24-е марта 2012г. суббота 4-й седмицы Великого поста.




24-е марта 2012г.
(11.03.2012 г. по ст.с.)

суббота 4-й седмицы Великого поста.
Глас 7-й.

Свт. Софрония, патр. Иерусалимского (638-644).
Свт. Евфимия , архиеп. Новгородского, чудотворца (1458).
Прп. Софрония, затворника Печерского, в Дальних Пещерах (XIII).
Сщмч. Пиония, пресвит. Смирнского, и иже с ним: Асклипиада, Македония, Лина и Сабины (250).
Перенесение мощей мч. Епимаха.
Прп. Георгия Синаита.
Прп. Иоанна Мосха.
Прп. Алексия Киевского (1917).
Прп. Агнуса Кельдского ( Кельт. и Брит. ).
Прп. Георгия Нового ( Греч. ).
Св. Феодоры, царицы Арты, супруги деспота Михаила II Эпирского ( Греч. ).
Свт. Софрония, еп. Врачанского (1813) ( Болг. ).


Поминовение усопших.

Литургия св. Иоанна Златоуста.

Евр., 313 зач., VI, 9–12. Мк., 31 зач., VII, 31–37. За упокой: 1 Кор., 163 зач., XV, 47–57. Ин., 16 зач., V, 24–30.

Трапеза

На трапезе разрешается масло и вино. Мясо, молоко, яйца и рыбу не едим.





24 марта – память свт. Софрония, патриарха Иерусалимского (638-644)



Святитель Софроний родился в Дамаске около 580 года от благочестивых родителей, которых звали Плинт и Мира. С юных лет он отличался благочестием и любовью к наукам. Получив блестящее образование, он особенно преуспел в изучении философии, за что его стали называть «Премудрым». Стремясь к духовной мудрости, будущий святитель стал посещать различные монастыри и беседовать с пустынножителями. Так, он прибыл в Иерусалим, в обитель святого Феодосия, и там сблизился с иеромонахом Иоанном Мосхом, став его духовным сыном и другом. Оба праведника вместе странствовали по разным обителям, записывая жития и поучения, которые составили их знаменитую книгу «Лимонарий» (то есть «Цветник», или «Луг духовный»).

Спасаясь от опустошительных набегов персов, святые Иоанн и Софроний оставили Палестину, удалившись в Антиохию, а оттуда — в Египет. Там святой Софроний тяжко занемог. В это время он принял монашеский постриг от Иоанна Мосха. После выздоровления святого Софрония оба праведника решили остаться в Александрии, и были с любовью приняты Патриархом Иоанном Милостивым, которому они оказали большую помощь в борьбе против монофелитов. Святой Софроний написал несколько житий, из которых особенно известны жития святых целителей-бессребреников Кира и Иоанна и житие преподобной Марии Египетской.

Шло время, и варвары стали угрожать Александрии. Патриарх Иоанн в сопровождении святых Софрония и Иоанна Мосха направился в Константинополь, но по дороге святитель Иоанн умер. Тогда святые Иоанн Мосх и Софроний с одиннадцатью другими монахами отправились в Рим.

В Риме преподобный Иоанн Мосх скончался. Тело его было перевезено святым Софронием в Иерусалим и похоронено в обители святого Феодосия Великого.

После кончины святителя Модеста Патриархом Иерусалимским был избран святой Софроний. Святитель более десяти лет (с 634 по 644 год) неустанно трудился на благо Иерусалимской Церкви. Он много боролся с ересями монофелитов и монофизитов.

В конце жизни святитель Софроний со своей паствой пережил двухлетнюю осаду Иерусалима магометянами. В 636 году Иерусалим был взят: изнуренные голодом христиане согласились открыть городские ворота, с условием, что противник пощадит христианские святыни. Однако это обещание было нарушено, и святой Патриарх Софроний умер в глубокой скорби о поругании великих христианских святынь.

До нас дошли сочинения патриарха Софрония по догматике, а также «Объяснение на Литургию», «Чинопоследование великого водоосвящения», около 1000 тропарей, стихиры от Пасхи до Вознесения Христова и другие.









Память святого отца нашего Евфимия, архиепископа Новгородского
Память 11 марта (по ст.ст.)


Родители блаженного Евфимия жили в Великом Новгороде1. Отец его, бывший священником при церкви святого Феодора, носил имя Михея, а имя матери его было Анна. Сочетавшись законным браком и проводя жизнь в честном супружестве, они не имели детей и сильно скорбели об этом. В скорби своей они усердно молились Богу и Пречистой Богородице о разрешении их неплодства. И их молитву услышал Господь: Анна зачала и родила сына, которым и был сей блаженный Евфимий. Вскоре после рождения младенец был крещен, и при святом крещении ему дано было имя Иоанн. Он был еще в пеленах, как родители принесли его в тот храм, где молились о даровании им дитяти, и, положив его пред образом Божией Матери, сказали:

- Царице и Владычице! Вот мы принесли Тебе того, которого Ты даровала нам. По слову, которое в скорби сердца изрекли уста наши Тебе, как Царице и Владычице, мы отдаем дитя наше. Устрой его жизнь, как Сама пожелаешь. Теперь же мы берем его к себе, чтобы оно пребывало с нами в доме нашем, так как младенец не может жить без матери.
При содействии благодати Божией младенец успешно возрастал и, когда наступило время, родители отдали его в научение Божественным книгам. Прославляемый в святой Троице Бог, всем людям желающий спасения, даровал отроку Иоанну остроту ума, и он с успехом изучил Божественные Писания. Во все время своего обучения он не предавался никаким иным занятиям кроме тех, которые приводили его к размышлению о предметах божественных, и, когда достиг пятнадцатилетнего возраста, то воспылал любовью к Богу и пожелал отречься от мира и принять иноческое звание. Он не знал, к чему приведет его это звание, так как определения Божий непостижимы, но благое желание свое старался непременно исполнить, и Бог, видя с высоты все, имеющее совершиться с ним в будущем, - что, как видно из настоящего повествования, в свое время и совершилось, - в скором времени действительно исполнил его желание.

Один инок, по имени Евфросин, и два другие инока, Игнатий и Галактион, посвятившие себя на служение Богу, задумали подвизаться в уединении и решили приискать удобное для этого место. Вскоре такое место было найдено. Называлось оно Вежище2, и кроме леса и болот ничего другого не было на нем. Когда иноки пришли к этому месту, то ощутили в воздухе какое-то благоухание и сочли это не за простое явление, а за особое указание Божественного Промысла. Они построили здесь часовню во имя святителя Христова Николая, а потом соорудили и келии для себя. Вскоре пришел к ним священник, по имени Пимен, и пожелал жить и подвизаться вместе с ними. Тогда по общему согласию они построили деревянную церковь во имя того же святого чудотворца Николая3 и стали проводить постническую жизнь. Много бедствий вынесли они от тамошних жителей, в особенности же от одного вельможи, который по внушению диавола не желал, чтобы вблизи его проживали монахи, но чудотворец Николай, нигде не оставляющий в нужде обители, посвященной его имени, когда с верою о том молятся ему, всегда доставлял пропитание и сим инокам. Вскоре случилось, что у вельможи, жившего вблизи обители, образовался на ноге злокачественный нарыв, от которого он сильно страдал, В болезни своей он опомнился и обратился с молитвою о помощи к святому чудотворцу Николаю, после чего отправился в обитель его и, помолившись тут, получил исцеление. Благодарный за это исцеление, он подарил обители участок земли, который и до сего времени находится вблизи ее, и с тех пор с благоговейною верою стал чтить монастырь святого Николая. После сего по благодати Божией и по молитвам святого Николая чудотворца число иноков в обители стало умножаться, и вышепоименованный Пимен, первый священноинок обители, стал и игуменом ее4.
К нему-то по устроению Божественного промысла и пришел блаженный отрок Иоанн, прося его совершить над ним иноческое пострижение. Пимен, увидев отрока, принял его, как посланного к нему Самим Богом, постриг его в иночество и дал ему при этом имя Евфимия. Это событие, совершившееся по воле Божией, направлено было Божественным промыслом к тому, чтобы чрез Евфимия еще более прославилась обитель, что со временем и произошло. Проживая в монастыре, преподобный Евфимий оказывал во всем такое строгое повиновение настоятелю своему и братии, что вызывал общее удивление, а также и похвалу за то, что, будучи в таком юном возрасте, обладал умом многолетнего мужа. Посему до поставления в пастыри все узнали в нем будущего пастыря и прежде достижения совершенного возраста он стал для всех руководителем в иноческой жизни. Когда преподобный Евфимий приобрел такую известность в своей обители, то узнал о нем и архиепископ Симеон5. Призвав его к себе и видя, что он исполнен добрых намерений и искусен в слове, горячо полюбил его и, несмотря на то, что он не хотел оставлять своего монастыря, поручил ему заведовать церковным имуществом6. Приняв на себя новые обязанности, преподобный Евфимий продолжал нести свой иноческий подвиг и ни в чем не отступал от исполнения правил монашеской жизни.
Спустя несколько лет владыка Симеон после достойного управления Церковью отошел к Господу, переселившись в вечную блаженную жизнь и на архиепископский престол Новгорода был возведен после него Евфимий7. Тогда преподобный Евфимий удалился в монастырь святого Спаса, называемый Хутынью8, и остался в нем на жительство. Но по прошествии некоторого времени по просьбе старцев монастыря Пречистой, находившегося на Лисьей горе9, он поставлен был игуменом сего монастыря, где, начальствуя над иноками, всем им подавал совершенный пример для назидания, так как ко всем был милостив и вместе с тем ко всем относился почтительно.
Вскоре после сего всенародное собрание Великого Новгорода пожелало избрать его для поставления на новгородский архиепископский престол10 и включило его в число других избранников11, не зная того, что еще от юности он призван был к епископскому служению, как написано у пророка: "зародыш мой видели очи Твои" (Пс.138:16)12. И так как апостол говорит, что всякая власть поставляется от Бога (Рим.13:1), то как человек может получить ее, если она не будет дана ему свыше (Ин.19:11)? Это исполнилось и на преподобном Евфимии. Запечатав жребии избранных, народное собрание и духовенство Великого Новгорода принесло их в соборный храм святой Софии13 и положило на престоле. Что касается жребиев, то это было делом человеческим, но то, кому из избранных занимать такой высокий престол Божий, указано было тем, что совершилось после: по воле и суду Божию жребий пал на Евфимия, чтобы ему обладать этим престолом. После сего новгородцы с радостью отправились к преподобному и в самый день памяти святого Иоанна Златоустого14 с почестями ввели его в храм святой Софии15. Долго при этом преподобный Евфимий отказывался и не хотел принять архиепископства, ссылаясь в особенности на то, что считает себя недостойным такого высокого сана, но так как он не мог противиться суду Божию, то и подчинился, наконец, воле избравших его. Это доставило великую радость всем жителям Новгорода, так как все считали его вполне достойным величия архиепископского сана. Однако после своего избрания преподобный Евфимий оставался в иноческом звании, так как посвящение его было затруднено тем, что в то время не было на Руси митрополита16. Пробыв непосвященным более четырех лет17, он отправился в город Смоленск, когда находился там киевский и всея Руси митрополит Герасим18, и от него принял рукоположение в сан архиепископа. И здесь преподобный Евфимий привел всех в удивление своим умом и рассудительностью, так что даже сам митрополит выразил удивление и с похвалою отозвался об уме его. После посвящения владыка Евфимий с великим почетом возвратился в свой кафедральный город Великий Новгород и вступил вполноправное управление своею паствою. Сознавая все величие принятого на себя сана, он предался подвигам своего служения еще с большим усердием, чем нес их до своего посвящения, помня слова Писания: кому дано много, много и потребуется (Лк 12:48). Посему трудами своими он старался принести плоды, по Евангелию, не в тридцать или шестьдесят, а во сто крат19. Прежде, когда он еще не принял высокого святительского сана, он имел заботу только об одной душе своей, а теперь, когда стал епископом, явилась потребность заботиться уже о душах многих, чтобы можно было с дерзновением сказать Господу Владыке: "Вот я и дети, которых дал мне Господь" (Ис.8:18). Помышляя о сем и о многом другом в любомудренной душе своей, преподобный Евфимий ощущал в сердце своем большое смущение, но все возлагал на Бога, и надежды его не посрамил Господь, Которому да будет слава теперь, всегда и вечно20.





Тропарь, глас 4:

Избран быв Богови от юности, святителю Евфимие, и сего ради архиерейства саном почтен быв, упасл еси люди, яже тебе Богом врученныя: темже и по преставлении чудес дарования от Господа приял еси, исцеляти различныя недуги. Того моли о нас совершающих честную память твою, да тебе вси непрестанно ублажаем.

Кондак, глас 8:

Яко архиереем сопрестольник, и святителем изрядный поборник был еси, святителю Евфимие: не престай сохраняя отечество твое, град же и люди, иже тебе верою почитающыя, и честным мощем твоим покланящыяся, да велегласно тебе вси вопием: радуйся святителю богомудре.

________________________________________________________________________

1 Такое наименование носил в древности нынешний город Новгород. Он был одним из древнейших и известнейших городов в древней Руси.

2 Вежище или Важище - местность, находившаяся в 12 верстах к западу от Новгорода.

3 Это было в 1411 году.





Память преподобного Софрония, затворника Печерского, в Дальних Пещерах

Память 11 марта (по ст.ст.)




Подвизался в Киево-Печерском монастыре в XIII веке. Строгий подвижник и молитвенник, он всю жизнь носил на себе власяницу и тяжелый железный пояс. Ежедневно преподобный вычитывал всю Псалтирь. Мощи святого почивают в Дальних (Феодосиевых) пещерах Киево-Печерского монастыря. В каноне преподобным Дальних пещер изложен затворнический подвиг святого подвижника, удостоившегося слышания ангельского пения. Память святого Софрония совершается особо, 11 марта.

Тропарь преподобного Софрония, затворника Печерского, в Дальних Пещерах, глас 1

Пространна пути, ведуща в пагубу,/ блаженне Софроние, угонзая,/ затворился еси в темне месте пещернем,/ идеже день и нощь в молитвах и слезах/ и в ручном деле подвизаяся,/ обрел еси вечный живот и наслаждение.

Кондак преподобного Софрония, затворника Печерского, в Дальних Пещерах,глас 4

Явился еси древним отцем ревнитель,/ в темней пещере светлым житием ясно просияв,/ и озарил еси сердца поющих тя,/ Богомудре отче Софроние.






Страдание святого священномученика Пиония, пресвитера Смирнского, и прочих с ним

Память 11 марта (по ст.ст.)

Апостол велит почитать памяти святых: "поминайте, - говорит он, - наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие" (Евр 13:7); это для того, чтобы, вспоминая их веру, жизнь и добродетельную кончину, мы стремились им подражать. Так и память святого мученика Пиония нам подобает почтить, потому что он, когда был в миру, многих обратил к Богу от прельщения бесовского; он был мужем апостольским и, когда, получив венец мученический, отозван был к Господу, то оставил нам образец добродетелей, чтобы и доныне у нас была память об его учении. Начало же его страдальческого подвига случилось так.

В двадцать третий день шестого месяца (то есть февраля - шестого по счету от сентября), в который совершалась память святого священномученика Поликарпа, епископа Смирнского, в городе Смирне1 где жило очень много иудеев, были схвачены нечестивыми эллинами пресвитер Пионий, Савина, ревнительница благочестия, Асклипиад, Македония и Лин, пресвитер соборной церкви: тогда было гонение на христиан в царствование Декия2. Пионий же раньше этого дня узнал, что они будут схвачены в праздник святого Поликарпа. Поэтому, постясь с Савиною и Асклипиадом, он взял три сплетеные вериги, возложил на себя, на Савину и на Асклипиада и сидел дома, ожидая, когда придут их взять.

В самый день памяти святого Поликарпа, когда они после молитвы вкусили немного хлеба и воды, пришел Полемон, устроитель жертвоприношений идолам, вместе с воинами; он разыскивал христиан, чтобы привлечь их к принесению скверных идольских жертв, и сказал Пионию:

- Знаете ли вы царский приказ? Знаете, что вам повелевается принести жертвы богам? Пионий отвечал:

- Мы знаем заповеди Бога нашего, которыми Он повелевает Ему Единому поклоняться.

- Идите на собрание, - сказал Полемон, - там покоритесь вы и против воли. Отвечали Савина и Асклипиад:

- Мы покоряемся Богу Живому.

И вел их Полемон без принуждения, а народ, видя, как они добровольно несут оковы, бежал за ними, тесня друга друга, словно на невиданное какое чудо.

Когда пришли святые на собрание к градоначальникам, бесчисленная толпа эллинов, а еще больше иудеев, заняла все места во входах и горницах. Поставив святых посредине, Полемон сказал:

- Пионий! Покоритесь царскому повелению, как другие покорились, и принесите жертвы богам, чтоб не быть вам жестоко мучимым.

Пионий же простер руку и с светлым лицом начал говорить к народу:

- Жители смирнские, вы, которые хвалитесь красотой города и тем, что здесь жил Гомер3, и иудеи, присутствующие здесь, послушайте немногие слова, которые я скажу вам. Я слышу, вы смеетесь и радуетесь, что пришли к вам некоторые из нас; вы считаете смехом и игрушкой тот грех, что приносят жертву идолам не по своей воле, а по принуждению. Но вам, эллинам, надобно послушать учителя своего Гомера, говорящего, что нехорошо радоваться погибели человека. Вам же, иудеи, Моисей повелевает: "Если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его: развьючь вместе с ним" (Исх.23:5).
Также нужно вам послушать и слова Соломона: "Не радуйся, когда упадет враг твой; и да не веселится сердце твое, когда он споткнется" (Притч.24:17). И я, слушая моего Учителя, предпочитаю умереть, чем преступить Его слова, и всеми силами стараюсь не отступать от Его заповедей, которым я издавна научился сам, а потом научил и других. Что вы смеетесь над ними, иудеи? Если мы вам и враги, как вы говорите, однако мы люди; вы говорите, что мы вас обижаем, когда говорим правду; но скажите: кого мы обидели, кого гнали, кого принуждали кланяться идолам? Не считаете ли вы своих грехов равными грехам тех, которые теперь от страха перед людьми преступают Божию заповедь и кланяются идолам? Но вас кто принуждал служить Веельфегору4 или съедать жертвы мертвых5, или смеяться с дочерьми иноплеменников, или приносить в жертву бесам своих сыновей и дочерей, или роптать на Бога, или злословить Моисея, или задумывать снова возвратиться в Египет? Я уж не говорю о других ваших делах; а вы еще говорите, что никто не может вас прельстить: разве вы не читали своих книг: Исход, Судей, Царств и прочих, в которых вы обличаетесь. Вы указываете нам на некоторых из нас, которые не по принуждению, а по своей воле обратились к идолам, и из-за этих немногих вы обличаете и осуждаете всех христиан. Но, иудеи, подумайте вы о настоящей жизни: она похожа на гумно, где стоит на земле большой стог, - чего? Плевел или пшеницы? Когда же придет работник веять лопатою, тогда легкие плевелы легко относятся ветром, пшеница же остается на земле. Посмотрите на невод, закинутый в море: все ли, что попало в него и вытащено, хорошо? Нет. Так и настоящая жизнь. Как же вы хотите, чтоб мы страдали: как виновные, или как невинные? Если - как виновные, то и вам нужно также пострадать, когда сами дела ваши уличают вас в неправде; если же - как невинные, то вам, несправедливым, какая же будет надежда на спасение, если пострадают праведники: "и если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?" (1Пет.4:18). Приближается суд миру, и знамения его заметны. Я прошел все еврейские страны, перешел реку Иордан и видел землю, до сих пор носящую на себе знамение гнева Божия за грехи людей, живущих на ней и совершающих убийства и многие злодейства путникам. Я видел дым, исходящий от нее, поля и нивы, опаленные огнем, без всякого плода, лишенные влаги. Видел я и Мертвое море (т.е. асфальтовое озеро, производящее смолу), и воду, потерявшую свои свойства по гневу Божию; она не может ни напоить животного, ни удержать в себе человеческого тела и все, что ни бросать в нее, выбрасывает тотчас вон. Но что я вспоминаю такие далекие места! Вы видите Декаполь в Лидии6, сгоревший от огня, и до сих пор лежит он опаленный в наказание нечестивым... Вспомните об извержении горы Этны и попалении острова Сицилии7. Если же это кажется вам далеко от вас, то подумайте о теплых водах, выходящих из земли: почему они нагреваются и бывают горячи? Не от огня ли, приготовленного для грешников внутри земли? Отсюда мы узнаем, что будет суд миру и казнь огнем для грешников от Бога через воплотившееся Его Слово, Господа нашего Иисуса Христа, и потому мы не служим богам эллинским и золотому идолу поклоняться не хотим.

Святой Пионий говорил и еще, а Полемон, градоначальники и весь народ слушал в глубоком молчании. Потом некоторые граждане вместе с Полемоном стали просить Пиония, говоря:

- Послушайся, Пионий, мы любим ведь тебя за твой добрый нрав и кротость и хотим, чтоб ты остался жив: ведь, правда, хорошо и сладко жить и видеть свет солнечный!

Святой отвечал:

- И по-моему эта временная жизнь приятна, но несравненно приятнее та жизнь, которой мы, христиане, желаем; свет этот весел и приятен, я признаю это, но еще радостнее и приятнее свет истинный, который мы надеемся увидеть. Все это, видимое телесными глазами, прекрасно; мы и не осуждаем и не ненавидим Божьего творения; но есть и другое, невидимое, что поистине прекраснее и что мы ставим выше всего видимого.

Один кощунник, по имени Александр, человек хитрый, сказал:

- Послушай меня, Пионий! Отвечал ему святой:

- Ты лучше послушай меня, потому что все, что ты знаешь, знаю и я, а ты не знаешь того, что я знаю. Александр же, ругаясь над святым, сказал ему:

- А эти узы зачем на тебе?

- А затем, - отвечал святой, - чтобы вы не думали, что мы идем на поклонение к вашим идолам, но чтобы вы знали верно, что идем мы в темницу и на смерть за Бога нашего.

Долго еще равными соблазнами увещевал Александр Пиония, но ничего не достиг и, наконец, сказал:

- Что тратить много слов, когда не хотят они оставаться живыми.

Народ же хотел, чтоб Пиония поставили на видном месте так, чтоб всем слышны были его слова; но Полемон не позволял этого, боясь как бы не произошло в народе смуты и разных толков. Он сказал Пионию:

- Если ты не хочешь принести жертвы богам, то войди по крайней мере в их храмы. Святой отвечал:

- Какая польза будет идолам от того, что я приду к ним?

- Согласись, Пионий, - повторил Полемон.

- О, если бы я мог, - возразил Пионий, - убедить вас всех сделаться христианами! Они же засмеялись и сказали:

- Нет уж, пожалуйста, не делай так, чтобы нам живым гореть в огне. А святой сказал им:

- Еще хуже по смерти вечно гореть в огне неугасимом.

Блаженная Савина улыбнулась, а Полемон и другие сказал и ей:

- Чего ты смеешься? Она отвечала:

- Я радуюсь, что я христианка, потому что кто тверд в вере Христовой, тот возрадуется вовеки. Сказали ей нечестивые:

- Вот ты посмеешься, когда потерпишь, чего не хочешь: женщин, не кланяющихся богам, отводят в дом разврата.

А она отвечала:

- Бог святой, истинный, позаботится обо мне.

После этого стали записывать имена святых и их ответы, которыми они исповедали Христа и отвергались идолов; когда хотели записать имя Савины, святой Пионий тихо сказал ей, чтоб она не говорила своего настоящего имени, а назвалась бы Феодотиею; это он сделал для того, чтобы ее поступок не был известен ее госпоже. Дело в том, что святая Савина была рабыней одной знаменитой гречанки, которая за несколько лет перед тем, в царствование Гордиана8, не будучи в состоянии отвратить от Христа своей рабыни, блаженной Савины, прогнала ее связанную в пустынные горы, где ее тайно кормили верующие; потом многим старанием святого Пиония она была избавлена от оков и от рабства своей госпоже. Святой Пионий боялся, что госпожа ее как-нибудь узнает ее по имени и захочет ее опять взять к себе; поэтому он и велел святой Савине назваться Феодотией. Когда Полемон спросил, как ее зовут, она отвечала:

- Меня зовут Феодотиею.

- Христианка ли ты? - спросил Полемон.

А святая ответила:

- Да, христианка.

Ее ответы были записаны так же, как и ответы Пиония и Асклипиада. Полемон спросил еще:

- Какого ты бога почитаешь? Святая отвечала:

- Бога Всесильного, сотворившего небо и землю и всех нас; познанного нами чрез Его Слово, воплотившееся от Пречистой и Неискусобрачной Девы Богородицы, чрез Господа нашего Иисуса Христа.

Записав имена святых, повели их в темницу, а за ними следовал весь народ.

Некоторые говорили про святого Пиония:

- Посмотрите: он всегда был бледен, а как нынче румян!

А другие кричали:

- Мучить надо сих, если не хотят приносить жертву богам.

Отвечал святой Пионий:

- Мучьте, кто вам препятствует! Нас не охраняют оруженосцы, не защищают нас воины, мы в ваших руках: мучьте нас!

Кто-то указал на святого Асклипиада и сказал:

- Этот хочет принести жертву богам.

- Лжешь, - отвечал святой Пионий, - ни один из нас не сделает этого.

Другие же вспоминали об отпавших от Христа и, называя их по имени, говорили:

- Такой-то и такой-то принесли жертву, а вы что не хотите?

Отвечал святой Пионий:

- У каждого своя воля; что мне до других? Я Пионий.

Негодовал народ на святого Пиония и его товарищей; едва дошли они до темницы: чуть было не побил их народ.

Войдя в темницу, они нашли там Лина, пресвитера соборной церкви, заключенного в узы за Христа, и женщину из села Карины, по имени Македония; к ним приходили многие верующие и приносили, что им нужно, но они не хотели брать и раздавали тюремным сторожам. Некоторые и из эллинов посещали святых и старались их обратить в свое нечестие, но, слыша от них твердые ответы, уходили с удивлением. Еще приходили к Христовым узникам и те, которые были прежде христианами, но против желания принуждены были отпасть от благоверия: страх перед мучениями склонил их принести жертвы идолам; они горько плакали целыми часами и днями в темнице перед святыми; плакал горько о них и святой Пионий, особенно о тех, которые отличались хорошей и честной жизнью, но убоявшись мук, принесли жертвы истуканам; он плакал и говорил:

- Новым мучением мучусь я в своем сердце, душа моя разрывается на части, когда вижу, как свиньи топчут бисер церковный9, как небесные звезды отрываются змеиным хвостом на землю (Апок.12:4), и как виноград, насаженный десницею Божией, пожирается диким вепрем и расхищается прохожими. Дети мои, сожалею о вас, пока опять не вселится в вас Христос; питомцы мои любезные, вскормленные небесным хлебом, зачем вы совратились на грешный путь; теперь беззаконные старцы опорочили целомудренную Сусанну, т.е. Церковь Христову; теперь Аман торжествует, Эсфирь же со всем своим племенем смутилась; теперь настал голод, не недостаток хлеба или воды, а слова Божия; теперь задремали все девы евангельские и спят. Исполнилось слово Господне: если Сын Человеческий придет, найдет ли Он веру на земле (Лк.18:8)? и другое его слово: предает брат брата на смерть (Лк.21:16); слышу, как теперь каждый предает своего ближнего. Поистине испросил нас сатана просевать, как пшеницу, но огненная лопата в руках Слова Божия пусть провеет гумно свое; потеряла свою силу соль и выметена вонь и топчут ее люди. Но пусть никто не думает, дети, что Господь изнемог: не Господь, а мы изнемогли, потому что, говорит Он, разве изнемогла рука Моя избавить вас? Или разве отяжелел слух Мой, чтоб слышать вас? Но грехи ваши удалили вас от Бога вашего. Мы согрешили, братья, преступили заповеди Господни и сотворили беззаконие, прогневали Бога и опечалили ближнего; мы укоряли друг друга, лгали, и клеветали друг на друга, и пожирали сами себя, а нужно было, чтобы правда наша была выше правды фарисеев и книжников. Еще слышу я, что иудеи приглашают некоторых из вас на свои собрания; берегитесь, как бы не попасть еще в худшие сети и не впасть в непростительный грех, т.е. хулу на Духа Святого, - не будьте вместе с иудеями князьями Содомскими и людьми Гоморрскими, руки которых обагрены кровью. Мы ни пророка не убивали, ни Христа не предавали и не распинали. Да что говорить много! Вспомните, что прежде много раз вы слышали от меня; вы хорошо знаете, что иудеи говорят, будто Христос был простым человеком и, как смертный, был убит на смерть. Но пусть они скажут нам: если Он был простым смертным человеком, то каким образом весь мир наполнился множеством Его учеников; и как многие жестоко страдают за имя Его; каким образом именем простого и смертного человека через столько лет после Него изгонялись бесы и теперь изгоняются и будут изгоняться и далее до скончания века? И много других чудес в церкви верующих делаются Его Всесильным именем. Не понимают того окаянные иудеи, что Христос, Господь наш, пострадал по Своей воле, умер за нас и в третий день со славою воскрес. Но говорят беззаконные, будто бы Христос был чародей и силой волшебства воскрес из мертвых; так пусть они покажут вам, какое писание их или наше говорит это о Христе, или какой праведный человек сказал это когда-либо? Разве не известно, что это ложь, и говорящие такую ложь самые скверные беззаконники? И почему таким людям больше верят, чем праведным? Я еще в детстве слышал эти ложные слова их. Написано в писании, как Саул пришел к волшебнице и просил вызвать из мертвых пророка Самуила; женщина сделала чары, и увидел Саул старца, выходящего из земли, одетого в длинную одежду, и понял он, что это Самуил, и спрашивал его, о чем хотел. Что же, могла ли эта волшебница на самом деле воскресить Самуила или нет? Если скажут иудеи, что могла, то признают, что неправда сильнее правды, и волшебство сильнее святости, потому что святой пророк не мог ослушаться волшебницы; говорящие так мерзки и прокляты. Если же скажут, что та волшебница не могла на самом деле вокресить пророка Самуила своими волхвованиями, то и о Христе Господе нашем они не могут сказать, что Он воскрес из гроба волшебной силой. Рассказ же этот священного писания объясняется следующим образом. Как мог диавол, живущий в волшебнице, вызвать на этот свет душу святого пророка, почивающую на лоне Авраамовом? Ведь меньшее не имеет власти над большим, и диавол не может повелевать святому, но отпавшие от Бога ангелы слушаются тех, которые оставили Бога, служат им и вызывают их волшебством; и чего просят у них волшебники, то исполняют диаволы: попросила волшебница повиновавшегося ей диавола, он и принял на себя вид пророка. И это не удивительно, если сам сатана, по слову апостола (2Кор.11:14), преображается в светлого ангела; поэтому и слуги его могут принимать на себя вид слуг Божьих, так и антихрист примет на себя образ Христов. Стало быть, волшебница не воскресила Самуила, но показала отпавшему от Бога Саулу диавола в образе Самуила; об этом свидетельствует само писание; так, явившийся в образе Самуиловом, говорит Саулу: и ты завтра будешь со мною. Как же может Саул, враг Божий, быть вместе со святым пророком Самуилом? Не лучше ли ему быть с диаволом, которому он покорился, отпав от Бога? Пусть знают лживые иудеи, что нельзя никаким волшебством на самом деле воскресить из мертвых; и как волхвованием она не воскресила Самуила, так и Христос не от волхвования воскрес, а Божественной Своей силою разрушил силу смерти, и как по Своей воле Он пострадал и умер, так по Своей воле воскрес, самовластно, как Бог. Если же они и этому не поверят, то скажите им: мы, если даже и принесли жертву идолам, но все-таки гораздо лучше вас: вы по своей воле принесли жертву бесам, а мы были вынуждены к тому силою. И увещевал святой Пионий отступников, говоря: - Не отчаивайтесь, братья, хотя вы и сделали тяжелый грех, принесли жертву идолам, но покайтесь истинно и обратитесь опять всем сердцем ко Христу, Богу своему: Он милостив и готов принять всех, приходящих к Нему с покаянием, и вас примет с радостью, как детей Своих.

А они с великим рыданием каялись в своем грехе и обращались опять ко Христу Богу.

После этого пришел к темнице Полемон, устроитель идолослужений, и Феофил магистрат10 с войском и народом; они вывели святых и сказали:

- Вот ваш епископ Евктимон поклонился нашим богам и принес им жертву; послушайтесь и вы и сделайте то же, что и он; если же не сделаете того, то вас будут судить жрец Лепидон и Евктимон в храме богов.

Отвечал святой Пионий:

- Если епископ Евктимон принес жертву идолам, то его воля, что нам до того! Мы не станем приносить жертв. Судить же нас нужно антипату11, а не Лепидону, и не Евктимону, и не вам; как же это вы, не дожидаясь прибытия антипата, берете на себя его власть?

Пришедшие, излив свою досаду на святых, удалились. Потом они опять вернулись с войском и толпой народа и ложно объявили:

- Антипат прислал приказ вести вас на суд в Ефес12. Пионий ответил:

- Пусть придет посланный, возьмет нас и ведет. Сказал тогда Феофил:

- Что же вы мне не верите? Я князь и мне можно поверить.

И, накинув веревку на шею святому Пионию, приказал воинам вести всех в идольский храм; взяли всех и повели насильно, так как святые не хотели идти к идолам и громко кричали:

- Мы христиане, зачем нам идти к истуканам.

Но воины с силою влекли святых, а Пиония чуть не удушили, таща его за шею на веревке.

Когда их привели на середину площади и были они близ капища, святой Пионий упал на землю, говоря, что он христианин и не хочет входить в кумирницу. Тогда шестеро слуг, напав на него, стали бить его руками и ногами и коленами, ударяя по ребрам; но он не слушал их; тогда взяли его на руки, понесли и бросили в кумирнице пред скверным алтарем, где еще стоял окаянный епископ Евктимон, совершая жертвоприношение идолам. После того Лепидон сказал:

- Почему ты, Пионий, не хочешь принести жертву богам?

Отвечал святой:

- Потому что мы христиане.

- Какого вы чтите бога? - спросил Лепидон.

- Того, - отвечал Пионий, - Который сотворил небо и землю, море и все, что находится в них. Лепидон спросил:

- Кто же был распят? Отвечал святой:

- Тот был распят, Которого Бог Отец послал на спасение миру.

Князья громко засмеялись, а Лепидон начал бранить и укорять блаженного Пиония. Потом надели насильно на святых мучеников венцы, в которых нечестивые обыкновенно совершали жертвоприношения, и заставляли их съесть жертвенного мяса. Они же, разломав венцы, бросили их на землю, топтали их ногами и плевали на жертвоприношения. Нечестивые идолопоклонники подняли крик и отвели опять святых в темницу с бранью и побоями.

Когда святой Пионий входил в двери темницы, то один воин сильно ударил его чем-то по голове и ранил. И тотчас ударивший почувствовал боль в руках, весь был охвачен болезнью, тело его покрылось струпьями и распухло, так что он едва мог дышать.

Потом прибыл антипат Квинтилиан в Смирну и, сев в суде, позвал на допрос одного святого Пиония. Допросив его и увидев, что он не покоряется, он велел его нагого повесить и строгать его тело железными крючьями. Мучили так святого и говорили:

- Что ты спешишь к смерти? Святой же отвечал:

- Спешу не к смерти, а к жизни вечной.

После этого мучения святой был осужден на смерть, и, по обычаю римскому, ему прочли следующий смертный приговор:

- Пиония, который сам признал себя христианином, повелели мы распять и сжечь заживо.

Приведенный на место распятия и сожжения, он сам разделся и, посмотрев на свое тело, весьма обрадовался своей телесной чистоте, затем взглянул на небо и возблагодарил Бога за то, что сохранил его так до конца в чистоте непорочной.

На земле лежало дерево, наподобие креста, на котором он должен был быть распят; он сам лег на это дерево, распростерся и дался воинам пригвоздить его. Когда он был уже пригвожден, ему сказали:

- Послушайся, Пионий, покорись царскому приказу: мы вынем гвозди, врачи вылечат тебя, и ты будешь здоров.

Святой же, помолчав, сказал:

- Хочу заснуть, чтобы лучшим мне встать во всеобщее воскресение.
Пригвоздив Пиония, дерево подняли, поставили прямо, вкопали крепко нижний конец в землю, обложили вокруг дровами и зажгли. Сильное пламя охватило со всех сторон святого, а он, закрыв глаза, молился про себя Богу и не сгорал. Все, видя его с закрытыми глазами, подумали, что он уже умер. А он, спустя довольно времени, когда пламя стало понемногу утихать, совершив свою молитву в тайне своего сердца, открыл глаза.

Народ очень удивился, что он еще жив в таком огне. Потом с веселым видом он произнес "аминь" своей молитве, прибавив: "Господи, прими дух мой", и скончался.

Огонь угас, а тело его оказалось совершенно целым, и даже волосы на его голове не сгорели. Лицо же было светло, сияло божественной благодатью: это был знак радости его святой души, вошедшей в небесную радость и принявшей от десницы Христовой венец.

Это было в царствоване Декия13, в городе Смирне, при антипате Квинтилиане, в пятый день мартовских ид по римскому счету, а по восточному в седьмой месяц (т.е. в марте, седьмом месяце от сентября), одиннадцатого числа, в субботу, в десятом часу дня. Так пишет Метафраст14 о святом Пионии.

О других же святых мучениках, взятых и содержавшихся в темнице вместе со святым Пионием, не написано, в каких мучениях они окончили свой подвиг; однако, несомненно, что они пострадали за Христа и достигли небесной жизни со святым Пионием.

Этот святой пресвитер Пионий написал житие и страдание святого священномученика Поликарпа, епископа Смирнского, а после и сам вместе с ним сподобился царствия Господа нашего Иисуса Христа, царствующего с Отцом и Святым Духом во веки. Аминь.

________________________________________________________________________

1 Декий, император римский, царствовал с 249 по 251 г.

2 641 или 644 г.

3 Гомер - греческий поэт, написавший, по преданию, поэмы: Илиаду и Одисею; неизвестно где он родился, и многие города, между прочим Смирна, приписывали себе честь быть его родиной.

4 Веельфегор или Ваальфегор - сирофиникийское (моавитское) божество, служение которому отличалось безнравственностью.

5 Здесь разумеется волхвование и чародейство с помощью трупов людей.

6 Лидия - провинция в Малой Азии.

7 Сицилия - один из больших островов Средиземного моря - теперь часть Итальянского королевства.

8 Гордиан - римский император, царствовал в 238 г. (всего 36 дней).

9 Т.е. учение Христово (Мф 7:6)

10 Магистрат - важный государственный чиновнику римлян, сосредоточивавший в своих руках военную и юридическую власть.

11 Антипат, или проконсул, правитель края.

12 Ефес - малоазийский город, расположенный на берегу Эгейского моря. В древности славился своим богатством и торговлей.

13 Декий, римский император, царствовал с 249 по 251 г. Мученическая кончина святого Пиония последовала в 250 г.

14 Симеон Метафраст - замечательный византийский общественный деятель и церковный писатель XI в. Из его сочинений особенно замечательны Жития святых Симеон, составляя этот труд, не ограничился одним только собранием древних сказаний, а пересказал, переложил их на разговорный язык Отсюда и его прозвище Метафраст (от metaprxxein - пересказывать).






Перенесение мощей мученика Епимаха

Память 11 марта (по ст.ст.)



Святой мученик Епимах был родом из Египта. Долгое время он жил отшельником на горе Пелусийской. Во время гонений на христиан в Александрии (около 250 года) святой Ефимах, пылая ревностью к истинной вере, пришел в город, разрушил языческих идолов и безбоязненно исповедал Христово учение. За это святой был предан мучениям. Среди людей, видевших его муки, стояла женщина с больным глазом; капля крови мученика исцелила болящую. После жестоких мучений святой был усечен мечом. Памятуют 11 марта -Перенесение мощей мученика Епимаха в Константинополь








Память преподобного Алексия Киевского

Память 11 марта (по ст.ст.)




Преподобный Алексий Голосеевский (в миру – Владимир Иванович Шепелев) родился 14 апреля 1840 года, в первый день Пасхи, в многодетной дворянской семье. Его отец был майором Киевского Арсенала. Человек исключительного чувства долга, он не раз награждался за безпорочную службу и даже удостаивался Высочайшего Императорского благоволения. Еще за девять лет до его рождения архиепископ Воронежский Антоний предсказал его благочестивой матери Марии Каземировне при открытии мощей святителя Митрофана Воронежского:
– У тебя родится сын-калека, но не скорби об этом, он будет Божиим слугой.
И, действительно, Володя родился совершенно немым. Мать сердцем чувствовала в немоте сына особое действие промысла Божия. Она подолгу молилась и стремилась воспитать в сыне христианские чувства и особенно – научить милосердию. Вместе с ним она посещала тюрьмы и раздавала милостыню заключенным. Блаженный Феофил Китаевский (память 28 октября) прикровенно предсказал матери, что ее сын будет монахом и священником.
Немота освободила мальчика от учебы в военной школе и от военной службы. Семье Шепелевых много покровительствовал Киевский митрополит Филарет (Амфитеатров, память 21 декабря). На Пасху 1853 года он благословил матери прийти с немым сыном на вечернюю службу в его домовую церковь. После службы все подходили ко Кресту, который держал Владыка. Святитель Филарет велел мальчику поцеловать еще и свою палицу и громко сказал:– Христос воскресе!

Но мальчик ничего не ответил ни на первое, ни на второе приветствие владыки. Когда же митрополит в третий раз воскликнул: «Христос воскресе!», – Володя неожиданно произнес:– Воистину воскресе!

После этого мальчик был отдан на воспитание в Киево-Печерскую Лавру. Его мать, Мария Каземировна, спустя четыре дня скончалась, и владыка взял все заботы о его воспитании на себя. Благодаря знакомству с профессорами Киевской Духовной Академии и Киевского университета, святитель пригласил для обучения Володи лучших педагогов. Таким образом, мальчик получил прекрасное духовное и светское образование. Он хорошо изучил литературу, церковную и гражданскую историю, был сведущ в медицине, отлично знал Священное Писание, святоотеческие творения и жития святых. Святитель научил своего воспитанника и деятельному милосердию, тайно раздавая вместе с ним милостыню бедным семьям киевлян.

Вторым воспитателем юного Владимира был духовник митрополита Филарета – преподобный Парфений Киевский (память 17 марта). Он обучал отрока молитве и приучал к нестяжательности.
Незадолго до смерти святителя Владимир был записан в число действительных послушников Лавры. Трудился он при типографии. В 1872 году его постригли в монашество с именем Алексий – в честь Алексия, человека Божия. После пострига он нес послушание записчика в Первом Больничном монастыре при Лавре. Здесь его посвятили в сан иеродиакона, а спустя два года – в сан иеромонаха. Вместе с посвящением ему дали и новое послушание, которое он нес до конца своих дней – духовничество.
Кроме этого, преподобный более шести лет нес послушание ризничего Ближних пещер, затем был ризничим и Великой Лаврской церкви. За смирение и чистоту сердца отец Алексий удостаивался от Бога благодатных видений.

Отец Алексий прожил в Лавре более 38 лет, но вынужден был покинуть любимую обитель из-за клеветы и преследований двух неблагодарных женщин, которым он много благотворил. Его перевели на четыре года в Спасо-Преображенскую, а потом и в Голосеевскую пустыни, приписанные к Лавре.

В Голосеево преподобный Алексий прожил 21 год три месяца и 24 дня и, неся послушание духовника и ризничего, окончил свои дни. Духовничество и наблюдение за ризницей батюшка Алексий не оставлял до последнего дня, а от очередного богослужения его освободили из-за болезни за год до смерти.

Именно в Голосеевской пустыни в полной мере наступил расцвет старческой деятельности преподобного. Именно в Голосеево наиболее ярко раскрылись духовные дарования батюшки, которых удостоил его Господь: молитвы и рассуждения, сострадания и совета, прозорливости и мудрости, но более всего – дар утешения страждущих.

Первые годы своего пребывания здесь батюшка Алексий проводил обычно, как и остальные иеромонахи: совершал богослужения, смотрел за порядком в церкви и исповедовал приходящий народ. Одно только отличало его от других – воодушевленное чтение поучений после запричастного стиха. Но со временем мудрые советы старца, вовремя сделанные им предупреждения стали обращать на себя внимание. К батюшке потянулись люди из Киева и Киевской губернии, а также из разных уголков Украины и России. Отец Алексий стал известен в Петрограде и в Москве, и на Урале, и на Кавказе, и в Сибири, и на Дону.

К нему шли в любое время года, и в любую погоду, а в первой трети ХХ века это был подвиг, особенно в ненастную погоду, потому что хорошей дороги из Киева в Голосеево не было. Но особенно много людей спешило в пустынь летом.

После исповеди у отца Алексия или беседы с ним люди перерождались, становились радостными и умиротворенными, обретали смысл жизни. Обласканные батюшкой, они прославляли его по всем городам и весям. Среди духовных чад преподобного были Киевские митрополиты и наместники монастырей, монашествующие и миряне, дворяне и интеллигенты, студенты и крестьяне, – и для всех батюшка Алексий стал родным отцом и утешителем.
Для исповеди и предсмертной беседы батюшку Алексия вызывал в Чернигов и Архиепископ Черниговский Антоний (Соколов) и на руках смиренного Голосеевского духовника предал дух свой в руки Божии.
9 (22) сентября 1896 года состоялось открытие мощей и прославление святителя Феодосия Черниговского. Голосеевский духовник был приглашен для участия в торжествах как человек, опытный в обращении с мощами. При переоблачении мощей святителя Феодосия батюшка Алексий удостоился видения угодника Божия, который заповедал ему поминать своих родителей. Когда же старец возразил: «Святитель! Ты же сам прославлен!», святой Феодосий ответил: «Поминай на проскомидии, она выше моей молитвы!»
И батюшка Алексий поминал, он вообще очень многих поминал: проскомидию он совершал несколько часов, чтобы иметь возможность вынуть частички за всех своих духовных чад, благодетелей и за тех людей, которые усердно просили его святых молитв. Старец более всего отдавал предпочтение именно молитве, а не советам или общению, хотя и его советы были благодатны, и общение с батюшкой благотворно действовало на каждого человека.

Господь удостоил Своего угодника дара прозорливости. По милости Божией батюшке Алексию было открыто прошлое, настоящее и будущее приходящих к нему. И советы каждому старец давал, зная волю Божию об этом человеке. Если же советы батюшки не воспринимались, он не противоречил посетителю и даже благословлял его на какое-либо ненужное предприятие, но сам втайне молился Богу о вразумлении непослушного. И происходило так, что или обстоятельства складывались неблагоприятно, или по молитвам старца изменялось намерение человека.
Подвиги преподобного были скрыты от постороннего взора: все видели только внешнюю сторону его жизни. Келлия его была скромна и бедна. Несколько икон, аналой, столик, на котором лежало Евангелие больших размеров, этажерки для книг, скромный диванчик для приема гостей, кровать с постоянно поднятым матрацем, несколько простых тумбочек и умывальник. Келейника не было, старец сам носил дрова, и топил печь, и ставил самовар, и подметал комнаты. Лишь за несколько лет до смерти, когда отец Алексий начал ослабевать, ему стал прислуживать монах, будущий старец-духовник и новомученик Азария (Надточенко, †1938), о котором мы расскажем позже, и мальчик из соседнего села.
Пища преподобного была скудной: питался он в основном трапезным борщом с хлебом и теплым чаем.

Преподобный Алексий принимал людей даже будучи больным. Он говорил:
– Я бы мог уйти от этой суеты в богадельню и там совершенно успокоиться, но не могу я бросить страждущих, приходящих ко мне за помощью.

Каждого он встречал с радостью и любовью, каждому говорил «Мое сокровище». Отец Алексий охотно помогал и милостыней, и советом, но большее значение предавал молитве.

Воспитанник Киевского митрополита Филарета (Амфитеатрова), батюшка Алексий стал духовным отцом Киевских владык. Но не только: со временем и некоторые из духовных чад и почитателей старца достигли епископского сана.

Высокопреосвященный Иоанникий, митрополит Киевский и Галицкий, умер в Голосеевской пустыни на руках своего духовного отца, а владыка Флавиан (Городецкий, †1915; занимал Киевскую митрополичью кафедру с 1903 по 1915 годы) вызывал батюшку Алексия в Лавру за два дня до своей смерти. Он неоднократно хотел чем-нибудь почтить скромного старца-иеромонаха, но батюшка Алексий оказывал непослушание своему сановному духовному сыну и отказывался от всех повышений по сану и от наград. Только двух земных наград не смог избежать смиренный Голосеевский старец: в 1905 году ему был вручен орден святой Анны III степени, а спустя несколько лет – палица. Батюшка Алексий был единственным иеромонахом в Киевской епархии, а может быть, и за ее пределами, который имел такую награду. Обычно палицей награждались только игумены.

Батюшка исповедовал своего митрополита Флавиана и прочел над ним отходную. Прощаясь с батюшкой, владыка сказал: «Ненадолго расстанемся, скоро опять увидимся». Старец воспринял эти слова как извещение Божие и о своей скорой кончине и стал к ней усиленно готовиться.
Под влиянием батюшки приняли монашество выпускник Киевской Духовной академии Александр Готовцев (в монашестве – Алексий), который со временем удостоился и епископского сана и скончался мученически во время гонений на Церковь 1930-х годов, и Алексий Голубев (в монашестве – Ермоген), сын профессора Степана Голубева, составившего непревзойденный труд «Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники». Будучи в сане архимандрита, отец Ермоген стал наместником Киево-Печерской Лавры в то время, когда она и ее пустыни оказались под угрозой закрытия безбожниками. В суровые 20-30-е годы ХХ века архимандрит Ермоген сумел сплотить вокруг себя братию для служения Богу и людям в неимоверно тяжелых условиях. Исповедничество стало главным подвигом его жизни. Скончался в сане архиепископа и похоронен на кладбище Китаевской пустыни.

Для бесед со старцем в Голосеевскую пустынь приезжал и Архиепископ Димитрий (в схиме – Антоний, Абашидзе, †1942), а также священномученик Пимен (Белоликов, †1918), епископ Верненский. Владыка Пимен был духовным чадом митрополита Флавиана. Еще будучи мирянином, он приезжал в Голосеево, где владыка Флавиан проводил едва ли не большую часть года.

Почитателем батюшки Алексия был и епископ Вячеслав (Шкурко, †1937), принявший мученическую кончину за Христа от рук безбожников. По мнению исследователей И. Александрова и Л. Рылковой, именно владыка Вячеслав был автором первого жития старца. По второй версии первые жизнеописания Голосеевского старца были написаны им совместно с епископом Алексием (Готовцевым). Оба владыки начинали монашескую жизнь в стенах Киево-Печерской Лавры, оба хорошо знали Голосеевского старца. Житие батюшки Алексия они составляли, будучи в сане иеромонаха.

С просьбой о молитвах обращался к голосеевскому старцу и будущий священномученик Митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). Мученическую смерть за Христа он принял через 10 месяцев после праведной кончины старца. Тело страдальца-митрополита обнаружил духовный сын преподобного Алексия – Архимандрит Анфим (Еленецкий), который в то время нес послушание казначея Лавры. Во время гонений на Церковь отец Анфим стал исповедником Христовым и претерпел заключение за веру.

В начале 1916 года батюшка Алексий стал серьезно болеть: плохо работало сердце, распухли ноги. Его освободили от очередного Богослужения, которое он нес до того времени в течение 43 лет. Духовные чада старались, как могли, чтобы облегчить страдания дорогого батюшки. Но батюшка мало полагался на медицинские средства и человеческую помощь, а более уповал на помощь Божию.

Старец предупреждал своих духовных чад, что страшное их ждет время, что много прольется христианской крови, что много изменников окружают Царя, призывал всех: «Молитесь, молитесь!». Батюшка часто говорил и о своей близкой смерти, но его духовные чада в это верили мало, поскольку отец Алексий нередко говорил о смерти и о достойной подготовке к ней.

За восемь дней до кончины батюшка исповедался у своего духовника иеромонаха Китаевской пустыни Иринея. За день до кончины и в день смерти старец раздал духовным детям – монашествующим и мирянам – свое скудное имущество. Вечером 11/24 марта 1917 года батюшка подготовился к священнослужению и собирался служить, но крайне изнемог. Из церкви его вынесли на руках и отнесли в келлию, где тихо и мирно он предал дух свой в руки Божии. Это был девятый день после отречения от престола Царя Николая Второго.

Батюшку сразу облачили и после совершения первой панихиды, перенесли его тело из келлии в Покровскую церковь. Скитоначальник игумен Геннадий (в схиме – Гавриил, Нездолий, управлял пустынью с 1913 по 1917 годы) отправил в Лавру сообщение о смерти старца, прося распоряжения о погребении.

Отпевание и погребение любимого Голосеевского старца состоялось 13/26 марта. Церковь была полна молящимися. Плакали все: священнослужители, монахи, миряне, взрослые, дети. Отпевание совершал духовный сын преподобного – Архимандрит Анфим, скитоначальник Спасо-Преображенской пустыни, впоследствии казначей Лавры. Его первые слова: «Потеряли мы, братия и сестры, дорогого своего наставника и незаменимого руководителя в жизни отца Алексия» вызвали в храме безутешные рыдания. Так, со слезами и совершилось отпевание Голосеевского старца.
Погребли батюшку у восточной стены Голосеевского храма в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». С первых дней его могилка стала почитаться верующими людьми. Здесь всегда теплилась лампадка, служились панихиды, молились люди. Несмотря ни на какие условия жизни. И во время революций, и во время войны, и во время гонений на Церковь и верующих, к батюшке Алексею всегда шли люди за помощью и утешением. В безбожное время Голосеевская пустынь была упразднена и пришла в запустение, а могилка старца уцелела и в суровые годы гонений на Церковь напоминала людям о вечной, неиссякаемой любви во Христе.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites