2-е апреля 2012г. 6-я седмица Великого поста (седмица ваий).





2-е апреля 2012г.
(20.03.2012 г. по ст.с.)

6-я седмица Великого поста (седмица ваий).
Глас 1-й.

Прпп. Иоанна, Сергия, Патрикия и прочих, во обители св. Саввы убиенных (796).
Прп. Евфросина Синозерского, Новгородского (1612).
Мц. Фотины (Светланы) Самаряныни, ее сыновей мчч. Виктора, нареченного Фотином, и Иосии, мцц. Анатолии, Фото, Фотиды, Параскевы, Кириакии, Домнины и мч. Севастиана (ок. 66).
Мцц. Александры, Клавдии, Евфрасии, Матроны, Иулиании, Евфимии и Феодосии (310).
Свт. Никиты исп., архиеп. Аполлониадского (ок. 813-820).
Новомуч. Мирона Критского (1793).
Свт. Мартина из Браги в Иверии.
Свв. отец, в м-ре св. Саввы убиенных: прпп. Иоанна, Сергия, Патрикия и др.
Свт. Вольфрама, миссионера ( Нидерл. ).
Свт. Кутберта, еп. Ландисфарнского (687) ( Кельт. и Брит. ).


На 6-м часе: Ис. XLVIII, 17 – XLIX, 4. На веч.: Быт. XXVII, 1–41. Притч. XIX, 16–25.

Трапеза

Сухоядение. На трапезу подается невареная пища. Мясо, молоко, яйца, рыбу, елей и вино не едим.








ПРЕПОДОБНЫЕ ИОАНН, СЕРГИЙ, ПАТРИКИЙ И ПРОЧИЕ В ОБИТЕЛИ СВЯТОГО САВВЫ УБИЕННЫЕ





Савва Освященный

В VIII веке окрестности Иерусалима подвергались частым нападениям сарацин. Был разрушен и пришел в запустение монастырь святого Харитона. Дважды сарацины пытались разграбить Лавру преподобного Саввы Освященного, но Промысл Божий хранил обитель. Лаврские иноки могли укрыться от варварских набегов в Иерусалиме, но они решили не покидать того места, где спасались много лет.



В конце Великого поста на неделе перед Вербным воскресеньем, 13 марта, сарацины ворвались в монастырь и потребовали отдать им все ценности. Получив от монахов ответ, что в монастыре нет ничего, кроме скудных запасов пищи и ветхой одежды, сарацины стали стрелять в насельников из луков. Тринадцать человек было убито и многие ранены, пылали монашеские келлии. Сарацины намеревались поджечь и монастырскую церковь, но, увидев вдали множество людей, решили, что это войска, посланные из Иерусалима. Сарацины поспешили удалиться, унося с собой то немногое, что им удалось награбить. После бегства врага отец Фома, искусный врач, стал оказывать помощь оставшимся в живых.

В Великий четверг 20 марта сарацины в еще большем количестве вновь напали на Лавру и стали истреблять иноков. Оставшиеся в живых были согнаны в церковь, чтобы под пыткой узнать от них, где спрятаны сокровища. Обитель была окружена, чтобы никто не мог спастись бегством. Варвары схватили святого Иоанна, совсем еще юного инока, бывшего попечителем странников. Его жестоко пытали, затем перерезали на ногах и руках сухожилия и стащили за ноги по камням с горы, содрав кожу со спины мученика.

Хранитель церковных сосудов, преподобный Сергий, скрыл священную утварь и пытался бежать, но был схвачен и обезглавлен. Нескольким монахам все-таки удалось скрыться вне обители, в пещере, но это заметил находившийся на горе страж и приказал всем выйти. Внутри пещеры преподобный Патрикий шепотом сказал братиям, бывшим с ним в пещере: "Не бойтесь, я один за вас выйду и умру, вы же сидите и молчите". Сарацин спросил, есть ли еще кто-нибудь в пещере, и преподобный ответил, что он был один. Его отвели в Лаврскую церковь, где оставшиеся в живых ожидали своей участи. Сарацины потребовали с них выкуп в 4000 златниц и священные сосуды. Монахи не могли дать такого выкупа. Тогда их перевели в пещеру преподобного Саввы, находившуюся в ограде монастыря, и перед входом в пещеру развели костер, в который подбрасывали навоз, чтобы заключенные задохнулись от ядовитого дыма. В пещере погибло восемнадцать человек, в том числе и преподобные Иоанн и Патрикий. Оставшихся в живых сарацины продолжали истязать, однако, ничего не добившись от них, покинули монастырь.

Поздно ночью в Великую пятницу скрывавшиеся в горах монахи вернулись в Лавру, отнесли тела убиенных преподобных отцов в церковь и в печали погребли их там.

Варвары, грабившие Лавру, были наказаны Богом. Они стали жертвой внезапной болезни, и все до одного погибли, а тела их стали добычей диких зверей.


Кондак преподобных отец, во обители святаго Саввы убиенных
глас 4

Земных и тленных наслаждение/презревше яве, преблаженнии,/ пустынное житие изволивше,/ мира же краснейшее, и пищи временный возненавидевше,/ отонудуже сподобистеся Небеснаго Царствия,/ с лики мученик и постник веселящеся./ Темже, чтуще память вашу,/ вопием вам прилежно:/ от бед нас, отцы, избавите.




Память преподобного Ефросина Синозерского, Новгородского

Память 20 марта (по ст.ст.)




Преподобный Евфросин, в миру Ефрем, был родом из Карелии. Детство и юность свою провел он на берегу Ладожского озера, потом, будучи еще мирянином, провел несколько лет на Валааме, был долгое время чтецом в одной деревенской церкви и лишь в зрелом возрасте постригся в Тихвинском Успенском монастыре. Через короткое время настоятель благословил его на отшельничество. Пустынь прп. Евфросина находилась в диких и непроходимых Устюженских лесах на Синеозере. доступ к ней был почти совершенно закрыт опасными и топкими болотами. Преподобный выкопал землянку, водрузил около нее крест и стал подвизаться. Два года он не видел лица человеческого и не ел хлеба, а питался грибами и яблоками; иногда ел мох. Рукоделием его было плетение сетей. Наконец его нашли; вокруг него собрались братия, и основалась Синеозерская пустынь.

Прошло 11 лет. Настало Смутное время. Всюду бродили польские, литовские и казачьи шайки и разоряли страну. Царя на Руси не было. Лишь в октябре 1612 г. нижегородское ополчение спасло родину. 19 марта 1б12 г. прп. Евфросин, имевший дар прозрения, сказал братии, что враг приближается, и велел всем скрыться. О себе он сказал: «Я пришел сюда, чтобы умереть за Христа!» При себе он удержал лишь инока Иону — венца ради мученического. Всю ночь провел преподобный в молитве. На другой день в монастырь пришла польская шайка. Преподобный вышел из своей кельи и стал у креста. Поляки обступили его и потребовали монастырских богатств. Монастырь жил в нищете.

Преподобный ответил: «Все имение мое и этого монастыря в церкви Пресвятой Богородицы!» Он говорил о благах духовных, но поляки поняли его по-своему и бросились грабить церковь. И один из них ударил святого старца мечом по шее и убил его на месте. Не найдя ничего в церкви, поляки вышли из нее раздраженные, и убийца преподобного ударил его, уже убитого, топором по голове и рассек ее до мозга. Убит был и инок Иона, и все те из братии, кто остался в монастыре вопреки приказанию старца, и все миряне, искавшие в нем убежище от врагов. Среди них был крестьянин Иван с сыном своим Емельяном. Случайно Емельян был в этот день в отлучке. Вернувшись, он нашел всех убитыми. Жив был только его отец, потерявший сознание. Он успел рассказать о всем происшедшем сыну и через два дня скончался. Погребли его рядом с прп. Евфросином. Житие св. Евфросина было написано иноком его обители по рассказам лиц, знавших его лично. Со временем память его была забыта, но в 1911 г. почитание его было восстановлено. Тогда еще сохранялась созданная им церковь.



Страдание святой мученицы Фотины1

Память 20 марта (по ст.ст.)


В царствование римского императора Нерона2 воздвигнуто было на христиан жестокое гонение, и после мученической кончины святых первоверховных Апостолов Петра и Павла разыскивали тех, кто научен был ими вере во Христа. В это время святая Фотина, проживая в африканском городе Карфагене3, вместе с сыном своим Иосиею безбоязненно проповедывала Евангелие Христово. Между тем старший сын Фотины, по имени Виктор, мужественно подвизался на войне, которую в то время варвары вели с римлянами, и по окончании войны, повелением императора назначен был начальником над войсками в город Атталию4 с тем, чтобы подвергать мучениям находившихся там христиан. Когда правитель города, Севастиан, узнал об этом, то сказал Виктору:

- Воевода, я достоверно знаю, что ты христианин и что мать твоя с братом твоим Иосиею - последователи Петра, а посему и того, что повелел тебе император, ты не исполнишь из боязни погубить душу свою.
- Я горю желанием исполнять волю небесного и бессмертного Царя, Христа, Бога нашего, - отвечал на это Виктор, - а повелением Нерона о том, чтобы предавать мучениям христиан, я пренебрегаю.

Тогда Севастиан, сказал Виктору:

- Как искреннему другу, советую тебе: подчинись воле императора. Ведь если ты станешь с должным усердием исполнять царское повеление и христиан, которых тебе удается разыскать, будешь подвергать судебному допросу и мучениям, то и императору угодное сделаешь и себе приобретешь принадлежащие им имущества, а матери и брату твоему сообщи от себя письмом, чтобы они не шли так открыто и не склоняли этим язычников к отречению от отеческих верований, но пусть тайно исповедуют веру во Христа, Бога вашего, если желают, чтобы и ты из-за них не подвергся вместе с ними одинаковым мучениям.

- Никогда я этого не сделаю, - отвечал Виктор, - и не только не сделаю, но даже подумать не хочу о том, чтобы подвергать христиан мучениям или насильно взять что-либо от них или советовать матери и брату моему не проповедывать о том, что Христос есть истинный Бог, но я и сам всею душою хочу быть проповедником Христа и буду им так же, как и они.

На это Севастиан сказал ему:

- О, Виктор! все мы хорошо знаем, какие бедствия ожидают тебя, мать и брата твоего.
После этих слов лицо Севастиана вдруг разгорелось, и он упал на землю от острой и жестокой боли в глазах своих, при чем совершенно потерял способность говорить. Бывшие при этом слуги, подхватив его, положили на ложе, и он пролежал три дня, не сказав ни одного слова. По прошествии же трех дней он закричал громким голосом и сказал:

- Один христианский Бог есть Бог истинный, одна христианская вера есть вера истинная и одно есть крещение, - крещение во имя Отца и Сына и Святого Духа. Нет другой истинной веры, кроме веры христианской.

Вошедши к Севастиану, Виктор спросил его:

- Отчего так неожиданно произошла в тебе такая перемена?

- Любезнейший Виктор, - отвечал Севастиан, - меня призывает к Себе Христос твой.

Виктор тотчас же наставил его в вере, и он принял святое крещение. Выходя из купели, он внезапно прозрел и прославил Бога. Бывшие при этом слуги, увидев это дивное чудо, устремились, как-бы и им подобно Севастиану не подвергнуться из за своего неверия такой же болезни, и тоже крестились.

Вскоре после сего до Нерона дошел слух о том, что Виктор, начальник над войсками в Атталии и правитель этого города, Севастиан, исповедуют веру Петра и Павла и всех привлекают к себе, убеждая следовать их проповеди, а также о том, что то же самое делают и посланные в Карфаген Апостолами мать Виктора Фотина и сын ее Иосия. Узнав об этом, император воспылал гневом и послал в Атталию воинов с тем, чтобы они привели к нему на суд находившихся в этом городе христиан, мужчин и женщин. В это время атталийским христианам явился Христос и сказал им: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Матф.11:28). Я буду с вами, и Нерон будет побежден, а также и те, кто находятся при нем».
Виктору же Он сказал:

- С этого дня Фотин5 будет имя тебе, так как многие, тобою просвещенные, обратятся ко Мне. Укрепил Христос на предстоящие страдания и Севастиана такими словами:

- Блажен тот, кто совершит свой подвиг до конца6. Господь сказал эти слова и взошел на небо.

Святая Фотина также извещена была Христом об ожидающих ее страданиях и немедленно же в сопровождении множества христиан отправилась из Карфагена в Рим. Когда она вошла в Рим, то пришел в движение весь город, и все говорили: «кто сия?» Она же безбоязненно проповедывала Евангелие Христово. Между тем был приведен в Рим и сын ее Фотин, носивший прежде имя Виктора, вместе с Севастианом и взятыми с ними воинами, но святая Фотина предупредила Виктора, прежде его явившись к Нерону с сыном своим Иосиею и христианами, пришедшими с нею из Карфагена. Нерон спросил святую:

- Для чего вы пришли к нам?

- Для того, - ответила Фотина, - чтобы научить тебя чтить Христа.

В это время бывшие при импфраторе сказали ему:

- Градоначальник Севастиан и воевода Виктор, которые не веруют в богов, пришли из Атталии.

- Пусть приведут их ко мне, - повелел Нерон. И когда они были приведены, то он спросил их:

- Правда ли то, что я слышал о вас?

- Всё то, что ты слышал о нас, царь, - ответили они, - истинная правда.

Тогда Нерон, обратившись к святым женам, спросил их:

- Согласны ли вы отречься от Христа вашего или желаете умереть за Него?

- О, царь! - отвечали святые жены, обратив взоры свои к небу, - никогда не будет того, чтобы мы отреклись от веры во Христа и от той любви, которую имеем к Нему.

- А как ваши имена? - спросил император.

- Я, - отвечала святая Фотина, - от Христа, Бога моего, получила имя Фотины, сёстры же мои называются так: первая, родившаяся после меня, - Анастасией, вторая - Фото, третья - Фотидой, четвертая - Параскевой, а пятая - Кириакией, а имена сыновей моих такие: имя старшего, который Господом моим назван Фотином, - Виктор, младшего же Иосия.

- Итак, все ли вы, - сказал на это Нерон, - согласны подвергнуться мучениям и умереть за Назорея Христа?

- Все мы, - ответила святая Фотина, - с радостью и веселием готовы умереть за Него и все этого желаем.
Тогда Нерон велел железными молотками раздробить им кисти рук. Принесена была наковальня, и нечестивые мучители, положив на нее руки святых, стали бить по ним. Били они с третьяго часа до шестого7, при чем три раза сменялись бившие, но святые не ощущали никакой боли. Нерон, узнав об этом, пришел в смущение и повелел совсем отсечь им руки. Мучители с ожесточением схватили тогда святых мучеников, связали им руки и снова положили на наковальню. Прежде других подвергнута была мучению святая Фотина, но мучители, рубившие топорами ей руки, много раз сменялись и, не имея никакого успеха, в изнеможении падали, как мёртвые, а святая мученица, оставаясь по благодати Христовой невредимою, молилась и говорила: «Господь за меня - не устрашусь: что сделает мне человек?» (Псал. 117:6).

После сего Нерон стал уже затрудняться, думая о том, каким еще мучением подвергнуть святых и, наконец, приказал Севастиана, Фотина и Иосию ослепить и заключить во внутреннее отделение темницы. а святую Фотину с пятью сестрами ее - отвести в золотой свой кувуклий8 и велел дочери своей Домнине постоянно находиться при них. Пребывая в императорском кувуклии, святая Фотина наставила в вере Христовой Домнину и сто рабынь ее, и все они приняли святое крещение, а также обратила ко Христу одного волхва, которой принес однажды для питья ей и ее сестрам настойку ядовитой травы, после чего претерпела множество мучений.
Когда прошло после этого три года, то Нерон приказал однажды освободить бывшего в числе его придворных одного слугу своего, которой по его повелению был заключен в темницу и посланные для этого, увидев в темнице святых мучеников Севастиана, Фотина и Иосию в здоровом состоянии, сообщили императору, что ослеплённые галилеяне видят и совершенно здоровы, что самая темница светла, исполнена, обильного благоухания и из места заключения стала местом для прославление Бога и святым домом, что святые располагают в темничном заключении большим богатством, что к ним собирается народ и, уверовав в Бога их, принимает от них крещение. Услышав это, Нерон пришел в ужас и, повелев привести к себе святых мучеников, сказал им:

- Не запретил ли я вам моим царским повелением проповедывать о Христе в городе Риме? Как же вы, находясь в темнице, осмелились это делать? За это я предам вас многим и страшным мучениям.

- Делай с нами всё, что хочешь, - сказали на это святые мученики, - но мы не перестанем проповедывать о Христе, истинном Боге и Творце всего.

От таких слов Нерон пришел в страшной гнев и повелел распять святых вниз головою, а потом в течение трех дней по голому телу бить их ремнями до тех пор, пока, сказал, не распадутся члены их, что и было исполнено. После сего он приказал поставить стражу и наблюдать за тем, чтобы они висели три дня. На четвертый день пришли присланные от него слуги посмотреть, живы ли святые мученики, и, когда увидели, что они висят и еще живы, то немедленно же ослепли. В это время Ангел Вожий, сошедши с неба, отвязал святых и, облобызав их, сделал совершенно здоровыми. Тогда святые, сжалившись над ослепленными царскими слугами, помолились, и и те тотчас же прозрели. Уверовав, они крестились во имя Христа, Бога нашего, и стали последователями святых. Нечестивый Нерон, узнав об этом, сильно разгневался и приказал содрать кожу со святой Фотины. И в то время, когда мучители исполняли это царское приказание, святая мученица пела: «Господи! Ты испытал меня и знаешь. Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали» (Псал. 138:1, 2).
Содрав со святой Фотины кожу, ее бросили в колодец. После этого, схватив Севастиана, Фотина и Иосию, отрезали им подколенные кости и вместе с коленями бросили собакам, а затем содрали с них кожу и по повелению императора бросили их в ветхое каменное строение. Приказав после сего привести к себе пятерых сестер Фотины, Нерон велел отрезать им сосцы, а потом и с них содрать кожу. Когда мучители подошли за этим к святой Фотиде, то она не пожелала, чтобы кто-либо из них совершил над нею это истязание, как над прочими святыми женами, но, став на место мучения, сама мужественно содрала с себя кожу и бросила ее в лице Нерона, так что он сам изумлён был ее мужеством и терпением. Тогда мучитель придумал для святой Фотиды новое, в высшей степени жестокое и смертельное мучение. По его повелению в его саду склонили друг к другу два дерева и к вершинам их привязали за ноги Фотиду, после чего отпустили деревья, и святая мученица была ими разорвана. Так она и предала Богу свою праведную и блаженную душу. После сего нечестивый Нерон повелел всем прочим святым мученикам мечем отсечь головы, а святую Фотину, вынув из колодца, заключить в темницу, где она и пробыла двадцать дней. Приказав затем привести ее к себе, Нерон спросил ее, не покорится ли она ему теперь и, раскаявшись в своем упорстве, не принесет ли жертвы идолам. Тогда святая Фотина плюнула ему в лицо и, посмеявшись над его безумием и глупым разумом, сказала:

- О, нечестивейший слепец, заблуждающийся и безумный человек! неужели ты считаешь меня столь неразумною, чтобы я согласилась отречься от Владыки моего Христа и принесла жертву подобным тебе слепым идолам!?

Услышав такие слова, Нерон повелел снова бросить святую Фотину в колодец. И когда это было исполнено, то святая мученица предала душу свою Богу и в венце мученическом вечно радуется в Царстве небесном вместе со всеми, пострадавшими с нею9.

________________________________________________________________________

1 Святая Фотина - та самая жена самарянка, с которой беседовал Господь у колодезя. Рассказ о беседе Спасителя о женою Самарянкою находится в Евангелии Иоанна. 4:5 ст. и далее.

2 Император Нерон царствовал в Риме с 64 до 68 года. Бывшее при нем гонение на христиан началось с 65 года и продолжалось до 68 года, когда это государь самоубийством положил конец кровопролитию. В это гонение пострадали в Риме святые Апостолы Петр и Павел.

3 Карфаген - древний приморский город на севере Африки, основанный финикиянами и бывший знаменитой в древности их колонией. Разрушенный в 146 году до Р.Х., восстановлен был при первых римских императорах, достиг высокой степени процветания и отличался в первые века христианства сильным развитием языческого греко-римского культа, отчего долгое время в нем держались суеверия, чародейства и, так называемые магические искусства. Ныне на его месте находится город Тунис.

4 Атталия - город в провинции Памфилии, расположенной в южной прибрежной части Малой Азии. Этот город основан был за 1,5 века до Р. Хр. Атталом II Филадельфом и назвал его своим именем.

5 Имя Фотин значит светозарный и происходит от греческого слова "фос", "фотос", что означает свет, особенно свет дневной, солнечный.

6 Выражение это заимствовано ид Евангельских слов: «претерпевший же до конца, спасется» (Матф. 24:13).

7 У Римлян за начало дня по нашему счислению считалось время от 8 часов утра. Отсюда 3 час дня соответствовал нашему 9 час. утра, 6 - 12 час. дня.

8 Кувуклий означает здесь дом, дворец императора. «Золотой дом» Нерона известен необыкновенными своими размерами, высотою и богатством своих украшений. Некоторые комнаты и сени этого дома были украшены золотом и драгоценными камнями.

9 Кончина святой Фотины последовала около 66 года. Церковь и мощи ее были в Константинополе за Влахернскими вратами.






Страдание святых мучениц Александры и Клавдии

Память 20 марта (по ст.ст.)

Сии святые мученицы пострадали в царствование нечестивого Максимиана1, который воздвиг на христиан такое жестокое гонение, что верующие во Христа, не исключая никакого возраста, предавались разнообразным мучениям. Так как и правитель города Амиса2, где жили эти святые девы, поступал так же, то они были схвачены и приведены к нему. На допросе они объявили себя христианками и самого правителя назвали жестоким и бесчеловечным. Посему по повелению последнего их сперва раздели и били палками, потом отрезали им сосцы, после чего, повесив, строгали их по телу до тех пор, пока не обнажились их внутренности, и, наконец, бросили в раскаленную печь, где они и предали души свои в руки Господа3.

________________________________________________________________________

1 Здесь разумеется Максиимиан Галерий, после отречения Диоклитиана самостоятельно правивший восточною частью империи с 305 до 311 г.

2 Город Амис, ныне Самсун, находился в Малоазийской римской провинции Понте, на берегу Понта Евксинского (Черного моря) при заливе того же имени.

3 Святая мученица скончалась в 310 году.



Память святого Никиты Исповедника

Память 20 марта (по ст.ст.)

Святой Никита был архиепископом города Аполлониады. Он отличался благочестием, милосердием и глубоким знанием Священного Писания. Во время гонения от иконоборцев, его тщетно старались принудить не воздавать почитание святыми иконами. Он был сослан в заточение, где и окончил свою жизнь в царствование Льва Армянина.




Память святителя Мартина из Браги в Иверии

Память 20 марта (по ст.ст.)



Святой Мартин родился в Паннонии не позже 515 года. Про ранние годы его жизни известно мало. Он, как ревностный проповедник, стал известен во время евангелизации Испании. К 550 году в Галисии, на северо-западе Пиренейского полуострова, он вводит монашеское общежитие, правила которого он мог узнать во время монашества в Палестине. Он известен как основатель монастыря в Думио (Dumium), иначе Мондонедо (Mondonedo), где он был епископом прежде своего избрания епископом Браги. Он совершил многочисленные поездки ради обращения ко Господу язычников и ариан-свевов, чьего короля он наставил на путь истинный. Венанций Фортунат сравнивает епископа Браги, ставшего известным духовным писателем, со своим патроном, святителем Мартином Милостивым, епископом Турским. В его трудах можно найти замечательные описания нравов разных краёв, которые он посещал с проповедью.

Иоанн Мейендорф говорил:

Принеся с собой дух восточного монашества, святой Мартин Брагский способствовал, кроме того, появлению компетентной богословской литературы, направленной против арианства, которая постепенно выявила интеллектуальное превосходство кафолического духовенства над арианами и облегчила романизацию готской аристократии





Память святителя Вольфрама, миссионера

Память 20 марта (по ст.ст.)



Вольфрам Сенский, Нидерландский был офицером в армии Хлодвига II. Потеряв своего отца, он оставил двор, раздал своё добро бедным и передал свои земли монастырю Фонтенель (Fontenelle). В 682 он был избран епископом Сенса (Sens). Оттуда он отправился на проповедь во Фрисландию, где обратил ко Господу местного вождя. Перед кончиной Вольфрам вернулся в Фонтенель. Его святые мощи пребывают в в Аббевиле (Abbeville), где они особо почитаемы.








Память святителя Кутберта, епископа Ландисфарского

Память 20 марта (по ст.ст.)



Святитель Кутберт родился приблизительно в 634 году в Северной Англии, неподалёку от нынешней границы Шотландии. Выходец из благородной английской семьи, в возрасте восьми лет он был принят на попечение кормилицей Кенсвитой (Kenswith), вдовой и монахиней.

В возрасте семнадцати лет он после божественного видения в 651 г. поступил в монастырь Мелроуз (Melrose), расположенный в Нортумбрии, современной южной Шотландии, и стал на долгие годы другом и соратником аббата монастыря — св. Эты. Вслед за своим игуменом вместе с другими монахами он отправился в Райпон (Ripon) в Йоркшире (Yorkshire), чтобы основать новый монастырь. После смерти приора монастыря (помощника игумена монастыря) в 661 во время эпидемии чумы Кутберт стал его преемником и предпринял миссию по окрестностям, помогая пострадавшим от чумы и являя чудеса.

На соборе в Уитби, где решался вопрос, следует ли продолжать придерживаться традиций Кельтской церкви или принять римскую практику, Эта и Кутберт примкнули к римской партии, хотя оба были воспитаны в кельтской традиции. После победы на соборе Эта и Кутберт перешли в Линдисфарн (Lindisfarne), остров у северо-восточного побережья Англии: первый в качестве аббата, второй — приора. В этом сане Кутберт всячески поддерживал введение строгих правил, проповедовал на юге, в Дареме.

Стремясь к отшельничеству, он в 676 удалился в Иннерфарн (Inner Farne, Внутренний Остров), где построил келью и молельню, целиком посвятив себя молитвам.

Молва о его святости разнеслась далеко за границами монастыря, и в Йорке, в пасхальное воскресение 685 года, вопреки своей воле Кутберт был хиротонисан во епископа. Хиротонию осуществили свт. Феодор Кентерберийский, и шесть других епископов. Двумя годами позже, в возрасте приблизительно пятидесяти трёх лет, св. Кутберт почил о Бозе 20 марта 687 года.

Благодать, обретённая Кутбертом, не оставила его тело вместе с его душой. После Его блаженной кончины всё, что принадлежало ему, было тронуто этой благодатью, будь то его ботинки, от которых пришло исцеление паралитику, или телячья кожа, исцелившая святого отшельника Фельгильда (Felgild), или даже сама земля, в которую легли мощи этого святого угодника Божия. В 698 году, когда через одиннадцать лет после его кончины монахи Линдисфарна решили открыть гроб свт. Кутберта, они нашли мощи неповрежденными, Тело выглядело живым, даже одеяния святого выглядели новыми. Монахи получили благословение епископа Эдберта (Edbert), чтобы облачить мощи в новые одежды вместо тех, которые были сняты. Меняя облачения, они говорили : "Смотрите, как прославлено бренное земное тело, в предчувствие куда большей приближающейся красоты! Ты, Господи, наделил великим могуществом дорогие кости Кутберта, наполняющие Церковь воздухом самого Рая". Мощи свт Кутберта были перенесены в собор г. Дарэма, где и были захоронены вместе с главой св. мч. Освальда, короля Нортумбрии.

Мощи святителя Кутберта были осквернены в 1537 во времена иконоборцев Генриха VIII, однако даже и к тому времени они были полностью нетленными. В наше время часть мощей и фрагменты епископского облачения свт. Кутберта были возвращены в музей Дарэмского собора, где они открыты для осмотра. Представляет значительный исторический интерес смешение разных языков в надписях на облачении; греческого, латинского, и рунического шрифтов; часть предметов была сделана в Византии.

Свт. Кутберт - один из самых почитаемых православных святых Англии. Православный храм в г. Дарэм освящен во имя свт. Кутберта.

Первое житие прп. Кутберта было написано Бедой Достопочтенным:

Кутберт много лет вел жизнь отшельника в великом воздержании души и тела на маленьком островке Фарне, что находится в океане, в девяти милях от Линдисфарнской церкви. С ранних лет он стремился к монастырской жизни и еще в молодости принял имя и обет монаха. Сперва он жил в монастыре Мелроуз на берегах реки Твид, управляемом аббатом Этой, добрейшим и простейшим из людей, который, как уже говорилось, стал потом епископом Хагустальдена или, скорее, Линдисфарна. Приором в то время был Бойсил, священник великой добродетели и пророческого дара. Кутберт смиренно подчинился его наставлениям и получил от него как знание Писания, так и пример добродетельной жизни.

Когда Бойсил отошел к Господу, Кутберт сам стал приором монастыря и научил многих правилу как своим учительским даром, так и собственным примером. Он не только обучал правилу и подавал благой пример жившим в монастыре, но и отвращал окрестных жителей от нелепых суеверий и внушал им любовь к небесным радостям. Многие из них осквернили свою веру грехами, а другие во время чумы забыли священные таинства веры, в которую были обращены, и предались ложному утешению идолопоклонства, будто могли отвратить удары Бога Создателя заклинаниями, амулетами или другими тайнами демонической науки. Поэтому он часто покидал монастырь - иногда на лошади, но чаще пешком - ради исправления тех, кто грешил тем или другим образом. Приходя в селения, он, как прежде Бойсил, возвещал истину тем, кто сбился с пути. В то время у народа англов было обычаем в случае прихода в деревню клирика или священника собираться вокруг него, чтобы с радостью внимать его речам и с еще большей радостью воплощать в жизнь то, что они услышали и смогли понять. Так велико было красноречие Кутберта, так сильно его желание передать другим ведомое ему, так ярко сиял его ангельский лик, что никто из слышавших его не решался скрыть от него тайны своих сердец, но все открыто признавались в грехах, понимая, что их все равно не удастся скрыть от него. Достойными плодами покаяния они очищались от грехов, как он велел им. Особенно он любил бывать и проповедовать в тех селениях, которые находились далеко в высоких и недоступных горах, и которые другие проповедники боялись посещать из-за бедности и дикости их жителей. Радостно отдаваясь этому нелегкому труду, он с таким рвением просвещал их, что мог не появляться в монастыре целую неделю или даже две или три недели, а однажды отсутствовал целый месяц. Все это время он проводил у жителей гор, наставляя их в небесных науках как словом, так и примером своих добрых дел.

Когда достопочтенный слуга Господа много лет провел в Мелроузской обители и прославился своими духовными подвигами, преподобнейший аббат Эта перевел его на остров Линдисфарн, чтобы там он в должности приора также учил братьев соблюдать правило и подтверждал уроки своим примером. В том монастыре с самых ранних времен епископ жил вместе со своими клириками, как аббат с монахами, которые также подчинялись епископу; ведь Айдан, первый епископ той области, был монахом и установил там монашеские правила. То же самое блаженный отец Августин делал прежде в Кенте по совету преподобнейшего папы Григория, который, как говорилось выше, писал ему: “Ты, брат, согласно монашескому правилу живешь вместе со своим клиром в церкви англов, обращенных промыслом Господа к вере; поэтому тебе лучше следовать правилам отцов наших, принятым в древней церкви: никто из них ничем не владел отдельно, но все вещи у них были общими”.

Позже, когда заслуги Кутберта и его религиозное рвение возросли, он, как уже было сказано, обратился к молчанию и уединению сокровенной жизни отшельника. Поскольку я несколько лет назад подробно написал о его жизни и добродетелях в героических стихах и в прозе, здесь достаточно будет кратко упомянуть, что перед отбытием на остров он сказал братьям: ”Если Божьей милостью мне будет позволено кормиться трудами своих рук, я с радостью останусь там; если же случится иначе, я волею Божьей вернусь к вам”. Место это было совершенно лишено воды, трав и деревьев, часто посещалось злыми духами и мало подходило для человеческого жилья; однако по желанию человека Божьего оно стало обитаемым, поскольку с его прибытием злые духи исчезли. Изгнав врага, он с помощью братьев насыпал вал, внутри которого они воздвигли необходимые здания, а именно молельню и общий жилой дом. Он попросил братьев вырыть в полу дома колодец, хотя почва там была твердой и каменистой и было мало надежды найти родник. Они все же сделали это, уповая на веру и молитвы слуги Божьего, и на другой день колодец наполнился водой и до сего времени дает полноту небесных благ живущим там. Он также попросил привезти ему сельские орудия и зерна пшеницы, которые он посеял в надлежащее время, разрыхлив землю. Однако весной не взошло ни единого ростка, не говоря уже о колосьях; поэтому, когда братья навестили его в положенный срок, он попросил их привезти ячмень в надежде, что природа почвы или воля небесного Дарителя позволят вырасти хотя бы этому злаку. Хотя ячмень ему доставили намного позже времени сева, когда уже оставалось мало надежды на всходы, он посеял его в той же самой земле и скоро получил обильный урожай, позволивший человеку Божьему жить плодами его труда.

Много лет он служил Господу в уединении на том острове, и вал, окружавший его жилище, был так высок, что он не видел ничего, кроме неба, которого жаждал достигнуть. Случилось так, что у реки Альн в месте, называемом Адтвифирди, что значит “у двух бродов”, состоялся большой собор с участием короля Эгфрида, и руководил им блаженной памяти архиепископ Теодор. Там Кутберт был по общему согласию выбран в епископы Линдисфарнской церкви, однако никакие посланцы и письма не могли заставить его покинуть монастырь. Наконец сам король отправился на остров вместе со святейшим предстоятелем Трумвином и многими другими благочестивыми и могущественными мужами; с ними были и многие из братьев с острова Линдисфарна. Все они пали на колени и именем Господа стали заклинать его со слезами и молитвами, пока не увезли его, также плачущего, из милого ему убежища и не доставили на собор. Прибыв туда, он неохотно подчинился их общему желанию и согласился склонить шею под ярмо епископства. Более всего его убедили слова преподобного слуги Божьего Бойсила, который пророчески предсказал все, что случится с ним, включая и то, что он станет епископом. Его посвящение, однако, состоялось не сразу, а было отложено до конца зимы, которая тогда только начиналась. Посвящен он был в праздник Пасхи в Эбораке, в присутствии короля Эгфрида; обряд совершали семь епископов, из которых старшим был блаженной памяти Теодор. Кутберт был поставлен епископом Хагустальденской церкви первым после изгнанного Тунберта, но он предпочел управлять церковью Линдисфарна, в которой он жил; поэтому было решено, что в Хагустальденскую церковь вернется Эта, который был первоначально туда назначен, а Кутберт возьмет на себя управление Линдисфарном.

После посвящения Кутберта в епископы его сан, как у блаженных апостолов, украсился делами добродетели. Он охранял вверенную ему паству постоянными молитвами и обращал их к небу целительными наставлениями. Он учил их тому, что следует делать, но сперва показывал на своем примере, как это делается, как и подобает истинному учителю. Прежде всего он был одержим Божественной любовью, здрав мыслью, терпелив, настойчив и упорен в трудах и молитве и добр ко всем, кто искал у него утешения. Для него помогать слабым было не менее важно, чем молиться, ибо он знал, что сказавший: ”Возлюби Господа Бога твоего”, сказал также: ”Возлюби ближнего твоего”. Он был наделен даром покаяния и милостью раскаяния всегда был устремлен к небу. Так, вознося спасительную жертву Богу, он в Господней молитве не возвышал голос, но проливал слезы, исторгая их из самых глубин сердца.

После двух лет епископства он вернулся на свой остров, поскольку был предупрежден Божественным оракулом, что близок день его смерти или, точнее, день его перехода в ту жизнь, которая только и может называться жизнью. Об этом он с обычной своей искренностью рассказал немногим людям, но в таких темных словах, что поняли его только позже; однако некоторым он сказал об этом прямо.

Был там священник почтенной жизни по имени Хереберт, давно уже связанный с человеком Божьим Кутбертом узами духовной дружбы. Он жил отшельником на острове посреди большого озера, из которого вытекает река Дервент; каждый год он приезжал к Кутберту и слушал его рассуждения относительно вечного спасения. Узнав, что Кутберт отправился в город Лугубалию, он поехал туда, надеясь благодаря его советам еще более вдохновиться стремлением к небесам. Когда они освежили друг друга струями небесной мудрости, Кутберт сказал:”Брат Хереберт, спрашивай меня обо всем, что тебе нужно знать, и обсуди все вопросы, ибо после расставания мы никогда больше не увидим друг друга в этом мире плотским зрением. Я уверен, что близится время, когда я должен буду оставить земную юдоль”. Услышав это, Хереберт упал на колени и со вздохами и слезами сказал:”Молю тебя ради Господа не оставлять меня, но помнить твоего вернейшего спутника и просить милостивого Бога, чтобы мы, вместе служившие Ему на земле, вместе отправились бы на небеса и предстали там перед Ним. Ведь ты знаешь, что я всегда жил согласно твоим указаниям, а если по слабости или неведению ошибался, то старался сейчас же исправиться в соответствии с твоей волей”. Епископ предался молитве и потом, узнав в духе то, что спрашивал у Господа, сказал:”Восстань, брат, и не плачь, но возвеселись, поскольку высшей милостью нам даровано то, о чем мы просили”.

Течение событий подтвердило правоту предсказания, ибо после расставания они больше не виделись во плоти, но их души оставили тела в один и тот же день, а именно в десятый день до апрельских календ; вместе они предстали блаженному оку, и вместе были доставлены ангелами в Небесное Царство. Но прежде Хереберт был изнурен длительной болезнью - как мы думаем, по небесной милости, чтобы его заслуги, меньшие, чем у блаженного Кутберта, возросли благодаря страданиям и боли долгого недуга. Уравнявшись в славе со своим заступником, он был сочтен достойным оставить тело в один и тот же час с ним и вознестись в то же обиталище вечной благодати.

Преподобнейший отец скончался на острове Фарн, попросив перед этим братьев, чтобы они похоронили его в месте, где он столь долгое время сражался ради Господа. Однако впоследствии он уступил их мольбам и согласился быть похороненным в церкви острова Линдисфарн. После этого преподобный епископ Вилфрид в течение года управлял той церковью до назначения преемника Кутберта.

Преемником этим стал Эдберт, прославленный как знанием святых писаний, так и исполнением небесных велений, особенно в благодеяниях; каждый год он раздавал бедным десятую часть не только от скота, но и от злаков, плодов и одежды.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites