойственный их природе, но души приносящих жертвы источали зловоние.
90. Любовь много прощает. И любовью прощается все. Гордое самооправдание противно любви. Фарисей Симон насмехался над Иисусом за то, что он позволил жене, явной грешнице, умыть Его ноги своими покаянными слезами и отереть своими власами (ей, сознающей, что у нее столько грехов, сколько волос на голове). Иисус укорял фарисея, говоря ему: «Прощаются ей грехи многие за то, что возлюбила много». Кого возлюбила? Того, Кто шел на Голгофу, чтобы и ее грехи, как и грехи всего мира, омыть не слезами, но кровью.

Тюльпан

91. По Своей великой любви Христос ищет не нашего, но нас самих. А люди из-за недостатка любви больше ищут Его благ, а не Его. Хотят получить от Него и хлеб, и дождь, и плодородие, и здоровье, и все земное. И Он с печалью подает все это. Мы забываем, что когда обретаем Бога, то и все вместе с Ним. Апостол говорит: «Все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3, 8). С другой стороны он пишет верным: «Я ищу не вашего, а вас» (2 Кор. 12, 14).
92. Любовь и богатство не ладят друг с другом. Ты этим горько искусилась, дочь моя. Поиск богатства — отсутствие любви. Тропарь святым девам мученицам удивительно описывает их любовь ко Христу: «Агница Твоя, Иисусе, зовет велиим гласом: Тебе, женише Мой, люблю, и Тебе ищущи страдальчествую, — и умираю за Тя, да и живу с Тобою; но яко жертву непорочную приими мя с любовию пожершуюся Тебе». Это есть то, чего Христос ожидает от Своих невест: души их, пламенеющие любовью, а вовсе не богатство. А три твои жениха, дочь моя, хотели тебе себя не дать, а продать.


93. О Христе как о женихе и Его мистическом (т. е. духовном) браке с отдельными душами и с Церковью в Ее целостности много написано в православном богословии. В притче о браках Царского Сына Христос в этом образе указывал на Себя Самого, как на того Жениха. А говорит Он о браках, а не о браке, потому что жаждет венчания со многими человеческими душами, которые в вечной жизни будут любить Его, как и Он любит их. Не все званые отзовутся, ибо они чрезмерно опутаны телесными желаниями и венчаны за землю. Но и без них «столы заполнятся гостями». Итак, наполнится Небесное Царство, Чертог Христов, душами верных Ему и любящих Его. А кто не войдет и останется вне Царства, то это не потому,- что до него не дошел призыв, но потому, что по своей воле он не захотел отозваться на приглашение.


94. Какова бы ни была судьба человека на земле, каковы бы ни были хитросплетения и препятствия от сатаны и безбожников, и каково бы ни было в последние времена отпадение от истины и любви Христовой, Царство Христово все равно наполнится. Или разве Тот, Кто учил нас, что прежде чем строить башню, необходимо рассчитать, сможем ли мы завершить дело, — разве Он заранее не продумал, как Ему наполнить Свое Царство? Церковь — это тело Его. И как же в нем необходимы все дела и все делающие до малейших, до мельчайших клеточек. Чтобы наполнить Царство, Господь многих раскаявшихся грешников и грешниц очистит и переродит так, чтобы они стали достойны называться Его невестами. Но только покаяние личное есть начало труда ко встрече с Божественной благодатью. 95. Как родители радуются, когда любят и хвалят их ребенка, так и Господь радуется, когда люди любят и славят Его святых: как будто это Его славят. «Кто вас принимает, Меня принимает», — сказал Он. И кто прославляет святых Христовых, прославляет Христа. Святые прославили Господа Своего на земле светом любви, и во многих бедах и напастях сохранили Его заповеди. Так победили они первого зверя, отца раздоров и пакости, первого человекоубийцу. И не ища ничего для себя на земле, добыли все на небе. Так и обещано (не через ложные человеческие уста, но чрез правдивые уста Божий): «Кто победит, добудет все, и буду ему Богом, и он будет Моим сыном» (Откр. 21,7).


96. Кто победит? Тот, кто знает, что он есть причастник тела Христова и хранит свою душу и тело во святыне, не как свои, но как Христовы. Тот, кто смотрит на Христа, распятого на кресте, и говорит себе, это Он, Который любит меня больше, чем моя мать. Его муки – из-за моих грехов, и Его кровь — за мое очищение и спасение. Победят те, которые заблаговременно украшают свои души трепетной любовью к Вечному Жениху Христу. Да, все те, кто сохранили полученные приглашения на Небесную вечерю Агнца Божия. «Благо тем, которые позваны на брачный пир Агнца» (Откр.19, 9). Позваны и откликнулись. Страх Господень — начало премудрости, а любовь — полнота и вершина ее.

красота природы

97. Все люди позваны, и Бог хочет, чтобы все отозвались. И многие, очень многие уже отозвались в течении минувших веков, и еще многие отзовутся. Это будет великий собор, людей будет столько, сколько песка морского. Тайновидец Иоанн так описывает этот собор: «После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр.7, 9). На земле невозможно познать и ощутить ту праздничность и радость. Это праздник любви, которая воистину превосходит всякий ум и всякую фантазию. Это неизмеримое, неисчислимое царство Христово.


98. Будьте внимательны и не обманитесь. Сколь велика любовь Агнца к тем, которые со страхом и любовью сохранили Отчее приглашение на брак Сына, столь же страшен и гнев Агнца на тех, которые этот призыв услышали, но не отозвались, или его отвергли, а зовущих — апостолов, миссионеров, священников – замучили. Ибо когда Агнец Божий победит всех зверей, в человеческом и ином облике, и явится миру, тогда они, ужаснувшись, воскликнут «горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца» (Откр. 6, 16). Праведна, но и страшна месть изменникам любви.


99. Когда один из супругов не сохранит супружеской верности — какой гнев, какая вражда, какой крик по судам! Между тем ни один из супругов не пожертвовал наперед за другого ни единого ока, руки, ни перста. И все же сколько ярости! А Христос все Свое тело отдал до конца, всю свою кровь пролил за всякую душу человеческую. Его гнев против предателя любви, которую Он запечатлел кровью и смертью, несравнимо более оправдан, чем гнев оскорбленного супруга. Симеон Новый Богослов говорит Если душа явно или тайно заменит любовь к Жениху Христу на любовь к кому-нибудь другому, она становится ненавистна и мерзка Жениху. Потрудитесь дети мои, чтобы научиться любить Христа более мира и всего, что есть в мире, и более себя самих.

100. Любви не нужен Закон. Любовь есть Закон над законами. Это — новый Закон или Новый Завет Христов. Знаем, что тому, кто Бога любит, все идет на добро,- говорит апостол. Путь любви может быть с препонами или тяготами, но и по Слову Божиему, и из опыта человеческого этот путь непогрешимо ведет к вечному благу.


101. Много вам написал чада Божии, я обо всем этом можно кратко сказать: Если любишь Господа Иисуса Христа, то исполните обе великие заповеди о любви. Ибо Он есть Бог наш и Он же наш Ближний. Самый близкий из всех. На Нем зиждутся обе заповеди о любви и относятся в первую очередь к Нему лично. В древности люди не могли любить невидимого Бога. Иисус Христос – Бог воплощенный и истинный Человек. Богочеловек, Который пришел на землю как Бог любви, и как Человек пострадал ради любви к нам. И в самом деле, такого Бога и такого Ближнего очень легко любить. А через Него и все Его.

102. О душа моя, придет время, ты уйдешь от всех, и тебя все оставят. Друзья позабудут. Богатство тебе не понадобится. Красота увянет, не станет силы, высохнет тело, и душа погрузится во мрак. Кто протянет тебе руку в этой тьме и одиночестве. Только Христос Человеколюбец, если ты в жизни своей Его возлюбила. Он выведет тебя из тьмы к свету, из одиночества на Небесный Собор. Думай об этом день и ночь и стремись к этому. И да поможет тебе Христос. Царь любви. Аминь.


Примечание: Посвящаю это писание моей духовной дочери,
монахине Кассиане, для чтения и размышления о том,
что выше всего на небе и на земле.
Смиренный раб Божий Каллистрат.

Комментарии (10)

Всего: 10 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 18.04.2012 20:33
  
9
Замечательный текст! Есть над чем многажды подумать.
#2 | Лидия Новикова »» | 18.04.2012 20:37 | ответ на: #1 ( Андрей Рыбак ) »»
  
5
Да,Андрей вы как всегда правы, тут думать и думать.....
#3 | Лидия Новикова »» | 18.04.2012 21:34
  
7
Любовь – сущность Христианства

Господи помилуй

Если мы внимательно всмотримся в жизнь человеческую, то непременно уразумеем, что в ней проявляется и ею управляет любовь, приносящая счастье и блаженство, или же – самолюбие, вносящее в жизнь различные беспорядки и страдание. Можно также видеть, что нередко эти различные свойства духа человеческого, встречаясь в жизни одного и того же человека, а также в жизни целых народов, обществ и семейств, постоянно враждуют между собой.

Если в этой борьбе побеждает любовь, в жизни царят мир, счастье, радость, довольство, блаженство. Но когда преобладает самолюбие, то возникают непорядки: вражда, борьба, ненависть и злоба.

Священномученик Александр Миропольский

Пресвятая Троица Боже, Слава Тебе

Если мы внимательно всмотримся в жизнь человеческую, то непременно уразумеем, что в ней проявляется и ею управляет любовь, приносящая счастье и блаженство, или же – самолюбие, вносящее в жизнь различные беспорядки и страдание. Можно также видеть, что нередко эти различные свойства духа человеческого, встречаясь в жизни одного и того же человека, а также в жизни целых народов, обществ и семейств, постоянно враждуют между собой. Если в этой борьбе побеждает любовь, в жизни царят мир, счастье, радость, довольство, блаженство. Но когда преобладает самолюбие, то возникают непорядки: вражда, борьба, ненависть и злоба.

Вообще, любовь всех умиротворяет, объединяет, сближает, даруя счастье без всякой зависимости от материального довольства и наслаждений естественной жизнью. Наоборот, самолюбие, даже при внешнем благополучии, всегда возбуждает недовольство, вселяет беспокойство и злобу в сердце человека, производит раздоры, разделяет народы, общества, семейства. Словом, где любовь – там счастье и блаженство, а где самолюбие – там зло и страдания.

В благотворном влиянии любви на жизнь человеческую и вообще в приносимом ею счастье и блаженстве мы можем ощутить если не полноту божественной жизни любви, от которой отпал первый человек – Адам, то весьма заметные и ощутимые остатки того блаженства, которого лишился человек. Равно и в проявлениях самолюбия, отравляющего человеческое существование всякими скорбями и злом, нам ясно виден главный источник и причина несчастий, как последствие отпадения человека от божественной жизни. Вообще, мы не можем не усматривать в самолюбии нарушение порядка той жизни, которую Создатель предназначил для человека.

Несмотря на такое благотворное божественное свойство любви, порождающей для человека всякое счастье, почти все народы мира ищут счастья и жизненного благополучия в чем-то кроме любви, часто даже в самолюбии. Побуждаемые самолюбием, одни ищут жизненного блага в богатстве и почестях, другие в приобретении знаний и мудрости, иные в удовлетворении плотских страстей и т.д.


Но, не находя счастья в стремлениях своего самолюбивого духа, многие начинают даже умолять Бога о даровании им счастья, разумея, однако же, под счастьем те же земные блага и свои личные, не столько духовные, сколько плотские удовольствия и наслаждения. Магометане и язычники даже в загробном мире ожидают себе наслаждений чисто плотских и счастья в бездействии: первые – в лежании на шелковых перинах в объятиях чернооких гурий, а вторые – в насыщении пищей и питьем.

При этом и все народы, и каждый человек в отдельности не могут не признавать и признают, что истинное счастье и удовольствие можно найти только в душевном мире, в жизни любви, чего не могут дать ни богатство, ни почести, ни власть над ближними, ни удовлетворение плотских страстей.

Каждый должен согласиться, что потакание своей плоти нельзя считать полноценным счастьем, единственным возможным для человека, ибо страсти дают фальшивое наслаждение, притом только минутное. Как бы много таких наслаждений ни было, удовлетворение и услада ими оставляют после себя лишь томление духа, недовольство и причиняют страдания.
Потому жизнь по страстям и похотям не есть счастье и не есть жизнь в собственном смысле этого слова, а лишь отрава жизни. Если плотские наслаждения не делают счастливой всю земную жизнь человека, то что же они дадут в жизни загробной, вечной, которую ожидают все народы мира? Какую они могут дать усладу в той жизни человека, когда плоть его будет духовна и будет искать сродных существу своему, духовных наслаждений, радостей и блаженства, источником которых может быть только любовь, как единство жизни с Богом, со всеми Ангелами и с людьми?

Спаситель

Наблюдательный человек не может не понимать, что главное зло, причиняющее расстройства и страдания, заключается, безусловно, в самолюбии, или в стремлении каждого к самоугождению и служению себе,– в самолюбии, разъединяющем всех, возбуждающем ненависть и вражду и причиняющем беспокойство сердцу. И для каждого становится очевидным, что всякое зло и всякий грех, а именно: ненависть, зависть, жадность, корысть, обман, вражда, убийства, грабежи, неповиновение старшим и властям, вражда между супругами, несогласие родителей с детьми, беспорядки государственной, общественной и семейной жизни,– отравляющие человеческую жизнь, суть порождения самолюбия.

Совершенно иное, как неоднократно было сказано выше, мы всегда ощущаем от любви, приносящей счастье, мир и блаженство.
И вот, несмотря на это, почти никто из нас совершенно не думает и не заботится о возгревании любви в сердце своем и о деятельных проявлениях ее в жизни. Все мы ощущаем страдания и горькую неприятность от самолюбия, однако же не принимаем никаких мер к подавлению, уничтожению его и к возможной борьбе с ним.
Еще менее мы задумываемся о причинах возникновения самолюбия, о его источнике и сущности; не вдумываемся в то, почему самолюбие так много причиняет зла, бед, скорбей, лишая нас мира, довольства, любви.

Пресвятая Троице, Боже наш, Слава Тебе!

Для того чтобы достигнуть настоящего понимания сущности жизни человеческой, как и истинного счастья, сокрытого в любви, мы должны обратиться к Божественному Откровению, которое даст нам верное понятие как о Самом Виновнике бытия человеческого и Источнике жизни его – Боге, так и об истинном счастье и смысле жизни. То же Божественное Откровение укажет нам и того, кто первым допустил самолюбие в свою жизнь, а потом перенес его в жизнь духовного Ангельского мира и, наконец, в жизнь человечества, причинив тем жизни Ангелов и людей бесчисленные страдания.

Божественное Откровение показывает нам, что отцом самолюбия первоначально в своей собственной жизни был и остается падший ангел – Денница, ставший сатаной.
Во всяком случае, непонимание человеком истинного значения своей собственной жизни и главнейшего из свойств ее – любви, как равно и непонимание пагубности самолюбия, зависят от неиме6 ния истинного понятия о Самом Боге, Виновнике бытия человеческого, и о Его жизни со всеми ее свойствами и совершенствами.

С приобретением истинных понятий о Боге и свойствах Его жизни человек приобретает правильное понятие и о собственной жизни, ибо жизнь человеческая произошла от жизни Божественной.
И наоборот, неимение правильного понятия о Боге и Его жизни ведет к непониманию собственной человеческой жизни и истинных свойств ее. А это непонимание собственной жизни ведет к блужданиям на жизненном поприще и к страданиям.

Бог Вседержитель

В этом мы вполне можем убедиться, если всмотримся в жизнь человечества, разделившегося на множество народов, каждый из которых живет своими верованиями и обычаями, сообразно с понятиями о Боге и свойствах Его жизни. Если человек имеет неправильное богопознание, то он и жить будет неправильно.
После отпадения от божественной жизни человек стал сам себе изобретать и составлять правила жизни, или веру, соответствующую понятиям своим и самолюбивым требованиям своей жизни.

Поскольку правильность богопознания преимущественно зависит от нравственной чистоты каждого народа и человека, а эта нравственность народов может быть очень различна, то и правила жизни – верования народов – получили различную форму; сообразно им и воспитание народов совершалось самыми разными способами. Отсюда при Едином Боге в мире и едином человечестве произошло множество верований, именуемых религиями; хотя религия – это союз с Богом, они же не являются союзом человека с Богом по единству жизни, так как пустое верование еще не есть жизнь.
При этом мы должны иметь в виду, что только единство жизни человека с Богом составляет союз между ними и потому может именоваться религией. И эта религия во всем мире может быть только едина, ибо Бог един, и жизнь Его едина, и человечество едино, и союз жизни Бога с человеком может быть только един. А потому мы будем именовать религией только жизнь любви, то есть истинную жизнь Самого Бога. Через нее Господь оживил человека; ею же обновляет человечество воплотившаяся Божественная жизнь любви – Сын Божий Иисус Христос, Спаситель людей. Верования разных народов, чуждых жизни любви и союза с Христом, мы так и будем именовать верованиями или жизнью самолюбия, так как именно самолюбие отделило человека от Божественной любви.

Мы разделим всю жизнь человечества от начала дней его до настоящего времени лишь на две области жизни: на область жизни Божественной любви и на область жизни самолюбия, или на христианство как проявление жизни божественной любви и на язычество как проявление сатанинского самолюбия и свойств его при вполне естественной жизни человека и служении его страстям.
К великому несчастью, под влиянием самолюбия каждая вероисповедная община считает свои верования и свой образ жизни божественными, т.е. полученными от Бога и обязательными для всего человечества, тогда как правила каждого верования и образ жизни каждой вероисповедной общины очень противоречивы и часто совершенно бессмысленны.

Несмотря на это, даже современное, так называемое интеллигентское общество, почти нисколько не имеющее истинного понятия о Боге и о цели создания Богом человека, равно не имеющее понятия о сущности жизни и об отношениях Бога к человеку, дошло до такого абсурда, что всякое верование и всякую жизнь признает за божественную и спасительную для человека. Так, говорят: «Бог един, и всякое верование придумано во имя единого Бога, потому, к какой бы вере человек ни принадлежал и какой бы жизнью ни жил, все равно будет жить в соответствии с Божественной правдой: мусульманин и язычник – все молятся тому же Богу, Который всех питает, всем доставляет удовольствие жизни и всех спасает». Кроме того, интеллигенция готова признать Самого Бога виновником зла в мире и причиной всяких страданий, ибо говорят: «Если бы Бог не захотел, то не было бы и зла в мире».


Под именем самого счастья и благополучия жизни интеллигенты разумеют лишь наслаждения благами мира сего, чем приравнивают жизнь человеческую к жизни неразумного животного, не придавая почти никакого значения жизни любви, разве только в смысле скотского, полового влечения.
Самолюбие не только не признается ныне источником всякого зла, всех бед и скорбей, но считается даже необходимым в жизни человека и называется благородным свойством, поддерживающим достоинство в человеке.

В силу такого невнимания человека к жизни любви и неправильного воззрения на самолюбие, почти никто для счастья и благополучия своей жизни не только не старается воспламенять и развивать любовь в сердце своем, но, как кажется, старается угасить ее и заглушить самолюбием, не подозревая в самолюбии злейшего врага человеческого счастья и виновника всех жизненных беспорядков.
Само собой разумеется, что такое неправильное отношение народа к любви и самолюбию было следствием незнания того, где сокрыт источник жизни любви и кто является виновником самолюбия. Итак, мы видим: до сих пор не все народы мира имеют правильное понятие и ясное представление о Боге, Его жизни, свойствах и совершенствах, как равно и о дьяволе – первом существе, допустившем в свою жизнь самолюбие.

По этой же причине народы мира неохотно принимают богооткровенное учение о домостроительстве Божием, о спасении человека через воплощение Сына Божия, так как еще не понимают цели создания Богом человека и его назначения.
Даже сами христиане, находящиеся в области Божественной жизни любви и близкие ко Христу Спасителю, не всегда стремятся сознательно усвоить себе сущность Его учения или, вернее, познать в Нем саму Божественную жизнь любви и соединить с ней свою личную жизнь, очистив ее от самолюбия.
Большинство христиан ограничиваются лишь слабой верой во Христа и холодным исполнением внешних обрядов, но не живут божественной любовью, явленной миру во плоти для спасения его. А между тем все народы всегда стремились и стремятся познать Истинного Бога, по возможности больше приблизиться к Нему и послужить Ему, в то же время не зная, в чем должно состоять истинное служение Богу и приближение к Нему.

Стремление к Богу и служение Ему у разных народов не одинаково, что отражает многообразные представления о Боге, различное отношение к Нему. У каждого народа выработаны свои понятия о Боге и свои способы служения Ему.


В силу сказанного выше, в настоящем сочинении нам хотелось бы изложить как можно более ясное понятие:
а) о Боге и свойствах Его жизни;
б) о создании Богом Ангелов, живших единой с Ним жизнью любви;
в) об отпадении некоторых Ангелов от Божественной жизни в самолюбивую жизнь, допущенную в себе ангелом Денницей;
г) о создании Богом человека, оживленного Божественной жизнью любви и первоначально пребывавшего в единстве жизни любви с Богом, а затем отпавшего в самолюбие, по наущению самолюбца, падшего Денницы, ставшего сатаной;
д) о разделении всего человечества на стремящихся достичь жизни любви, или христиан, и на пребывающих в самолюбии, или язычников, имеющих великое множество «верований» с различными наименованиями.

Нам кажется, что чем яснее будет дано понятие о Боге, Его свойствах и совершенствах жизни, тем большую возможность мы будем иметь правильно понять жизнь богосозданных, духовно свободных, разумных тварей. Ибо всякое бытие и всякая жизнь получила свое начало от жизни Единого Бога, Творца всей вселенной, и Его же Божественной жизнью должна существовать всякая тварь, а особенно разумные свободные и духовные твари.
Здесь же мы постараемся хоть немного прояснить Божественную идею, цель создания Богом мира и человека как образа и подобия Божия (Быт. 1:26, 27; 6:9), т.е. выразителя Божественной жизни любви, ее свойств и совершенств. Постараемся также указать причину и последствия отпадения Ангелов и человека от любви в самолюбие, породившее все беды и скорби в жизни, преследующие человека до настоящего времени.
С особенным вниманием мы постараемся выяснить причину и основание обетования Божия о Семени Жены (Быт. 3:14.15) – Спасителе мира, о Его явлении в мир через вочеловечение, или воплощение, указав неизбежность этого боговоплощения для восстановления человечества в единство жизни с Богом и возобновления союза любви с Ним.

Все здесь изложенное мы основываем на учении Божественного Откровения и Св. Отцов и учителей Церкви Православной, а равно и многих христианских писателей последнего времени, не заимствуя, однако, мыслей из учения инославных богословов и учителей тех церквей. Мы руководствуемся в своем сочинении преимущественно учением Св. Библии, потому что она, как древнейшее богооткровенное Писание, известна народам всего мира и пользуется авторитетом в глазах всех благомыслящих людей. Из других источников назовем:
Богородский Я.А. Начало истории мира и человека по первым страницам Библии.
Бронзов. Христианская заповедь о любви. //Душеполезное чтение. 1908 г.
Николин. Образ Божий в человеке. // Душеполезное чтение. 1908 г. Январь.
Беляев. Любовь Божественная.
Олесницкий. История нравственности.
Кудрявцев. Источники идеи Божества.
Кудрявцев. Религия, ее сущность и происхождение.
Введенский. Христианская апологетика.
Свт. Филарет, митрополит Московский.
Григорий Нисский.
Митрополит Макарий. Догматическое богословие.
Голубинский. Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека.
Светлов. Христианская апологетика.
Успенский. Умозрительное богословие.
Орфаницкий. Историческое изложение догмата об Искупительной жертве Иисуса Христа.
Свт. Василий Великий. Шестоднев.
Соколовский А.А. Любовь и эгоизм.
Архиепископ Филарет Черниговский. Догматическое богословие.
Боголюбский. Ислам, его происхождение и сущность.
Велтистов. Грех, его происхождение и сущность.
Череванский. Мир ислама.
Иеромонах Гурий. Христианство и буддизм.
Реверсов. Очерки западной апологетической литературы II и III вв.
Преображенский. Сочинения древних апологетов.

Картина

Согласно с Божественным Откровением (1 Ин. 4:8, 16.17) Бог есть Любовь, и причиной создания Богом духовного и вещественного мира, Ангелов и человека была любовь. Итак, мы постараемся как можно обстоятельнее выяснить значение и сущность любви прежде всего в жизни Самого Бога, а затем в Его Откровении. Причиной отпадения Ангелов и человека от Божественной жизни любви было самолюбие, возникшее и развившееся в ангеле Деннице; потому мы постараемся выяснить сущность самолюбия – этого ненормального, несвойственного духовной природе проявления жизни.

Далее мы постараемся выяснить влияние любви и самолюбия на человеческую жизнь, указав на происходящее от них добро и зло.
Прежде всего мы дадим истинное понятие о Боге, Его жизни, свойствах Его и совершенствах, а потом уже об Ангелах и человеке.

Это наше сочинение имеет целью дать краткое, но по возможности полное понятие о сущности христианской религии, а равно и о сущности верований языческих народов. К последним мы причисляем и мусульман, ибо они, несмотря на веру в Единого Бога как Виновника добра и зла сохранили многие черты язычества и даже продолжают развивать его в своей среде в ущерб богочеловеческой жизни любви.

Приступая к изложению суждений о любви и самолюбии с религиозной точки зрения, мы считаем необходимым дать насколько возможно ясное понятие о Боге, Который есть вечное Бытие, Жизнь и единственный Источник жизни, Первопричина всякого бытия во вселенной. При этом мы не будем возбуждать вопроса о бытии Божием вообще, а потому и доказательств бытия Его не будем приводить, ибо самое бытие и жизнь всего существующего во вселенной служит явным доказательством существования Бога – Источника жизни. Кроме того, Божественное Откровение и вера в бытие Божие всех народов мира служат несомненным доказательством этого – разве только безумный скажет, что нет Бога (Пс. 13:1; 52:2).
Мы постараемся изложить здесь самые доступные разуму понятия о Божестве, Его жизни и свойствах, заимствованные нами из книг Божественного Откровения и учения Свв. Отцов.

Нам кажется, что самое верное, доступное для человека богопознание могут дать нам имена Божии, которыми Он именуется в писаниях свв. пророков и особенно во Св. Евангелии Христа Спасителя, ибо Евангелие есть слово воплотившегося Сына Божия, Который говорит: Никто не знает Сына, кроме Отца, и Отца никто не знает, кроме Сына, и кому хочет Сын открыть (Мф. 11:27). И еще: Бога никто не видел нигде, Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил (Ин. 1:18).
Однако же Святая Церковь Христова исповедует, что и через пророков говорил Дух Божий и Слово Его по воле Отца Бога. А потому и через пророков данное богопознание так же истинно, как истинно боговедение, принесенное человечеству Сыном Божиим, Иисусом Христом.

Лик Иисуса Христа на Туринской плащанице

Имена Божии, если человек стремится познать Бога, имеют важное значение, потому что в них выражаются свойства жизни непостижимого для нас Существа Божия.
Правда, относительно Божества мы должны помнить, что никакое наименование Его не может полностью выразить Существа Его и свойств жизни Его.

Тем не менее человечество – особенно свв. пророки и другие угодники Божии – по внушению Духа Святого, давало Ему имена, сообразные проявлениям свойств и совершенств жизни Его. Кроме того, Сам Бог открывал свойства Своей жизни человеку, давая им понятные наименования. Так, говоря с пророком Моисеем, Бог назвал Себя словом Сый, т.е. Сущий (Быт. 14:22; Втор. 4:39; 32:39); пророку Исаии было сказано то же (см. Ис. 1:24). Бог именовал Себя Премудростью, Разумом, Всемогущим (см. 1 Цар. 11:3), Творцом всего сущего (см. Быт. 1:1 и далее), Господом разумов (см. 1 Цар. 11:3). Кроме того, Бог называл Себя словом Элогим (Быт. 1:1), что значит могущественный, достопоклоняемый; Эльшаддай (Быт. 17:1) – сильный, крепкий; Иегова (Исх. 3:14.15) – вечный; Адонаи (Быт. 15:2, 8; Исх. 24:9; Втор. 3:26) – Господь, Судья, Управитель.

В Новом Завете Бог именуется Духом (Ин. 7:22), Светом (Ин. 1:9), Царем веков (1 Тим. 1:14); Отцом духов (Евр. 12:9); Истиною (Ин. 14:6); Вездесущим по области жизни (Ин. 4:24); Любовью (1 Ин. 4:8); Богом любви (2 Кор. 13:11).

Называние Бога словом Любовь требует особенно внимательного рассмотрения, ибо нужно уразуметь, в чем состоит сущность любви и как она проявляется, будучи свойством Существа Божия.

Как мы уже знаем, Бог по Существу Своему есть Дух бесплотный, невещественный, исполненный всяких совершенств (Кол. 3:14). Одно из существенных свойств Духа Бога составляет стремление Его к самооткровению, самопреданности .Так объясняют любовь психологи и философы последнего времени. И вот стремление Божественной полноты совершенств к самооткровению и самопреданности именуется любовью и вместе составляет жизнь Божества, и самая любовь именуется полнотой совершенств (Кол. 3:14) и средоточием всех добродетелей (1 Кор. 13:1.3).

Митрополит Московский Филарет говорит:«Бог есть Любовь и самое ее существо; все Его свойства обличают ее, а все действия суть ее выражение».

Стремление Божества к полному проявлению всей совокупности Своих свойств и совершенств от вечности порождает Слово Сына, Который является всесовершенным образом и подобием Бога Первоисточника, именуемого Отцом. Кроме того, от Отца исходит как бы нравственный облик Божественной жизни любви Отца и Сына – Дух Святой.
Он, будучи Единосущным Отцу и Сыну, не только не нарушает порядка жизни Божества, но, содействуя стремлениям Отца, подает всему жизнь и проявляет всю полноту совершенств Отца.
Это составляет внутреннюю жизнь Самого Триипостасного Бога. Так, Бог Отец дает бытие Сыну (см. Ин. 5:29); Он любит Сына и показует Ему все, что творит (см. Ин. 5:20). Сын – возлюбленный Его, в Нем благоволение Его (см. Мф. 17:5; 1 Петр. 1:17). Отец любит Сына и все отдает Ему (см. Ин. 3:35). Отец любит Сына – это значит, что на Нем первоначально сосредоточено всецелое стремление Существа и жизни Отца к самопроявлению в Нем, а потому Сын есть существенный образ и подобие Отца.
Правда, в Священном Писании любовь – свойство Отца, благодать усвояется Сыну, а общение – Духу Святому. Но это суть проявления одной и той же любви. «Если Бог именуется любовью, значит жизнь Его состоит в стремлении к самопроявлению и самопреданности, а наименование Его Духом указывает на Существо Его, или на природу.
Жизнь Божества по преимуществу состоит в любви, ибо жизнь в сердце, а деятельность сердца – любовь; в ком нет любви, в том чувство омертвело и там нет жизни» [Беляев. Любовь Божественная. С. 86].
Кроме того, самобытность, неизменяемость, совершенство и вечность суть главные черты внутренней жизни Бога. Автор книги «Любовь Божественная», г. Беляев, говорит, что «предмет любви Божественной есть Сам же Бог» и что «Бог в Себе Самом имеет единственный предмет любви Своей, потому что Он есть Существо всесовершенное.
Бог любит Себя как вместилище совершенств и Он должен любить Себя». Из слов автора как будто следует, что Бог самолюбив. Но мы увидим, что самолюбие чуждо Богу. Ибо оно является вниманием духа, обращенным только на себя, т.е. не жизнью любви, а смертью.


Оно служит не к самооткровению и самопреданности, но к самозамкнутости. Луч солнечного света не может быть обращен на солнце; и Божественная любовь, как стремление к самооткровению, не может быть обращена Богом на Него Самого.
Как уже сказано, любовь есть безусловное отрицание эгоизма и самолюбия. Только в зеркале Своем, т.е. в свободной разумной твари, Бог может созерцать образ Свой и направлять на него любовь Свою или стремление сердца Своего.
Правда, в Священном Писании нередко говорится, что все сделал Господь ради Себя (Иов. 21:30; Притч. 16:4; Рим. 11:36), но это совсем не значит, что Господь все сотворил из любви к Себе Самому и для Своего удовольствия, поскольку Он ни в чем не нуждается. Здесь нужно разуметь, что проявление жизни и совершенств Божества производит множество живых существ, и это называется созданием, творением.

А потому проникновение в духовный и вещественный миры со всеми населяющими их существами составляет необходимую потребность существа Божия и Его любви. Оно есть как бы излияние от полноты божественных совершенств и любви, подобно излиянию света и теплоты от солнца.
Относительно внешних проявлений свойств и совершенств Божественной жизни любви Бог может быть или многоименным, или же безымянным. «Сам Бог, вопросившему Его в одном из таинственных видений символического боговидения, на вопрос: «Как Тебе имя?» – строго сказал: На что ты спрашиваешь о имени Моем? оно чудно (Суд. 13:17.18; Быт. 32:29). И не есть ли оно, в самом деле, чудно, когда безымянно и выше всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем? (Еф. 1:21).
Как многоименного представляют Бога, говорящего о Себе: Я есмь Сущий, Жизнь, Свет, Бог, Истина. Когда богомудрые, воспевая Его, Виновника всего сущего, по отношению ко всему сотворенному Им называют Его многими именами: Благим, Премудрым, Возлюбленным, Богом богов, Господом, Святым, Вечным, Сущим, Творцом, Словом, Знающим, Силой, Властелином, Царем, Нестареющимся, Спасением, Правдой, Избавителем. Еще говорят, что Бог пребывает в умах, душах, в телах, и на небе, и на земле. И в то же время Он есть один и тот же, внутримирный, околомирный, Премирный, Пресущественный. Он все, что есть» [Саблуков. Об именах Божиих. С. 33].

Кроме того, в Священном Писании и особенно в молитвословиях Бог именуется Милостивым, Милующим, Щедрым, Благоговеющим, Милосердным, Долготерпеливым, Праведным, Истиной, Верным, Спасителем, Искупителем, Пастырем, Хранителем, Стражем, Заступником, Щитом, Покровом, Прибежищем, Миром, Терпеливым, Кротким, Отцом, Святым, Истинным.
Имен Божиих в Священном Писании и молитвах насчитывается более двухсот, и в них выражаются свойства и совершенства Божественного Существа. Но при этом они не могут обрисовать вполне Божества, ибо Бог неописуем и свойства Его неисчислимы. А потому Сам Бог дает Себе наименование, изображающее всю жизнь Божества,– такое, где сосредотачиваются все Его наименования и через которое имя Божие становится доступным пониманию человека. Имя это есть Любовь (1 Ин. 4:8; 2 Кор. 13:11; 1 Ин. 4:7, 16). Наименование Бога этим словом выражает стремления и проявления всех свойств и совершенств Его и обрисовывает весь образ жизни Его (Кол. 3:14).


Все вышеупомянутые имена Божии суть только выражения всякого рода проявлений любви Его к человеку и человеческой жизни. Поэтому и говорится в Священном Писании, что Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин. 4:16). А потому любовь составляет жизнь души (см. 1 Ин. 3:14). Потому же самому кто не любит, тот не познал Бога (см. 1 Ин. 4:8), ибо любовь изливается в сердца человеческие Духом Святым (Рим. 5:5). Блаженный Августин именует Духа Святого по преимуществу Любовью [Блаженный Августин. Беседы о Св. Троице].
Любовь в Боге столь же свободна, сколько и непременна; она есть стремление Божественной природы к проявлению своей внутренней жизни со свойствами и совершенствами ее – сила, все созидающая и все объединяющая. Любовь в Боге есть безусловное отрицание эгоизма, источник нравственного настроения и нравственной жизни; она есть возбудитель всех сил Божества, Его разума и воли к вполне согласному действию, при полнейшем спокойствии Духа, и производит в Нем ощущение полного блаженства. Самая жизнь Божества есть деятельность Духа Его, возбуждаемая любовью. Где нет любви, там нет и быть не может истинной жизни.
Как сказано выше, стремление Существа Божия к самооткровению именуется любовью и составляет жизнь Божества. Поэтому мы будем именовать Божественную жизнь жизнью любви. Божественная жизнь любви есть та область, в которой должно пребывать всякое бытие, получившее свое начало от Бога, все Им созданное. Ибо Бог есть единственный Источник жизни, и все создания Его должны проявлять в себе Божественную жизнь любви и тем содействовать Богу в Его самооткровении, т.е. быть проводниками свойств и совершенств Его в жизнь всей вселенной.
Эта нравственная обязанность лежит преимущественно на свободных разумных созданиях Божиих: Ангелах и людях. В ней заключается истинное служение Богу разумных тварей, что для них самих составляет славу и наивысшее блаженство.
Все твари, особенно разумные и свободные, должны жить единой с Богом жизнью любви, так как изначально все они оживотворены Самим Богом. Дух человеческий должен сохранять в себе стремление к самооткровению и самопреданности. В случае же ослабления стремлений духа к проявлению и развитию свойств жизни любви, в человеке, в его существовании должна была произойти катастрофа, так как в нем произошло бы нарушение закона жизни Божества, именуемого Правдой Божией.
Нарушение этого закона в человеке не могло не иметь дурных последствий для самого нарушителя, и вместо блаженства произвело в жизни его страдания и всякий беспорядок, и закончилось смертью, заканчивающей всякую деятельность духа.
Это подобно тому как нарушение правильности течения крови в естественном организме производит страдания, сокращает и даже прекращает жизнь.
Итак, Божеству присуще стремление к самооткровению, раскрытие свойств и совершенств Духа Его, т.е. нравственного образа Его, а равно проявление Своих сил и всемогущества. Результатом или последствием такого стремления Божества явились мир духовный и мир вещественный.

Силы Божественные образовали духовно естественные элементы для мира духовного и мира вещественного. Жизнь Божественной любви произвела из себя и породила личные духовные существа, живущие единой жизнью с Богом и отпечатлевающие в себе образ и подобие Творца любовью и проявлением ее в своей жизни.
Отношение между Творцом и тварями должно быть такое же, какое между солнцем и всеми существами вещественного мира, освещаемыми им и согреваемыми, сообразно свойству и восприимчивости их к свету.
Как солнце не может не светить и не отражаться в чистых предметах, так и Господь Бог не может не проявляться жизнью любви и не отражаться в существах мира, сообразно восприимчивости их и чистоте.
Солнце подает существам мира силы, свойства и образы до полного отображения себя в чистых, светлых предметах. Точно так же и Бог подает всякому разумному существу образ и свойства своей Божественной жизни до полного отображения в чистом сердце разумных тварей. А потому куда простирается Божественная жизнь любви и кем она воспринимается, в том присутствует Сам Бог. «Вообще, отношение Бога к миру и особенно к человеку должно объясняться исходя из начал Божественной любви. И со стороны человека богопознание его может быть основано и развито лишь силой любви. О любви Божественной мы знаем гораздо более, чем о прочих свойствах и совершенствах Его существа, ибо в любви выражается существо и жизнь Божества особенно широко. А потому и само Божественное Откровение есть слово любви о любви же» [Беляев. Любовь Божественная. С. 96].

Как увидим далее, «сама любовь человеческая есть не только отображение, но даже проявление Божественной жизни любви в человеке. Любовь в Боге есть не действие одной только свободы, но натуральная необходимость и жизнь Его, равно как и свобода Его. Любовь есть стремление к тому, чтобы содержание существа Духа и жизнь Его получили место в жизни иных личностей и тварей.
А все это совершается не ради самолюбия, но ради самообщения для развития жизни и блаженства. В любви же сокрыто стремление и ко взаимообщению для сохранения единства жизни в мыслях и чувствах» [Там же]. Таковы свойства Божественной жизни любви.
каких препятствий для самораскрытия и проявления свойств и сил во всей их совокупности. Божественная жизнь свободно проявляется, созидает все и вместе с тем сохраняет созидаемое в единстве жизни с собой.
Свободное, беспрепятственное стремление Божественной жизни к самооткровению и самопроявлению тождествено с волей Бога. Это стремление и воля в Боге едины, т.е. проявляют только прекрасные свойства Существа Божия и совершенства Его, или самую жизнь Его.


Хотя иногда говорят, что Бог делает, что хочет: Бог все, что захотел, сотворил (Пс. 113:11),– и будто может сотворить все, но здесь нужно разуметь, что Бог хочет лишь сокрытого в Его Существе и сродного свойствам Его, и это проявляется в Его жизни любви. Ничего чуждого свойствам Существа Божия, внешнего Ему, Он сотворить не желает и не может, ибо творчество Его и желание, или воля, суть одно и то же. Проявление жизни и свойств Божества равносильно хотению – воле Его. А нехотения в Боге быть не может. Хотение и нехотение, т.е. раздвоение воли, появилось лишь в сердце отпадших от Божественной жизни Денницы и человека, когда в них образовалась отрицательная сторона жизни. Тогда только в жизни отпадших возникла несвободная свобода, хотение и нехотение, когда опытно познали падшие добро и зло, жизнь и смерть.
Говорят, что если бы не было свободы, то не было бы любви и добродетели, не было бы и понятия о добре и зле; а это было бы причиной того, чтобы не создавать разумных существ. «В Боге свобода тождественна с необходимостью; в Нем свобода всегда тождественна сама с собою» [Беляев. Любовь Божественная. С. 206]. А если так, то и в разумных тварях свобода должна быть такой, поскольку и в них проявляется та же Божественная жизнь, образ и подобие Божие. Но мы скажем, что если бы Божественное Существо не было открыто, просто (т.е. если бы Бог не открыл Самого Себя), то это было бы равносильно небытию Бога, ибо нельзя было бы познать Его. То же самое можно сказать и о духе человеческом: если бы он свободно не проявлял себя в жизни своей, то нельзя было бы познать его жизнь и свойства. Не свобода сгубила Денницу и человека, а превратное направление их стремлений и воли умом их, омрачившимся от самомнения.
Вообще, жизнь Духа Бога такова, что она, проявляясь и как бы изливаясь из Существа Божия, производит бытие и жизнь во множественности и разнообразии.

Итак, Господь Бог, первоисточник жизни Ангелов и человека, Виновник бытия всякой твари, есть личный невещественный Дух по Существу Своему, вечный по бытию Своему и самобытности. В Нем – вечное стремление к самооткровению, к раскрытию свойств и полноты совершенств Своих, что составляет Его любовь и жизнь. Он никогда не нарушает закона и проявлений жизни любви, а потому Свят, неизменяем. Он может проявлять Свою Божественную жизнь во всякой твари, потому Он вездесущ и всеведущ.
Благодаря отсутствию каких бы то ни было затруднений и препятствий к самораскрытию Божественных свойств и совершенств Своих, Он совершенно свободен. Потому что только в Нем источник жизни и потому что от Него произошло всякое существо, всякие предметы и вещи во всей вселенной, Он являет Собой центр вселенной, откуда исходит слава Его.
Жизнь Духа Бога любви составляет неизменный, вечный закон жизни для всякого духовного разумного существа и для всякой твари. Этот закон жизни Божества часто именуется в Св. Писании Правдой Божией, а отступление от него – ложью или заблуждением. Всякое живущее Божественной жизнью любви существо бывает счастливо и блаженно навеки.

Только Бог любви, Единый, в Троице поклоняемый, должен быть предметом веры для всякого разумного существа, и только Его Божественной жизнью любви должно жить всякое существо во вселенной, ибо иной истинной жизни нет.


http://makeevdon.in.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=328%3A2011-03-31-23-02-23&catid=1%3A2010-04-25-23-04-49&Itemid=43&limitstart=5
#4 | Лидия Новикова »» | 18.04.2012 22:02 | ответ на: #3 ( Лидия Новикова ) »»
  
9

Акафист Господу нашему Иисусу Христу о даровании благодати любви.


Из рукописей архимандрита Павла (Груздева)

Кондак 1

Возбранный Воеводо и Господи Иисусе Христе, любы истинная и милосердие безконечное, воспеваем Тя любовию спасеннии Тобою раби Твои. Ты же, яко имеяй всяку власть на небеси и на земли, сыны света соделай Твоя служители, да зовем Ти: Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Икос 1

Ангели о Рождестве Твоем, Иисусе, радуяся, воспеша: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Мы же, глубине благоволения Твоего дивящеся, благодарно Тебе зовем: Иисусе, Сыне Благословеннаго, в вышних живый, и нас дольних не забываяй. Иисусе, Боже Всемилостивый, силою любве Твоея к нам снисшедый. Иисусе, милосте безконечная, с высоты блаженства небеснаго нам состраждущий. Иисусе, пресветлым взором Твоим прозираяй глубину сердца человеческаго. Иисусе, влекий к Себе сердца Божественными Твоими глаголы. Иисусе, любовь истинная, научи и нас любити Тебе. Иисусе, возсияй огнь любве Божественныя в сердцах наших. Иисусе, образ любве совершенныя нам показующий. Иисусе, невозвратным желанием последовати Тебе нас вдохновляющий. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 2

Видя Божественное Твое милосердие к падшему человечеству и любовь совершенную, еяже вся злоба мира одолети не возможе, о Иисусе, Царю мой и Боже мой, ученицы Твоя разумеша, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго. Мы же на всяк час, от темнаго духа злобы побеждаеми, к милосердию Твоему прибегающе, со слезами вопием: Аллилуиа.

Икос 2

Разум не постигает тайны любве Божественныя, како Сын Божий, Иже ни единаго зла сотвори, смерть восприемлет, да нас смерти свободит, зовущих: Иисусе, Сыне Ветхаго деньми, образ младенца восприявый. Иисусе, Матери Твоея Пречистыя Чадо возлюбленное. Иисусе, сердца Мариина радость неизглаголанная. Иисусе, краснейший добротою паче всех сынов человеческих. Иисусе, Апостолов Твоих возлюбленный Учителю. Иисусе, Марии Магдалине, много возлюбившей Тя, многия прегрешения отпустивый. Иисусе, старца Симеона благодатное успокоение. Иисусе, Петра, отвергшагося Тебе, троекратным исповеданием со слезами паки утвердивый. Иисусе, возлюбленнаго ученика Твоего, яко образ любве, яже к Тебе, нам показавый. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 3


Силою любве Божественныя озари и ны, Иисусе, и избави нас от всякия злобы, да чистым сердцем возлюбим Тя, Господа Бога нашего, и ближних наших, яко же себе, радостию зовуще: Аллилуиа.

Икос 3


Имеяй богатство милосердия неизреченное, о Иисусе Боже наш, не презри и наша обнищавшая сердца и светом лица Твоего озари нас молящихся: Иисусе, любовию ко Отцу Твоему исполненный, научи и нас любити Отца нашего Небеснаго. Иисусе, всех любовию почитающих Тя от мрака греховнаго спаси. Иисусе, возлюбленную Матерь Твою в помощь и утешение нам даровавый. Иисусе, глаголы Божественными: «милости хощу, а не жертвы» и нас милосердию научивый. Иисусе, заповедь новую: да любим друг друга, нам даровавый. Иисусе, любы неизреченная, не отлучи нас любве Твоея. Иисусе, Свете, Егоже тьма не объимет, озари наша омраченныя сердца. Иисусе, просвети нас любовию Твоею, вся терпящей и вся побеждающей. Иисусе, учеником скорбящим на пути в Еммаус явивыйся, сотвори, да выну сердца наша горят огнем любве Твоея. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 4

Бурю волн словом уст Твоих укротивый, Иисусе, Творче мира и стихий Повелителю, утиши бурю страстей в сердцах человек, призывающих имя Твое святое, да пребудут в тишине, единомыслии и любви нерушимей, зовуща: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша ученицы Божественныя Твоя и премудрыя глаголы ужасахуся,глаголюще: «Кто может спасен быти?» Ты же, скорбя о жестокосердии сердца человеческаго, отвещал еси им, яко вся возможна суть у Бога». Темже и мы вопием Ти: Иисусе, научи нас творити волю Твою, да пребудем в любви Твоей. Иисусе, наставляяй нас любити Тя не словом токмо или языком, но делом и истиною, даждь нам к тому не оскорбляти любве Твоея. Иисусе, запрети духу злобы, иже научает ны ненавидети брата нашего. Иисусе, всели в сердца наша дух кротости и незлобия. Иисусе, Свете паче всякаго света. Иисусе, радость паче всякия радости. Иисусе, упокоение паче всякаго упокоения. Иисусе, жизнь вечная и нескончаемая. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 5


Боготочною Кровию Твоею, на Кресте излиянною, Иисусе, избавил еси ны от власти темнаго духа злобы, и смертию Твоею словеса Твоя запечатлел еси, яко воистину несть больше тоя любве, иже аще кто душу свою положит за други своя. Ты же, Спасе наш, не токмо за други Твоя, но и за распинающия Тя молился еси ко Отцу Твоему. Темже благодарными усты и благодарным сердцем вопием Тебе: Аллилуиа.

Икос 5


Видеша ученицы Твое неизреченное милосердие, яко болящия исцеляеши, мертвыя воскрешаеши, всяк недуг душевный и телесный врачуеши, познаша Тя, Бога любве, и проповедаша Евангелие Твое всей твари. Мы же вопием Ти: Иисусе, всякий дар любве приемляй, приими и наше недостойное славословие. Иисусе, умягчи наша жестокая и окамененная сердца. Иисусе, отжени от нас гнев и памятозлобие. Иисусе, помози нам не осуждати брата нашего. Иисусе, научи ны зрети прегрешения наша. Иисусе, смиривыйся даже до смерти, отдали от нас гордость и высокоумие. Иисусе, согрей теплотою любве Твоея хладныя души наша. Иисусе, свободи нас от уныния и печали. Иисусе, изведи души наша из мрака отчаяния. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 6

Проповедник Божественныя любве Твоея, о Иисусе, явися возлюбленный Твой ученик и Апостол Иоанн Богослов, иже любовь совершенную стяжав, и нам друг друга любити заповеда, да в единомыслии и любви зовем Ти: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси вселенней, Христе, Свете истинный, просвещающий всякаго человека, грядущаго в мир. Темже и мы, светом лица Твоего просвещеннии, взываем Ти сице: Иисусе, источниче жизни, отверзи очи сердца нашего, да узрим Тя, истинное Солнце правды. Иисусе, рекий, яко «грядущаго ко Мне не изжену вон», не отрини нас, приходящих к Тебе. Иисусе, не остави нас, аще и многажды оставихом Тя. Иисусе, взыщи нас, яко заблуждшее овча. Иисусе, приведи нас в дом Отца Твоего. Иисусе, изыди на взыскание наше. Иисусе, объятия Отча отверсти нам потщися. Иисусе, в чертог Твой украшенный введи нас. Иисусе, ризу нам подаждь светлу и одеждею нетления облецы нас. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 7

Хотя сокровенную тайну от века открыти, миру всему благовестил еси любовь Божию, о Иисусе, да не ктому Бог человеком, яко грозный Судия явится, но яко Отец чадолюбивый, вся призываяй к Себе. О сем радуяся, всяк земнородный с любовию да вопиет: Аллилуиа.

Икос 7

Дивную нам показа Господь милосердия Своего бездну, егда и за распенших Его на Кресте ко Отцу моляшеся. Приидите убо, людие, поклонимся Его долготерпению и, припадающе, возопиим: Иисусе, любы истинная, озари и нас светом любве Твоея. Иисусе, веления Отча исполнивый, научи и нас творити волю Отца нашего Небеснаго. Иисусе, даждь нам любовь совершенную, в нейже страха нет. Иисусе, даждь нам полноту радости Твоея. Иисусе, влекий к Себе сердца, привлецы и нас к любви Божественней. Иисусе, в знамение любве Твоея Тело и Кровь Твою в снедь верным даровавый, даруй нам непрестанно благодарити Тя. Иисусе, не осуди нас, небрегущих о сем драгоценнем даре любве Твоея. Иисусе, возбуди в нас желание приимати часть Святынь Твоих во исцеление души и тела и в жизнь вечную. Иисусе, сподоби нас истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 8

Странно Бога любве и милосердия на смерть предана видяще, вся тварь ужасом содрагашеся, недоумевающе: како вместо дани любве и благодарения, клевету и поношение воздаша Тебе неблагодарнии людие. Мы же покланяемся неизреченному Твоему благоутробию, зовуще: Аллилуиа.

Икос 8

Весь был еси любовь к падшему человечеству, о Иисусе, егда на Кресте кротко дух Твой Отцу предав, снизшел еси в преисподняя земли, умершия вся воскресил еси, и нас радости исполнил еси, еяже никтоже возмет от нас. Темже и мы не таим сия радости, но со Ангелом всему миру глаголем: «Рыдания время преста, не плачите, яко воскресе Христос!», но Сему возопийте: Иисусе, веселие вечное, отдали от нас рыдание слез. Иисусе, о Марии Магдалине рыдающей умилосердивыйся, плачущим и рыдающим нам благодатное Твое подаждь утешение. Иисусе, смертию Твоею смерть умертвивый, от смерти вечныя избави души братий и сестер наших скончавшихся. Иисусе, Агнче Божий, вземляй грехи мира, отпусти им всякая прегрешения, вольная и невольная. Иисусе, о Лазаре, друге Твоем, слезы пролиявый, отри всяку слезу от очес их. Иисусе, возшедый во еже уготовати место любящим Тя, всели их во обители Твоя. Иисусе, всем усопшим, иже не имут сродников о них молящихся, даруй Молитвенницу неусыпающую - Пречистую Матерь Твою. Иисусе, молитвами Ея и нас, грешных, помилуй. Иисусе, рекий, яко веруяй в Тя не умрет, но прейдет от смерти в живот, даруй им жизнь вечную. Иисусе, Радосте бесконечная, сподоби и нас радости соединения с ними во Царствии Твоем. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 9

Все естество Ангельское, Тобою созданное, непрестанно воспевает силу любве Твоея, о Иисусе, земля же и небо, солнце и луна, и вся звезды, и свет, холми же и доли, воды и вся дубравы покланяются Тебе и восхваляют имя Бога Вышняго, научая и нас воспевати Ти: Аллилуиа.

Икос 9

Витии суемудреннии недоумеют, како возможно есть нам себе отвергнутися, да Тя приобрящем. Мы же добре вемы со Апостолом, яко аще и весь мир приобрящем, любве же не имамы, никая польза нам есть. Сия ведуще вопием Ти: Иисусе, сокровище многоценное, даждь нам обрести Тя, Единаго на потребу. Иисусе, Свете мира, не отвержи нас, аще и ничтоже благое сотворихом пред Тобою. Иисусе, приими ны, аще и в единонадесятый час токмо приходим к Тебе. Иисусе, благоволи пребыти с нами, да радость наша исполнится. Иисусе, научи ны не радоватися о неправде, но сорадоватися истине. Иисусе, даждь нам любовь Твою, яже долготерпит и милосердствует. Иисусе, даждь нам Твою любовь, яже не превозносится, ниже гордится. Иисусе, даждь нам Твою любовь, яже вся покрывает, всему веру имет, вся уповает и вся терпит. Иисусе, даруй нам любовь, яже никогдаже упразднится, но пребывает вовек. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 10

Спасти хотяй мир во зле погибающий, о Иисусе, снизшел еси на землю, всем образ любве совершенныя показуяй. Сего ради Тебе, возлюбленному Господу и Спасителю нашему, со умилением вопием: Аллилуиа.

Икос 10

Царю Небесный, Иисусе Христе, Боже наш, пришедый свободити ны от клятвы законныя, и закон Твой нам даровавый, да любим друг друга. Призри и ныне на окаменение сердец наших, из глубины души Тебе молящихся и вопиющих: Иисусе, оживотвори нас всех любовию Твоею. Иисусе, низпосли нам Духа Твоего Святаго Утешителя. Иисусе, обрати ны на стези заповедей Твоих, просвети лице Твое на ны, да спасемся. Иисусе, Ты еси крепость наша и утверждение. Иисусе, Ты еси Бог наш, Ты еси наше радование. Иисусе, Ты еси Христос, Сын Бога Живаго. Иисусе, Ты еси Свет превысший всякаго света. Иисусе, Ты еси Пасха спасительная, от смерти к жизни нас преводящая. Иисусе, кто отлучит нас от любви Твоей? Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 11

Пение благодарственное о милосердии Твоем даруй нам принести Тебе, о Иисусе, Спасителю наш, и приими недостойныя наша молитвы. Из глубины души вопием Ти: Господи, Господи, не отвержи нас от Твоего лица, зовущих Тебе: Аллилуиа.

Икос 11

Яко Солнце любве незаходимое, возсиял еси мирови, Иисусе, просвещаяй сущия во тьме. Неразумнии же иудее не восхотеша приити в Тебе, дондеже бе с ними Свет. Мы же Тебе, истинное Солнце правды исповедающе, вопием: Иисусе, призри с небесе и виждь, и посети виноград сей, егоже насади десница Твоя. Иисусе, обнови дух любви и милосердия в Церкви Твоей Святей. Иисусе, не лиши ны блаженства, уготованнаго любящим Тя. Иисусе, не осуди нас без милости, яко не сотворившия милости. Иисусе, помилуй вся благодеющия нам и любящия нас. Иисусе, прости вся ненавидящия и обидящия нас. Иисусе, умягчи сердца злых человек, возстающих на ны. Иисусе, удали всякое пререкание и раздоры от среды верующих в Тя. Иисусе, положи нам союз любве нерасторжимый. Иисусе, сотвори да вси едини будем, якоже Ты во Отце и Отец в Тебе. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 12

Благодать подаждь и нам, всех благих Подателю, Иисусе, открый нам тайну любве Твоея, избави нас от всякия болезни и скорби в сей временней жизни, не лишены же ны сотвори и Небеснаго Твоего Царствия, зовущих Тебе: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще велие чудо любве Твоея, Иисусе, Боже Всещедрый, покланяемся Тебе с любовию и просим прилежно: поспеши избавити нас от всякия скорби и клеветы человеческия, да не охладеет любовь в нас, смиренно зовущих к Тебе: Иисусе, призываяй к Себе вся труждающияся и обремененныя, даруй мир Твой душам нашим. Иисусе, кроткий и смиренный сердцем, умири наша скорбная сердца. Иисусе, распрострый на Кресте руце Твои, приими и нас во объятия Твоя. Иисусе, обещавый пребывати с любящими Тя, пребуди с нами, недостойными, во вся дни живота нашего. Иисусе, даждь нам познати, яко иго Твое благо и бремя Твое легко есть. Иисусе, укрепи ны, да вземши крест свой по Тебе грядем. Иисусе, любы совершенная, утверди ны в вере и любви к Тебе. Иисусе, милосте безконечная, помилуй нас. Иисусе, Ты веси, яко любим Тя, но восполни скудость любве нашея от щедрот Твоих. Иисусе, Солнце любве незаходимое, научи и нас любви Твоей.

Кондак 13

О Иисусе Христе, Свете от Света Отчаго, Ты еси любовь Божественная! Егда приидеши со Ангелы на облацех небесных с силою и славою, тогда пощади ны, грешныя, и сподоби нас быти наследники новаго небесе и новыя земли, в нихже любовь Твоя вечная живет, зовущих Тебе: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва

Премудрый и Всеблагий Господи, Спасителю наш! Просветивый сиянием пришествия Твоего мира концы и сопризвавый нас в Церковь Твою Святую, с обетованием наследия нетленных и вечных благ. Призри милостивно на нас, недостойных рабов Твоих, и не помяни беззаконий наших, но, по безмерному благосердию Твоему, прости нам вся прегрешения наша. Аще бо и преступаем святую волю Твою, но не отметаемся Тебе, Бога и Спаса нашего: Тебе единому согрешаем, но и Тебе единому служим, в Тя единаго веруем, к Тебе единому прибегаем и Твои точию раби быти хощем. Помяни немощь естества нашогои обдержащия повсюду искушения врага и прелести и соблазны мира, ихже ради без Тебе, якоже рекл еси, не можем творити ничесоже. Сам очисти и спаси нас. Сам просвети умы наша, еже непоколебимо веровати в Тя, единаго Спаса и Избавителя нашего.Сам подвигни сердца наша,еже всецело любити Тя,единаго Бога Творца нашего.Сам направи стопы наша,еже непреткновенно ходити во свете заповедей Твоих. Ей, Господи Спасителю наш, яви нам великую и богатую милость Твою:сотвори,да в преподобии и правде поживем вся дни живота нашего, и тако достойни будем во второе славное пришествие Твое услышати от Тебе милостивое призывание в Царствие Небесное, еже улучити сподоби нас,грешных и недостойних рабов Твоих, и в наслаждении неизреченных красот его славити Тя вкупесо Безначальным Твоим Отцем и Присносущным Божественным Духом во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4

Союзом любве апостолы Твоя связавый, Христе, и нас,Твоих верных рабов,к Себе тем крепко связав, творити заповеди Твоя и друг друга любити нелицемерно сотвори, молитвами Богородицы, Едине Человеколюбче.

Кондак, глас 4

Пламенемлюбве распали к Тебе сердца наша, Христе Боже, да тою разжигаеми, сердцем, мыслию же и душею, и всею крепостию нашею возлюбим Тя и искренняго своего яко себе, и повеления Твоя храняще,славим Тя, всех благ Дателя.

http://pravoslavie.ks.ua/rubric/akafisty/article/akafist-gospodu-iisusu-hristu-o-darovanii-blagodati-lyubvi
#5 | Лидия Новикова »» | 21.04.2012 23:21 | ответ на: #4 ( Лидия Новикова ) »»
  
10

О любви


Путь отцов

Любовь... всему верит.
Апостол Павел (1 Кор. XIII, 4, 7)


Весь смысл нашей жизни в том, чтобы теплом своего дыхания бороться с холодом мира. Потому-то так и страшно подходить к концу своей жизни: дело не только в том, что все меньше близких, которые это дыхание имели, - и небо без них все стуже, и осень холодней, - но и в том, что те, кто остались, ждут от тебя такой же любви, и чувствуешь на себе их глаза, в которых - ожидание и укор.

"Печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания... Мучимые в геенне поражаются бичем любви" (преп. Исаак Сирин. ЖМП, 1956, №5).

Ведь на Суде Божием с нас не спросят - постились ли мы, молились ли мы, но только: любили ли мы? Так как этот вопрос все спрашивает, и это будет Страшный Суд любви, "егда поставятся престолы и отверзутся книги и Бог на суде сядет".

Любовь к людям для нас труднее всего. В молитве или посте - если искусственно изолировать их от любви - человеку весьма легко удастся слукавить и вложить ложку дегтя в их мед: что-то о себе, их совершающих возомнить и замкнуться в добродетельном футляре. Любовь же к людям в том и есть, чтобы в забвении о себе и в просторе от себя искать в людях Бога и в Боге спасаемых Им людей. Тут надо идти на жертвенный путь креста. Вот почему Отцы так настойчиво говорят именно о триедином образе совершенства: любовь к людям доказывает любовь к Богу, а потому только присутствие ее в этом триединстве (воздержание, любовь и молитва) является духовной гарантией того, что это триединство есть действительно путь к Богу. Именно она делает этот сплав драгоценным.

В Патерике есть такой рассказ: "Спросил некто старца - почему имеющиеся ныне между монахами подвижники не получают благодатных даров подобно древним? Старец отвечал: потому что тогда была любовь и каждый подымал ближнего своего вверх; ныне любовь охладела и каждый влечет ближнего своего вниз. По этой причине мы не удостаиваемся получить благодати" (От. 496). "Бог и великие грехи прощает человеку против Него Самого; но согрешения против ближнего не прощает, если (человек) с ним не умиротворится" (преп. Амвросий Оптинский, АМ, 119).

Вот почему, как сказала авва Евагрий: "лучше быть среди тысячи с любовью, чем одному скрываться в пещерах с ненавистью" (ДI, 609).

"Чада мои! Нет нечестия, которое было бы выше того нечестия, когда человек наносит скорбь ближнему и возносится над ближним" (преп. Антоний Великий, От, 16).

"Святая любовь, проникая всех от первых до последних, от головы до ног, всех с собою сочетавает, сцепляет, связывает и единит, и делает их крепкими и непоколебимыми. Будучи познаваема, она открывается каждому из них одною и тою же. Она есть Бог, с Коим и последние бывают первыми и первые, как последние" (преп. Симеон Новый Богослов Д V, 51).

"Нет ни одного вида добродетели, человека с Богом содворяющей и сочетавающей, которая не была бы связана с любовью и от нее не исходила, неизреченно как-то ею бывая объемлема и охраняема" (св. Феодор Эдесский, Д III, 339).

"Что пользы, если имеет кто все, но не имеет любви спасающей... Приобрел ли кто девство, постился ли, совершает ли бдения, молится ли, дает ли приют бедным.., строит ли церкви, другое ли что делает, - без любви все это ни во что не вменится у Бога" (преп. Ефрем Сирин, Д II, 463).

Даже сама любовь к Богу поверяется любовью к людям: Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит (1 Ин. IV, 20).

Но и любовь к людям, в свою очередь, поверяется в христианстве любовью к Богу: Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его (1 Ин. V, 2).

Все духовные действия в христианстве поверяются безошибочным показателем любви. Тот, кто говорит, что любит Бога, но не любит людей, есть, по Апостолу, "лжец" (1 Ин. II, 4). Тот, кто не любит Бога и тем самым не исполняет Его заповеди, - не может иметь истинной любви к людям. Такова двуединая апостольская формула любви.

Ее, как известно, графически изобразил в VI веке св. авва Дорофей (Д II, 617). Если центр круга - Бог, а люди - радиусы, идущие к Нему от окружности, то их движение к Центру есть одновременно сближение друг с другом. Стремление к Центру есть неизбежность взаимного сближения. И наоборот: если нет движения к Центру, то радиусы не приближаются друг к другу. Сближение людей в любви обусловлено их приближением к Богу. Если представить себе обратное движение, то чем дальше будут уходить радиусы людей от Центра, тем все шире будут расходиться их пути, теряясь в пустынях одиночества.

О том же писал преп. Ефрем Сирин: "Каждый прежде всего всеми мерами да старается иметь с сердцем своим священную любовь и страх Божий; непрестанно да просит их себе у Бога, и частым, лучше сказать, непрестанным памятованием о Господе и его небесной любви всячески да ревнует возвращать их в себе ежедневно, при помощи благодати. В любви же к ближнему (после сего) легко уже можем преуспеть. Поставь первое (любовь к Богу) на первом месте, тогда второе, следуя за первым, совершится по порядку. А если кто вознерадит о первой великой заповеди о любви к Богу... вознамерится же иметь попечение о второй, подобной ей, то отсюда проистечет одно только внешнее служение братиям и никогда не будет он в состоянии исполнить сие служение чисто и здраво... Когда человек далек от памятования о Боге и от страха Божия, тогда необходимо ищет он славы и домогается похвалы... А когда ум и душевное расположение всегда заняты помышлением о Боге и стремлением к Нему, тогда, в сообразность любви Божией, человек, все делая во славу Божию.., получает совершенный успех в своем труде" (Д II, 363-364).

"Мы должны любить ближнего не менее, как самих себя... Но не так, чтобы любовь к ближним... отвлекала нас от исполнения первой и главной заповеди, т. е. любви Божией, как о сем поучает Господь наш Иисус Христос: иже любит отца и матерь паче Мене, несть мене достоин и иже любит сына или дчерь паче Мене, несть мене достоин (Мф. X, 37) (преп. Серафим Саровский, ДС, 294).

"Когда кто начнет богато ощущать любовь к Богу, тогда в чувстве духовном начинает он и ближнего любить, и начавши, не престает. Любовь плотская, не будучи связана духовным чувством, как только представится какой-нибудь даже незначительный повод, очень легко испаряется. Любовь же духовная не такова: но хотя случится потерпеть какое огорчение, в душе боголюбивой, состоящей под воздействием Божиим, союз любви не пресекается: ибо возгревши себя теплотою любви к Богу, она тотчас возвращается к благому настроению и с великою радостью восприемлет любовь к ближнему, хотя бы и немалое от него было получено оскорбление или понесен большой вред; потому что тогда сладостью Божиею совершенно поглощается горечь разлада" (блаж. Диадох ДIII, 14-15).

Любящих Меня, - говорит Господь, - заповеди Мои соблюдает (Ин. XIV, 15). Заповедь же Моя сия есть, да любите друг друга (Ин. XV, 12). Итак, не любящий ближнего не соблюдает заповеди, а не соблюдающий заповеди не может любить и Господа" (св. Максим Исповедник, Д III, 165-166). Закон двуединства любви пронизывает все учение Отцов.

Авва Иоанн-пророк свои беседы с учениками часто начинал все одними и теми же словами: "Бог да сохранит любовь". Мы наверное никогда не додумались бы свои встречи и разговоры начать мысленно таким воздыханием о любви. Наши радиусы не стремятся к Центру, и мы слишком торопимся, чтобы еще задерживать себя на любви. Мы или больны, или заняты. В одном письме о. Амвросий Оптинский говорит: "никто не должен оправдывать свою раздражительность какою-нибудь болезнью, это происходит от гордости. Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться" (От.-100).

Заповедь о любви к человеку принимается святыми как величайшая и безусловная, н допускающая никаких кривотолков. "Авва Иоанн Колов сказал: невозможно выстроить здание, начиная строить с крыши; но должно строить, начиная с основания и подымаясь кверху. Его спросили: что должно разуметь под основанием? Он отвечал: основание - ближний, когда пользуем и приобретаем его, потому что на нем основаны все заповеди Христовы" (От. 352). "Хотящемуся спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: друг друга тяготы носите и тако исполните Закон Христов (Гал. VI, 2). Много других заповедей, но не при одной такого добавления нет, то есть: "так исполните закон Христов". Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной" (преп. Амвросий Оптинский АМ-50).

"Брат! Заповедаю тебе: на весах твоего рассуждения да препобеждает постоянно милостыня все прочие виды добра, доколе ты не ощутишь в себе той милостыни, которую имеет Бог к миру. Милосердие да будет для нас зеркалом и да возможем мы увидеть в себе (при посредстве милосердия) подобие и истинный образ совершенства, находящегося в естестве и существе Божием... Жестокое и немилостивое сердце никогда не возможен очиститься. Милосердный человек есть врач души своей: он как бы сильным движением ветра изгоняет омрачение страстей из внутренности своей" (св. Исаак Сирин От.-343).

"Последуй милостыне. Когда она вселится в тебя, тогда образуется в теле святая красота, которую человек уподобляется Богу" (он же. От.-341). Это то, о чем поется в стихирах (на Господи воззвах) Вторника Страстной недели: "раздавай нищим и стяжи друга Господа".

В Патерике рассказывается: "Старцы рассуждали между собою, что каждый из нас должен соединиться духом воедино с ближним своим, с его плотью, со всем человеком, во всем сострадать ему, во всем сорадоваться, все скорбное для ближнего оплакивать, быть в отношении к нему как была бы у него с ближним одна общая плоть, одна общая душа. И Писание свидетельствует, что мы едино тело о Христе; также оно говорит, что у множества веровавших в Господа было одно сердце и одна душа (Деян. IV, 32).

"Если кто и одного (нищего) презрит - повинным делается огню вечному" (преп. Симеон Нов. Бог). "Так как имеющий ближнего своего как самого себя не может дозволить себе иметь что-нибудь больше ближнего, то если кто, имея, не раздает независтно, пока и сам не сделается бедным и не уподобится ближним своим, тот не оказывается точным исполнителем заповеди Владычней" (ДV - 45, 46, 47). (он же).

Самое ценное для характеристики древних подвижников - это то, что предвидя возмущенное возражение на такой явно утопический для возражателей совет, великий авва тут же отвечает на него так, как могут отвечать одни святые: приводит только шесть слов Апостола Павла - любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так(2 Кор. V, 14).

Исполнение заповедей, - пишет св. Максим Исповедник, - есть подражание Господу шаг за шагом" (ДIII - 150).

Когда читаешь Отцов, живших где-то в этой темной дали средневековья, то иногда делается страшно слышать, как они действительно "шаг за шагом" идут по Галилее за Христом. Если подвиг воздержания совершался ими не из расчета получения каких-то духовных наград, а потому что его неизбежно рождала их твердая память о желчи, смешанной с уксусом, которой вкусил Господь наш, Владыка и Бог" - (Лествичник ДII - 514), если в молитву они устремлялись для того, чтобы слиться с дыханием Божиим, то и здесь, в любви к людям, они находили ее в себе именно потому, что их любовь к своему богу открыла для них в человеке его древнее богоподобие. Как на иконе иногда обнажаются первоначальные краски, так и Христос отрыл им в человеке его божественную красоту.

"(Надо) видеть в брате своем - Бога своего" (преп. Симеон Нов. Бог. ДV - 45).

"Блажен инок, который всякого человека почитает как бы богом, после Бога" (преп. Нил Синайский ДII - 222).

"Авва Аполлос говорил своей братии, что должно кланяться в и странным инокам, приходящим в монастырь их. Поклоняясь братьям, мы поклоняемся не человекам, но Богу. Видел ли ты брата твоего? - ты видел Господа Бога твоего" (От. 78_79).

Но если любовь к Богу доказуется и осуществляется в мироотреченности, то без этой мироотреченности невозможна и истинная любовь к человеку: и для этой любви надо сначала забыть о себе и отречься от мира греха в самоочищении. "Не могут приобрести любви к человекам те, которые любят мир сей" (Исаак Сирин ДII - 679).

"Надлежит всему видимому, пишет св. Максим Исповедник, - и даже самому телу (своему) предпочитать любовь ко всякому человеку, которая служит и признаком любви к Богу". "Но кто не отрешится от всякого пристрастия к вещественному, тот не может настоящим образом любить ни Бога, ни ближнего". "Совершенный в любви, - пишет он же, - выше тиранства страстей, и, взирая на одно естество человеческое, на всех равно смотрит и ко всем расположен бывает... не знает разности между своим и чужим, между верным и неверным, между рабом и свободным, даже между мужским полом и женским" (ДIII - 152, 199, 198).

В том и есть весь смысл отречения от мира, чтобы, сбросив с себя "тиранство страстей", устремиться любовью не только к Богу, но и к человеку, или тем самым к человеку.

"Всех заповедей объемнейшая есть любовь к Богу и ближнему, которая рождается по отрешении от всего вещественного и безмолвии помыслов" (св. Марк-подвижник ДI - 561).

"Отрешение от вещественного совершается в борьбе с грехом. А это значит, что истинная любовь к людям, по общему закону христианства, тогда только силою берется и только употребляющие усилие достигают ее (Мф. XI, 12). Любовь есть Царство Божие, путь к которому проложен через самопринуждение. "Дух Святый в самом начале преуспеяния, - говорит блаж. Диадох, - если (человек) горячо возлюбит добродетель Божию, даст душе полным чувством и удостоверительно вкусить сладости Божией, чтобы ум точно и определительно познал, сколь велик плод боголюбивых трудов; но потом надолго скрывает богатство сего животворного дана, чтобы мы, хотя во всех преуспеем добродетелях, думали о себе, что мы ничто, - потому что не видим в себе, чтоб святая любовь обратилась у нас в постоянный нрав. Ибо в ту пору бывает, что бес нелюбия иногда с такой силой налегает на души подвизающихся, что они неприязненно относятся даже к тем, кои любя их, и даже во время приветствия и целования держат это тлетворное действо неприязни. От сего душа сильно скорбит и болезнует, что, тогда как в памяти носит любовь духовную (сознает обязательство любви), не может возиметь ее в чувстве, по причине, как ей кажется, недостаточности совершеннейших трудов. Почему необходимо нам пока нуждением насильственным заставлять себя совершать дела любви, чтобы таким образом достигнуть ее полным чувством" (блаж. Диадох ДIII - 66, 67).

Достигайте любви (1 Кор. 14).

Говоря о делах любви к людям, Отцы указывают и на особые трудности ее в области духовной. Заповедь Апостола: будьте мертвы для греха, живые же для Бога (Рим. VI, 11), - Отцы переносят и на отношения человека к людям.

"Брат! Пока есть у нас время, будем внимать себе и обучаться молчанию, так как все пришло в смятение. И если хочешь быть спокойным по всему, будь мертв в отношении ко всякому человеку, и успокоишься. Разумей, что я говорю это касательно помыслов, касательно всяких дел обращения с людьми и забот; безмолвствуй с миром" (преп. Варсонофий Великий В-42).

Любовь к человеку спасает и спасаемого и спасающего. Но для того, чтобы духовно спасать других, надо сначала спасти себя. Если человек сам утопает, он не может спасать духовно утопающих. Ему самому сначала надо быть на твердом береге любящей веры. Отсюда это постоянное слово - точно дыхание - святых: "внимай себе!" - "Спасайся!" "Безмолвствуй с миром!"

"Себя спасай", пишет еп. Игнатий Брянчанинов, - Блажен, если найдешь одного верного сотрудника в деле спасения: это великий и редкий в наше время дар Божий. Остерегись, желая спасти ближнего, чтоб он не увлек тебя в погибельную пропасть. Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею... Охранись от него сам: и этого с тебя достаточно... "Ныне почти нет истинного благочестия", - говорит уже святитель Тихон, - за сто лет перед сим - ныне одно лицемерство"...

Преследуй лицемерство в себе, уклонись от зараженных им масс, прикрывающих служение миру служением Богу, личиною святости порочную жизнь и душу, всецело преданную страстям... Необходимо жительство, растворенное смирением, необходимо точнейшее жительство по Евангельским заповедям, необходимо соединение молитвы с плачем о себе и всем человечестве... Спасаяй, да спасет свою душу, сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим" (От. 532).

"Смотри, не разори своего дома, желая построить дом ближнего. Трудное это дело и неудобь исполнимое" (преп. Симеон Нов. Бог. ДV - 22).

Но не только в духовном учительстве Отцы советуют соблюдать осторожность: они требуют внимания и ко всем тем душевно-телесным явлениям, которые воспринимаются нами как любовь к людям. Поскольку вне "отрешения от вещественного", т. е. от греха, не может быть истинной любви к человеку, Отцы проявляют сдержанность в преподании этого учения любви новоначальным и юным ученикам, чтобы на них не исполнилось Апостольское слово, - начавши духом, - плотию оканчиваете (Гал. III, 3). Грань между истинной любовью и волей греховной плоти иногда трудно уловима и слишком велико приобретаемое во Христе сокровище, чтобы не быть осторожным. Но в то же время- "широка заповедь Твоя зело", а поэтому, давая часто советы о том, что первейшее наше дело - это личное спасение - раскрытие в себе самом любви Божией - Отцы одновременно никогда об этой "широте" не забывали.

"Особенной любви ни с каким лицом не заводи, особенно из новоначальных, потому что из духовной такая любовь очень часто прелагается в страстную и бывает причиной многих бесполезных скорбей. Впрочем, смирение и частая молитва научает, как тут поступать; подробно же говорить о сем здесь не нахожу уместным; разумеяй, да разумеет" (преп. Симеон Благоговейный ДV - 67). Для Отцов характерно это "впрочем".

"Слова Отцов, - говорит авва Иоанн-пророк - "никто не должен, оставя своего мертвеца (дело своего подвига), идти оплакивать другого", относятся к юным; ибо совершенным свойственно сострадать ближнему". (В-254).

Совершенная любовь все может, потому что через человека видит Бога.

"Пока мы состоим под стихиями телесного обучения, дотоле бываем как младенцы, стрегомы, чтобы не касались брашен не должных, не давали воли осязанию, не засматривались на красоту, не смущали песней сладких, не услаждали обоняния ароматами, хотя мы наследники и господа всего отцовского достояния. Когда же кончится это время обучения и завершится бесстрастием, тогда, освободясь от закона мудрования плотского, пребываем мы под законом Духом и всыновление приемлем" (преп. Никита Стифат ДV - 164).

"Некто, - пишет св. Иоанн Лествичник, - увидев необыкновенно красивую женщину, прославил о ней Творца. От воззрения на нее возгорелась в нем любовь к Богу и из очей исторгся источник слез. И дивно было видеть, как то, что для другого послужило бы в погибель, для него паче естества стало венцом победы".

"Таким же правилом, - добавляет великий начертатель аскетической Лествицы - должно нам руководствоваться и в отношении к сладкопению и песням. Боголюбивые и мирскими и духовными песнями возбуждаются обыкновенно к святому радованию, Божией любви и слезам, а сластолюбцы к противному" (ДII - 524).

Для чистых - все чисто, - сказал Апостол (Тит. I, 15).

"Как солнце светозарными лучами улыбается всей земле, так любовь светозарными деяниями приветствует всякую душу. Если приобретем ее, то угасим страсти и просияем до небес. А когда нет ее, ни в чем нет успеха" (преп. Нил Синайский ДII - 293).

"Отчего мы осуждаем? - спрашивает св. авва Дорофей, - оттого, что нет в нас любви, ибо любовь покрывает множество грехов (1 Пет. IV, 8) (ДII - 616).

Но о том, как страшен грех осуждения, поскольку он есть нарушение закона любви открывается в одном рассказе Патерика: "В некотором общежитии были два брата высокой жизни, удостоившиеся видеть каждый друг над другом благодать Божию. Случилось, что один из них вышел однажды в субботу из монастыря и увидел человека, которые ел рано. Он сказала ему: в этот час ты уже ешь! В следующий день отправлялась по обычаю Божественная Литургия. Другой брат взглянул на этого брата, и увидел, что данная ему благодать отступила от него, и опечалился. Когда они пришли в келию, первый брат сказал второму: отчего я не видел над тобой благодати, как прежде? Что сделал ты? - второй отвечал: не знаю за собой никакого греха, ни в деле, ни в помышлении. На это первый: не произнес ли ты какого небогоугодного слова? Второй, припомнив случившееся в субботу, сказала: да! Вчера я увидел кого-то, употреблявшего пищу рано, и сказала: с этого часу ты уже ешь в субботу. В этом грех мой. Но потрудись со мной две недели, и будем просить Бога, чтобы Он простил меня. Они сделали так. И по прошествии двух недель увидел первый брат благодать Божию, возвратившуюся на брата своего. Они были утешены Богом, единым благим, и вознесли Ему благодарение" (От.-621).

"Всякое доброе слово о ближнем и радость о нем суть в тебе плод и действие Святого Духа, как напротив всякое о нем худое слово и презрительное его осуждение происходят от твоего злонравия и диавольского тебе внушения" (преп. Никодим. Святогорец Н-186). "Приучи мало помалу сердце твое говорить о каждом брате: поистине он лучше меня. Таким образом мало помалу приучишься себя считать грешнейшим всех человеков. Тогда Святой Дух, вселившись в тебя, начнет жить с тобою. Если же укоришь человека, то отойдет от тебя благодать Божия и дастся тебе дух в осквернение плоти, ожесточится сердце твое, удалится умиление, и ни одному из духовных благ не будет места в тебе" (От. 346).

"Пришли некоторые старцы к авве Пимену (Великому) и сказали ему: "если мы увидим брата, дремлющим в церкви, то велишь ли возбудить его, чтобы он не дремал? Он сказал им: что касается до меня, то я, - если увижу брата моего дремлющим, - положу голову его на колени мои и успокою его" (От. 306).

Неосуждение ближнего, основанное на любви и смирении, есть путь к непрестанной молитве.

"Очень верное средство, - говорит еп. Игнатий Брянчанинов, - к сохранению сердечного мира и безмолвия и неразлучной с ними умной молитвы преподает святой Апостол: Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов (Гал. VI, 2). Люди наиболее устремляются в противное этому состояние: они ищут от ближних неупустительства и совершенств в добродетели, несвойственных и невозможных человеку, притом, имея о добродетели самое недостаточное, даже превратное понятие. Такое безрассудное стремление не допускает сердцу погрузиться в самовоззрение и истинное смирение, из которых истекают умная молитва и сердечное безмолвие; такое безрассудное стремление содержит сердце в непрестанном возмущении и приносит уму множество чуждых смысла помыслов и мечтаний" (От. 296).

"Ум, движимый любовью к ближнему, - говорит авва Фалласий, - непрестанно доброе о нем помышляет" (1 Кор. XIII, 5)(ДIII - 331).

"Святому Петру Апостолу показал Бог, что не должно ни одного человека почитать скверным, или нечистым. Поелику освятилось сердце его, что свят стал перед ним всякий человек. А у кого сердце в страстях, пред тем никто не свят, но по страстям, кои в сердце его, думает он, что и всякий человек таков же" (преп. авва Исаия ДI - 332).

"Отнюдь никого и ни в чем не обвиняй, но во всем старайся угодить ближнему. И ни о ком не помышляй зла; ибо чрез это сам делаешься злым, так как всякое злое помышляет злой, а доброе добрый. Когда приходит к тебе мысль: "они про меня говорят", - знай, что это враг нашептывает тебе. Не имей никогда таких подозрений. Терпи же все, радуясь и веселясь, ибо велика награда за терпение" (преп. Варсонофий Великий ДII - 571).

Но "помышлять доброе" о человеке, конечно, не означало для Отцов не видеть в нем уродства греха. Это означало только, чтобы, видя это уродство, прозревать за ним божественную первооснову человека. Это не наивность, а дерзновение.

"Тот любит всех человеков, кто не любит ничего человеческого" (св. Максим Исповедник), т. е. ту маску греховности, которая закрыла образ Божий. "Любящий Бога, - говорит он же, - не может не любить и всякого человека, хотя не благоволит к страстям тех, кои еще не очистились. Почему, когда видит их обращение и справление, радуется радостью безмерною и неизреченною" (ДIII - 180, 219).

На просьбу своих учеников молиться о них, Варсонофий Великий так ответил: "Я и прежде прошения вашего, ради горящей во мне, подобно сильнейшему огненному пламени, любви Христа, не престаю в горении и теплоте Духа, день и ночь молиться Богу, чтобы Он соделал вас Богоносными, чтобы вселился в вас и походил (2 Кор. 6) и ниспослал вам Духа Святого, Духа Истины, Который егда приидет, научит вас всему и наставит вас на истину (Ин. XIV, 26, XVI, 13), дабы удостоиться вам наследия вечных благ, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. II, 9). Я был для вас как отец, который старается включить детей своих в светлые воинства царские, тогда как они сами не заботятся о сем. Да даст же Бог и вам пламень любви сей". "Поверь мне, брат, - говорил он же, - что дух мой усердствует сказать моему Владыке, Который радуется о прошении рабов Своих: Владыка! Или вместе со мною веди и чад моих в царство Свое, или изгладь и меня из книги Твоей. Но немощь моя и нерадение препятствуют мне иметь такое дерзновение; впрочем милосердие Его велико" (В-83, 84, 85).

В свете этой совершенно непостижимой для нас любви, осуществляющей себя в молитве, тем более удивительно, что у Отцов есть указания о том, что даже молитву надо оставлять, если требуется совершить какое-то дело благотворения, какое-то простейшее, но неотложное движение любви.

"Бывает, что когда стоим на молитве, встречается дело благотворения, не допускающее промедления. В таком случае надо предпочесть дело любви. Ибо любовь больше молитвы, так как молитва есть добродетель честная, а любовь объемлет все добродетели" (св. Иоанна Лествичник ДII - 506).

Возможно, что это уазание относится к обычной молитве, а не к такой, о которой говорит преп. Варсонофий Великий и которая тоже, конечное, "объемлет все добродетели", но независимо от этого слова Лествичника характерны для истинного монашества.

"От ближнего жизнь и смерть. Ибо если мы приобретаем брата, то приобретаем Бога" (преп. Антоний Великий ДI - 137).

"Дела любви должно предпочитать посту, - говорит св. Иоанн Кассиан. - Этому научились мы у Египетских Отцов. Ибо когда мы пришли из Сирии в Египет, то нас принимали там с изумительно живым радушием сердечным, и куда бы мы ни приходили, нигде для успокоения нас не стеснялись соблюдением определенного устава часа для принятия пищи, как мы обвыкли видеть в монастырях Палестинских, - но везде разрешали на пищу прежде того, кроме только среды и пятницы. Один из старцев, когда мы спросили его, почему у них так свободно мимоходится правило каждодневного поста, ответил нам: "пост всегда со мною, вас же я не могу удержать с собою навсегда". Притом, хотя пост многополезен и всегда нужен, но он составляет жертву произвольную; исполнение же дела любви есть неотложимое требование заповеди... Принимая в вас Христа6 я должен напитать Его. Когда же провожу вас, тогда сделанное ради Его снисхождение могу вознаградить строжайшим постом. Ибо не могут сыны брачнии поститься, дондеже жених с ними есть. Приидут же дни, егда отымется от них Жених, и тогда постятся (Лк. V, 34—35) (ДII - 30).

У святых их любовь ширилась за пределы человеческие, чтобы обнять всю тварь.

"Что есть чистота? - сердце милосердующее о всяком созданном естестве... Сердце милосердующее есть горение сердца о всякой твари, - и о людях, и о птицах, и от животных" (св. Исаак Сирин ДV - 395).

То, чему в VI веке дал словесное выражение этот епископ и подвижник, было и до него и после него в практике жизни святых. Патерики и жития имеют много примеров "горения сердца о всякой твари".

Про авву Феона есть такой рассказ: "выходя по ночам в пустыню, он был окружаем толпами зверей. Черпая воду из своего колодца, он поил их. Очевидным свидетельством тому было то, что вокруг его келии виднелось много следов буйволов, антилоп и диких ослов" (Р-36). Это была, конечно "вечеря любви" для зверей, когда "ночь тиха и пустыня внемлет Богу".

Сила любви обнаруживается не только в делах и словах, но и в самом внешнем облике любящего. Заповедь Апостола всегда радуйтесь (1 Фес. V, 16) только потому и стала возможна, что человеку стало наконец возможно всегда любить. Гадость любви не могла не озарять и лица святых".

"Возделыватель благих и бессмертных произрастаний в сердце радующееся и улыбающееся имеет лицо" (преп. Никит Стифан ДV - 99).

Под руководством аввы Аполлоса, - читаем мы в Патерике, - находилось иноческое общежитие в верхнем Египте, состоящее из пяти тысяч братий. Из них пятьсот мужей достигли христианского совершенства и могли совершать знамения. Чудное представлялось зрелище в этом братстве. Пребывая в дикой пустыни, они пребывали в таком веселии, какого никогда не увидишь между прочими жителями земли. Этого веселия нельзя сравнить ни с каким земным веселением. Никто между ними не был печален. Авва Аполлос, когда примечал кого-либо смущенным, немедленно вопрошал его о причине смущения и каждому обличал его сердечные тайны. Он говорил: не должно быть печальным тому, кто предназначен к получению Небесного Царства... Апостол повелевает нам: всегда радуйтесь (1 Фес. V, 16) (От. 77).

"На стяжавших это царство (Божие внутри себя) низошел Святый Божий Дух; исполнилось над ним сказанное Евангелистом Иоанном: даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его, не от крове, ни от похоти плотские, ни от похоти мужеские, но от Бога родишася (Ин. I, 12—13). Они освободились от горестей, постигших Еву, вследствие поразившего ее определения: в болезнех родиши чада (Быт. III, 16). Они освободились от тяжких последствий приговора, произнесенного над Адамом: проклята земля в делах твоих Быт. III, 17). В них вселилась та радость, которая вселилась в благодатную Марию, когда дух Святый низошел на нее и сила Вышнего осенила ее. Состояние скорбное соделалось жребием Евы и потомства ее. Состояние радостное соделалось достоянием Марии и ее потомства-христиан" (преп. авва Исаия От. 291, 292).

"Будем лицом светлы, радуясь о дарах Господних, о Духе Святом. Плакать же и сетовать станем мысленно, умоляя Бога, чтоб простил нам все грехи наши" (преп. Ефрем Сирин ДII - 449).

"Кто победил страсти, тот победил и печаль... Кто любит мир, тому невозможно не печалиться. А презревший мир всегда весел" (преп. Серафим ДС-327).

Конечно, монашеское средневековье имело по временам и много темного лика, но я не историю монашества пишу, а только слежу с удивлением за тем ослепительным и единым потоком света, который идет от Апостолов до преп. Серафима или Оптинских старцев и пребудет до конца веков. Это и есть Церковь Невидимого Града - сокровенная в Боге христианская жизнь.

У нас может возникнуть один вопрос: почему же при такой любви святые шли в пустыни и в монастыри, а не в больницы и приюты для бедных, для служения людям? Св. Исаак Сирин так отвечает на этот вопрос: "Господь наш, для нашего уподобления величию Отца

Посему будем непрестанно понуждать себя на время внутренно быть милосердными... И надобно не только это внутренне наше милосердие хранить, но, когда призывают настоятельства, не вознерадеть и о том, чтобы доказать свою ... А где нет возможности - любовь к ближнему совершать в делах видимых телесно, там достаточно перед Богом любви нашей к ближним, совершаемой только душою" (ДII - 691, 692).

Что это за любовь? - спросим мы еще - "совершаемая только душою?" Один рассказ из жизни Арсения Великого приоткрывает нам тайну это любви святых.

"Однажды некоторые Отцы пришли из Александрии к авве Арсению для свидания с ним. Авва Арсений отказался от свидания, опасаясь, чтоб и другие не начали приходить и беспокоить его; в то время он находился на горе Тройской. Отцы возвратились, огорченные. За этим последовал набег варваров; старец оставил горы и перешел для жительства в Нижний Египет. Услышав это, отцы опять пришли для свидания с ним. Старец принял их радушно. Известно ли тебе, сказали они, авва, что мы приходили к тебе в Тройскую гору? Старец отвечал: вы, после того как я не принял вас, ели хлеб и пили воду, а я - поверь мне, сын мой, не вкусил ни хлеба, ни воды, даже не присел, но пребыл в молитвенном подвиге о вас, доколе мне не было открыто, что вы возвратились к себе благополучно. Посетители пошли от него, утешенные" (От.-52).

Об этом святом еп. Игнатий Брянчанинов пишет так: "он совместил в любви к Богу любовь ближнему и возвел вторую на высоту таинственного подвига, превысшего дел, совершаемых при посредстве тела" (От.-52).

В этих словах точная характеристика "любви, совершаемой только душою", в которой жили Отцы.

А вот рассказ Патерика о любви, в которой участвовало и тело.

"Авва Агафон!1 шел в город для продаж рукоделия и на дороге увидел лежащего прокаженного: Прокаженный спросил его: куда идешь? Иду в город, отвечал авва Агафон. Прокаженный сказала: "окажи любовь, снеси и меня туда". Старец поднял его, на плечах своих отнес в город. Прокаженный сказал ему: положи меня там, где будешь продавать рукоделие твое. Старец сделал так. Когда он продал одну вещь из рукоделия, прокаженный спросил его: за сколько продал ты это? За столько-то, отвечал старец. Прокаженный сказал: купи мне хлеб. Когда старец продал другую вещь, прокаженный спросил его: это за сколько продал? За столько-то, отвечал старец. Купи мне еще хлеб, сказал прокаженный. Старец купил. Когда авва распродал все рукоделие и хотел уйти, прокаженный сказал: окажи любовь, отнеси меня туда, где взял. Старец исполнил это. Тогда прокаженный сказала: благословен ты, Агафон, от Господа на небеси и на земли. Авва оглянулся на прокаженного и не увидел никого: это был Ангел Господень, пришедший испытать старца" (От.-60).

В другом своем Слове св. Исаак Сирин еще раз возвращается к этому вопросу: "Исполнение долга любви телесными услугами принадлежит к деятельности мирян или иноков, но недостаточных, не пребывающих в безмолвии (т. е. в полном затворе) или и безмолвствующих, но коих безмолвие соединено с сожительством с единомысленными братиями, а потому и с постоянными выходами из келии и принятием братий в келию. Для таких хорошо и достохвально (являть любовь к братии телесными делами)"... "Ясно, в чем должна заключаться помощь, пребывающих в безмолвии (в полном затворе): в вспоможении словом и принесении за нас молитвы" (он же). "Немоществующих и опечаленных сердцем утверди словом и всеми средствами, находящимися в твоей власти, и та десница, которая носит все, будет поддерживать тебя. Прими участие трудом молитвы и скорбью твоего сердца в огорченных сердцем, и отверзется источник милости пред прошениями твоими" (он же - От. 310, 313, 342).

Таким образом, по учению одного из величайших Отцов-аскетов, только те, кто находятся в полном монашеском затворе, освобождаются от обязанности исполнения долга любви телесными или материальными услугами. Это те, которых, например, в прежних русских монастырях было, может быть, всего несколько человек. Таким оставлялось величайшее и нужнейшее для всех дело: служение любви "трудом молитвы и скорбью сердца".

"Служение безмолвника - плач пред Богом и ходатайство о своих грехах и немощах, о грехах и немощах всего человечества" (еп. Игнатий Брянчанинов От. 423).

Святые удалялись от страстей не только своих, но и всего мира, чтобы взойти за этот мир на крест молитвы. Бегая заразы общечеловеческого тления, они имели власть и право уходить в свое безмолвие, чтобы в нем отстаивать действительность и непрекращаемость совершенной любви.

"Мы бегаем не людей, которые с нами одного естества, а пороков, ими творимых" (преп. Серафим Д.). "Никого не обличай, не поноси даже и крайне худых, по жизни своей. Распростри одежду свою над падающим и покрой его. Знай, что для этого нам и надобно не выходить из келии, чтобы не знать худых дел человеческих, и тогда, в неведении ума своего, во всех видеть людей святых и добрых" (св. Исаак Сирин ДII - 755).

"Совершенная любовь не разделяет единого естества человеков по различным их нравам, но всегда смотря на оное всех человеков равно любит: добрых любит, как друзей, а недобрых, как врагов, благодетельствуя им, долготерпя, перенося ими применяемое, отнюдь не отплачивая им зла, но даже страдая за них, когда случай востребует, дабы, если возможно, соделать и их себе друзьями; но если и невозможно, она все же отступает от своего расположения к ним, всегда равно являя плоды любви всем человекам. Так и Господь наш и Бог Иисус Христос, являя Свою к нам любовь, пострадал за все человечество" (св. Максим Исповедник ДIII - 187).

"Состояние и закон душ совершенных - непленяемое сердце, совершенная любовь, источник смиренномудрия... Христово волнение... молитвенник о мире как бы насильно преклоняющий Бога на милость... спасатель человеков... подражатель Владыки" (св. Иоанн Лествичник ДII - 501).

"Монах тот, кто от всех отделясь, со всеми состоит в единении"... "Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми, и в каждом видит себя самого"... "Блажен инок, который на содевание спасения и преспеяние всех взирает как на свое собственное" (преп. Нил Синайский ДII - 222).

"Святые понуждают себя приносить (покаяние) и о ближних, не могли быть совершенными без действенной любви... Весь мир держится покаянием, когда один от другого промыслительно бывает вспомоществуем (св. Марк-подвижник ДI - 500).

"Возсылаем молитвы за других о тех, кого любим, или о мире всего мира" (св. Иоанн-Кассиан ДII - 134).

"Содержи всегда в уме тягчайшие скорби скорбящих и озлобленных... Признаки достигших совершенства таков: если десятикратно в день проданы они будут на сожжение за любовь к ближним, то не удовлетворятся сим" (св. Исаак Сирин ДII - 648, 679).

"Великий Моисей вопиял к Богу: и ныне, аще убо оставиши им грех, остави; аще же ни, изглади мя из книги твоея (Исх. XXXII, 32). И каждый из святых, таким же объят будучи состраданием, на забывал молиться о людях. Так и мы, если хотим вслед им шествовать, не о себе каждый заботься, но каждый и о других (Флп. II, 4); но и о мире молиться, жалея и сердцем болея о живущих развратной жизнью, об одержимых ересью, об омраченных язычеством, и кратко: творити молитвы и моления за вся человеки (1 Тим. II, 1), как повелено нам от Апостола" (св. Федор Студит Д4_528).

Монах, по завету "отца русского монашества" преп. Феодосия Петерского, это "труждающиеся в бдении и молитвах, молящиеся за весь мир без престани" (ЖМП. 1957, № 2).

"Мир бедствует, и мы все умоляем тебя - сказали ученики Варсонофию Великому, - помолись благости Божией. Усильно молимся и просим тебя: помилуй мир погибающий; покажи и в настоящем (времени) милосердие твое и чудеса от Бога, ибо Ему слава во веки, аминь". Великий старец отвечал: "я нахожусь в плаче и рыдании, видя грядущий на нас гнев, потому что мы делаем все противное Богу... Многие молят человеколюбца Бога о том, чтобы прекратился сей гнев Его на мир, и не никого человеколюбивее Бога, но (при всем том) Он не хочет помиловать нас, ибо сопротивляется сему множество грехов, совершающихся в мире. Есть же три мужа, совершенных пред Богом, которые превзошли меру человечества и получили власть решить и вязать, отпускать грехи и удерживать их. Они-то стоят между губительством и миром, чтобы Господь не вдруг истребил весь мир и, по молитвам их, Он растворяет наказание милостью; им сказано, что гнев сей пребудет на мало время. Итак, молитесь с ними. Молитвы сих трех мужей сливаются во входе горнего жертвенника Отца светов и они сорадуются и свеселятся друг другу на небесах. Когда же взирают на землю, то вместе плачут и проливают слезы и рыдают (ради) (из-за) совершающихся на ней зол, которые воздвигают гнев Божий. Мужи эти суть: Иоанн в Риме, Илия в Коринфе и еще некто в епархии Иерусалимской, и я верую, что они оказывают (миру) великую милость, - по истине оказывают. Аминь. Бог мой да укрепит вас услышать и вместить сие, что для неразумевающих непостижимо" (В ответ 566).

"Сподобившиеся стать чадами Божиими и родиться свыше от Духа Святого... плачут и сетуют о роде человеческом, и молясь за целого Адама, проливают слезы и плачут, воспламеняемые духовной любовью к человечеству" (преп. Макарий Великий ДI - 255, 256).

Вот что делали святые в своем безмолвии. В "Христовом волнении" они над падающим миром "простирали одежду свою и покрывали его", "как бы насильно преклоняя Бога на милость". Мир ограждался любовью святых.

Но не только древние Отцы жили, каждый в своей мере, в этой молитве за мир, которая, как сказал Варсонофий Великий, "восходит к Богу как блистающая молния и как солнечные лучи" (В-86). И в последующих веках, в частности в 18 и 19 веке, еще были их ученики, имена которых иногда совершенно неизвестны. Вот случайный рассказ о русском архимандрите Агапите Нило-Столбенском: "Встревоженные сильной скорбью его при молитве, некоторые с участи просили его открыть им причину таких слез. "Отец ваш, - отвечал он, - или всегда так плачет, или ему еще тяжелее бывает". - О чем же, батюшка? - "О грехах ваших и моих, и всего вверенного мне братства и всего человечества"... "Распаляясь любовью Божией, я желал бы слить весь род человеческий в одной целое, дабы прижать это целое к груди моей и умереть за спасение его" (ПБ 355-356, 352).

"Схимничество - есть посвятить себя на молитву за весь мир" (св. Парфений Киево-Печерский ПБ). "Когда старцу Силуану говорили, что молиться за людей трудно, старец отвечал: "конечно трудно... молиться за людей - это кровь проливать. Но надо молиться... Блаженна душа, любящая брата: в ней ощутимо живет Дух Господень и дает ей мир и радость, и она плачет за весь мир. Вспомнила душа моя любовь Господню, и согрелось сердце и предалась душа моя глубокому плачу, что я столь много оскорбил Господа, любимого Творца моего; но Он грехов моих не помянул; и тогда предалась душа моя глубочайшему и печальному плачу, чтобы помиловал Господь всякую душу и взял в Свое Небесное Царство. И плачет душа моя за весь мир" (ЖМП. 1956, № 1, 2, 3).
Мы должны знать, что этот авва - русских монах на Афоне, - умер в 1938 году. В службе утрени Великой субботы есть такая
молитва: "О, Троице Боже мой! Отче, Сыне и Душе! - помилуй мир!"

http://www.pravoslavie.ru/put/biblio/fudel5.htm
#6 | Лидия Новикова »» | 24.04.2012 12:31 | ответ на: #5 ( Лидия Новикова ) »»
  
8
Притча. Любовь приближается чудесами

Любовь

Любовь – Божественное имя, отражающее Божественное свойство, и основополагающая христианская добродетель. «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенств» (Кол.3:14).

Любовь — одно из самых главных имен Божьих. В своем Первом соборном послании евангелист Иоанн Богослов дважды повторяет, что «Бог есть любовь». Имя Любовь отражает одно из самых главных и существенных для человека свойств Бога. По слову св. Григория Богослова, если у христиан кто-нибудь спросит, что они чествуют и чему поклоняются, то их ответ будет готов: мы чтим Любовь.

Божественная любовь проявляется в творении мира. Бог не творит мир по необходимости, а творит его по Своей высочайшей, свободной и благой любви. По Своей любви Он дарует Своим разумным созданиям возможность познания Себя вплоть до соединения с Собой, обо́жения. Бог не оставляет Своей любовью человеческой род после грехопадения прародителей и распространения греха по всей Земле, подготавливая человечество ко спасению. Наконец, Бог Сам вочеловечивается ради спасения людей, освобождает и искупает их от власти греха через Свои добровольные крестные страдания, смерть и Воскресение: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 16:17).

Человек создан по образу Божьему и должен уподобляться свойствам своего Создателя. Именно поэтому человеку заповедана любовь к Богу и созданному по образу Божьему ближнему. Заповеди любви названы Спасителем наибольшими заповедями: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:36-40). Любовь к Богу и ближнему в христианстве достигается через соединение с Богом. Она названа плодом действия Самого Бога в человеке: «Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16). Любовь — плод действия Святого Духа в человеческом сердце. Поскольку любовь предполагает живое соединение человека и Бога, то она ведет к Богопознанию и называется богословской добродетелью.

Любовь – основание христианской жизни. Без нее христианский подвиг и все добродетели лишаются смысла: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:2-3).

Основные признаки христианской любви определены апостолом: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1Кор.13:4-7). Кратко можно сказать, что христианская любовь деятельная и жертвенная.

Христианская любовь (как добродетель) по происхождению есть дар Духа Святого, по своей сущности - обо́жение человека, по форме - жертвенное служение.

Четыре глагола существует в греческом языке для запечатления в слове различных сторон чувства любви: Στοργη (сторги), έ̉ρος (эрос), φιλία (фили́я), αγάπη (агапи). (См. подробнее «Столп и утверждение истины» Флоренский П.А.).

С. Аверинцев (из статьи «Любовь»):
«Разработанная терминология различных типов любви существовала в древне-греческом языке. Эрос — это стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюбленность, направленная на плотское или духовное, но всегда смотрящая на свой предмет "снизу вверх" и не оставляющая места для жалости или снисхождения. Филиа — это любовь-дружба, любовь-приязнь индивида к индивиду, обусловленная социальными связями и личным выбором. Сторгэ — это любовь-нежность, особенно семейная. Агапэ — жертвенная и снисходящая любовь "к ближнему"».

Божественная любовь неразрывно связана с Божественной справедливостью (Правдой Божией), поскольку Бог не приемлет зла.


***

Евангелие по Матфею (5:43-48):
43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
44 А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
45 да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
47 И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?
48 Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.


***

преподобный авва Дорофей:
…не требуй любви от ближнего, ибо требующий (её) смущается, если её не встретит; но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься, и таким образом приведёшь и ближнего к любви.

преподобный Амвросий Оптинский:
Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь иметь ее, то делай дела любви, хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь.

иеромонах Макарий (Маркиш):
Любовь - это внутренний принцип христианской жизни, неотделимый от неё самой. В аналогии со строительством здания любовь следовало бы уподобить кирпичам или цементу.

протоиерей Димитрий Смирнов:
Если мы не научимся любить, то все наше христианство мнимое и дутое, это есть самообман и глупость, такое же иудейство. Я, говорит, в храм хожу. И буддист ходит в храм. Я, говорит, молюсь. Но и мусульманин молится. Я милостыню подаю. Но и баптист подает. Я вежливый. Ну и японцы вежливые, язычники, и еще повежливее в тысячу раз. У них это вообще в абсолют возведено. Так в чем твое христианство? Покажи. Христианство только в одном, чего нет нигде: истинное христианство заключается в любви.
Нигде такой заповеди нет, потому что люди всегда воспринимают любовь как некое чувство. А как можно заповедать чувство? Оно либо есть, либо нет. Сегодня проснулся с одним чувством, завтра — с другим. И как можно себя заставить любить? Никак нельзя, это задача совершенно невыполнимая. А Христос говорит: «Сие заповедаю вам» — Он дал нам такую заповедь. И Он дал нам этот путь: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Если все время это золотое правило применять в жизни, мы постепенно поймем, что же, собственно, от нас требуется и в словах, и в мыслях, и в чувствах. А все, что в нас сопротивляется этому, надо отметать, как это ни трудно. Трудность состоит в том, что грех стал нашим существом. Он стал свойственен нам, стал нашей второй натурой. Поэтому все в нас сопротивляется благодати Божией. Но все равно надо нам стараться не дьявола слушаться, а Бога. Конечно, очень трудно под действием одной только веры все свое естество переменить на новое. Если бы не Господь, это было бы вообще невозможно. Но Он пришел на землю, основал Церковь, которая питает нас своими таинствами — от них мы получаем силу Божию, и с помощью силы Божией это все совершить можно.

В.Н.Лосский:
Любовь Бога к человеку так велика, что она не может принуждать, ибо нет любви без уважения… Таков Божественный Промысл, и классический образ педагога покажется весьма слабым каждому, кто почувствовал в Боге просящего подаяния любви нищего, ждущего у дверей души и никогда не дерзающего их взломать.


О любви

митрополит Сурожский Антоний

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Христос в Своем Евангелии говорит: не слушатели, а творцы Евангелия унаследуют Царствие Божие. Не те, кто только слышит Христово благовестие, но те, кто его принимает к сердцу и для кого слышанное делается жизнью и творчеством.

И вот перед нами слово Христово, слово о любви и о мере любви христианской. Любить любящих нас мы все умеем, благотворить тем, от кого мы ожидаем ответной любви и благих дел, мы тоже умеем. Это умеют все, и не Христовы ученики. То, что отличает Христова ученика от язычника, от человека, чуждого Евангелию, - это способность любить, не ожидая взаимности, благотворить, не ожидая себе ничего в ответ, любить не только любящих, но и врагов, т.е. тех, кто нас ненавидит, кто творит нам зло, кто желает зла. Это самая низшая грань христианской любви: кто любит меньше, тот еще по-евангельски не научился любить. И это слово Христово неумолимо.

А теперь обратимся к себе: как мы умеем любить тех, которые нас любят? Все забывающей, щедрой, радующей, освобождающей их любовью, или наоборот - любовью, которая накладывает на них цепь, удручает их жизнь, суживает все их существование и бытие, любовью себялюбивой, хищной? Чаще всего мы любим тех, кто нас любит и о ком мы готовы сказать «этого человека я люблю»; любим, подчеркивая, что я люблю и он -предмет моей любви. Но как редко бывает, что наша любовь такова, что любимый нами является предметом нашего служения и благоговения, как редко бывает, что наша любовь для него бывает свободой, расширением сердца, простором, и радостью, и становлением...

Это все еще не евангельская любовь. Только когда любовь настолько глубока, огненна, светла, полна такой радости и простора, что может включить и ненавидящих нас - активно, деятельно, зло нас ненавидящих, - тогда наша любовь становится Христовой, Христос пришел в мир грешных спасти, т.е. именно тех, кто если не словом, то жизнью отвернулся от Бога и возненавидел Его. И Он продолжал любить их, когда на проповедь Его они ответили насмешкой и злобой. Он продолжал их любить в саду Гефсиманском, в эту страшную ночь искупления, когда Он стоял перед смертью Своей, которую принимал именно ради этих ненавидящих Его людей. И Он не поколебался в любви, когда, умирая на кресте, окруженный злобой и насмешками, оставленный, молился Отцу: «Прости им, они не знают, что творят!» Это не только любовь Христова, Его собственная любовь; это любовь, которую Он нам заповедал, иначе сказать, по наследству оставил: умереть ради того, чтобы другие поверили и в эту любовь, и в ее непобедимую силу.

Вот перед чем мы стоим: не слушатели, а творцы закона унаследует жизнь вечную. Каждый из нас должен стать перед этой заповедью Христовой, должен произнести суд над каждой своей дружбой, над каждой своей любовью, над каждой своей враждой, над каждой своей отчужденностью, произнести суд евангельский и, себя осудив, разобравшись в себе, должен приступить к тому, чтобы жить евангельски, а не лжесвидетельствовать жизнью на Христа.

Вот перед чем мы стоим и перед чем мы станем когда-нибудь, когда встанем перед лицом Господним и увидим, какой любовью Он нас возлюбил и чем мы Ему ответили, какой любовью Он любил и как мы дорогих Ему, любимых, родных отстраняли и втаптывали в землю. Тогда будет поздно любить, а теперь перед нами вся жизнь, потому что одного мгновения достаточно, чтобы эта жизнь стала Христовой. Но для этого надо произнести суд над собой и положить начало неумолимой жестокости к себе и бесконечного милосердия к другим. Аминь.


***

1. СПРАВЕДЛИВОСТЬ без Любви делает человека ЖЕСТОКИМ.
2. ПРАВДА без Любви делает человека КРИТИКАНОМ.
3. ВОСПИТАНИЕ без Любви делает человека ДВУЛИКИМ.
4. УМ без Любви делает человека ХИТРЫМ.
5. ПРИВЕТЛИВОСТЬ без Любви делает человека ЛИЦЕМЕРНЫМ.
6. КОМПЕТЕНТНОСТЬ без Любви делает человека НЕУСТУПЧИВЫМ.
7. ВЛАСТЬ без Любви делает человека НАСИЛЬНИКОМ.
8. ЧЕСТЬ без Любви делает человека ВЫСОКОМЕРНЫМ.
9. БОГАТСТВО без Любви делает человека ЖАДНЫМ.
10. ВЕРА без Любви делает человека ФАНАТИКОМ.
11. ОБЯЗАННОСТЬ без Любви делает человека РАЗДРАЖИТЕЛЬНЫМ
12. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ без Любви делает человека БЕСЦЕРЕМОННЫМ


ЛЮБОВЬ ХРИСТОВА
РАЗНОВИДНОСТИ ЛЮБВИ

Господь наш Иисус Христос оставил нам две основные заповеди, на которых основан весь Закон Божий, а именно – заповеди о любви:
1. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим.
2. Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22,37 и 39).

Что же есть любовь? Святые Отцы дают такое определение: Бог есть Любовь. Значит, вся любовь всего мира есть Бог.
Наш человеческий язык крайне ограничен и беден. Мы не в состоянии выразить достаточно четко и определенно всю бесконечную гамму личных и взаимных чувств между людьми, начиная с природной, естественной любви и кончая совершенной любовью Христовой, которые обычно заключаем в одном слове любовь. Это слово вмещает в себя множество различных понятий и чувств, которые выразить словами невозможно, и только некоторые эпитеты помогают нам уточнить это слово, например: любовь Христова, брачная, к врагам – однако и они не дают достаточной четкости определения чувств. Перечислю некоторые виды любви:
1. Любовь к Богу.
2. Любовь к ближним.
3. Любовь к врагам.
4. Любовь юношеская.
5. Любовь брачная.
6. Любовь семейная.
7. Любовь родственная.
8. Любовь к друзьям и знакомым.
9. Любовь к самому себе.
Слово любовь иногда употребляют там, где следовало бы употребить слово пристрастие, то есть чрезмерная греховная привязанность к чему-либо, как, например, к искусству, развлечениям, вещам, птицам, животным и т.д. О всех этих разновидностях любви, кроме первых трех, ты найдешь в книге "Семья и брак", а сейчас остановлюсь прежне всего на любви к Богу, а затем на любви к ближним и врагам.


Любовь - царица добродетелей


"Ум истиной просветляется, сердце любовью согревается."

Как-то зимой (14-го января 1982) американцы с волнением наблюдали на экранах своих телевизоров спасение пассажиров самолёта, упавшего в заледеневшую реку Потомак, около города Вашингтона. Обычно, в подобных случаях смертельной опасности людьми овладевает паника и тогда каждый стремиться в первую очередь спасти себя. Река замёрзла, и пассажиры из упавшего самолета начали выскакивать на ближайшую льдину, а подлетевший вскоре вертолет стал подбирать их в специальную корзину, которую спускали на верёвках. И тут телезрители увидели нечто совсем неожиданное: кто-то из пассажиров, выйдя на льдину, начал помогать другим подниматься в корзину вертолёта.

Процедура спасения была медленной, так что вертолету пришлось несколько раз улетать и возвращаться за новыми пассажирами, а незнакомец все подсаживал их со льдины в корзину. Когда вертолет прилетел, чтобы, наконец, подобрать и незнакомого героя, то тот исчез: очевидно он упал в ледяную воду и утонул. Так, помогая других, он сам погиб. Имя его осталось неизвестным, но спасенные им пассажиры будут всегда вспоминать его с благодарностью. "Нет большей любви, как кто положит жизнь свою за ближних своих."

Этот и подобные случаи героизма и самоотверженности побуждают задуматься над природой и источником того благородного чувства, которое мы называем любовью. Легко понять, когда люди в состоянии охватившего их страха спасают себя за счет других. Здесь ими руководит инстинкт самосохранения, который присущ всем живым существам. А жертвенная любовь - откуда она? Ведь она противоположна основному эволюционному принципу, согласно которому сильнейшие выживают за счет более слабых.

В этой работе мы постараемся проникнуть насколько это возможно в сущность этой таинственной духовной силы, которая именуется любовь, и поговорим о ее природе и свойствах.


Лестница к Небу.

"Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога ... Бог есть любовь" (1 Иоан. 4:7-8).

На низших ступенях бытия - в мире микробов, насекомых, где господствует беспощадная борьба за существование - как будто все логично и понятно. А вот самоотверженность, любовь - это нечто особое, таинственное, явно противоречащее слепому инстинкту самосохранения.

Парадоксально то, что поднимаясь выше по лестнице бытия, переходя к более развитым животным, всё чаще и явственнее наблюдаются случаи проявления жертвенности и нежных, альтруитических чувств. Иногда это выражается во взаимопомощи между животными одного рода. Например, волки и львы живут семьями и охотятся стаями. Самцы и самки распределяют свои заботы о детенышах и порой проявляют друг к другу очень нежные чувства. Если на низших ступенях бытия некоторые животные допускают друг к другу жестокость, когда, например, крокодил мать или "маугли" в случае голода пожирает своих детенышей или рыба - свою икру, то на высших ступенях животного мира любовь матери к своим детенышам возвышается до полного самопожертвования.

Конечно, здесь можно возразить, что такое альтруитивное поведение необходимо для продолжения рода и потому тоже объяснимо в рамках закона эволюции. Однако на самой высшей ступени бытия, у людей, бескорыстие и самопожертвование могут достигнуть такой высоты и благородства, что их никак не объяснишь биологически-эволюционными принципами.

Действительно, человек способен жертвовать собой не только для блага своих детей, но и ради совсем чужих - например, раздавать свои средства в помощь голодающим, опекать сирот, ухаживать за больными, ухаживать за прокаженными... От такой альтруистической деятельности он не только не получает никакой личной выгоды, но даже ставит в опасность свое благосостояние и жизнь.

Больше того, человек способен любить своих врагов - людей, которые в принципе опасны ему. Это уже совсем идет в разрез основному закону природы и инстинкту самосохранения.

Более глубокое рассмотрение тайн бытия, обнаруживает, что восхождение по лестнице жизни от простейших инфузорий к более совершенным животным и, наконец, к человеку идет не только по линии физического совершенствования и большей разумности, но и все большего "одухотворения" и благородства. Самым замечательным является то, что совершенствование в этих свойствах не ограничивается нашим физическим миром, но переходит в духовный мир ангелов и, наконец, завершается высшим Существом и Творцом всего, Которого мы именуем Бог!

Действительно, чем более высокоразвито существо, тем возвышеннее его способность любить. Таким образом, становится очевидным, что если принцип самосохранения вытекает из слепых физических законов, то замечательная способность любить - это преимущественно нефизическое свойство, которое мы приобретаем по мере того, как приближаемся к Тому, сущность Которого есть всесовершенная и непостижимая Любовь (1 Иоан. 4:8).

Следовательно, подлинное совершенствование состоит не только в развитии своего разума и душевных свойств, но именно в совершенствовании себя в бескорыстной любви.

В этом плане высочайшим примером является Господь Иисус Христос. Будучи Сыном Божиим и пребывая в непреступной славе, Он оставил Свой прекрасный мир и спустился в нашу "долину плача," разделил с нами наши тягости и скорби. Он страдал, чтобы нас избавить от страданий. Он умер, чтобы нам даровать жизнь. "Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы еще были грешниками ... Ибо если мы, будучи врагами, примирились смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасаемся жизнью Его" (Рим. 5:8-10).

Итак, способность любить нельзя вывести из физических законов. Любовь - свойство Творца, Который вложил ее в нас вместе со Своим образом и подобием. Вложив в нас способность любить, Бог возвысил нас над остальными тварями и приобщил к духовному миру. Так как Бог предназначил человека быть представителем двух миров (физического и духовного), то, думается, поэтому Он и животных в известной мере наделил способностью любить, и, таким образом, сделав переход от низшего к высшему более последовательным и плавным.

Но движение по лестнице нравственного совершенствования возможно не только вверх по направлению к Богу, но и вниз, в сторону все большего притупления духовных качеств и утраты благородных чувств. Так, от бескорыстной христианской любви можно опуститься на ступень низших животных и насекомых, где господствует беспощадная борьба за существование. Но это еще не предел. Ниже этого находятся противоестественные состояния вражды и злобы. На самых же глубинах удаления от Бога человек погружается в бездну демонской ненависти - этого тупой и бессмысленной жажды все разрушать и губить.

Если чувство любви согревает, созидает и приносит жизнь, то ненависть все разрушает, калечит и уничтожает. Самым жутким является то, что люди, все больше уподобляющиеся демонам, начинают испытывать садистическое удовольствие в том, что причиняют страдание другим. Причем, в умерщвлении других не преследуется никакая прямая польза, как, например, в мире микробов, где один пожирает другого ради пропитания. Здесь же сам процесс издевательства и разрушения становится целью. Это жуткая, сатанинская бездна, черная дыра, из которой невозможно вырваться.

Вот почему Христос призывает нас всячески бороться со своими недобрыми чувствами, и понуждать себя любить всех, вплоть до наших врагов. Хотя здравый смысл и практические соображения могут подсказывать нам, что надо постоять за себя, дать решительный отпор врагу, но для нашего же собственного духовного здравия правильнее будет на злобу ответить любовью. Надо научиться временные выгоды приносить в жертву вечному благу. Пусть люди считают нас чудаками, в той жизни обнаружится, кто был истинно мудрым.

Господь знает, как трудно идти против очевидного и преодолевать свои низшие инстинкты, и потому, чтобы помочь нам побороть недобрые чувства к врагам, Он заповедует нам молиться за них. Молитва несет в себе огромную духовную силу. Во-первых, она помогает преодолевать свои недобрые чувства, которые толкают нас в бездну злобы. Во-вторых, молитва за врага может помочь и ему одуматься, осознать свою ошибку и стать на правильный путь. Таким образом, спасая его и себя, мы примем участие в великом деле спасения человечества, ради которого сошел на нашу грешную землю Господь Иисус Христос.

Итак, каждый раз, как мы преодолеваем свои недобрые чувства и, жертвуя выгодой и благополучием, проявляем любовь к другим, мы поднимаемся еще на одну ступень ближе к Богу.

Люди ценят успехи в спорте, науке, в искусстве. Но совершенствование в любви - это подлинное и высшее совершенствование. Поэтому будем просить Бога научить нас любить всех, а больше всего Его - нашего Творца и Спасителя!
верба


Таинственная природа любви


Что такое любовь? Как определить это чувство, столь разнообразное в своем объекте и интенсивности? Когда говорим, например: "Я люблю горячий кофе с молоком," или: "Я люблю своих детей" - то мы выражаем очень разные чувства: в первом случае мы просто высказываем свое предпочтение к чему-то, доставляющему нам удовольствие. Во втором - свою родительскую привязанность к дорогим нам существам.

Любовь к Богу вытекает из чувства благодарности и благоговения к Нему, а любовь к несчастному, скажем, к сироте - из чувства жалости и сострадания к нему. Любовь между женихом и невестой, произрастает из совсем особых чувств, имеющих биологическое основание. Любовь к семье, к своему народу и к родине опять же содержит в себе совсем особые разновидности этого доброго чувства. Конечно, одна форма любви не исключает другую. Можно любить кого-нибудь за приятную внешность, а также за его душевные качества и, одновременно, жалеть его.

Любовь большей частью приходит естественно, как бы сама собой. Легко любить того, кто нравится или сделал нам добро. Но иногда любовь требует внутреннего усилия - когда, например, надо любить человека, который не нравится или сделал нам зло.

Если слово "любовь" выражает столь разные чувства - то, может быть, следовало бы и называть его по-разному. В греческом языке для этого существует три термина: словом " э рос" обозначается физическое, плотское влечение; словом "фил и я" - дружественные чувства, а словом "аг а пи" - возвышенная, духовная любовь. Причем, смешивать эти термины греческий язык не позволяет.

Тем не менее нельзя отрицать и то, что при всем отличии разные виды любви имеют между собой и нечто общее, объединяющее. Этим общим является то приятное, радостное и светлое чувство, которое она доставляет и любящему, и любимому. Лейбниц определял любовь как "чувство радости, происходящее из счастья ближнего." В сущности природа любви - непостижима: она как бы гость из того идеального и прекрасного мира, к которому подсознательно тянется наша душа, но который в своей полноте и совершенстве еще недоступен нам.

Другим замечательным свойством любви является то, что она устанавливает таинственную связь, как бы перебрасывает невидимый мост между любящими существами, так что их чувства и желания начинают передаваться друг другу - причем совершенно спонтанно и даже на расстоянии. Кому незнакомы случаи в нашей жизни, когда радость или горе любимого нами человека мы воспринимали, как свои собственные? Библейская "Первая книга царств" иллюстрирует это связующее свойство любви на примере Ионафана и Давида. Ионафан, будучи царским сыном, имел все блага жизни. Однако ничего не доставляло ему радости, пока его друг Давид находился в опасности : "Он любил Давида, как свою собственную душу" и, чтобы помочь ему, был готов на любые жертвы (1 Цар 20 гл.).

Еще любовь обладает притягательной и созидательной силой. Ярче всего это наблюдается во взаимном влечении между двумя влюбленными. Библия часто прибегает к примеру любви между женихом и невестой как подобию любви между Богом и праведными людьми. Вся книга "Песнь песней" (предположительно, написанная царем Соломоном) посвящена теме любви:

"Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее - стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал свое богатство за любовь, то он был бы отвергнут с презрением." (8:6-7).

Чтобы выкупить Рахиль, Иаков работал для ее отца Лавана долгих четырнадцать лет - и делал это с большой радостью, потому что сильно любил ее (Быт. 29 гл). Любовь Самсона к Далиле является примером всепоглощающей силы этого чувства (Суд. 16 гл.).

Вообще любовь - это замечательное чувство - даже еще на своем несовершенном уровне. Первые отблески любви наблюдаются уже в царстве неразумных существ. Естественная или инстинктивная любовь основывается на взаимности и питается внешними выражениями, одолжениями, услугами, удовольствиями. Она является в виде любви семейной, родственной, племенной, дружественной и общечеловеческой. Она сближает людей и объединяет их в общество.


Если Сам Бог есть любовь
, то и Царство Его на Небе, очевидно, все пропитано и дышит любовью. Эта любовь, как солнечный свет, все наполняет гармонией и радостью.

К сожалению, наш дольний мир еще далек от этого совершенства, и это небесное чувство во многих из нас еще в несформировавшемся и неокрепшем состоянии. Иногда по причине нашей неопытности или греховности любовь может принять неправильное направление и принести больше вреда, чем пользы. Иногда наша любовь очень слаба и не идет дальше простого доброго чувства. Случись у ближнего какое-то горе, когда действительно требуется наше сочувствие и помощь - и тут-то наша любовь как бы испаряется и мы отворачиваемся. Главной помехой к любви являются эгоизм и самолюбие, которыми каждый из нас заражен в большей или меньшей степени. "И от умножения беззаконий во многих оскудеет любовь," -предсказал Господь о людях последнего времени (Мт. 24:12).

Если не обуздывать и не направлять физическое влечение, то оно может принять форму постыдной животной страсти, ничего общего не имеющей с подлинной любовью. Известен из Библии случай сильной, но нечистой "любви" Амнона (сына Давида) к Фамари. Пылая страстью к своей полу-сестре, Амнон не находил покоя. Он потерял интерес к жизни, перестал есть, исхудал. Наконец, заманив хитростью Фамарь в свои покои, он овладел ею. И что же? Удовлетворив свою страсть, он потом почувствовал отвращение к той, без которой "не мог жить," и даже прогнал ее от себя. "И возненавидел ее Амнон величайшей ненавистью, - говорит Библия, - так что ненависть, какой он возненавидел ее, была сильнее любви, какую имел к ней" (2 Цар 13:15).

Любовь, чтобы быть прочной, должна опираться на такие чувства, как доверие, уважение, дружба ... Трудно любить того, кого не уважаешь и кому не веришь. Хорошо, когда есть общность интересов и идеалов.

Родительская любовь тоже нуждается в направлении и духовном очищении . Нехорошо, когда родители делают из своих детей маленьких "божков" - потакают их капризам, не обуздывают их дурные наклонности. Привыкнув быть центром внимания, такие дети часто вырастают избалованными и неприспособленными к жизни людьми. В первосвященнике Илии Библия дает нам пример чрезмерной отцовской "любви." Илий не обуздывал своих двух сыновей, когда те делали что-нибудь неправильно. Став священниками и помогая отцу при храме, они обижали людей, приходящих помолиться или принести свои жертвы Богу. Илий видел, что его дети поступают плохо, но не решался наказать или как-то исправить их. В конце концов, Бог наказал не только его двух сыновей, но и самого первосвященника Илия, лишив его потомков, могущих служить при храме (1 Цар.).

Эти и подобные примеры убеждают в том, что любовь нуждается в самодисциплине и духовном направлении, иначе даже самые добрые чувства могут привести к печальным результатам. Другим недостатком нашей любви является то, что, возникая в нас по естественным и благоприятным причинам, она непостоянна и несовершенна.

Как не любить тех, кто нам нравится и делает нам добро? Такая инстинктивная естественная любовь не требует никакого усилия и не производит никакого духовного роста. Поэтому: "Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете. Не так же ли поступают и язычники?"

Но Бог хочет, чтобы чувство любви совершенствовалось, крепло в нас и приближало к Нему . Для этого:

"Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных... Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный" (Мт. 5:44-48, Лк. 6:27-36).

Такая совершенная христианская любовь не приходит сама собой. Она требует, во-первых, внутреннего усилия, а во-вторых, помощи Святого Духа. Так как люди, еще не обновленные духовно, не способны возвыситься до нее, то Господь называет ее новой заповедью : "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга. Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин 13:34-35).

Господь Иисус Христос и Его апостолы часто призывают любить друг друга, потому что любовь - это отличительное свойство истинного христианина: "Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога; кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь" (1 Иоан. 4:7-8). И здесь мерилом совершенства является степень нашего бескорыстия и самоотвержения : чем чище и крепче мы любим, тем больше мы готовы сделать ради любимого - вплоть до полного самопожертвования и отдачи своей жизни. Об этом Господь говорит так: "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы - друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам" (Иоан. 15:12-14).

О том, что способность любить чистой христианской любовью приходит именно от Духа Святого свидетельствует ап. Павел, говоря: " Плод Духа любовь, ..." (Гал. 5:22). Замечательно то, что отличительным свойством первой христианской общины была именно крепкая взаимная любовь, которую подал верующим недавно сошедший на них Дух Святой:

"у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. Апостолы же с великой силой свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа, и великая благодать была на всех их. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного, и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду" (Деян. Ап. 4; 32-35).

В настроении верующих со всей ясностью наблюдаются отличительные признаки любви: радость, внутреннее просветление, воодушевление и общность чувств (когда радости или скорби одного воспринимаются другими, как собственные). Если на низших ступенях духовного развития эти признаки ощущаются только изредка и слабо, то на высших уровнях они проступают со всей силой и очевидностью.

Важно помнить, что подлинная христианская любовь не есть естественное свойство нашей природы, но подается Духом Святым тем, которые ищут и добиваются ее. Преп. Макарий так пишет о невидимом действии благодати Святого Духа в сердце христианина: "Как пчела незаметно для людей строит соты в улье, так и благодать тайно созидает свою любовь в сердце человека, изменяя горечь в сладость, а жестокое сердце - в доброе. И как мастер по серебру, делая резьбу на блюде, постепенно покрывает его узорами, и только после окончания своей работы показывает свою работу во всей ее красе. Так и истинный Художник Господь украшает резьбой сердца наши и таинственно обновляет их, пока мы не переселимся из нашего тела, и тогда обнаружится красота нашей души" (Мак. Вел., Добротолюбие, т. 1).

В то время как физическая любовь для своего укрепления нуждается в поощрении и внешних благоприятных причинах, духовная любовь не зависит от внешних условий: она приходит таинственным путем от Бога и влечет сердце человека к своему первоисточнику. Поэтому человек, преуспевающий в любви, ощущает все большую и большую жажду общения с Богом . Если физическая любовь бывает сильной и иногда побуждает человека на большой подвиг ради любимого, то неизмеримо сильнее бывает духовная любовь, влекущая к Богу. Она-то побудила многих верующих раздать нуждающимся свое богатство, оставить выгодное общественное положение и семью и посвятить жизнь Богу.

Испытывая сильный прилив этой любви, апостол Павел писал:

"Кто нас отлучит от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч ... Все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангел, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может нас отлучить от любви Божией, во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 8:35-39, 1 Кор. 13 гл.).

Многие праведники были знакомы с подобными чувствами. Например, преп. Макарий Великий так описывает это состояние: "Душа истинно любящая Бога, хотя бы совершила тысячи праведных дел, по ненасытному своему стремлению к Господу думает о себе, будто она еще ничего не достигла. И хотя бы изнурила свое тело постами и трудом, она думает, будто не начала еще приобретать добродетели; хотя бы удостоилась достигнуть различных душевных дарований, или откровений, или небесных тайн, по своей великой любви к Господу считает, что еще ничего не приобрела" (Мак. Вел., Добротолюбие, т. 1).

Итак, способность любить вложена в нас нашим Творцом. На чувстве любви зиждутся все формы семейной и общественной жизни. Любовь сближает людей, побуждает их делать добро друг другу, дает им бодрость, радость и цель в жизни. Но одной естественной любви недостаточно. Чтобы преуспевать в этом божественном чувстве, надо понуждать себя любить и тех, кто не нравится или причиняет нам зло. Эта духовная любовь поведет нас путем совершенствования к своему первоисточнику - Богу. Но надо помнить, что без благодати Духа Святого наше испорченное естество не способно чисто любить.

Поэтому будем просить и умолять Господа умножить в нас христианскую любовь. Ибо только обладая этим сокровищем в сердце, мы сможем спокойнее и равнодушнее относиться к материальным благам, а, главное, очень явственно поймем и реально почувствуем, что общение с Богом - это высшее благо и блаженство!

Отражение горы

Вспомним о Возлюбившем нас.


"Подражайте Богу, как чада возлюбленные"(Еф. 5:1)

О тличительное свойство Бога - это любовь (1 Иоан. 4:8). Бог - это беспредельное, все наполняющее и животворящее море любви. От самого великого до самого малого, все существующее - видимое и невидимое, включая каждую молекулу нашего естества, - все есть дело Его непостижимой любви и премудрости. Поэтому, естественно ожидать, что самой нашей насущной потребностью должно быть непрестанно благодарить нашего Создателя - и не только за то, что Он вызвал нас из небытия и дал нам жизнь, но и за то, что Он постоянно с отеческой любовью заботится о нас.

Не нуждаясь ни в ком, Бог по преизбытку Своей благости создал нас, чтобы приобщить к Своей вечной жизни и блаженству. Его отеческая любовь раскрывается с особой очевидностью в той заботе, которую Он проявил в устроении нашего человеческого естества и того жилища, в котором намеревался нас поселить. Казалось бы, что человеку так мало нужно для существования, и можно бы ограничиться самым насущным. Но Он по Своей щедрости создает эту необъятную вселенную с ее неисчислимыми галактиками и созвездиями, со всем тем обилием и грандиозной красотой, которые чаруют наш разум и радуют сердце. Кто способен достойным образом описать красоту творения Божия - голубизну неба и живительную теплоту солнца, необъятность морей и грандиозность горных хребтов, простор степей и белизну снегов, благоухание трав и цветов, пение птиц, журчанье ручьев...!

Как ласковая мать, заботящаяся о своем детеныше, Творец обогатил наш мир бесчисленным разнообразием всевозможных яств, укрепляющих силы и доставляющих удовольствие, а различные растения и травы - для леченья и укрепления здоровья. Словом, все вокруг нас, до самой ничтожной былинки, свидетельствуют о щедрости и отеческой заботе Творца!

Вот почему вдумчивые ученые и философы, созерцая природу, черпали в ней свои самые светлые идеи, а духовно-чуткие поэты, композиторы и живописцы, вдохновляяь ее красотой, создавали свои гениальные произведения. Для примера вспомним хотя бы следующее стихотворение Лермонтова

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зеленого листка.
Когда росой обрызганный душистой,
Румяным вечером, иль утра в час златой
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой.
Когда студеный ключ играет по оврагу,
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он.
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога.

И не только люди, но и вообще все одаренное жизнью чувствует потребность славословить Творца за Его премудрость и благость, как сведетельсвует тайнозритель Иоанн, который слышал небесных жителей поющих гимн: "Достоин Ты, Господи, принять славу, честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено" - и когда они пели так, то "всякое создание, находящееся на небе, и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них говорило: Сидящему на престоле и Агнцу [Сыну Божию] благословение, и честь, и слава, и держава во веки веков" (От. 4:11 и 5:13).

Как бы присоединяясь к вселенскому славословию, священник во время Литургии тоже благодарит Творца от лица всех людей, говоря:

"Достойно и праведно Тебя воспевать, Тебя благословлять, Тебя хвалить, Тебя благодарить, Тебе поклоняться на всяком месте Твоего владычества: ибо ты Бог неизреченный, умом не исследуемый, невидимый, непостижимый, всегда сущий, неизменяемый, Ты, и единородный Сын Твой, и Дух Твой Святый; Ты из небытия привел нас в бытие. После нашего падения опять поднял нас и неотступно делал все для нас до тех пор, пока не возвел нас на небо и не даровал нам Твое будущее царство (небесное). За все эти Твои к нам благодеяния благодарим Тебя и Твоего единородного Сына и Духа Твоего Святого, - благодарим за все Твои благодеяния, известные нам и неизвестные, явленные и не явленные. Благодарим Тебя и за настоящее наше служение, которое Ты благоволил принять от рук наших, хотя и предстоят Тебе тысячи архангелов и множества ангелов, херувимы и серафимы, шестокрылые, многоочитые, как пернатые, парящие в небесных вышинах."

И не только за дар жизни следует ценить Господа, но и за то, что Он непрестанно заботится о нас и милует - и не только в общем плане управления вселенной - но и в каждом частном событии, так что никакая мелочь в нашей жизни не ускользает от Его отеческого взора, так что даже каждый волос на нашей голове сочтен Им (Лк. 12:6-7).

Сознавая это по личному опыту, царь Давид напоминал себе:

"Благослови, душе моя, Господа и не забывай всех воздаяний Его. Очищающего вся беззакония твоя, исцеляющего вся недуги твоя. Избавляющего от истления живот твой, венчающего тя милостию и щедротами. Исполняющаго во благих желание твое, обновится, яко о рля [как у орла], юность твоя ... Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив...Господь решит окованные, Господь умудряет слепцы, Господь возводит низверженные, Господь любит праведники."

Самое же великое и поистине непостижимое дело милосердия, за которое следует непрестанно благодарить Бога, это то, что Он послал в мир Своего Единородного Сына Господа Иисуса Христа, "чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин 3:16).

Если бы первые люди сохранили нравственную непорочность, которой Бог наделил их, то мы их потомки не ведали бы ни болезней, ни скорбей, ни несчастий, ни смерти, но вечно наслаждались бы райской жизнью. Все наши бедствия есть результат первородного греха наших прародителей, а также наших собственных прегрешений. Грех - это не просто каприз, непослушание, но дерзкий бунт против Законодателя, и Богу следовало бы уничтожить людей, как развратившихся и оскверненных. Но вместо этого Он, милостивый, с первого же дня грехопадения наших прародителей стал терпеливо направлять судьбы человечества к его нравственному возрождению.

Весь ветхозаветный период был временем подготовления человечества к пришествию Мессии-Спасителя. Это был длинный и сложный процесс научения людей вере и создания тех необходимых условий (той "инфраструктуры"), которые бы способствовали распространению христианства по всему миру.

Суть искупительного подвига, совершенного Сыном Божиим, наглядно раскрывает ряд евангельских притч, как например: о заблудшей овце, о бесплодной смоковнице, о блудном сыне, о добром Пастыре. Так как человечество заблудилось подобно беспомощной овце, то Добрый Пастырь пошел искать ее по горам и пустыням. И найдя ее погибающую, Он не погнал, а ласково взял на свои плечи и понес назад. Христос не только научил нас, как правильно верить и жить, но взял на Себя тяжелый груз наших беззаконий и Сам понес наказание, которое заслужили мы. О непостижимое милосердие и любовь!

И все это великое дело искупления относится не только к историческому прошлому, но и по сей день Бог прощает каждого из нас и духовно обновляет ради крестных страданий Своего Единородного Сына. И хотя мы ежедневно нарушаем Его заповеди, оскорбляем Его своими грехами, Он терпеливо ждет, не вразумимся ли мы наконец. И все это потому, что "Бог хочет, чтобы все люди спаслись и пришли к познанию истины" (1 Тим. 2:4).

Господь Иисус Христос так сильно нас любит, - пишет старец Силуан, - что мы постигнуть этого не можем. Он любит нас, как Своих детей, и любовь Его сильнее любви матери, потому что и мать может забыть свое дитя, а Господь никогда не забывает нас ... Господь до того возлюбил нас, что ради нас воплотился, и пролил Кровь Свою за нас, и Ею напоил нас, и дал нам пречистое Тело Свое; и так мы стали детьми Его, от Плоти и Крови Его, и похожи на Господа во плоти, как родные дети похожи на отца своего, независимо от возраста, и Дух Божий свидетельствует духу нашему, что мы вечно будем с Ним ...

Одна только несчастная закостенелость во грехах и пагубная рассеянность в житейской суете делает сердце наше нечувствительным, так что большей частью мы не замечаем дела благости Божией и не ценим Его отеческих забот о нас.

Действительно, многие люди настолько прилипли к земному, настолько осуетились в своей погоне за земным благополучием, что не только не благодарят своего Создателя и Спасителя, но даже не вспоминают о Нем, так что Бог как бы совершенно не существует для них.

Но вот что парадоксально: когда постигает их какое-нибудь горе или болезнь, они инстинктивно вспоминают, что Он есть. Но, увы, тогда они вспоминают о Нем, не для того, чтобы испросить прощения и помощи выйти из создавшего положения, но с чувством ропота: "За что Он, мол, так наказал меня! Ведь есть сколько людей хуже меня, которые благоденствуют, а вот меня покарал!"

Роптать на Бога - это великое безумие и несправедливость по отношению к Тому, Кто все делает для нашего блага. Сами люди отвернулись от Бога, ежедневно грешат, попирают все нравственные нормы, обижают друг друга, а потом еще укоряют Бога в том зле, которое сами посеяли. В сущности они укоряют Бога за то, что Он дал нам свободную волю и не препятствует нам делать то, что хотим. Бог долготерпеливо ждет и не наказывает, потому что "Он не хочет смерти грешника, но чтобы он обратился от зла и жил" (Иез. 33:11).

Несчастья в этой жизни - это не наказание, а напоминание, что мы не вечны в этой жизни, что всем нам придется предстать пред Судьей и ответить за свои поступки, как объясняет ап. Павел: "Будучи судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром" (1 Кор. 11:32). И обыкновенный отец наказывает своих детей, не чтобы отомстить им, а чтобы вразумить. Наказывает, а самому больно, потому что желает им добра.

Насколько Господь милосерд иллюстрирует следующий библейский рассказ. Когда царь Давид согрешил, пророк Гад пришел к Давиду и предложил ему избрать себе одно из трех наказаний: будет ли три года голод в стране; или три месяца ты будешь преследуем неприятелями твоими, и меч врагов твоих будет досягать до тебя; или три дня - меч Господень и язва на земле будут истреблять в пределах Израиля. И ответил Давид пророку: "Тяжело мне очень, ибо весьма согрешил я. Но пусть лучше впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его. Только бы в руки человеческие не впасть мне" (1 Пар. 21:8-14).

Вот как объясняет преподобный Антоний Великий понятие "гнева" по отношению к Богу: "Бог неизменно благ. Если кто недоумевает, как Он радуется о добрых, от злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостив к ним: то на это надо сказать, что на самом деле Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев - это свойства ограниченных людей. Нелепо думать, чтоб Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым. А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то удаляемся от Него по несходству с Ним ... Так что сказать: Бог отвращается от злых, - есть то же, что сказать: солнце скрывается от лишенных зрения" (Добротолюбие, т. 1, ст. 150).

Гора Белуха на горизонте

Всякую житейскую скорбь и трудность надо рассматривать, как вразумление, посылаемое нам для исправления. "Как мать учит ходить младенца, - наставляет святой Иоанн Кронштадтский, - так Господь учит нас живой вере в Него. Мать поставит младенца, сама отойдет, а младенцу велит идти к себе. Младенец плачет без поддержки матери, хочет идти к ней, да боится шагнуть, или старается подойти, да падает. Так и Господь учит христианина верить в Него. Наша вера слаба, как младенец, который учится ходить. Господь на время оставляет христианина и предает его разным бедствиям, а потом, когда возникает нужда, спасает. Господь велит смотреть на Него и идти к Нему. Христианин старается видеть Господа, но сердце, не наученное лицезрению Божию, боится своей смелости, спотыкается и падает. А Господь близко и готов как бы на Свои руки взять немощного христианина. Поэтому при различных скорбях или кознях дьявола научись очами твоего сердца взирать на Спасителя. Смело взирай на Него, как на неистощимую сокровищницу благости, и усердно моли Его, чтобы Он помог тебе. И тотчас получишь просимое. Главное, здесь сердечное зрение Господа и надежда на Него как на Всеблагого. Это истинно от опыта! Так Господь учит нас сознавать нашу немощь и надеяться на Него."

Поэтому будем ежедневно напоминать себе, как сильно Господь любит нас и как много Он сделал и продолжает делать, чтобы спасти нас. "Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего" (Рим. 8:32).

Эти напоминания, с одной стороны, укрепят в нас чувство благодарности Богу, а с другой - побудят нас лучше относиться к людям, по написанному: "Подражайте Богу, как чада возлюбленные" (Еф. 5:1).

Задумаемся над этой фразой: мы, ничтожные твари, не в состоянии подражать Богу казалось бы ни в чем - ни в Его всемогуществе, ни в вездесущии, ни в каких других Его божеских свойствах. Однако подражать в любви мы можем и должны! И это для нас великая честь. Поэтому будем милосерды, как Отец наш милосерд (Лк. 6:36).

Любовь к Богу и ближним


"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем помышлением твоим. Это - первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя." (1 Иоан. 4:7-8).

Э то замечательное изречение в предельно сжатой и понятной форме передает сущность учения Священного Писания, как объяснил Господь наш Иисус Христос: "На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки" (Мат. 22:37-40).

Но сразу же возникает вопрос: поскольку любовь - это цельное чувство, то не проще ли сказать "люби всех," и тогда все сведется к единой заповеди. Как увидим дальше, любовь к Творцу должна занимать особо священное место в нашем сердце, чтобы наша любовь к творениям не стала идолопоклонством. Именно любовь к Богу облагораживает, направляет и согревает все другие проявления этого доброго чувства .

Если все учение Писания сводится к двум кратким заповедям, значит ли это, что остальное в нем излишне? Нет, потому что под простотой заповедей скрывается великая глубина. Научиться по-настоящему и правильно любить - это наука из наук, ибо "любовь есть совокупность совершенства" (Кoл. 3:14). Цель Писания сводится к тому, чтобы и наставлениями, применимыми к разным случаям, и живыми примерами научить нас правильно и по-настоящему любить.

И в первую очередь надо научиться любить Бога так, чтобы это чувство наполнило и преобразило все наше существо - озаряло наши мысли, согревало сердце, направляло волю и все наши поступки - словом, чтобы Бог был для нас самым желанным и самым главным в жизни. Любить ближних тоже важно, но не так крепко, как Бога, а лишь как самих себя.

Авва Дорофей следующим примером иллюстрирует взаимоотношение между любовью к Богу и любовью к людям. "Представим себе, - говорит он, - большой круг. Предположим, что круг - это наш мир, самая середина круга - Бог; а точки на радиусах круга - это люди. Одни из них ближе к центру, т.е. к Богу, другие - дальше от Него. По мере того как люди приближаются к середине круга своей любовью к Богу, в такой же мере они приближаются и друг к другу, и наоборот: удаляясь друг от друга своей неприязнью, они одновременно удаляются и от Бога. Таково естество любви: сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся и с Богом."

Хотя Бог и обитает в неприступном свете, но в то же время как наш Отец и Спаситель, Он близок каждому из нас. Поэтому мы можем и должны стараться любить Его. Вот несколько конкретных примеров.

Когда мы любим кого-нибудь, то мы желаем быть с любимым и очень томимся при разлуке. Подобным образом, если мы действительно любим Бога, то нам должно быть приятным общаться с Ним . Например, молясь Ему, мы входим с Ним в некий таинственный, но ощутимый и реальный контакт. Молиться же можно всюду и всегда - и наедине дома, и на работе, и в дороге, и на лоне природы. Особенно в храме верующий человек удостаивается особой близости к Богу, потому что как Господь обещал: "Где двое или трое собраны во имя мое, там Я среди них" (Мат. 18:20). Общаясь постоянно с Богом в молитве, верующий человек постепенно сам становится живым храмом, как объясняет ап. Павел: "Не знаете ли, что вы - храм Духа Святого, и Дух Святой живет в вас?" (1 Кор. 6:19), и, таким образом, этот человек всегда пребывает с Любимым.
Когда мы любим кого-нибудь, мы боимся огорчить его чем-либо и все свои слова и действия направляем к тому, чтобы угодить ему. Подобным образом надо настроить себя благоговеть перед Богом (" бояться " Его) и всячески остерегаться "огорчить" Его каким-либо греховным поступком или мыслью. "Если любите Меня, заповеди Мои соблюдайте," - сказал Христос (Иоан. 14:15).
Когда мы сильно любим кого-нибудь, тогда его благополучие и счастье становится для нас важнее нашего собственного благополучия и счастья. Подобным образом надо научиться все свои поступки направлять к славе Божией и всячески содействовать распространению Его Царства Добра среди людей: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мт. 5:16).
Любить Бога значит всецело предать себя Его воле . Когда случится какая-нибудь неприятность или постигнет нас какое-то испытание, надо верить, что Бог допустил это ради нашей духовной пользы и спасения, - и не только в плане вечности, но всегда "любящим Бога все содействует ко благу" (Рим. 8:28). Иными словами, когда в крепкой вере мы предаем себя Его воле, тогда все житейское, даже несчастья и людские козни, Он обращает к нашему благу.
В трудных обстоятельствах будем напоминать себе, что Бог есть любовь. Ради нас, неблагодарных грешников, Он даже предал Сына Своего Единородного - "чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3:15).

Поскольку любовь это ощутимое и конкретное чувство, то, исследуя свои мысли и настроение, мы можем верно установить, насколько искренна и крепка наша любовь к Богу. Если, например, мы услаждаемся скверными помыслами, или злобимся на кого-либо, или сильно привязаны к чему-то земному, если нам не хочется молиться и скучным кажется Священное Писание, то значит и любовь наша к Богу еще слаба и, возможно, даже угасает. Тогда надо выяснить, не сотворили ли мы себе земного кумира, которому служим паче Творца, "ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше" (Мат. 6:21).

Поначалу наша любовь к Богу может быть слабой и колеблющейся. Однако, если она искренна, то, подобно искре, она может при содействии Божием все больше и больше разгораться, и тогда она начнет преображать наш внутренний мир. Параллельно с внутренним обновлением будут изменяться и наши понятия, и вкусы, и градация ценностей. То, что раньше нам казалось интересным и приятным, начнет нам казаться скучным и пустым. Театру, танцам, кинофильмам мы начнем предпочитать хорошую книгу или уединенную молитву. Деньги, комфорт и разные земные блага начнут нам казаться второстепенным, а пойти в церковь, причаститься Святых Таин или сделать что-то доброе для другого - делом важным и приятным.

Тогда мы начнем понимать людей, которые из чувства крепкой любви к Богу раздавали свое имущество, оставляли свои семьи и все земные преимущества, и посвящали себя служению Богу. Даже больше этого, ради славы Божией они добровольно терпели всякие унижения, гонения, побои и самую мученическую смерть. Апостол Павел, например, в молодости был очень состоятельным, имел блестящее образование. Как римскому гражданину все двери были ему открытыми. Однако всем этим он пренебрег и добровольно подверг себя многочисленным трудам, гонениям, побоям, лишениям и скорбям ради проповеди Евангелия.

Самым замечательным является то, что он почитал для себя честью и преимуществом то, что другие люди восприняли бы как величайшее горе:

"Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание (Псал. 43:23). Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, или Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 8:35-39).

Вот как сильно может разгореться пламя любви к Богу!

Даже когда наша любовь к Богу не столь горяча, как в приведенном примере, она все же будет вливать в нас свежие духовные силы. Именно любовь к Богу будет давать нам способность любить и тех, которые не заслуживают того, чтобы их любили, потому что они грешны, неблагодарны, самолюбивы, горды, капризны, нахальны, хитры, коварны и т.д. Это потому, что человек, любящий Бога, имеет перед своим духовным взором Того, Кто "повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных," и помнит Сказавшего:

"Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете. Не так же ли поступают и язычники? ... Итак как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними ... Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный" (Мт. 5:44-48, Лк. 6:27-36).

Блаженный Диадох так пишет о согревающей силе любви: "Когда человек ощущает Божию любовь, тогда он начинает любить и ближнего своего, а начав - не перестает. ... В то время, как плотская любовь по малейшему поводу испаряется, духовная - остается. В боголюбивой душе, находящейся под Божиим действием, союз любви не пресекается, даже когда ее кто-нибудь огорчает. Это потому, что боголюбивая душа, согретая любовью к Богу, хотя и потерпела от ближнего какую-то скорбь, быстро возвращается к своему прежнему благому настроению и охотно восстанавливает в себе чувство любви к ближнему. В ней горечь разлада совершенно поглощается Божией сладостью."

С другой стороны, не любя ближних, нельзя по-настоящему любить Бога. Апостол Иоанн Богослов пишет:

"Кто говорит: Я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (1 Иоан. 4:20-21). "Кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, - как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! Станем любить не словом или языком, но делом и истиной" (1 Иоан. 3:16-18).

Все религии признают достоинство любви - однако, почти все ограничивают ее теми, кто приятен или близок человеку. Ветхозаветное иудейство, например, прямо учило: "Возлюби ближнего твоего, и возненавидь врага твоего." Только христианство устраняет все человеческие барьеры и призывает любить всех людей без каких-либо оговорок или поправок. На вопрос законника, кто ближний? Господь в притче о милосердном самарянине объяснил, что ближний - это всякий человек, нуждающийся в помощи, независимо от его религиозных убеждений, национальности или других качеств (Лук. 10:25-37).

Не аскетическая жизнь, не точность соблюдения ритуалов, не глубокое понимание догматов, а именно всеобъемлющая любовь должна быть отличительным признаком христианина: "По этому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой," - завещал Христос Своим ученикам (Иоан. 13:35).

Заповедь повелевает любить ближних, как самих себя . Однако нельзя сказать, чтобы способность любить других была бы прямо пропорциональна любви к себе. Опыт показывает, что происходит именно наоборот: чем больше человек любит себя, тем менее он способен любить других. Эгоизм и самолюбие разрушают подлинную любовь: "Из-за умножения беззакония во многих охладеет любовь," - сказал Господь (Мат. 24:12).

Блаженный Диадох пишет: "Кто любит себя, тот не может полностью любить Бога, а кто не любит себя по причине сильной любви к Богу, только тот воистину любит Бога. Такой человек никогда не будет желать славы себе, но только одному Богу ... Боголюбивой душе, исполненной чувства Божия, свойственно искать единой славы Божией, относительно же себя - услаждаться смирением. Потому что Богу, ради Его величия, подобает слава, человеку же - смирение."

Хотя мерою любви к ближним служит любовь к себе, однако "нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин 15:13, смотри также Мт 5:42-48). И здесь высшим примером является наш Спаситель. "Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою, и мы должны полагать души свои за братьев" (1 Иоан. 3:16-18). Авва Пимен по поводу этих слов пишет: "Если кто услышит огорчительное слово, и вместо того, чтобы ответить подобным же оскорблением, преодолеет себя и промолчит, или, будучи обманутым, перенесет это и не отомстит обманщику, - то он этим положит душу свою за ближнего."

Любовь к врагам, неизвестная другим религиям, является отличительной добродетелью христианства. Господь Иисус Христос учит: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного" (Мат. 5:44) ... "Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебе верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку" (Мат. 5:39-41).

Ветхий Завет допускал месть( "око за око, зуб за зуб," Лев. 24:20), потому что в до-христианские времена люди, еще не обновленные духовно, не способны были возвыситься до чувства всепрощения и любви к врагам. Христианин призывается подавлять в себе всякие злобные чувства, - и это настолько важно, что прощение наших грехов обусловливается нашим прощением ближних: "И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим" (Мат. 6:12).

Конечно, простить врага требует большого внутреннего усилия, благородства и даже помощи свыше. Однако, несомненно, что в нашем отношении к людям, которых мы считаем своими "врагами," кроется много субъективного. Одни люди более мнительны и более обидчивы, чем другие; одни вспыльчивы, другие - спокойного темперамента. Интересно обратить внимание еще на следующую закономерность: чем больше человек привязан к материальным благам, чем более он честолюбив, самолюбив и горд, тем легче он обижается на других, и наоборот, чем он более духовно настроен, скромен, смиренен, тем легче он переносит обиды и быстрее прощает их. Следовательно, если мы разгневались на кого-то, то полезным будет понять, почему мы поддались этому недоброму чувству. Не указывает ли оно на что-то недоброе в нашей душе?

Кроме того, когда кто-то обидел нас или лишил чего-либо - это не столь большая беда: ведь все временно в этой жизни. Гораздо хуже носить в своем сердце яд злобы, потому что злоба делает нас унылыми, мрачными, раздражительными, недружелюбными, не способными радоваться ни благам жизни, ни общению с Богом. Допустим, что действительно человек сделал нам зло. Но зачем отравлять свою жизнь и губить свою душу? Потому ради собственного внутреннего здравия необходимо поскорее выбросить из себя все злобные чувства, как говорит Писание: "Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12:21). "Жизнь сердца, - объясняет праведный Иоанн Кронштадтский - это любовь, а его смерть - это злоба и вражда. Господь для того и держит нас на земле, чтобы любовь всецело проникла наше сердце: это цель нашего существования."

Иногда люди боятся прощать своих обидчиков, чтобы те не посчитали их за дурачков и не стали еще больше издеваться над ними. Надо стать выше этих мелких страхов, внушаемых дьяволом. Любовь приближает нас к Богу и уподобляет Ему. Она несет в себе Его всепобеждающую силу. "Любовь до такого совершенства достигает в нас, - пишет апостол любви [Иоанн Богослов] - что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он [Христос] . В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся не совершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас" (1 Иоан. 4:18).

Так или иначе, любовь к врагам - явным или мнимым - всегда требует большого внутреннего усилия. Именно поэтому она обильно вознаграждается Богом. "Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов," - наставляет ап. Петр (1 Пет. 4:8). Святые отцы советуют: "Если хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву, помолись прежде всего за врага твоего."

В нормальных условиях оба вида любви (к Богу и к ближним) укрепляют друг друга. Однако иногда может возникнуть острый конфликт, когда мы должны выбрать между верностью Богу, и желанием сделать что-то приятное любимому нами человеку. В таком случае надо предпочесть верность Богу, потому что "Кто любит отца своего ... больше чем Меня, тот недостоин Меня" - сказал Господь (Мат. 10:37). Даже в том случае, когда человек дороже нам всего на свете, так что мы готовы бы жизнь отдать за него, но он толкает нас на грех или на измену Евангелию - нельзя уступать ему. Лучше потерять его расположение, чем изменить Богу. Такой жертвы требует от нас Господь, Который сказал: "Если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну" (Мат. 5:30).

Если бы Адам не уступил своей жене, а пребыл верным Богу (Быт. 3 гл.), то, возможно, не было бы столько зла в мире, и история человечества потекла бы по совсем другому, более светлому руслу. Вот почему необходимо не смешивать оба вида любви и в случае конфликта верность Богу ставить выше всего, выше собственной жизни.

Любовь многих пугает тем, что они чувствуют себя неспособными всецело посвятить себя добрым делам. Они страшатся трудов, подвигов и нищеты, которые якобы сопряжены с нею. Однако надо понять, что любовь это не столько дел а сколько чувство. Не столь важно, как много мы сделали, как то, с каким настроением мы это делали. Можно много сделать, а потому своей раздражительностью, грубостью и другими недостатками огорчить тех, которым хотели помочь или разогнать тех, которые с нами работали.

Поэтому в первую очередь исключительно важно воспитывать в себе добрые чувства по отношению к людям. Апостол Павел прекрасно объясняет сущность любви: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая, или кимвал звучащий. Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто" (1 Кор. 13:1-3).

И дальше он объясняет, какие чувства свойственны любви, а какие нет:

"Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а радуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знания упразднятся" (1 Кор. 13:4-8).

Исходя из этого замечательного наставления апостола надо стараться:

Хранить мирное настроение и держать себя скромно и тихо, как учил преп. Серафим Саровский: "Стяжи мирный дух, и тысячи спасутся вокруг тебя."
Относиться к людям с доверием и доброжелательно .
Желать всем добра.
Не выставлять свое превосходство, а скрывать его и уступать людям.
Стараться не замечать недостатков ближних, и понуждать себя всегда хорошо думать о других.
Не осуждать других и не рассказывать об их недостатках, а, напротив, стараться сказать о них что-нибудь доброе.
Терпеливо переносить обиды и не показывать вида, что мы оскорблены.
Молиться о других.
Терпеливо выслушать скорбящего и постараться ободрить его ласковым словом.
Если надо сказать человеку правду в глаза, то сделать это спокойно, без раздражения. А если это у нас не получается, то лучше всего помолиться за человека.
Когда помогаем другим, важно делать это с деликатностью, чтобы люди не чувствовали, что мы сделали им одолжение.

Замечательно то, что все эти проявления любви почти не требуют никакого внешнего труда, а только доброго настроения и желания.

Вообще не следует самоуверенно браться за великие "дела" и подвиги, а лучше стараться понять, к чему призывает нас Господь. Иначе по своей опрометчивости и самонадеянности можем больше напортить, чем принести пользы. Ежедневно в разных обстоятельствах Господь предоставляет нам случаи совершать малые добрые дела. А много песка может перевесить большой камень. Все то доброе, что мы делаем другим из чувства сострадания, Господь принимает как бы сделанное для Него: " Так как вы сделали это одному из малых сих, то сделали Мне" (Мт. 25:45).



Заключение

И так, любовь - это великая наука, которую не выучишь и за целую жизнь. Но не надо отчаиваться: нас ждет будущая жизнь, где мы сможем еще больше усовершенствоваться в этой царице добродетелей.

В заключение приведем слова святого Максима Исповедника: "Надо любить от всей души каждого человека, упование же свое надо возлагать на одного Бога и Ему одному служить всей своей крепостью. Ибо, пока Он охраняет нас, все друзья нам благоприятствуют, а враги бывают бессильны причинить нам зло. Когда же Он оставит нас, тогда все друзья от нас отвернутся, а все враги возьмут силу над нами. Друзья Христовы всех любят искренно, хотя не всеми бывают любимы."

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Примеры любви

Примеры любви из "Лавсайка"


Авва Пафнутий и праведность флейтиста

Подвижник Пафнутий, подвизавшийся в одном из Фиваидских скитов (в южном Египте) молил Бога показать ему, кому бы он был подобен по образу жизни. Ангел явился ему и сказал: "Ты подобен одному флейтисту, который живет в городе." Авва Пафнутий поспешно отправился к этому флейтисту и начал его расспрашивать об его образе жизни и делах. Флейтист сказал правду, что он человек грешный, нетрезвой и нечистой жизни, что только недавно перестал разбойничать и сделался флейтистом. Пафнутий стал выпытывать у него, что сделал он доброго когда-либо. Флейтист отвечал, что ничего доброго за собой не знает, но однажды, еще будучи разбойником, он избавил от разбойников одну христианскую деву, которую они хотели обесчестить, и проводил ее до безопасного места. "В другой раз, - продолжал он, - я встретил красивую женщину, которая блуждала по пустыне. Она убежала от судей из-за того, что муж ее задолжал казне 300 златниц и не имел чем заплатить. В продолжение двух лет его неоднократно били и заключили в темницу, а их троих сыновей - продали как рабов. Ее тоже несколько раз били без пощады, так что пришлось убежать в пустыню, где она скиталась, не имея никакого пропитания. Я сжалился над этой женщиной, привел ее в свою пещеру, накормил и дал ей 300 златниц. После этого я проводил ее до города. Так она смогла заплатить долг и добиться освобождения для своего мужа и детей."

Пафнутий сказал флейтисту: "Ты, наверное, слышал обо мне и о моей подвижнической жизни. Однако я не имею за собой таких добрых дел, как ты. И вот Бог мне открыл о тебе, что ты нисколько не ниже меня в добрых делах. Поэтому ты не оставляй своей души в пренебрежении, на волю случая."

Услышав такие одобрительные слова праведника, флейтист тотчас оставил свои флейты и последовал за Пафнутием в пустыню. Так оставшиеся дни своей жизни он посвятил восстановлению гармонии в своей душе, что стало для него дороже всяких светских мелодий.

Преподобный Ефрем Сирин

Диякон эдесской церкви (тогда в Сирии, ныне в области современного Ирака) Ефрем вел весьма уединенную и святую жизнь, за которую удостоился от Бога дара ведения и мудрости. Много лет он назидал приходивших к нему, а под конец жизни должен был покинуть свое уединение по следующей причине.

Когда наступил сильный голод в городе Эдессе, блаженный Ефрем, жалея людей, погибавших от голода, пошел к богатым гражданам и сказал им: "Почему вы не имеете сострадания к погибающим людям и гноите свое богатство к осуждению ваших душ?" Они, придумав благовидную отговорку, сказали святому: "У нас все занимаются торговлей и некому поручить раздачу хлеба голодным." Тогда Ефрем спросил их: "Что вы думаете обо мне и за кого считаете?" - "Мы считаем тебя человеком Божиим," - ответили все в один голос. Действительно, все искренне питали к нему великое уважение. - "Если вы так думаете обо мне, то вверьте мне попечение о голодающих," - сказал им раб Христов. Тщеславные богачи ответили ему: "О, если бы ты удостоил нас." Тогда Ефрем, избранник Божий, ответил им: "Вот, отныне поставляюсь я вам в попечители о бедных."

Взяв у них серебро, он устроил дома с разными отделениями, в которых расставил до 300 кроватей. Так праведный Ефрем стал заботиться о всех страждущих. Он ухаживал за больными и кормил голодающих, а умерших погребал. Словом, всем приходящим к нему в нужде и голоде, он давал пристанище и продовольствие из того, что ему доставляли богачи.

Через год, когда вернулось плодородие земли и нуждающиеся смогли разойтись по своим домам, этот достославный муж возвратился в свою келью и через месяц умер, наследовав блаженную землю кротких. Блаженный Ефрем оставил после себя много замечательных сочинений, в которых читатель обретет дивные перлы духовной мудрости и поэтического вдохновения.

Милосердный Виссарион

В одной из палестинских обителей, около реки Иордан, жил милостивый старец, не имевший собственности, по имени Виссарион. Пришедши в одно селение, он увидел на рынке мертвого нищего без всякой одежды. Виссарион же имел на себе только сорочку и небольшую накидку-покрывало. Он всегда носил с собой Евангелие, заповедям которого он тщательно старался следовать. Итак, увидев тело мертвеца, он тотчас снял с себя накидку и ею покрыл его. Отойдя дальше, он встретился с нищим, совершенно нагим. Остановившись, Виссарион стал размышлять: "Зачем я, отрекшись от мира, одеваюсь в теплую одежду, тогда как этот брат мой мерзнет от стужи и может умереть. Если это случится, то я буду причиной его смерти. Если разорвать одежду по частям, то никому не будет пользы. Неужели я потерплю вред, если сделаю более, чем повелевает Евангелие?" И вот этот подвижник подозвал нищего под крыльцо ближайшего дома, одел на него свою сорочку и отпустил, а сам закрылся руками и сел на колени, имея под мышкой только слово Божие.

В это время проходил мимо блюститель порядка. Узнав авву Виссариона, он спросил: "Кто раздел тебя?" Указывая на Евангелие, авва ответил: "Вот оно раздело меня!" Тогда блюститель порядка немедленно снял с себя верхнюю одежду и, подав ее святому, сказал: "Вот тебе, совершенный воин Христов." Святой взял ее и удалился тайно из мира, чтобы избежать похвалы от человека, который узнал о его добром деле. Исполнив евангельское правило и не имея в душе уже никакого пристрастия, он на этом же рынке продал свое Евангелие и вырученные деньги отдал нищему. Таким образом он показал всецелую покорность слову Божию, которое говорит: " Продай имение свое и раздай нищим" (Мат. 19:21).

Много и других подвигов добродетели совершил этот великий авва.

Примеры любви из "Луга Духовного"

Инок Лев

В царствование благоверного императора и кесаря Тиверия (II-го, 578-582) в Ливийском оазисе (к западу от Фиваиды в средней части Египта) жил инок Лев из Каппадокии (в Малой Азии, ныне восточной Турции). Он был велик перед Богом, и мы слышали о нем много дивного. Познакомившись с ним и узнав его ближе, мы получили от него великую пользу - особенно от его смирения, нестяжательности, безмолвия и любви, которую он имел ко всем.

Он им сказал: - Поверьте, чада, я буду царствовать!

- Что ты говоришь, авва, из Каппадокии не было ни одного царя. Понапрасну ты питаешь такие мысли.

- Нет, чада! я буду царствовать, утверждал он. И никто не мог его переубедить.

Когда варвары сделали набег и разрушили всю тамошнюю страну, пришли они и в Оазис. Там многих иноков умертвили, а многих забрали в плен. В числе других взяли из лавры авву Иоанна, который прежде был чтецом в великой константинопольской церкви, также авву Евстафия, римлянина, и авву Феодора. Все трое были немощны. В плену авва Иоанн говорил варварам: "Отведите меня в город. Епископ по моей просьбе заплатит вам за меня 24 номисмы." Один из варваров взял его и подвел его к городу. Авва Иоанн отправился к епископу.

В городе оказался авва Лев и другие отцы, которые не были захвачены. Придя к епископу, авва Иоанн стал просить его, чтобы он дал за него выкуп. Но у епископа нашлось не более восьми номисмов, которые и были предложены варвару. Но тот не соглашался. " Или отдайте мне все 24, или монаха." И были принуждены отдать ему авву Иоанна, несмотря на его горе и слезы. Его отвели в стан варваров. Через три дня авва Лев, взяв 8 номисм, пошел в пустыню к варварам и обратился к ним со словами: "Возьмите меня и 8 номисм и отпустите иноков. Они немощны и не могут работать. Все равно вам придется их убить. А я здоров и могу служить вам." Варвары согласились на его предложение и отпустили трех иноков. Авва Лев дошел с ними до какого-то места и, когда изнемог, был обезглавлен. Так авва Лев поступил по слову Св. Писания: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Иоан. 15:13). Тогда-то мы поняли смысл его слов: "я буду царствовать." Действительно он достиг царственной высоты, положив душу свою за ближних своих."

Перистые облака

Сострадательность избавляет от наказания


Однажды Зенон (византийский император, 474-491 гг). оскорбил одну женщину в присутствии ее дочери. После этого та женщина стала часто приходить в храм Пресвятой Богородицы и со слезами молиться Ей: "Пресвятая Дева! Накажи императора за то унижение, которому он подверг меня." Долгое время она просила об этом, - и вот Пресвятая Богоматерь, явившись ей, говорит: "Поверь мне, женщина, я давно бы наказала его, но рука Господа удерживает Меня." Тогда женщина поняла, что ей было отказано в просьбе потому, что император Зенон был сострадательным человеком и много помогал нищим.

Святитель Аполлинарий

Архиепископ Александрии святой папа Аполлинарий (551-565 гг.), был очень милостивым и сострадательным. В этом же городе жил некий юноша, сын знатных родителей, оставивших ему большое состояние (в кораблях и в большом количестве золота). Юноша плохо распоряжался полученным наследством и в течение нескольких лет все потерял. Как раньше, он многих превосходил богатством, так, разорившись до основания, он многих превзошел нищетой.

Блаженный Аполлинарий, узнав о постигшем юношу несчастье, пожелал оказать ему хоть небольшую помощь. Но хотел это сделать, не раня его самолюбия. И вот он придумал удивительное средство. Он приказал церковному казначею написать фиктивную справку на имя Макария, отца юноши, будто тот дал взаймы александрийской церкви пятьдесят фунтов золота. Чтобы грамота эта выглядела давно написанной, ее положили на несколько дней в пшеницу.

Потом Аполлинарий послал казначея отдать юноше этот документ и взять за услугу 3 мелких монетки, чтобы тот не догадался, что справка эта подложная. Казначей отправился к молодому человеку и сказал, что, перебирая бумаги, он нашел заемное письмо его отца, про которое он забыл и которое пролежало десять лет среди бумаг, поэтому за 3 монетки он вручает документ владельцу.

Получив документ, молодой человек явился к святому папе александрийскому. Прочитав расписку, Апполинарий сделал вид будто смутился и не верит ему, что тот так долго не предъявлял документа. Юноша все объяснил, но папа продолжал делать вид, что сомневается в подлинности документа. Так прошла неделя. Наконец, папа, делая вид, что уступает его мольбам согласился заплатить, но только попросил, чтобы юноша не требовал процентов от церкви. Юноша с радостью согласился, и Папа вручил ему пятьдесят фунтов золота. Вот каким милостивым и чутким был владыка Аполлинарий!

Бог помог молодому человеку наладить свое коммерческое дело так, что через некоторое время он не только восстановил потерянное, но и превзошел родителей своим богатством. Вместе с тем этот случай принес юноше и духовную пользу. В конце концов, он как-то узнал правду о великодушной помощи александрийского архиепископа, и это побудило его тоже быть чутким и милостивым и к другим.
Алтай. Желтые маки


Бог заботится о милостивых


Один верующий, живший в Константинополе (ныне Истамбул), рассказал про себя следующее. Отец мой много помогал бедным. Однажды, показав мне свои деньги, он спросил: "Скажи, что тебе угодно: оставить ли тебе деньги или Господа твоим попечителем?" Я ответил, что предпочитаю Христа, так как все земное проходит. Сегодня мы тут, а завтра - где? Отец тогда без сожаления начал раздавать все, так что после своей смерти он почти ничего не оставил мне. Став бедняком, я жил очень скромно и всю надежду я возложил на Бога, Которому отец поручил меня.

В той же местности жил один знатный богач, жена которого была очень богобоязненная и христолюбивая. У них была лишь одна дочь, которую они хотели выдать замуж. Причем их не интересовало будет ли он богатым или нет, лишь бы был скромный и богобоязненный. Они хотели, чтобы ее будущий муж любил ее и в Боге согревал ее своей любовью. И вот богач предложил своей благочестивой жене пойти в храм и помолиться там усердно о послании их дочери доброго жениха. "Кто первый войдет в храм, - сказал он ей, - тот и будет избранник, посланный Богом нашей дочери."

Она так и сделала, и получилось так, что я первым вошел в храм после ее молитвы. Увидев меня, она стала расспрашивать, откуда и кто я. Я объяснил ей, чей я сын и где живу. Она же знала про щедрость моего отца к бедным. Тогда она спросила, не женат ли я еще? Я ответил, что нет, и пересказал ей мой разговор с отцом по поводу наследства. Тогда она, воздав хвалу Богу, воскликнула: " Вот твой добрый Попечитель, Которого ты избрал себе, посылает тебе и жену, и богатство, чтобы пользоваться тем и другим в страхе Божием." И вот женившись и живя счастливо, я стараюсь тоже не забывать бедных и помогать нуждающимся.

У Александра, патриарха Антиохийского был писец, который похитил у него золото, и потом попал в руки разбойников. Дивный Александр, узнав об этом, выкупил его из плена, и когда похититель пришел к нему, патриарх принял его так милостиво и благосклонно, что некто из жителей города сказал: "ничего нет выгоднее, чем обидеть патриарха Александра."


Из поучений святых отцов о любви


Макарий Великий

Как пчела незаметно для людей строит соты в улье, так и благодать тайно созидает свою любовь в сердце человека, изменяя горечь в сладость, а жестокое сердце - в доброе. И как мастер по серебру, делая резьбу на блюде, постепенно покрывает его узорами, и только после окончания своей работы показывает свою работу во всей ее красе. Так и истинный Художник, Господь, украшает резьбой сердца наши и таинственно обновляет их, пока мы не переселимся из нашего тела, и тогда обнаружится красота нашей души (Мак. Вел.) Кто стремится к Богу и действительно хочет стать последователем Христовым, тот должен следовать за Ним, стараясь перемениться, стать лучшим и новым человеком, не удерживая в себе ничего свойственного ветхому человеку, - потому что сказано: "Кто во Христе, тот новое творение" (Мак. Вел.) Душа истинно любящая Бога, хотя бы совершила тысячи праведных дел, по ненасытному своему стремлению к Господу думает о себе, будто она еще ничего не достигла. И хотя бы изнурила свое тело постами и трудом, она думает, будто не начала еще приобретать добродетели; хотя бы удостоилась достигнуть различных душевных дарований, или откровений, или небесных тайн, по своей великой любви к Господу считает, что еще ничего не приобрела ... Она уязвлена любовью небесного Духа. При помощи благодати она непрестанно возбуждает в себе пламенное стремление к небесному Жениху; желает полностью достичь таинственного и неизреченного общения с Ним в святыне Духа; очищенными очами души она взирает на небесного Жениха лицом к лицу; в духовном и неизгладимом свете входит в соединение с Ним, сообразуется смерти Его, непрестанно с великим вожделением ожидает смерти за Христа; несомненно верует, что через Духа получит совершенное избавление от грехов и тьмы страстей, чтобы очистившись Духом, освятившись душевно и телесно, удостоится стать чистым сосудом для принятия в себя небесного мира и обителью небесного и истинного Царя Христа. И тогда-то делается она достойной небесной жизни, став еще здесь чистым жилищем Святого Духа (Мак. Вел.) Ты говоришь: "Я люблю Бога и имею Духа Святого." Но исследуй внимательно, на самом ли деле это так? Предан ли ты к Господу день и ночь? И если имеешь такую непрерывную любовь, то ты чист. Но вникни, когда к тебе приходят земные заботы или разные скверные и лукавые помыслы, действительно ли ты тогда непреклонен ко злу, и хочет ли тогда твоя душа любить Бога и быть всецело приверженной Ему? Ведь мирские помыслы, развлекая ум земными и тленными предметами, препятствуют человеку любить Бога и всегда думать о Нем. Случается, что несведущий человек приступает к молитве, преклоняет колена - и его ум достигает покоя. И в какой мере он подкапывает противостоящую стену злобы и углубляется под нее, в такой мере и разрушается она, так что человек постепенно достигает духовного в е дения и мудрости. Но этой степени не достигают ни сильные мира сего, ни ученые, ни писатели (Мак. Вел.).

Блаженный Диадох

Кто любит себя, тот не может полностью любить Бога, а кто не любит себя по причине сильной любви к Богу, только тот воистину любит Бога. Такой человек никогда не будет желать славы себе, но только одному Богу ... Боголюбивой душе, исполненной чувства Божия, свойственно искать единой славы Божией, относительно же себя - услаждаться смирением. Потому что Богу, ради Его величия, подобает слава, человеку же - смирение (Блаж. Диад.).

Когда человек начинает ощущать сильную любовь к Богу, тогда он начинает любить и ближнего, а начав - не перестает. Именно так учит любить Священное Писание. И в то время, как плотская любовь по малейшему поводу испаряется, духовная - остается. В боголюбивой душе, находящейся под Божиим действием, союз любви не пресекается, даже когда ее кто-нибудь огорчает. Это потому, что боголюбивая душа, согретая любовью к Богу, хотя и потерпела от ближнего какую-то скорбь, быстро возвращается к своему прежнему благому настроению и охотно восстанавливает в себе чувство любви к ближнему. В ней горечь разлада совершенно поглощается Божией сладостью (Блаж. Диад.).

Один послушник спросил старца: "Кто же, отче, может исполнить все заповеди, когда их так много?" Старец ответил: "Тот, кто подражает Господу Иисусу Христу и следует за Ним шаг за шагом." - "А кто же может подражать Господу? - переспросил в недоумении послушник. - Ведь Господь был Бог, хотя и стал человеком, а я - человек грешный, порабощенный бесчисленными страстями. Как же я могу подражать Господу?" Старец объяснил: "Из людей, порабощенных суетой, никто не может подражать Господу. Но лишь те, которые могут вместе с апостолами сказать: "Вот мы оставили все и вслед Тебя идем" (Матф. 19:27), - получают силу подражать Господу и идти по всем Его заповедям." Тогда послушник сказал: "Но, отче, заповедей Господних много, и кто может все их помнить, тем более исполнять, особенно такой немощный человек, как я? Хотел бы я услышать от тебя краткое наставление, чтобы я мог спасаться, руководствуясь им." Старец ответил: "Хотя заповедей много, но все они вмещаются в одной: "Возлюби Господа Бога твоего всей крепостью твоей, всем помышлением твоим; и ближнего твоего - как самого себя" (Лук. 10:27). Человек, старающийся исполнять именно эту заповедь, исполняет и все остальные. Но кто не освободится полностью от пристрастия к вещественному, тот не может по-настоящему любить ни Бога, ни ближнего. Поэтому ты не всё заботься о плотском, но, взяв на себя посильный подвиг, весь ум свой обрати на внутреннее, "ибо - по слову апостола - телесное упражнение мало полезно, а благочестие на всё полезно"(Блаж. Диад.).

Авва Пимен

"Больше любви никто не имеет, как если кто душу свою положит за друзей своих" (Иоан. 15 гл.). Если кто услышит огорчительное слово, и вместо того, чтобы ответить подобным же оскорблением, преодолеет себя и промолчит, или, будучи обманутым, перенесет это и не отомстит обманщику, - то он этим положит душу свою за ближнего (Авва Пимен).

Ефрем Сирин

Всякое предпринимаемое нами доброе дело да совершается во славу Божию, и тогда оно поведет и к нашей славе. Исполнение заповедей бывает свято и чисто только тогда, когда оно совершается с памятью о Господе, со страхом Божиим и по любви к Нему. Враг рода человеческого (дьявол) всячески страрается отвлечь нас от такого настроения разными земными приманками, чтобы вместо истинного блага - любви к Богу - мы привязались сердцем к мнимым житейским благам. И вообще все, что ни делает человек доброго, лукавый старается омрачить и осквернить, примешивая к исполнению заповеди семена тщеславия, или сомнения, или ропота, или чего-либо подобного, чтобы наше доброе дело перестало быть добрым. Доброе дело становится истинно добрым только тогда, когда оно совершается для Бога со смирением и усердием. И при таком настроении все веления в заповедях становятся для нас легкими, потому что любовь к Богу устраняет всякое затруднение в исполнении заповедей. (Ефрем Сир).

Будем великодушны и будем нести тягости друг за друга, стараясь поднять падших и освободить попавших в плен к врагу. Какой воин, увидев, что товарищ его взят в плен, не вступит в борьбу с врагами, чтобы освободить его? Если же он окажется не в силах избавить его, тогда будет печалиться и плакать, вспоминая о друге. Не гораздо ли больше мы должны полагать свои души друг за друга? Ибо наш Господь и Спаситель Иисус Христос сказал: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоан. 15:13). (Ефрем Сир.).

Будучи по отношению друг к другу членами одного духовного тела, мы обязаны помогать один другому. Как телесные члены, управляемые душой, восполняют друг друга, так и мы, управляемы Духом Божиим, должны без зависти служить друг другу. При таком настроении у всех избыток упражняющихся в молитвах восполнит недостаток в молитве у людей, несущих послушания, и, наоборот, избыток в трудах людей, несущих послушания, восполнит недостаток дел у людей, пребывающих в молитвах, чтобы, по слову апостола, во всем было равенство (2 Кор. 8:14). Только да утверждаются между братьями простота, любовь, смиренномудрие и отсутствие зависти. Тогда в какой мере кто верует, любит и трудится, в такой мере ежедневно преуспевая, сподобится Царства. Вот подлинно ангельская жизнь: когда мы соединяемся друг с другом без зависти, с простотой и любовью, с миром и радостью, когда успех ближнего мы считаем собственным приобретением, а немощи его, недостатки и скорби считаем собственным ущербом. Ведь сказано: "Каждый не о себе только заботься, но и о других" (Филип. 2:4). (Ефрем Сир.).

Максим Исповедник

Любящий Бога живет на земле ангельской жизнью, постясь и бодрствуя, воспевая Бога и молясь, и помышляя доброе о каждом человеке. (Макс. Исп).

Любящий Бога никого не огорчает, и ни на кого не огорчается из-за временного. Огорчает же он и огорчается только той спасительной печалью, которой блаженный апостол Павел и сам огорчался и огорчил коринфян (2 Кор. 2:4). (Макс. Исп).

Кто что любит, тот то и желает всячески приобрести, а все препятствующее этому отстраняет, чтобы этого не лишиться. Так и любящий Бога заботится о чистой молитве, а всякую страсть, препятствующую ему в этом, от себя прогоняет. (Макс. Исп.) Надо любить от всей души каждого человека, упование же свое надо возлагать на одного Бога и Ему одному служить всей своей крепостью. Ибо, пока Он охраняет нас, все друзья нам благоприятствуют, а враги бывают бессильны причинить нам зло. Когда же Он оставит нас, тогда все друзья от нас отвернутся, а все враги возьмут силу над нами. Друзья Христовы всех любят искренно, но не всеми бывают любимы. Друзья же мирские не всех любят и не всеми любимы бывают. Друзья Христовы до конца сохраняют союз любви, а друзья мирские до поры - пока не произойдет между ними столкновение из-за чего-то мирского. (Макс. Исп).

Если ты одних людей ненавидишь, к другим относишься равнодушно, а третьих очень сильно любишь, то заключи из этого, как ты еще далеко отстоишь от совершенной любви, которая побуждает одинаково любить всякого человека. (Макс. Исп).

Совершенная любовь не разделяет единого человеческого естества согласно нраву людей, но одинаково любит всех людей. Добрых любит, как друзей, а недобрых, как врагов (по заповеди), благодетельствуя им и терпеливо перенося все, причиняемое ими, не только не воздавая им злом за зло, но даже при необходимости страдая за них, чтобы по возможности сделать их своими друзьями. Так и Господь наш и Бог Иисус Христос, являя Свою к нам любовь, пострадал за все человечество и дал одну для всех надежду воскресения. Впрочем, каждый человек сам себя делает достойным или славы, или адского мучения. (Макс. Исп).

Авва Дорофей

При встрече с людьми больше всего нужно избегать подозрительности, от которой происходит пагубное осуждение. Имею множество примеров, доказывающих, что всякий судит о других согласно собственному душевному состоянию. Допустим, например, что кому-то случилось стоять ночью у дороги, и мимо него проходят три человека. Увидев стоящего, один из них подумает, что он, наверно, поджидает кого-то для блудного свидания; другой подумает, что этот несомненно - вор: вид у него подозрительный; третий подумает, что этот, наверно, с кем-то условился пойти вместе в храм помолиться и потому ждет его. Так, трое видели одного и того же человека на одном и том же месте, но подумали о нем совсем разное. И это, очевидно, соответственно настроению каждого из них. Как черно-желтые и худосочные тела всякую пищу, какую бы они ни приняли, превращают во вредные соки, хотя бы она была и самой полезной, так и душа с испорченным нравом получает вред от всего, с чем имеет дело, даже от самого хорошего. А имеющий добрый нрав подобен тому, кто имеет здоровый организм, который если и проглотит что-либо и не совсем полезное, все же превратит все в хорошие соки. Так и мы, если будем иметь добрый нрав и будем хорошо себя настраивать, то от всякого дела получим духовную пользу. (Авва Дороф.).

Надо стараться совершенно очистить внутренний гной, чтобы больное место совсем заросло так, чтобы не осталось никакого безобразия и вовсе нельзя было узнать, что на этом месте была рана. Как же этого достичь? - Молясь от всего сердца об оскорбившем и говоря: "Боже, помоги моему брату и мне ради его молитв!" Молясь таким образом за своего ближнего, человек являет одновременно и сострадание и любовь. Прося же помощи себе ради его молитв, он этим смиряется. А где есть сострадание, любовь и смирение, может ли там быть раздражительность, злопамятность или другая какая страсть? - И авва Зосима сказал: "Если дьявол воздвигнет все хитрости своей злобы вместе со всеми своими демонами, то все коварства его исчезнут и сокрушатся от смирения - по заповеди Христовой" (Авва Дороф.).

Не требуй любви от ближнего, ибо этим требующий мучается, если ее не получит; но лучше ты сам окажи любовь к ближнему и успокоишься. Таким образом приведешь и ближнего к любви. (Авва Дороф.).

Рассказ про инока, который всегда хорошо думал о других. Если у кого было чисто в кельи, он думал: у этого душа такая же чистая, как его келия. У кого было грязно он говорил: человек много трудится для Бога и у него нет времени убирать свою келью.

Преп. Исаак Сирин

Не променяй любви к ближнему на любовь к какой-нибудь вещи, потому что, любя ближнего, ты приобретаешь в себе Того, Кто драгоценнее всего в мире. Оставь малое, чтобы приобрести великое; пренебреги излишним и ничего не значащим, чтобы приобрести многоценное. (Ис. Сирск.).

Покрой согрешающего, если это не приносит тебе вреда. Этим ты ободришь его к покаянию и исправлению, и милость Владыки привлечешь к себе. Добрым словом и всеми возможными средствами утверждай немощных и печальных, и та Десница, которая держит все, поддержит и тебя. Молитвенным трудом и скорбью своего сердца раздели участь с огорченным человеком, и тогда источник милости Божией откроется тебе в твоих прошениях. (Ис. Сирск.).

Когда подаешь, подавай с великодушием, с ласковостью на лице, и дай больше, чем у тебя просят. (Исаак Сир.).

Не различай достойного от недостойного. Пусть все люди будут у тебя равны для доброго дела, чтобы таким образом привлечь и недостойных к добру, потому что душа посредством внешних дел скоро учится благоговеть перед Богом. (Исаак Сир.).

Сердце милующее - это горение сердца о всем творении: о людях, птицах, животных, [даже] о демонах и всяком создании Божием. При воспоминании о них или при воззрении на них, глаза человека проливают слезы. От сильной жалости умиляется его сердце, и не может он слышать или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемой тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред он постоянно молится, чтобы сохранились и были помилованы, а также и о естестве пресмыкающихся молится с великой жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления во всем Богу. (Исаак Сир.).

Кто милует нищего, тот Бога имеет попечителем о себе. И кто ради Бога обнищает, тот обретет неоскудевающее сокровище. Бог радуется, когда видит, что человек ради Него заботится о других. Когда кто-нибудь попросит что-то у тебя, не думай: "Оставлю это себе на случай нужды, а Бог через других людей сумеет подать нужное этому человеку." Такие мысли свойственны людям неправедным и не знающим Бога. Человек справедливый и добрый своей чести не уступит другому и не пропустит случая помочь. Всякий нищий и нуждающийся получает необходимое от Бога, потому что Господь никого не оставляет. Но ты, отослав от себя убогого ни с чем, уклонился от Богом предложенной тебе чести и удалил от себя благодать Его. (Исаак Сир.).

Кто ради Бога чтит всякого человека, тот по промыслу Божию втайне обретает себе помощь от всякого человека. (Исаак Сир.).

Преподобный Серафим Саровский

Стяжавший совершенную любовь к Богу пребывает в этой жизни так, как бы он не существовал. Ибо он считает себя чужим для видимого, с терпением ожидая невидимого. Он весь изменился в любовь к Богу и оставил все мирские привязанности. Истинно любящий Бога считает себя странником и пришельцем на земле, ибо в нем стремление к Богу душой и умом созерцает только Его Одного.Попечение о душе. Человек по телу подобен зажженной свече. Свеча должна сгореть, и человек должен умереть. Но душа его бессмертна, потому и попечение наше должно относиться более к душе, нежели к телу: "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою" (Мт. 16:26), за которую, как известно, ничто в мире не может быть выкупом? Если одна душа сама по себе драгоценнее всего мира и царства мирского, то несравненно дороже Царство Небесное. Душу же почитаем драгоценнее всего по той причине, как говорит Макарий Великий, что Бог ни с чем не благоволил сообщиться и соединиться своим духовным естеством, ни с каким видимым созданием, но с одним человеком, которого возлюбил больше всех Своих созданий.

С ближними надо обходиться ласково, не делая даже и вида оскорбления. Когда мы отвращаемся от человека или оскорбляем его, тогда на наше сердце как бы камень ложится. Дух смущенного или унывающего человека надобно стараться ободрить словами любви.Видя брата делающего грех, покрой его, как советует святой Исаак Сирин: "Простри ризу твою над согрешающим и покрой его."

В отношении к ближним мы должны быть как словом, так и мыслью чисты и ко всем равны; иначе жизнь нашу сделаем бесполезной. Мы должны любить ближнего не менее, как самих себя, согласно заповеди Господней: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Лк. 10:27). Но не так, чтобы любовь к ближним, выходя из границ умеренности, отвлекала нас от исполнения первой и главной заповеди любви к Богу, как и сам Господь наш Иисус Христос учит: " Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня" (Мт. 10:37).

Св. Иоанн Кронштадтский

Как мать учит ходить младенца, так Господь учит нас живой вере в Него. Мать поставит младенца, сама отойдет, а младенцу велит идти к себе. Младенец плачет без поддержки матери, хочет идти к ней, да боится шагнуть, или старается подойти, да падает. Так и Господь учит христианина верить в Него. Наша вера слаба, как младенец, который учится ходить. Господь на время оставляет христианина и предает его разным бедствиям, а потом, когда возникает нужда, спасает. Господь велит смотреть на Него и идти к Нему. Христианин старается видеть Господа, но сердце, не наученное лицезрению Божию, боится своей смелости, спотыкается и падает. А Господь близко и готов как бы на Свои руки взять немощного христианина. Поэтому при различных скорбях или кознях дьявола научись очами твоего сердца взирать на Спасителя. Смело взирай на Него, как на неистощимую сокровищницу благости и усердно моли Его, чтобы Он помог тебе. И тотчас получишь просимое. Главное здесь сердечное зрение Господа и надежда на Него, как на Всеблагого. Это истинно с опыта! Так Господь учит нас сознавать нашу немощь и надеяться на Него.
Жизнь сердца - это любовь, а его смерть - злоба и вражда.
Господь для того и держит нас на земле, чтобы любовь всецело проникла наше сердце: это цель существования нашего временного мира.

Любовь к Богу проявляется в нас и действует тогда, когда мы начинаем любить ближнего, как себя: когда для него, этого образа Божия, мы не жалеем ни себя и ничто земное, когда стараемся служить ему во спасение всем, чем можем; когда отказываемся, ради угождения Богу, от угождения своему чреву, этому плотскому зрению, когда свой плотской разум покоряем разуму Божию. Священное Писание учит: " Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?" и " Те, которые Христовы, плоть распяли со страстями и похотями" (1 Иоан. 4:20; Гал. 5:24).

Помни, что Господь в каждом христианине. Когда приходит к тебе ближний, имей к нему великое уважение, ибо в нем Господь. Часто через людей Господь выражает Свою волю: " Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Филип. 2:13). Не жалей для брата ничего, как для Господа. Ко всем будь искренен, для всех добр и радушен. Помни, что иногда Господь и сердца неверных располагает к нам, как это случилось в Египте с темничным стражем, которого Господь расположил к Иосифу (Быт. 39:21).

Помни, что человек великое и дорогое существо у Бога. Но это великое создание после грехопадения стало немощным, подверженным множеству слабостей. Любя и почитая его, как носителя образа Творца, переноси также и его слабости - различные страсти и неблаговидные поступки - как слабости больного. Сказано: " Мы, сильные должны нести немощи бессильных и не себе угождать ... Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов" (Рим. 15:1, Гал 6:2).

Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения. Грехи грехами, а основа-то в человеке одна - образ Божий. Иногда слабости людей очевидны, когда, например, они бывают злобны, горды, завистливы, скупы, жадны. Но помни, что и ты не без зла, а может быть в тебе его даже больше, чем в других. По крайней мере в отношении грехов все люди равны: " Все, - сказано, - согрешили и лишены славы Божией" (Рим. 3:23); все повинны перед Богом и все нуждаемся в Его милосердии. Поэтому надо терпеть друг друга и взаимно прощать, чтобы и Отец наш небесный простил нам согрешения наши (Мт. 6:14). Смотри, как много любит нас Бог, как много Он сделал для нас и продолжает делать, как Он наказывает слегка, а милует щедро и благостно! Если хочешь исправить кого-нибудь от недостатков, не думай исправить его одними своими средствами. Сами мы больше портим, чем помогаем, например, своей гордостью и раздражительностью. Но возложи свою печаль на Господа (Пс. 54:23) и от всего сердца молись Ему, чтобы Он Сам просветил ум и сердце человека. Если Он увидит, что твоя молитва проникнута любовью, то непременно исполнит твою просьбу, и ты вскоре увидишь перемену в том, за кого молишься. "Эта перемена десницы Вышнего" (Псал. 76:11).

Как истинный христианин, старающийся стяжать побольше добрых дел и сокровище любви, радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему. Не ищи, чтобы тебе оказывали ласку и любовь, а считай себя недостойным их. Больше всего радуйся, когда тебе предстоит случай помочь другому. Оказывай любовь просто, без всякой задней мысли, без всяких корыстных расчетов, помня, что Бог - это любовь, Существо простое. Помни, что Он видит все твои мысли и движения сердца.

Будь смел и решителен на всякое добро, на слова ласки и участия, особенно - на дела сострадания и помощи. Считай за мечту - уныние и расслабленность в каком бы то ни было добром деле. Говори: " Хотя я и первый из грешников, однако все могу о укрепляющем меня Иисусе... Все возможно верующему" (Филип. 4:13 и Марк 9:23).

Старец Силуан

Господь любит нас, как Своих детей, и любовь Его сильнее любви матери, потому что и мать может забыть свое дитя, а Господь никогда не забывает нас. И если бы Сам Господь не дал Духа Святого православному народу и нашим великим пастырям, то не могли бы мы знать о том, как много Он нас любит

Слава Господу и Его великому милосердию, что Он грешным людям дает благодать Святого Духа. Богатые и цари не знают Господа, а мы, нищие монахи и пастухи, знаем Господа Духом Святым (Стар.Силуан).

Чтобы познать Господа не надо иметь ни богатства, ни учености, но надо быть послушным и воздержанным, иметь смиренный дух и любить ближнего, и Господь возлюбит такую душу, и Сам явит Себя душе, и будет учить ее любви и смирению, и все полезное даст ей, чтобы обрела она покой в Боге. (Стар.Силуан).

Чтобы познать Господа не надо иметь ни богатства, ни учености, но надо быть послушным и воздержанным, иметь смиренный дух и любить ближнего, и Господь возлюбит такую душу, и Сам явит Себя душе, и будет учить ее любви и смирению, и все полезное даст ей, чтобы обрела она покой в Боге. (Стар.Силуан).

Господь так много нас любит, что мы постигнуть этого не можем. Мы видим крест, знаем, что Он распялся за нас и умер в страданиях, но все равно душа сама не может понять эту любовь, которая познается только Духом Святым (Стар.Силуан).

Благодать Святого Духа столь сладка, и милость Господня столь велика, что описать сие невозможно, но лишь влечется к Нему душа ненасытно, ибо горит любовью Господней, и вся поглощена Богом и в Нем зело покойна, и мир тогда забыт совершенно. Но не всегда так дает Милостивый Господь душе; иногда Он дает любовь ко всему миру, и плачет душа за весь мир, и умоляет Владыку, Благого и Милостивого, чтобы излил Свою благодать на каждую душу и помиловал ее Своим милосердием (Стар.Силуан).

Из праха сотворил Господь человека, но любит нас, как родных детей, и желанно ждет к Себе. Господь до того возлюбил нас, что ради нас воплотился, и пролил Кровь Свою за нас, и Ею напоил нас, и дал нам пречистое Тело Свое; и так мы стали детьми Его, от Плоти и Крови Его, и похожи на Господа во плоти, как родные дети похожи на отца своего, независимо от возраста, и Дух Божий свидетельствует духу нашему, что мы вечно будем с Ним.

Примеры любви в русской поэзии

Сила любви

Верь в великую силу любви ...
Свято верь в ее крест побеждающий,
В ее свет лучезарно спасающий
Мир, погрязший в грязи и крови...
Верь в великую силу любви...

С. Я. Надсон (1862-1887).

Научи меня, Боже, любить...

Научи меня, Боже, любить
Всем умом Тебя, всем помышленьем,
Чтоб и душу Тебе посвятить
И всю жизнь с каждым сердца биеньем.
Научи Ты меня соблюдать
Лишь Твою милосердную волю,
Научи никогда не роптать
На свою многотрудную долю.
Всех, которых пришел искупить
Ты Своею Пречистою Кровью, -
Бескорыстной, глубокой любовью
Научи меня, Боже, любить!

К. Р.

Любовь - вечна


Любовью ль сердце разгорится,
О, не гаси ее огня!
Не им ли жизнь твоя живиться,
Как светом солнца яркость дня?

Люби безмерно, беззаветно,
Всей полнотой душевных сил,
Хотя б любовью ответной
Тебе никто не отплатил.

Пусть говорят: как все в творенье,
С тобой умрет твоя любовь -
Не верь в неправое ученье:
Истлеет плоть, остынет кровь,

Угаснет в срок определенный
Наш мир, угаснут тьмы миров,
Но пламень тот, Творцом возженный,
Пребудет в вечности веков.

К. Р.


О любви (святитель Игнатий (Брянчанинов))

О любви к ближнему


Что может быть прекраснее любви к ближнему? Любить - блаженство; ненавидеть - мука. Весь закон и пророки сосредотачиваются в любви к Богу и ближнему (Матф. 22:40).

Любовь к ближнему есть стезя, ведущая в любовь к Богу: потому что Христос благоволил таинственно облечься в каждаго ближняго нашего, а во Христе - Бог (1 Иоанна).

Не подумай, возлюбленнейший брат, чтоб заповедь любви к ближнему была так близка к нашему падшему сердцу: заповедь - духовна, а нашим сердцем овладели плоть и кровь; заповедь - новая, а сердце наше - ветхое. Естественная любовь наша повреждена падением; её нужно умертвить - повелевает это Христос - и почерпнуть из Евангелия святую любовь к ближнему, любовь во Христе.

Свойства нового человека должны быть все новые; никакое ветхое свойство нейдет ему. Не имеет цены пред Евангелием любовь от движения крови и чувствований плотских.

И какую может она иметь цену, когда при разгорячении крови дает клятву положить душу за Господа, а чрез несколько часов, при охлаждении крови, дает клятву, что не знает Его (Матф. 26:33-74)? Евангелие отвергает любовь зависящую от движения крови, от чувств плотского сердца. Оно говорит: Не мните яко приидохъ воврещи миръ на землю: не приидохь вовреш,и миръ, но мечъ. Приидохъ бо разлучити человека на отца своего и дщерь на матерь свою, и невестку на свекровь свою: И врази человеку домашний его (Матф. 10:34-36).

Падение подчинило сердце владычеству крови, и, посредством крови, владычеству миродержителя. Евангелие освобождает сердце из этого плена, из этого насилия, приводит под руководство Святаго Духа. Святый Дух научает любить ближнего свято. Любовь, возженная, питаемая Святым Духом - огнь. Этим огнем погашается огнь любви естественной, плотской, поврежденной грехопадением (Лествица. Слово 15, гл. 3). "Говорящий, что можно иметь ту и другую любовь, обольщает сам себя," сказал святой Иоанн Лествичник (Слово 3, гл. 16).

В каком падении наше естество! Тот, кто по естеству способен с горячностию любить ближнего, должен делать себе необыкновенное принуждение, чтобы любить его так, как повелевает любить Евангелие.

Пламеннейшая естественная любовь легко обращается в отвращение, в непримиримую ненависть (2 Цар. 13:15). Естественная любовь выражалась и кинжалом. В каких язвах - наша любовь естественная! Какая тяжкая на ней язва - пристрастие! Обладаемое пристрастием сердце способно ко всякой несправедливости, ко всякому беззаконию, лишь бы удовлетворить болезненной любви своей. Мерила льстивая мерзость предъ Господемъ, весь же праведный приятенъ Ему (Притч. 11:1).

Естественная любовь доставляет любимому своему одно земное; о небесном она не думает. Она враждует против Неба и Духа Святаго; потому что Дух требует распятия плоти. Она враждует против Неба и Духа Святаго: потому что находится под управлением духа лукавого, духа нечистого и погибшего.

Приступим к Евангелию, возлюбленнейший брат, поглядимся в это зеркало! Глядясь в него, свергнем ризы ветхие, в которые облекло нас падение, украсимся ризою новою, которая приготовлена нам Богом. Риза новая - Христос. Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал.3:27). Риза новая - Дух Святый. Облечетеся силою выше (Лук. 26:49), сказал о этой ризе Господь. Облекаются христиане в свойства Христовы, действием всеблагого Духа.

Возможно для христианина это одеяние. Облецытеся Господемъ нашимъ Иисусъ Христомъ, и плоти угодия не творите въ похоти (Рим. 13:14), говорит Апостол. Сперва, руководствуясь Евангелием, откинь вражду, памятозлобие, гнев, осуждение и все, что прямо противодействует любви. Евангелие велит молиться за врагов, благославлять клянущих, творить добро ненавидящим, оставлять ближнему все, что бы он ни сделал против нас. Постарайся, желающий последовать Христу, исполнять все эти заповедания самим делом.

Очень недостаточно: только с удовольствием прочитать веления Евангелия, и подивиться высокой нравственности, которую они в себе содержат. К сожалению, многие этим удовлетворяются.

Когда приступишь к исполнению велений Евангелия: тогда с упорством воспротивятся этому исполнению владыки твоего сердца. Эти владыки: твое собственное плотское состояние, при котором ты подчинен плоти и крови, и падшие духи, которым подвластная страна - плотское состояние человека.

Плотское мудрование, его правда и правда падших духов потребуют от тебя, чтобы ты не уронил чести своей и других тленных преимуществ, защитил их. Но ты с мужеством выдержи невидимую борьбу, водимый Евангелием, водимый Самим Господом.

Пожертвуй всем для исполнения евангельских заповедей. Без такого пожертвования ты не возможешь быть исполнителем их. Господь сказал ученикам Своим: Аще кто хощетъ по Мне ити, да отвержется себе (Матф. 16:34). Когда с тобою Господь, - надейся на победу: Господь не может не быть победителем. Испроси себе у Господа победу, испроси её постоянною молитвою и плачем. И придет неожиданно действие благодати в твое сердце: ты ощутишь внезапно сладостнейшее упоение духовною любовью ко врагам.

Еще предстоит тебе борьба! Еще нужно тебе быть мужественным! Взгляни на предметы твоей любви: они очень тебе нравятся? К ним очень привязано твое сердце? Отрекись от них. Этого отречения требует от тебя Господь, законоположитель любви не с тем, чтоб лишить тебя любви и любимых, но чтоб ты, отвергнув любовь плотскую, оскверненную примесию греха, соделался способным принять любовь духовную, чистую, святую, которая - верховное блаженство.

Ощутивший любовь духовную, с омерзением будет взирать на любовь плотскую, как на уродливое искажение любви. Как отречься от предметов любви, которые как бы приросли к самому сердцу? - скажи о них Богу: "Они, Господи, Твои, а я - кто? Немощное создание, не имеющее никакого значения." "Сегодня я еще странствую на земле, могу быть полезным для любимых моих чем-нибудь; завтра, может быть, исчезну с лица её, и я для них - ничто!"

"Хочу, или не хочу, - приходит смерть, приходят прочия обстоятельства, насильственно отторгают меня от тех, которых я считал моими, и они уже - не мои. Они и не были по самой вещи моими; было какое-то отношение между мною и ими; обманываясь этим отношением, я называл, признавал их моими. Если б они были точно мои, - навсегда остались бы принадлежать мне." "Создания принадлежат одному Создателю: Он - их Бог и Владыка. Твое, Господь мой, отдаю Тебе: себе присваивал я их неправильно и напрасно."

Для них вернее быть Божиими. Бог вечен, вездесущ, всемогущ, безмерно благ. Тому, кто Его, Он - самый верный, самый надежный Помощник и Покровитель.

Свое Бог дает человеку: и делаются человеку человеки своими, на время по плоти, навеки по духу, когда Бог благоволит дать этот дар человеку.

Истинная любовь к ближнему основана на вере в Бога: она - в Боге. Вси едино будутъ, вещал Спаситель мира к Отцу Своему: якоже Ты, Отче, во Мне, и Азъ въ Тебе, да и тии в Насъ едино будутъ (Иоанн. 17:21).

Смирение и преданность Богу убивают плотскую любовь. Значит: она живет самомнением и неверием. Делай, что можешь полезного и что позволяет закон, твоим любимым; но всегда поручай их Богу, и слепая, плотская, безотчетливая любовь твоя обратится мало по мало в духовную, разумную, святую.

Если же любовь твоя - пристрастие противозаконное, то отвергни её, как мерзость. Когда сердце твое не свободно, - это знак пристрастия. Когда сердце твое в плену, - это знак страсти безумной, греховной. Святая любовь - чиста, свободна, вся в Боге. Она действие Святаго Духа, действующего в сердце, по мере его очищения. Отвергнув вражду, отвергнув пристрастия, отрекшись от плотской любви, стяжи любовь духовную; уклонися отъ зла, и сотвори благо (Пс. 33:15).

Воздавай почтение ближнему как образу Божию, - почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей. Деятельность твоя да будет таинственно сообразна твоему душевному настроению. Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, - и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь. Причина этой святой любви - не плоть и кровь, не влечение чувств, - Бог.

Лишенные славы христианства не лишены другой славы, полученной при создании: они -- образ Божий. Если образ Божий будет ввергнут в пламя страшное ада, и там я должен почитать его.

Что мне за дело до пламени, до ада! Туда ввергнут образ Божий по суду Божию: мое дело сохранить почтение к образу Божию, и тем сохранить себя от ада. И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение, как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви.

В христианине воздай почтение Христу, Который сказал в наставление нам и еще скажет при решении нашей участи вечной: Еже сотвористе меньшему сихъ братий Моихъ, Мне сотвористе (Матф.25:40). В обращении твоем с ближними содержи в памяти это изречение Евангелия, и соделаешься наперсником любви к ближнему. Наперсник любви к ближнему входит ею в любовь к Богу.

Но если ты думаешь, что любишь Бога, а в сердце твоем живет неприятное расположение хотя к одному человеку: то ты - в горесном самообольщении. Аще кто речетъ, говорит святой Иоанн Богослов: яко люблю Бога, а брата своего ненавидишь, ложь есть... Сию заповедь имамы от Него, да любяй Бога любить и брата своего (1 Иоанн. 4:20-21).

Явление духовной любви к ближнему - признак обновления души Святым Духом: Мы вемы, говорит опять Богослов, яко преидохомъ отъ смерти въ животъ, яко любимъ братию: не любяй бо брата пребываетъ вь смерти (1 Иоанн. 3:14).

Совершенство христианства - в совершенной любви к ближнему. Совершенная любовь к ближнему - в любви к Богу, для которой нет совершенства, для которой нет окончания в преуспеянии. Преуспеяние в любви к Богу - бесконечно: потому что любовь есть бесконечный Бог (Иоанн. 4:16). Любовь к ближнему - основание в здании любви. Возлюбленный брат! Ищи раскрыть в себе духовную любовь к ближним: войдя в нее, войдешь в любовь к Богу, во врата воскресения, во врата царства небесного.


О любви к Богу

Чюби Бога так, как он заповедал любить Его, а не так, как думают любить Его самообольщенные мечтатели.

Не сочиняй себе восторгов, не приводи в движение своих нервов, не разгорячай себя пламенем вещественным, пламенем крови твоей. Жертва, благоприятная Богу - смирение сердца, сокрушение духа. С гневом отвращается Бог от жертвы, приносимой с самонадеянностию, с гордым мнением о себе, хотя бы эта жертва была всесосожжением. Гордость приводит нервы в движение, разгорячает кровь, возбуждает мечтательность, оживляет жизнь падения; смирение успокаивает нервы, укрощает движение крови, уничтожает мечтательность, умерщвляет жизнь падения, оживляет жизнь о Христе Иисусе.

Послушание пред Господом паче жертвы благи, и покорение паче тука овня, говорил Пророк царю израильскому, дерзнувшему принести Богу неправильную жертву (1 Царств. 15:22): желая принести Богу жертву любви, не принеси её своевольно, по влечению необдуманному; принеси со смирением, в то время и на том месте, когда и где заповедал Господь.

Духовное место, на котором одном заповедано приносить духовные жертвы, - смирение (Алфавитный Патерик. Изречение преподобного Пимена Великого). Господь отметил верными и точными признаками любящего и нелюбящего. Он сказал: Аще кто любить Мя, слово Мое соблюдетъ. Не любяй Мя, словесъ Моихъ не соблюдаетъ (Иоанн. 14:23-24).

Ты хочешь научиться любви Божией? Удаляйся от всякаго дела, слова, помышления, ощущения, воспрещенных Евангелием. Враждою твоею к греху, столько ненавистному для всесвятаго Бога, покажи и докажи любовь твою к Богу. Согрешения, в которые случится впасть по немощи, врачуй немедленно покаянием. Но лучше старайся не допускать к себе и этих согрешений строгою бдительностию над собою. Ты хочешь научиться любви Божией? Тщательно изучай в Евангелии заповедания Господа и старайся исполнить их самым делом, старайся обратить евангельские добродетели в навыки, в качества твои. Свойственно любящему с точностью исполнять волю любимого. Возлюбихъ заповеди Твоя паче злата и топазия: сего ради ко всемъ заповедемъ Твоимъ направляхся, всякъ путь неправды возненавидехъ (Пc.118:127-128), говорит Пророк. Такое поведение необходимо для соблюдения верности к Богу. Верность - непременное условие любви. Без этого условия любовь расторгается.

Постоянным уклонением от зла и исполнением евангельских добродетелей - в чем заключается все евангельское нравоучение - достигаем любви Божией. Этим же самым средством пребываем в любви к Богу: аще заповеди Моя соблюдете, пребудете въ любви Моей (Иоанн. 15:10), сказал Спаситель.

Совершенство любви заключается в соединении с Богом; преуспеяние в любви сопряжено с неизъяснимым духовным утешением, наслаждением и просвещением. Но в начале подвига ученик любви должен выдержать жесткую борьбу с самим собою, с глубоко поврежденным естеством своим: зло, природнившееся грехопадением естеству, сделалось для него законом, воюющим и возмущающимся против Закона Божия, против закона святой любви.

Любовь к Богу основывается на любви к ближнему. Когда изгладится в тебе памятозлобие: тогда ты близок к любви. Когда сердце твое осенится святым, благодатным миром ко всему человечеству: тогда ты при самых дверях любви. Но эти двери отверзаются одним только Духом Святым. Любовь к Богу есть дар Божий в человеке, приготовившем себя для принятия этого дара чистотою сердца, ума и тела. По степени приготовления бывает и степень дара: потому что Бог и в милости своей - правосуден.

Любовь к Богу вполне духовна: рожденное отъ Духа, дух есть (Иоанн. 3:6). Рожденное отъ плоти плоть есть (Иоанн. 3:9): плотская любовь, как рождаемая плотию и кровию, имеет свойства вещественныя, тленныя. Она непостоянна, переменчива: огнь ея вполне в зависимости от вещества.

Слыша от Писания, что Бог наш огнь (Евр. 12:29), что любовь есть огнь, и ощущая в себе огнь любви естественной, не подумай, чтобы этот огнь был один и тот же. Нет! Эти огни враждебны между собою и погашаются один другим (Лествица. Слово 3 и Слово 15). Служим благоугодно Богу съ благоговением и страхом; ибо Богъ нашь огнь поядаяй есть (Евр. 12:28-29).

Естественная любовь, любовь падшая, разгорячает кровь человека, приводит в движение его нервы, возбуждает мечтательность; любовь святая прохлаждает кровь, успокаивает и душу, и тело, влечет внутреннего человека к молитвенному молчанию, погружает его в упоение смирением и сладостию духовною. Многие подвижники, приняв естественную любовь за Божественную, разгорячили кровь свою, разгорячили и мечтательность. Состояние разгорячения переходит очень легко в состояние исступления. Находящихся в разгорячении и исступлении многие сочли исполненными благодати и святости, а они несчастные жертвы самообольщения.

Много было таких подвижников в Западной Церкви, с того времени как она впала в папизм, в котором богохульно приписываются человеку Божеские свойства, и воздается человеку поклонение, подобающее единому Богу; много эти подвижники написали книг из своего разгоряченного состояния, в котором исступленное самообольщение представлялось им божественною любовию, в котором расстроенное воображение рисовало для них множество видений, льстивших их самолюбию и гордости.

Сын Восточной Церкви! Уклонись от чтения таких книг, уклонись от последования наставлениям самообольщенных. Руководствуясь Евангелием и святыми Отцами истинной Церкви, восходи со смирением к духовной высоте любви Божественной чрез посредство делания заповедей Христовых.

Твердо знай, что любовь к Богу есть высший дар Святаго Духа, а человек только может приготовить себя чистотою и смирением к принятию этого великого дара, которым изменяются и ум, и сердце, и тело. Тщетен труд, бесплоден он и вреден, когда мы ищем преждевременно раскрыть в себе высокие духовныя дарования: их подает милосердный Бог в свое время, постоянным, терпеливым, смиренным исполнителям евангельских заповедей. Аминь.


Голуби

О христианской любви

о. Александр Шмеман



Мы так привыкли к словосочетанию "христианская любовь", мы столько раз слышали проповеди о ней и призывы к ней, что нам трудно бывает постичь вечную новизну, необычность того, что заключено в этих словах. На новизну эту указывает Сам Господь в Своей прощальной беседе с учениками: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга" (Ин 13:34; здесь и далее жирный шрифт в цитатах принадлежит автору статьи). Но ведь о любви, о ценности и высоте любви мир знал и до Христа, и разве не в Ветхом Завете находим мы те две заповеди - о любви к Богу (Втор 6:5) и о любви к ближнему (Лев 19:18), про которые Господь сказал, что на них утверждаются закон и пророки (Мф 22:40)? И в чем же тогда новизна этой заповеди, новизна, притом не только в момент произнесения этих слов Спасителем, но и для всех времен, для всех людей, новизна, которая никогда не перестает быть новизной?

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить один из основных признаков христианской любви, как он указан в Евангелии: "любите врагов ваших". Помним ли мы, что слова эти заключают в себе не иное что, как неслыханное требование любви к тем, кого мы как раз не любим? И потому они не перестают потрясать, пугать и, главное, судить нас. Правда, именно потому что заповедь эта неслыханно нова, мы часто подменяем ее нашим лукавым, человеческим истолкованием ее - мы говорим о терпении, об уважении к чужому мнению, о незлопамятстве и прощении. Но как бы ни были сами по себе велики все эти добродетели, даже совокупность их не есть еще любовь. И новую заповедь, возвещенную в Евангелии, мы поэтому все время подменяем старой - любовью к тем, кого мы уже и так по-человечески любим, любовью к родным, к друзьям, к единомышленникам. Но мы забываем при этом, что про эту - только природную, человеческую любовь в Евангелии сказано: "кто любит отца или мать
#7 | Лидия Новикова »» | 14.09.2012 22:36
  
6

♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥Бог есть Любовь♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥
#8 | Лидия Новикова »» | 27.09.2012 14:10
  
6

Наставление Валаамского старца игумена Назария.


Наставление о Любви Божией



Мы все имеем желание последовать вышнему званию, туда где от начала уготовано нам вечное жилище, исполненное неизреченной радости: наше же жительство на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа (Флп. 3, 20). Итак, кто желает эту вечность получить, тот должен непременно познать любовь Божию к нам и любовь свою к Богу, в чем она состоит. И как возлюбил Он нас, так и мы должны Его любить. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). И в другом месте апостол пишет: любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши (I Ин. 4, 9 - 10).

Рассмотрим подробнее, каким образом очистил Он грехи наши. Святой пророк Исаия говорит, что Он принял на себя образ раба: нет в Нем ни вида, ни величия; Он был презрен и умален пред людьми (Ис. 53, 2 - 3). Он претерпел жестокие мучения, чтобы через то загладить наши преступления. Он принял поносную смерть, чтобы через то даровать нам жизнь и спасение. Итак, когда Он не щадил себя единственно для нас, то мы, христиане, не должны ли Его любить? Не должны ли по стопам Его ходить?

Послушаем апостола Петра: вы к тому призваны: потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его (I Пет. 2, 21). Как же пострадал? Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились. Ибо вы были, как овцы блуждающие (не имея пастыря); но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших (I Пет. 2, 24 - 25). Итак, мы должны иметь к Нему любовь и послушание, которых Он от нас требует. Не сам ли Он своими пречистыми устами говорит: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим: и ближнего твоего, как самого себя (Лк. 10, 27). И святой Моисей говорит: и да будут слова сии, которые Я заповедаю тебе сегодня, в сердце твоем и в душе твоей; и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая (Втор. 6; 6 - 7).

Из этого видим, что мы безпрестанно должны памнить о любови Божией к нам и искать совершенной любви к Нему. Но она снискивается исполнением заповедей Божиих. Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, и следуй за Мною (Мф. 19, 21). Исполняя эти слова, докажешь Ему совершенную любовь. Кто имеет заповеди Мои - говорит Спаситель Своим ученикам, - и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его, и явлюсь ему Сам (Ин. 14, 21).

Надо знать, что без добрых дел любви к Нему не окажешь, потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут (Рим. 2; 13).

Итак, рассмотри, сколь благ Господь и милостив! Он дал христанам закон не для чего иного, как только на истребление нашей злобы, для очищения от грехов и на побеждение страстей, воюющих против Закона Божия.

Поэтому, мы должны не только сохранять заповеди Божии, но и дары по заповедям приносить: как и отцы святые принесли каждый по силе своей - один пять талант, один десять, другой тридесять. Подобно и мы должны преуспевать в делании добра и в любви Господа нашего Иисуса Христа.

Святой апостол Павел клятвою устрашает: кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят (I Кор. 16, 22).

Достойны ли мы любви Его, будучи прах и пепел? Однако Он возлюбил нас.

Сколько мы претерпеваем скорбей, не имея к Нему любви! Сколько без нее обуреваемся волнами бедствий и страдаем! Но хотя иногда мы Его отвергаем, Он не отвращается от нас. Мы бегаем Его, но Он нас ищет и призывает к Себе: приидите ко мне все труждающиеся и обремененные (Мф. 11, 28).

Боже наш! Мы отвергаем любовь Твою, а Ты нас не престаешь любить. Мы нередко принимаем сатанинские внушения паче закона Твоего. Мы, не щадя себя и спасения своего, прилежим к делам злобы. И несмотря на то, человек часто говорит: я люблю Бога. Какое противоречие! Он думает, что любит Бога, но заповедей Его не исполняет. Какая же это любовь? Это одно лицемерие!

Когда ты говоришь: люблю Христа Бога, то посмотри, что Он тебе заповедует: Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам (Ин. 13, 15).

Если любишь Христа Бога, терпи, как и Он претерпел, и твори все то, что Ему угодно. Он учил и творил. Непременно и твоя любовь должна быть такова, чтобы добро творить, терпеть, не смущаться в находящих на нас скорбях и во всем всегда Его благодарить не словами и языком, но самими делами. Сердцем, умом, от всей души, крепости и помышления возлюбить Его ты должен.

И если так Его возлюбишь, то послушай пророка Исаию: забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя, - говорит Господь Вседержитель (Ис. 49, 15).
#9 | Лидия Новикова »» | 28.09.2012 20:07
  
5
Апостол любви. Митрополит Сурожский Антоний



Апостол любви. Митрополит Сурожский Антоний




Страна: Россия
Продолжительность: 60 мин., 60 мин., 46мин.,
Режиссер: В. Матвеева
В ролях: документальные съёмки

Описание: 3 фильма из серии "Апостол любви" о Митрополите Сурожском Антонии, почти полвека возглавлявшем Православную церковь в Англии.
Митрополит — выдающийся проповедник. В фильме зритель встретит людей, близко знавших Владыку и услышит их воспоминания.

Доп. информация: Почти 15 лет автор режиссёр Валентина Матвеева снимала Владыку Антония и собранный ею уникальный материал составляет основу серии фильмов.
#10 | Лидия Новикова »» | 28.09.2012 20:17
  
8

Любовь Божия



Господь любит нас, как Своих детей, и любовь Его сильнее любви матери, потому что и мать может забыть свое дитя, а Господь никогда не забывает нас. Старец Силуан.



Великий Бог и Вседержитель не довольствовался тем, что создал тебя по Своему образу и подобию; ни тем, что когда ты согрешил и оскорбил Его, и ниспал из своего достоинства, Он послал Сына Своего Единородного пожить тридцать три года на земле, чтобы взыскать тебя и, приняв страшные страдания и мучительную крестную смерть, искупить тебя и спасти из рук диавола, которому ты поработил себя грехом, и снова возвысить тебя в достоинстве. Но, кроме того, учредил Он и таинство Тела и Крови в пищу тебе для соединения с естеством твоим всей силы Христовой. Это проявление предельной любви Божией к тебе сделай для себя предметом постоянного созерцания и углубления, чтобы увидеть ее бессмертность, чтобы тем более и более воспламенять свое устремление и любовь к Богу. Подумай о том, когда Он стал любить тебя, и увидишь, что этому нет начала. Сам Он вечен по Божественному естеству Своему, и вечна и любовь Его к тебе, по которой Он прежде всех веков положил в совете Своем даровать тебе Своего Сына неким дивным и непостижимым образом.


Подумай также, что всякая взаимная человеческая любовь, как бы велика она ни была, имеет меру и предел. Одна Божественная любовь к нам не имеет предела. Ради этой любви Он отдал Сына Своего, единосущного и равного Ему по величию и беспредельности. Любовь Его такова, каков Дар, и, наоборот,-таков Дар Его, какова любовь. И то и другое столь велико, что большей меры невозможно и вообразить. Воздай же ты за эту безмерную любовь, по крайней мере, возможной для тебя мерой. Подумай еще, что Бог полюбил нас не по какой-либо необходимости, но только по Своей естественной благости, возлюбил вне зависимости от чего бы то ни было, Сам по Себе, любовью столь безмерной, сколь и непостижимой. Подумай, что с нашей стороны не могло быть никакого достойного воздаяния за эту любовь... Подумай, что любовь эта, по чистоте ее, не смешана, как наша любовь, с ожиданием какого-либо добра от нас, ибо Все-блаженный Бог не имеет в нем нужды. И если Он излил на нас неизреченную благость и любовь, то не ради Своего блага, а только для блага нашего. Преподобный Никодим Святогорец .


Знаю, что Бог человеколюбив, и знаю, что самым строгим наказаниям подвергает Он пренебрегающих Его человеколюбием, о чем свидетельствуют и события, и Священное Писание... Потому не будем грешить, полагаясь на человеколюбие, но, помня о правосудии, образумимся, потому что покаяние открывает Судии путь к милосердию. Преподобный Исидор Пелусиот .

Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites