О любви к Богу и к людям


Некий законник спросил у Иисуса Христа: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Спаситель ответил: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 36-39).

Один странник, обходя святые места, услышал, что в пустыне, в скиту, обитает схимник высокой духовной жизни; он решил посетить его и исповедоваться у него. Схимник принял его с любовью и попросил написать исповедь на бумаге. Несколько дней странник пробыл в скиту, принося пред Богом покаяние, свои грехи он записал и отдал старцу. Тот внимательно прочел исповедь, а затем сказал: «Ты, брат, написал здесь много лишнего, а о самом главном даже и не вспомнил». Затем он продолжал: «Ты исповедуешь одни и те же грехи, а ведь Господь уже простил их тебе — ты не доверяешь Таинству Исповеди и свои грехи говоришь вновь и вновь. Разве ты не веришь, что Кровь Христа, пролитая за тебя, уже смыла твои грехи? Достаточно исповедовать их один раз. Кроме того, ты пишешь о многих обстоятельствах, не имеющих никакого отношения к твоим грехам. Ты подробно рассказываешь о мысленных грехах — этого не надо делать: разбирая их, ты можешь опять осквернить свою душу воспоминаниями. Ты указываешь в своей исповеди других лиц: не надо в исповеди называть никаких имен — говори только о себе самом. И наконец, ты не сказал о самом главном, что ты не любишь Господа, что ты не любишь людей».

Странник возразил: «Отец, как мне не любить Господа?! Ведь я ради Него оставил все и странствую как нищий! Как мне не верить Евангелию, Его святым словам — кому же еще на земле верить мне? Как мне не любить людей?! Ведь их милостью я живу — каждый, кто подает мне копейку или кусок хлеба, спасает меня от голодной смерти, он — мой благодетель. Чем мне гордиться перед ними, когда я не имею ничего, кроме этих лохмотьев?» Схимник отвечал на это: «Брат, ты еще не познал внутреннюю духовную жизнь, поэтому ты не знаешь хорошо своего сердца, и совершенно не понял того, о чем я тебе говорю, — вот прочитай исповедь, которую принес мне недавно мой духовный сын». Он дал ему листки с исповедью, и странник стал читать вслух: «Внимательно изучая свою жизнь, я понял, что совершенно не люблю Бога: кого я люблю, того ношу в моем сердце, имя его вспоминать для меня сладостно; кого я люблю, о том всегда помню и размышляю. А много ли я думаю о Боге? Большая часть мыслей моих — о временном, суетном и греховном. Из двадцати четырех часов в сутки едва ли один я посвящаю размышлениям о промысле Божием.

Когда я думаю о Боге, то думаю как-то неохотно и с принуждением, а если в это время подойдут ко мне с рассказом о каких-нибудь новостях, то я жадно впитываю каждое слово. Когда я читаю Святое Евангелие или книги Отцов, то тут же забываю все написанное, а новости и сплетни я помню долгие годы; значит — я не люблю Бога.

Кого я люблю, с тем я охотно беседую, — время пролетает, кажется, незаметно, а на молитву я становлюсь с трудом, с усилием — и несколько минут молитвы кажутся мне долгими годами. Я хочу скорее бросить молитву и заняться своими обыденными делами. Я даже ищу предлог для того, чтобы скорее окончить молитву. Поэтому я вижу, что не люблю Бога, иначе желал бы всегда беседовать с Ним и размышлять о Нем.

Кого я люблю, с тем хочу встречаться, но как я иду в храм? Холодно, с неохотой, не чувствуя присутствия Божия в Церкви. Значит — я не люблю Господа. Во время самой молитвы я помышляю не о Боге, а о постороннем, и иногда, закончив молитву, даже не понимаю — утренние или вечерние молитвы я читал — даже время молитвы не было посвящено Богу.

Если мы кого любим, то желания и волю его исполняем охотно, Сам Господь сказал: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. Если бы я любил Бога, то выучил бы наизусть все заповеди Его и старался исполнять их. А если меня сейчас спросить, каковы эти заповеди, то я их даже не смогу перечислить. Поэтому я вижу, что не люблю Бога. Когда передо мной возникает выбор, поступить по воле Божией или по воле своего сладострастного сердца, то чаще всего я поступаю по влечению своих собственных страстей — значит, я не люблю Бога.


Что касается любви к людям, то, всматриваясь в себя и свою жизнь, я понял, что не люблю никого, кроме самого себя. Когда мы любим человека, то видим в нем только лишь доброе, а я вижу в людях одно худое, вижу их грехи. В одном себе нахожу я достоинства и добродетель. Значит — я не люблю людей. Кого мы любим, поступки тех оправдываем, а я, напротив, осуждаю всех окружающих меня как недостойных. Значит — я не люблю людей. Кого мы любим, того охотно прощаем, а я помню обиды долго, может, даже всю жизнь. Значит — во мне нет никакой любви.

Сказано в Священном Писании: Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими (Рим. 12, 15), — но, внимая своему сердцу, я вижу, что благополучие и счастье людей меня вовсе не радует, я равнодушен к ним. Но вижу и еще нечто более страшное в себе: чужое счастье огорчает меня. И напротив, когда с людьми случается несчастье, то я, внешне сочувствуя им, внутренне злорадствую. Поэтому я понял, что не люблю людей, во мне нет ничего святого!

Вера моя — только внешняя. Если бы я верил Евангелию, то трепетал бы при мысли об аде, стремился бы получить Царствие Небесное, однако воспоминание о смерти и о будущей жизни не трогает моего каменного сердца. Я вижу, как вокруг меня умирают люди, но сам живу так, словно вечно буду здесь, на земле. Значит — я неверующий, значит — я не боюсь Бога. Даже темные духи, духи ада, ненавидящие Господа, по слову Писания, трепещут Его, но у меня нет и этого страха, который дан диаволу: я не трепещу угроз Божиих, с которыми Он обращается к миру и ко мне через пророков, — я совершенно бесчувственен.

Я считаю себя верующим, а живу так, как будто нет Бога. Даже более того, когда я жажду греха и совесть обличает меня, то я стараюсь убить, заглушить свою совесть; мне кажется, что лучше бы для меня было, если бы Бога совсем не существовало, значит — в сердце своем я богоубийца, я не верю в Бога и не люблю Его. Я стою на богослужении и в те священные минуты, когда Дух Святой осеняет молящихся в храме, даже в это страшное для самих Ангелов время я занят порочными, грязными помыслами и воспоминаниями; находясь в храме Божием, сердце свое превращаю в свиной хлев. Это значит, что я не люблю Бога. Это значит, что я не верю ни во что святое.

Я преисполнен гордыни: всех людей в сердце своем я считаю ниже себя, а себя — неким избранником. Я превратил себя в какой-то кумир, которому только лишь и поклоняюсь. Если я читаю Святое Писание и творения святых Отцов, то не для того, чтобы исполнять их, а для того, чтобы прослыть мудрым перед верующими, пересказывая им Священные Книги. А если я встречаюсь с людьми мирскими, то, напротив, боюсь даже показать себя христианином, чтобы они не осмеяли меня и не назвали фанатиком. Перед мирскими людьми я стесняюсь даже осенять себя знамением креста, которым был спасен человеческий род. Поэтому я считаю себя человеком, не любящим Бога, ненавидящим людей, не верящим ни во что святое и исполненным сатанинской гордыни».

Ужаснулся странник и сказал: «Отец, действительно, я исповедовался в своих грехах, но этих грехов я не увидел в сердце своем. Что мне делать для того, чтобы возлюбить Господа?» Схимник ответил: «Всю жизнь я тружусь над тем, чтобы возлюбить Бога. Труд этот — то, что принадлежит нам, но сама любовь — дар Божией благодати. Однако я могу дать тебе несколько советов. Ты знаешь, что такое увеличительное стекло? Это стекло имеет такую особенность: если собрать в него солнечные лучи и направить этот сконцентрированный свет на дерево, то оно постепенно разогреется и воспламенится. Ты же собери, подобно рассеянным лучам, ум свой в глубине сердца, держи в сердце своем имя Иисуса Христа, затем размышляй о благодеяниях Божиих, о том, что ты находишься под потоком милости Божией, что каждый день жизни твоей — это дар Божий тебе. Так ты начнешь испытывать благодарность к Богу, а от благодарности рождается любовь. Затем каждый день читай Святое Евангелие, читай для того, чтобы исполнить его. Каждый вечер думай о том, как поступал сегодня, какой грех совершил, какую заповедь исполнил. Чтобы возлюбить людей, не осуждай никогда никого, а старайся помнить, что у каждого есть свои скрытые добродетели и говори: „Кто бы ни был этот человек, но он лучше меня“. Врагам своим подавай тайную милостыню и всегда молись: „Господи, дай мне возлюбить Тебя с такой силой, с какой прежде я любил грех!“».

Христиане мы постольку, поскольку имеем в сердце духовную любовь. Заповеди о любви к Богу и к людям — это крылья, которые поднимают человека ввысь. Если же в человеке нет любви, то он похож на жалкого червяка, который беспомощно ползает по земле и не может подняться из праха и тлена.

В молитве св. Иоанна Златоуста, которую мы читаем каждый вечер, есть слова, есть прошение о даровании нам любви. Но не только вечером, а всегда мы должны просить Господа: «Господи, дай мне благодать возлюбить Тебя; Господи, дай мне силы исполнить волю Твою; Господи, дай мне мужество отречься от своей гордыни!»

Архимандрит Рафаил (Карелин)


Главная заповедь Иисуса Христа любовь к Богу и ближнему


Возлюбленный брат! Ищи раскрыть в себе духовную любовь к ближним: войдя в нее, войдешь в любовь к Богу, во врата воскресения, во врата царства небесного. .

Святитель Игнатий Брянчанинов

http://www.iona.kiev.ua/publishing/il/article/113/

Комментарии (15)

Всего: 15 комментариев
#1 | Лидия Новикова »» | 16.03.2012 20:45
  
5

Слово Старца Архимандрит Иоанн Крестьянкин Письмо воспитателю о любви к Богу и ближним


Полюбите Любовь и живы будете Воскресшим в страдании Любви Спасителем!

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)


О любви к Богу и ближним


Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня.
И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее (Мф 10,37-39)
  
#2 | Андрей Рыбак »» | 17.03.2012 07:57
  
5
Слава Богу!
#3 | Лидия Новикова »» | 17.03.2012 10:45 | ответ на: #2 ( Андрей Рыбак ) »»
  
6
Слава Богу!



Любовь (Афонские беседы)

О любви к Богу и к ближнему


Господь наш Иисус Христос на вопрос одного законоучителя, какая заповедь есть самая главная в Законе Божием, отвечал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Из этих слов Спасителя видно, что тот, кто исполнит заповедь о любви, то есть научится любить Бога и ближнего, тот исполнит весь Закон Божий. Поэтому все хотящие угодить Богу должны постоянно задавать себе вопрос: исполняю ли я эти две главнейшие заповеди — то есть люблю ли я Бога и люблю ли я ближних?

Как определить, любим ли мы Бога? Святые отцы указывают признаки такой любви. Если мы кого-то любим, говорит преподобный Силуан Афонский, то хочется о том думать, о том говорить, с тем быть. Если, например, девушка влюбилась в какого-то юношу, то она непрерывно о нем думает, и все ее мысли бывают им заняты, так что даже во время работы, учебы, еды или сна она не может его забыть. Попробуем применить это к себе: вот мы, христиане, которые должны любить Бога всем сердцем, всей душой и всеми силами, — часто ли мы вспоминаем о Боге? Думаем ли мы о Нем во время работы, еды или сна? Увы, ответ на этот вопрос будет неутешительный — о Боге мы вспоминаем не особенно часто, или даже, можно сказать, редко. Наши мысли почти всегда бывают заняты чем угодно, только не Богом. Ум наш прилепился к земле, к земным заботам, земной суете. Даже когда мы молимся или присутствуем на богослужении, ум наш часто бродит неизвестно где, — по распутьям мира сего, так что присутствуем мы в храме только телом, тогда как наша душа, и ум, и сердце пребывают где-то далеко за его пределами. И если дело обстоит так, то это верный признак, что мало мы любим Бога.

Как еще проверить, исполняем ли мы первую заповедь, то есть любим ли мы Бога? Для этого нужно обратить внимание на то, как мы исполняем вторую заповедь — о любви к ближнему. Дело в том, что эти заповеди неразрывно связаны между собой, и невозможно исполнить первую без соблюдения второй. Если кто говорит: «Я люблю Бога», но при этом не любит ближнего, то такой человек, по слову апостола, является лжецом. Вот и мы, если думаем, что любим Бога, но при этом не любим ближнего, то есть ссоримся, не прощаем обид, имеем неприязнь, то обманываем самих себя, ибо любить Бога, не любя ближнего, невозможно.

Следует также внести ясность в вопрос о том, кто является нашим ближним. Конечно, в широком смысле наши ближние — это вообще все люди, без исключения. Однако в более узком и важном для нас смысле ближние — это те, кто к нам постоянно близок, кто нас каждодневно окружает: члены нашей семьи, ближайшие родственники, друзья и сослуживцы на работе. На первом месте, конечно, следует поставить наших домашних. Именно их нам в первую очередь нужно учиться любить, как самих себя. Покажи свою любовь прежде всего в своем доме и в своей семье, говорят святые отцы.

Есть люди, которые громко заявляют о своей любви к человеку и человечеству, но при этом находятся в состоянии непонимания, неприязни, а то и открытой вражды с ближайшими родственниками. Такое состояние, конечно же, является самообманом, при котором желаемое принимается за действительное. Ведь прежде чем говорить о любви к человечеству, нужно научиться любить ближайших к нам людей — родственников, друзей, соседей и сослуживцев. И это непременно нужно научиться делать, иначе не исполним мы второй из двух главнейших заповедей, а если не исполним второй, то не исполним и первой, ибо невозможно любить Бога без того, чтобы любить ближнего.

Итак, прежде всего мы должны учиться любить своих ближних, как бы трудно нам это ни казалось. И подчас это, действительно, бывает очень трудно, ибо наши ближние далеко не всегда бывают ангелами. Многие, например, могут сказать: соседи хотят сжить меня со света — как могу я их любить? Или: начальник на работе меня съедает, постоянно ко всему придирается — как я могу его любить? Или даже и про домашних многие скажут: у меня муж пьяница, и житья от него нет… дочь хочет от меня избавиться, отправить в дом престарелых… я воспитываю внука-наркомана, и никакого сладу с ним нет. Возможно ли нам любить таких людей?

Однако, если мы хотим быть истинными христианами, если хотим подражать Христу и святым, мы должны научиться любить этих людей. Конечно, это трудно. Но ведь христианство и не является какой-нибудь легкой, простой и удобной вещью. Христианство требует подвига. Шутка ли сказать: ведь путь христианина делает человека сыном Божиим, обладателем Его неизреченных благ, бессмертным небожителем, наследником вечной славы святых. Ведь это совсем не малое дело. В книге Апокалипсис Господь обещает посадить истинных христиан на Своем престоле рядом с Собой. Подумаем только: сесть рядом с Богом на Его престоле — разве это малое дело? Разве не превосходит это по своему величию все, что можно себе представить? А если столь велика награда, обещанная Небесным Отцом, то стоит ли удивляться, что и заповеди Его нам не всегда бывает легко исполнять? Ведь и в обычной земной жизни победа не дается без труда, без упорной борьбы, без крайнего напряжения сил.

Господь, давший заповедь о любви к ближним, конечно, знает, что эти ближние бывают разные, что нередко они нас не любят и относятся к нам плохо, а иногда и откровенно враждебно. И потому Господь как бы подкрепляет заповедь о любви тем, что заповедует любить и относящихся к нам враждебно, любить врагов. Он говорит: если вы любите только тех, кто вас любит и хорошо к вам относится, — то какая вам награда? За что вас тогда награждать — ведь и язычники, и чуждые истинной веры любящих их любят.

Легко любить тех людей из круга наших знакомых, которые богаты, сильны, вежливы, остроумны и хорошо к нам расположены. Легко это потому, что общение с ними приятно и доставляет удовольствие, а часто и какие-нибудь практические выгоды. Но такая любовь, если посмотреть глубоко, является любовью ненастоящей, неискренней и неистинной, ибо настоящая любовь всегда бескорыстна, она, по слову апостола, не ищет своего и любит не за какие-то приятные и выгодные качества, но бескорыстно — когда таких качеств нет и даже есть качества противоположные. Только такая любовь является христианской и истинной, только она является признаком того, что мы идем по пути Христа. Так любит Бог — ведь Он любит нас не за какие-то великие достоинства и добродетели, которых нет, и не за выгоды, которые мы Ему доставляем, ибо что мы можем Ему дать? — а любит нас такими, какие есть — падших, непотребных и грешных. Такая любовь есть любовь совершенная, и она есть удел и признак совершенных.

К такому совершенству Господь призывает и нас: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный, говорит Он. И еще: будьте святы, потому что Я свят. По словам преподобного Силуана, главным признаком истинности пути для христианина является его любовь к врагам, — к тем людям, которые его не любят, ему досаждают, от которых он страдает. И нередко такими людьми являются наши близкие родственники. Ведь если от мужа-пьяницы нет житья, или распутная дочь выгоняет из дома, или внук-наркоман распродал все вещи, то это как раз и есть те люди, на которых распространяется заповедь о любви к врагам. Ибо в некотором смысле можно говорить, что своим поведением они стали больше похожи на врагов, чем на родственников. И вот в силу этой заповеди мы должны их любить, — если хотим быть истинными христианами и достичь совершенства. Да, эти родственники ведут себя, как враги, но ведь мы получили заповедь любить не только родственников, но и врагов, и быть совершенными, как совершен наш Небесный Отец. Христос молился на Кресте за Своих распинателей, а потому даже если наши ближние начнут нас распинать, то и тогда, подражая Христу, мы должны их любить и за них молиться.

Конечно, это нелегко, и такое испытание является поистине огненным испытанием нашей веры, терпения и христианской любви. Человеку своими силами невозможно это исполнить, но Богу все возможно, и если мы, несмотря ни на что, будем стараться любить этих близких нам людей, терпеливо переносить причиняемые ими скорби, если будем понуждать себя молиться за них, жалеть и относиться к ним по-доброму, то явимся подражателями Самого Господа Бога в Его совершенствах, и Господь тогда, видя нашу борьбу и терпение, Сам поможет нам в несении креста и уже в этой жизни даст Свою Благодать и духовные дары. Что же касается награды в Будущем веке, то она будет настолько велика, что мы совершенно не вспомним о тех скорбях, которые претерпели на земле от людей, а если вспомним, то будем благодарить за них Бога, ибо увидим, что именно за наше терпение сподобились мы вечной славы на небесах.

Конечно, примеры, о которых идет речь, являются крайними, однако даже и в таких случаях мы должны любить тех, кто причиняет нам много горя. Тем более мы должны любить и всех остальных людей. Ведь очень часто мы не умеем любить даже и тех из наших ближних, которые ничего плохого нам не сделали. Мы и к ним относимся с неприязнью, не любим их, осуждаем и злословим. И таким поведением мы, несомненно, служим бесам и уподобляемся им. Святой Силуан прямо говорит, что если ты зло думаешь о людях или относишься к кому-нибудь с неприязнью, то это означает, что злой дух живет в тебе, и если ты не покаешься и не исправишься, то после смерти пойдешь туда, где пребывают злые духи, то есть в ад.

И нужно сказать, что такая опасность угрожает некоторым из нас, людям как будто бы церковным, исповедующимся и причащающимся. Представьте себе, братия и сестры, какой будет кошмар, и ужас, и позор, если мы, люди крещеные, посещающие храм, знающие заповеди Божии, — одним словом, имеющие все, что нужно для спасения, — если мы при этом попадем в ад! Ведь те, кто там находятся, — атеисты, богоборцы, сатанисты, развратники, злодеи, — будут над нами смеяться, они скажут: ну ладно, мы-то ничего не знали, в храм не ходили, Евангелие не читали, жили без Бога и без Церкви, — потому и попали сюда, а вы-то что же? Как же вы-то здесь оказались? Ведь вам было все дано, чтобы исполнить в своей жизни волю Божию, а вы, несмотря на это, попали в ад?..

Священное Писание открывает людям, что Бог, Творец вселенной, есть любовь. И нас оно призывает к тому, чтобы мы уподобились Богу нашему, стали похожими на Него. Раз Бог есть любовь, то и мы, если хотим прийти к Нему, должны научиться любить. Христианское совершенство — это любовь, любовь бескорыстная, — не за что-то доброе, что нам делают люди, а любовь ко всем, даже к врагам. Преподобный Исаак Сирский говорит, что достигших христианского совершенства признак такой: если и десятикратно в день они будут преданы на сожжение за любовь к людям, то не удовлетворяются этим и не успокаиваются, но хотели бы еще сто или тысячу раз быть сожженными ради любви. В качестве примера Святой Исаак указывал на авву Агафона, который, увидев однажды прокаженного, сказал, что желал бы взять себе его разлагающееся тело, а свое отдать ему. И не нужно думать, что этот прокаженный был идеальным каким-нибудь страдающим лебедем. Нет, скорее всего, это был обычный бродяга, может быть, и очень грешный, может быть, пьяница или вор — и вот такому человеку авва Агафон хотел отдать свое святое тело! И несомненно, отдал бы, если бы только мог.

Такая любовь и является христианским совершенством, такой любовью любит Бог, Творец вселенной. Путем такой любви прошел в нашем мире Христос — ведь именно это Он сделал с падшим и растленным родом человеческим: соединился с его природой, взял Себе его прокаженное смертью тело, а ему, падшему и грешному, отдал Себя — Свою природу, Свое Божество, Свою славу и бессмертие. И мы, христиане, должны подражать в этом Христу, должны учиться у Него совершенной Божественной любви, стремиться к ней, достигать ее. «Достигайте любви», — говорит святой апостол Павел. И не будем смущаться от того, что идеал этот кажется нам бесконечно далеким, что мы не ощущаем в себе такой любви и не имеем сил для нее. Господь не дал бы нам заповеди о любви, если бы ее невозможно было исполнить. Да, наш эгоизм, наша гордость, наша неспособность и нежелание любить, наша постоянная и глубокая склонность к неприязни — все это, как неподъемные горы, тяготит нас, и часто кажется, что никакими силами невозможно сдвинуть эти горы из души. Однако нужно помнить, что именно к нам обращены слова Христа о том, что невозможное человекам возможно Богу. И потому не обленимся, братия и сестры, но будем стараться пусть и в малую меру, но все же делать дела любви, будем стремиться к ней, будем, по слову старца Паисия Афонского, пытаться сдвинуть из души горы страстей, мешающих нам любить, — сколь бы огромными они ни казались. И тогда, видя наши усилия и веру, Господь Сам сдвинет их, а на их месте зажжет пламя совершенной любви, которая делает человека новым творением, освящает, возводит на небо и уподобляет Самому Господу Богу, ибо Бог, наш Небесный Отец, есть любовь. Аминь.



О любви к Богу и ближнему



#4 | Лидия Новикова »» | 18.03.2012 09:56
  
7
Красивые высказывания о Любви монаха Симеона Афонского

Самая великая Любовь – не отрывать внимания от Бога, который обитает в нашем сердце.Научиться любить Бога и ближних – значит, научиться отвергать все привязанности, ибо истинная Любовь не живет в привязанностях... Любовь может жить только в Свободе. Если хочешь полюбить Бога – не забудь о людях и узнаешь, как любить Бога. Если хочешь полюбить людей – забудь о самом себе и Бог научит тебя, как любить людей. В Любви нет и не может быть никакой усталости, ибо истинная любовь никогда не устает.

Симеон Афонский


Суть Любви: Чистое сердце – это Любовь, не имеющая границ.

Любить – самый высший подвиг, а ненавидеть – самое большое преступление.

Всегда действуй только в Любви, из Любви и Любовью.

Пока не растопчешь самого себя, не научишься любить Бога и людей

Любовь может быть только Правдой, а Правда – это всегда Любовь.

Любовь избегает тщеславных и гордых. Она любит добрых и смиренных.

Самое страшное – иметь привязанности и совсем не уметь любить.

Ревность хочет только владеть. А Любовь хочет только отдавать, ибо в любви нет и не может быть ревности.

Самое страшное в жизни – это утратить Любовь.

Любовь требует постоянных и целенаправленных усилий, а не одноразовых.

Только чувствительное и страдающее сердце может вместить Любовь.

Только чувствительное сердце добровольно обрекает себя на предельные страдания ради Любви.

Любовь не терпит никакого принуждения; через насилие и принуждение – не достигнешь Любви.

Любовью невозможно править и невозможно Ее подчинить себе.

Любовь должна победить на земле. А если не победит, то Ее поражение все равно станет победой.

Предельная Любовь – отдать свою жизнь всему, что существует. Предельная ненависть – уничтожить себя и других.

Если Вера, Надежда и Любовь останутся для нас только красивыми словами, духовной жизни не получится.

Настоящая Любовь и настоящая дружба – одно и то же.

Одна только Любовь учит прощать: «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный» (Мф. 6: 14).

Монах Симеон Афонский
#5 | Лидия Новикова »» | 18.03.2012 18:19
  
7


О любви

1. Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий.

2. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто.

3. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

4. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,

5. не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,

6. не радуется неправде, а сорадуется истине;

7. все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

8. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

(1 Кор.13.1-8)


О плодах любви

Увидим же плоды любви, да познаем, как дерево от плодов, любовь же от дел ее. Любовь от дел, а не от слов познается. Возлюбленные христиане! если бы мы имели истинную любовь, то отняла бы она от нас всякое неблагополучие, и ввела бы всякое благополучие: были бы наши города, села, деревни и дома рая место, радости и сладости исполненные. Любовь без того не бывает. Если бы в людях была любовь, не боялись бы мы разбоя, убийства, насилия, ограбления, «ибо любовь искреннему зла не творит» (Рим.13.10). Если бы любовь была, не было бы хищения, воровства, и прочего зла: «любы искреннему зла не творит». Если бы любовь была, не касались бы человека лож искреннего своего: «любовь искреннему зла не творит». Если бы любовь была, не терпели бы люди клеветы, укоренья, поношения, ругани, бесчестия, и прочего зла: «любы искреннему зла не творит». Если бы любовь была, не обманывали бы нас люди, не прельщали и не лгали бы нам: «любы искреннему зла не творит». Если бы любовь была, не нужны бы были нам судебные места: ибо не было бы чего и за что судить и осуждать, так как не было бы злодеев и законопреступников. Суды ради законопреступления установлены. Истинный любитель от суда свободен, как и от греха. (Свят. Тихон (Задонский) творения т. 5 с.231-232)

Если бы любовь была, не потребны бы были нам сторожи, замки и клети, ради хранения имений наших, ибо не опасались бы воров и хищников. Если бы любовь была, не сидели бы в темницах люди за долги, оброки и недоимки: любовь бы их до того не допустила, ибо «любы милосердствует»(1 Кор.13.4)... Если бы любовь была, не скитались бы люди без домов: любовь бы их до того не допустила, но дала бы им место упокоения: ибо «любы милосердствуют».

Если бы любовь была, не было бы нищих и убогих: любовь бы богатых дополнила их недостатки. Если бы любовь была, не жалились бы власти на подвластных, и подвластные на властей, так как власти созидали бы общество, а подвластные слушались бы их. Ради этой причины не жаловались бы пастыри на людей, люди на пастырей, господа на рабов и крестьян, а рабы и крестьяне на господ, родители на детей, и дети на родителей, и прочее. Если бы любовь была в нас, то была бы она нам вместо крепкой стены против… наших неприятелей и всех видимых и невидимых врагов наших. Ибо где любовь, там Сам Бог, помощник и заступник любви. (Свят. Тихон (Задонский) творения т. 5 с. 230).

Из симфонии по творениям святителя Тихона (Задонского)

схиархимандрита Иоанна (Маслова) с. 480,481

Нет больше той любви…

Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви. Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам. Сие заповедаю вам, да любите друг друга (Ин.14.10-17).


Любите врагов ваших.

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф.5.38-43).



О любви

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

О любви к Богу

Люби Бога так, как он заповедал любить Его, а не так, как думают любить Его самообольщенные мечтатели.
Не сочиняй себе восторгов, не приводи в движение своих нервов, не разгорячай себя пламенем вещественным, пламенем крови твоей. Жертва, благоприятная Богу - смирение сердца, сокрушение духа. С гневом отвращается Бог от жертвы, приносимой с самонадеянностью, с гордым мнением о себе, хотя бы эта жертва была всесосожжением. Гордость приводит нервы в движение, разгорячает кровь, возбуждает мечтательность, оживляет жизнь падения; смирение успокаивает нервы, укрощает движение крови, уничтожает мечтательность, умерщвляет жизнь падения, оживляет жизнь о Христе Иисусе.
Послушание пред Господом паче жертвы благи, и покорение паче тука овня, говорил Пророк царю израильскому, дерзнувшему принести Богу неправильную жертву (1 Царств.15:22): желая принести Богу жертву любви, не принеси её своевольно, по влечению необдуманному; принеси со смирением, в то время и на том месте, когда и где заповедал Господь.
Духовное место, на котором одном заповедано приносить духовные жертвы, - смирение (Алфавитный Патерик. Изречение преподобного Пимена Великого). Господь отметил верными и точными признаками любящего и нелюбящего. Он сказал: Аще кто любить Мя, слово Мое соблюдет. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдает (Ин.14:23-24).
Ты хочешь научиться любви Божией? Удаляйся от всякого дела, слова, помышления, ощущения, воспрещенных Евангелием. Враждою твоею к греху, столько ненавистному для всесвятого Бога, покажи и докажи любовь твою к Богу. Согрешения, в которые случится впасть по немощи, врачуй немедленно покаянием. Но лучше старайся не допускать к себе и этих согрешений строгою бдительностью над собою. Ты хочешь научиться любви Божией? Тщательно изучай в Евангелии заповедания Господа и старайся исполнить их самым делом, старайся обратить евангельские добродетели в навыки, в качества твои. Свойственно любящему с точностью исполнять волю любимого. Возлюбих заповеди Твоя паче злата и топазия: сего ради ко всем заповедем Твоим направляхся, всяк путь неправды возненавидех (Пc.118:127-128), говорит Пророк. Такое поведение необходимо для соблюдения верности к Богу. Верность - непременное условие любви. Без этого условия любовь расторгается.
Постоянным уклонением от зла и исполнением евангельских добродетелей - в чем заключается все евангельское нравоучение - достигаем любви Божией. Этим же самым средством пребываем в любви к Богу: аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей (Иоанн. 15:10), сказал Спаситель.
Совершенство любви заключается в соединении с Богом; преуспеяние в любви сопряжено с неизъяснимым духовным утешением, наслаждением и просвещением. Но в начале подвига ученик любви должен выдержать жесткую борьбу с самим собою, с глубоко поврежденным естеством своим: зло, природнившееся грехопадением естеству, сделалось для него законом, воюющим и возмущающимся против Закона Божия, против закона святой любви.
Любовь к Богу основывается на любви к ближнему. Когда изгладится в тебе памятозлобие: тогда ты близок к любви. Когда сердце твое осенится святым, благодатным миром ко всему человечеству: тогда ты при самых дверях любви. Но эти двери отверзаются одним только Духом Святым. Любовь к Богу есть дар Божий в человеке, приготовившем себя для принятия этого дара чистотою сердца, ума и тела. По степени приготовления бывает и степень дара: потому что Бог и в милости своей - правосуден.
Любовь к Богу вполне духовна: рожденное от Духа, дух есть (Иоанн. 3:6). Рожденное от плоти плоть есть (Иоанн. 3:9): плотская любовь, как рождаемая плотию и кровию, имеет свойства вещественныя, тленныя. Она непостоянна, переменчива: огнь ея вполне в зависимости от вещества.
Слыша от Писания, что Бог наш огнь (Евр. 12:29), что любовь есть огнь, и ощущая в себе огнь любви естественной, не подумай, чтобы этот огнь был один и тот же. Нет! Эти огни враждебны между собою и погашаются один другим (Лествица. Слово 3 и Слово 15). Служим благоугодно Богу с благоговением и страхом; ибо Бог наш огнь поядаяй есть (Евр.12:28-29).
Естественная любовь, любовь падшая, разгорячает кровь человека, приводит в движение его нервы, возбуждает мечтательность; любовь святая прохлаждает кровь, успокаивает и душу, и тело, влечет внутреннего человека к молитвенному молчанию, погружает его в упоение смирением и сладостию духовною. Многие подвижники, приняв естественную любовь за Божественную, разгорячили кровь свою, разгорячили и мечтательность. Состояние разгорячения переходит очень легко в состояние исступления. Находящихся в разгорячении и исступлении многие сочли исполненными благодати и святости, а они несчастные жертвы самообольщения.
Много было таких подвижников в Западной Церкви, с того времени как она впала в папизм, в котором богохульно приписываются человеку Божеские свойства, и воздается человеку поклонение, подобающее единому Богу; много эти подвижники написали книг из своего разгоряченного состояния, в котором исступленное самообольщение представлялось им божественною любовию, в котором расстроенное воображение рисовало для них множество видений, льстивших их самолюбию и гордости.
Сын Восточной Церкви! Уклонись от чтения таких книг, уклонись от последования наставлениям самообольщенных. Руководствуясь Евангелием и святыми Отцами истинной Церкви, восходи со смирением к духовной высоте любви Божественной чрез посредство делания заповедей Христовых.
Твердо знай, что любовь к Богу есть высший дар Святаго Духа, а человек только может приготовить себя чистотою и смирением к принятию этого великого дара, которым изменяются и ум, и сердце, и тело. Тщетен труд, бесплоден он и вреден, когда мы ищем преждевременно раскрыть в себе высокие духовныя дарования: их подает милосердный Бог в свое время, постоянным, терпеливым, смиренным исполнителям евангельских заповедей. Аминь


Любовь к Богу и к ближним.

еп.Александр Милеант(Любовь-царица добродетелей)

"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем помышлением твоим. Это - первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя" (1 Ин. 4:7-8).

Это замечательное изречение в предельно сжатой и понятной форме передает сущность учения Священного Писания, как объяснил Господь наш Иисус Христос: "На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки" (Мф. 22:37-40).
Но сразу же возникает вопрос: поскольку любовь - это цельное чувство, то не проще ли сказать "люби всех," и тогда все сведется к единой заповеди. Как увидим дальше, любовь к Творцу должна занимать особо священное место в нашем сердце, чтобы наша любовь к творениям не стала идолопоклонством. Именно любовь к Богу облагораживает, направляет и согревает все другие проявления этого доброго чувства.

Если все учение Писания сводится к двум кратким заповедям, значит ли это, что остальное в нем излишне? Нет, потому что под простотой заповедей скрывается великая глубина. Научиться по-настоящему и правильно любить - это наука из наук, ибо "любовь есть совокупность совершенства" (Кoл.3:14). Цель Писания сводится к тому, чтобы и наставлениями, применимыми к разным случаям, и живыми примерами научить нас правильно и по-настоящему любить.
И в первую очередь надо научиться любить Бога так, чтобы это чувство наполнило и преобразило все наше существо - озаряло наши мысли, согревало сердце, направляло волю и все наши поступки - словом, чтобы Бог был для нас самым желанным и самым главным в жизни. Любить ближних тоже важно, но не так крепко, как Бога, а лишь как самих себя.
Авва Дорофей следующим примером иллюстрирует взаимоотношение между любовью к Богу и любовью к людям. "Представим себе, - говорит он, - большой круг. Предположим, что круг - это наш мир, самая середина круга - Бог; а точки на радиусах круга - это люди. Одни из них ближе к центру, т.е. к Богу, другие - дальше от Него. По мере того как люди приближаются к середине круга своей любовью к Богу, в такой же мере они приближаются и друг к другу, и наоборот: удаляясь друг от друга своей неприязнью, они одновременно удаляются и от Бога. Таково естество любви: сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся и с Богом."
Хотя Бог и обитает в неприступном свете, но в то же время как наш Отец и Спаситель, Он близок каждому из нас. Поэтому мы можем и должны стараться любить Его. Вот несколько конкретных примеров.
Когда мы любим кого-нибудь, то мы желаем быть с любимым и оченьv томимся при разлуке. Подобным образом, если мы действительно любим Бога, то нам должно быть приятным общаться с Ним. Например, молясь Ему, мы входим с Ним в некий таинственный, но ощутимый и реальный контакт. Молиться же можно всюду и всегда - и наедине дома, и на работе, и в дороге, и на лоне природы. Особенно в храме верующий человек удостаивается особой близости к Богу, потому что как Господь обещал: "Где двое или трое собраны во имя мое, там Я среди них" (Мат. 18:20). Общаясь постоянно с Богом в молитве, верующий человек постепенно сам становится живым храмом, как объясняет ап. Павел: "Не знаете ли, что вы - храм Духа Святого, и Дух Святой живет в вас?" (1Кор.6:19), и, таким образом, этот человек всегда пребывает с Любимым.

Когда мы любим кого-нибудь, мы боимсяv огорчить его чем-либо и все свои слова и действия направляем к тому, чтобы угодить ему. Подобным образом надо настроить себя благоговеть перед Богом ("бояться" Его) и всячески остерегаться "огорчить" Его каким-либо греховным поступком или мыслью. "Если любите Меня, заповеди Мои соблюдайте," - сказал Христос (Иоан. 14:15).
Когда мы сильно любим кого-нибудь, тогда егоv благополучие и счастье становится для нас важнее нашего собственного благополучия и счастья. Подобным образом надо научиться все свои поступки направлять к славе Божией и всячески содействовать распространению Его Царства Добра среди людей: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мт. 5:16).
Любить Богаv значит всецело предать себя Его воле. Когда случится какая-нибудь неприятность или постигнет нас какое-то испытание, надо верить, что Бог допустил это ради нашей духовной пользы и спасения, - и не только в плане вечности, но всегда "любящим Бога все содействует ко благу" (Рим. 8:28). Иными словами, когда в крепкой вере мы предаем себя Его воле, тогда все житейское, даже несчастья и людские козни, Он обращает к нашему благу.
В трудных обстоятельствах будемv напоминать себе, что Бог есть любовь. Ради нас, неблагодарных грешников, Он даже предал Сына Своего Единородного - "чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин.3:15).
Поскольку любовь это ощутимое и конкретное чувство, то, исследуя свои мысли и настроение, мы можем верно установить, насколько искренна и крепка наша любовь к Богу. Если, например, мы услаждаемся скверными помыслами, или злобимся на кого-либо, или сильно привязаны к чему-то земному, если нам не хочется молиться и скучным кажется Священное Писание, то значит и любовь наша к Богу еще слаба и, возможно, даже угасает. Тогда надо выяснить, не сотворили ли мы себе земного кумира, которому служим паче Творца, "ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше" (Мф. 6:21).

Поначалу наша любовь к Богу может быть слабой и колеблющейся. Однако, если она искренна, то, подобно искре, она может при содействии Божием все больше и больше разгораться, и тогда она начнет преображать наш внутренний мир. Параллельно с внутренним обновлением будут изменяться и наши понятия, и вкусы, и градация ценностей. То, что раньше нам казалось интересным и приятным, начнет нам казаться скучным и пустым. Театру, танцам, кинофильмам мы начнем предпочитать хорошую книгу или уединенную молитву. Деньги, комфорт и разные земные блага начнут нам казаться второстепенным, а пойти в церковь, причаститься Святых Таин или сделать что-то доброе для другого - делом важным и приятным.
Тогда мы начнем понимать людей, которые из чувства крепкой любви к Богу раздавали свое имущество, оставляли свои семьи и все земные преимущества, и посвящали себя служению Богу. Даже больше этого, ради славы Божией они добровольно терпели всякие унижения, гонения, побои и самую мученическую смерть. Апостол Павел, например, в молодости был очень состоятельным, имел блестящее образование. Как римскому гражданину все двери были ему открытыми. Однако всем этим он пренебрег и добровольно подверг себя многочисленным трудам, гонениям, побоям, лишениям и скорбям ради проповеди Евангелия.
Самым замечательным является то, что он почитал для себя честью и преимуществом то, что другие люди восприняли бы как величайшее горе:

"Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание (Пс.43:23). Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, или Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим.8:35-39).
Вот как сильно может разгореться пламя любви к Богу!
Даже когда наша любовь к Богу не столь горяча, как в приведенном примере, она все же будет вливать в нас свежие духовные силы. Именно любовь к Богу будет давать нам способность любить и тех, которые не заслуживают того, чтобы их любили, потому что они грешны, неблагодарны, самолюбивы, горды, капризны, нахальны, хитры, коварны и т.д. Это потому, что человек, любящий Бога, имеет перед своим духовным взором Того, Кто "повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" и помнит Сказавшего:
"Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете. Не так же ли поступают и язычники? ... Итак как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними ... Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный" (Мф.5:44-48, Лк.6:27-36).
Блаженный Диадох так пишет о согревающей силе любви: "Когда человек ощущает Божию любовь, тогда он начинает любить и ближнего своего, а начав - не перестает. ... В то время, как плотская любовь по малейшему поводу испаряется, духовная - остается. В боголюбивой душе, находящейся под Божиим действием, союз любви не пресекается, даже когда ее кто-нибудь огорчает. Это потому, что боголюбивая душа, согретая любовью к Богу, хотя и потерпела от ближнего какую-то скорбь, быстро возвращается к своему прежнему благому настроению и охотно восстанавливает в себе чувство любви к ближнему. В ней горечь разлада совершенно поглощается Божией сладостью".
С другой стороны, не любя ближних, нельзя по-настоящему любить Бога. Апостол Иоанн Богослов пишет:
"Кто говорит: Я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (1Ин.4:20-21). "Кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, - как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! Станем любить не словом или языком, но делом и истиной" (1Ин.3:16-18).
Все религии признают достоинство любви - однако, почти все ограничивают ее теми, кто приятен или близок человеку. Ветхозаветное иудейство, например, прямо учило: "Возлюби ближнего твоего, и возненавидь врага твоего." Только христианство устраняет все человеческие барьеры и призывает любить всех людей без каких-либо оговорок или поправок. На вопрос законника, кто ближний? Господь в притче о милосердном самарянине объяснил, что ближний - это всякий человек, нуждающийся в помощи, независимо от его религиозных убеждений, национальности или других качеств (Лук.10:25-37).
Не аскетическая жизнь, не точность соблюдения ритуалов, не глубокое понимание догматов, а именно всеобъемлющая любовь должна быть отличительным признаком христианина: "По этому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой," - завещал Христос Своим ученикам (Ин.13:35).

Заповедь повелевает любить ближних, как самих себя. Однако нельзя сказать, чтобы способность любить других была бы прямо пропорциональна любви к себе. Опыт показывает, что происходит именно наоборот: чем больше человек любит себя, тем менее он способен любить других. Эгоизм и самолюбие разрушают подлинную любовь: "Из-за умножения беззакония во многих охладеет любовь" - сказал Господь (Мф.24:12).
Блаженный Диадох пишет: "Кто любит себя, тот не может полностью любить Бога, а кто не любит себя по причине сильной любви к Богу, только тот воистину любит Бога. Такой человек никогда не будет желать славы себе, но только одному Богу ... Боголюбивой душе, исполненной чувства Божия, свойственно искать единой славы Божией, относительно же себя - услаждаться смирением. Потому что Богу, ради Его величия, подобает слава, человеку же - смирение"
Хотя мерою любви к ближним служит любовь к себе, однако "нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин.15:13, смотри также Мф.5:42-48). И здесь высшим примером является наш Спаситель. "Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою, и мы должны полагать души свои за братьев" (1Ин.3:16-18). Авва Пимен по поводу этих слов пишет: "Если кто услышит огорчительное слово, и вместо того, чтобы ответить подобным же оскорблением, преодолеет себя и промолчит, или, будучи обманутым, перенесет это и не отомстит обманщику, - то он этим положит душу свою за ближнего."

Любовь к врагам, неизвестная другим религиям, является отличительной добродетелью христианства. Господь Иисус Христос учит: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного" (Мф.5:44) ... "Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебе верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку" (Мф.5:39-41).
Ветхий Завет допускал месть ("око за око, зуб за зуб" Лев. 24:20), потому что в дохристианские времена люди, еще не обновленные духовно, не способны были возвыситься до чувства всепрощения и любви к врагам. Христианин призывается подавлять в себе всякие злобные чувства, - и это настолько важно, что прощение наших грехов обусловливается нашим прощением ближних: "И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим" (Мф.6:12).
Конечно, простить врага требует большого внутреннего усилия, благородства и даже помощи свыше. Однако, несомненно, что в нашем отношении к людям, которых мы считаем своими "врагами," кроется много субъективного. Одни люди более мнительны и более обидчивы, чем другие; одни вспыльчивы, другие - спокойного темперамента. Интересно обратить внимание еще на следующую закономерность: чем больше человек привязан к материальным благам, чем более он честолюбив, самолюбив и горд, тем легче он обижается на других, и наоборот, чем он более духовно настроен, скромен, смиренен, тем легче он переносит обиды и быстрее прощает их. Следовательно, если мы разгневались на кого-то, то полезным будет понять, почему мы поддались этому недоброму чувству. Не указывает ли оно на что-то недоброе в нашей душе?

Кроме того, когда кто-то обидел нас или лишил чего-либо - это не столь большая беда: ведь все временно в этой жизни. Гораздо хуже носить в своем сердце яд злобы, потому что злоба делает нас унылыми, мрачными, раздражительными, недружелюбными, не способными радоваться ни благам жизни, ни общению с Богом. Допустим, что действительно человек сделал нам зло. Но зачем отравлять свою жизнь и губить свою душу? Потому ради собственного внутреннего здравия необходимо поскорее выбросить из себя все злобные чувства, как говорит Писание: "Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим.12:21). "Жизнь сердца, - объясняет праведный Иоанн Кронштадтский - это любовь, а его смерть - это злоба и вражда. Господь для того и держит нас на земле, чтобы любовь всецело проникла наше сердце: это цель нашего существования."
Иногда люди боятся прощать своих обидчиков, чтобы те не посчитали их за дурачков и не стали еще больше издеваться над ними. Надо стать выше этих мелких страхов, внушаемых дьяволом. Любовь приближает нас к Богу и уподобляет Ему. Она несет в себе Его всепобеждающую силу. "Любовь до такого совершенства достигает в нас, - пишет апостол любви [Иоанн Богослов] - что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он [Христос]. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся не совершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас" (1Ин. 4:18).
Так или иначе, любовь к врагам - явным или мнимым - всегда требует большого внутреннего усилия. Именно поэтому она обильно вознаграждается Богом. "Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов," - наставляет ап. Петр (1Пет.4:8). Святые отцы советуют: "Если хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву, помолись прежде всего за врага твоего."

В нормальных условиях оба вида любви (к Богу и к ближним) укрепляют друг друга. Однако иногда может возникнуть острый конфликт, когда мы должны выбрать между верностью Богу, и желанием сделать что-то приятное любимому нами человеку. В таком случае надо предпочесть верность Богу, потому что "Кто любит отца своего ... больше чем Меня, тот недостоин Меня" - сказал Господь (Мф.10:37). Даже в том случае, когда человек дороже нам всего на свете, так что мы готовы бы жизнь отдать за него, но он толкает нас на грех или на измену Евангелию - нельзя уступать ему. Лучше потерять его расположение, чем изменить Богу. Такой жертвы требует от нас Господь, Который сказал: "Если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну" (Мф.5:30).
Если бы Адам не уступил своей жене, а пребыл верным Богу (Быт.3 гл.), то, возможно, не было бы столько зла в мире, и история человечества потекла бы по совсем другому, более светлому руслу. Вот почему необходимо не смешивать оба вида любви и в случае конфликта верность Богу ставить выше всего, выше собственной жизни.
Любовь многих пугает тем, что они чувствуют себя неспособными всецело посвятить себя добрым делам. Они страшатся трудов, подвигов и нищеты, которые якобы сопряжены с нею. Однако надо понять, что любовь это не столько дела сколько чувство. Не столь важно, как много мы сделали, как то, с каким настроением мы это делали. Можно много сделать, а потому своей раздражительностью, грубостью и другими недостатками огорчить тех, которым хотели помочь или разогнать тех, которые с нами работали.
Поэтому в первую очередь исключительно важно воспитывать в себе добрые чувства по отношению к людям. Апостол Павел прекрасно объясняет сущность любви: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая, или кимвал звучащий. Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто" (1Кор.13:1-3).
И дальше он объясняет, какие чувства свойственны любви, а какие нет:
"Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а радуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знания упразднятся" (1Кор.13:4-8).
Исходя из этого замечательного наставления апостола надо стараться:
Хранить мирноеv настроение и держать себя скромно и тихо, как учил преп. Серафим Саровский: "Стяжи мирный дух, и тысячи спасутся вокруг тебя".
Относиться к людям сv доверием и доброжелательно.
Желать всем добра.v
Не выставлять своеv превосходство, а скрывать его и уступать людям.
Стараться не замечатьv недостатков ближних, и понуждать себя всегда хорошо думать о других.
Неv осуждать других и не рассказывать об их недостатках, а, напротив, стараться сказать о них что-нибудь доброе.
Терпеливо переносить обиды и не показыватьv вида, что мы оскорблены.
Молиться о других.v
Терпеливо выслушатьv скорбящего и постараться ободрить его ласковым словом.
Если надо сказатьv человеку правду в глаза, то сделать это спокойно, без раздражения. А если это у нас не получается, то лучше всего помолиться за человека.
Когда помогаемv другим, важно делать это с деликатностью, чтобы люди не чувствовали, что мы сделали им одолжение.
Замечательно то, что все эти проявления любви почти не требуют никакого внешнего труда, а только доброго настроения и желания.
Вообще не следует самоуверенно браться за великие "дела" и подвиги, а лучше стараться понять, к чему призывает нас Господь. Иначе по своей опрометчивости и самонадеянности можем больше напортить, чем принести пользы. Ежедневно в разных обстоятельствах Господь предоставляет нам случаи совершать малые добрые дела. А много песка может перевесить большой камень. Все то доброе, что мы делаем другим из чувства сострадания, Господь принимает как бы сделанное для Него: "Так как вы сделали это одному из малых сих, то сделали Мне" (Мф.25:45).

Правильная любовь к себе, как и любовь к Богу, заключается в труде исполнения Христовых заповедей.

Если ты благословляешь клянущих тебя - ты любишь себя.

Если ты добро творишь ненавидящим тебя - ты любишь себя.

Если ты молишься за причиняющих тебе напасть - ты любишь себя.
#6 | Лидия Новикова »» | 18.03.2012 22:57
  
4

Какие главные заповеди

Долго думали фарисеи, как бы переспросить Иисуса Христа и послали к Нему одного законника, который очень хорошо знал закон иудейский. Этот законник спросил Иисуса Христа:

- Какая самая главная заповедь в законе?

Бог дал десять заповедей, да евреи сами выдумали их много. Они думали, что если Иисус Христос укажет на одну какую-нибудь заповедь,

тогда им можно будет закричать, что Он остальные заповеди не считает важными и за это осудить Его. Что же отвечал Иисус Христос хитрому законнику?

- Возлюби Господа твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею мыслиго твоею. Люби Бога больше всего на свете, всегда помни и слушая Его, о том только и заботься, чтобы не сделать чего-нибудь, за что Бог на тебя прогневается. Это первая и самая главная заповедь. Вторая же, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как себя самого.

Законник на это сказал:

- Учитель, Ты сказал правду. Любить Бога больше всего на свете и любить ближнего, как самого себя, это лучше даже, чем приносить Богу жертвы.

Иисус Христос сказал ему:

- Недалеко ты от царствия Божия. Будешь любить Бога и ближних, будешь в царстве небесном.

И долго обличал Иисус Христос фарисеев, стыдил их пред всем народом зато, что они обманывают народ, притворяются добрыми, долго молятся, постятся, а сами обижают сирот, отнимают у вдов дома и наследство.

- Горе вам, книжники и фарисеи, вы слепые и безумные, учите народ, а сами идете и других ведете в ад.

35 И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:
36 Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?
37 Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
38 сия есть первая и наибольшая заповедь;
39 вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;
40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.
(Матф.22:35-40)


Возлюби Бога и ближнего как самого себя




Проповедь о любви к ближнему



Обратимся к Священному Писанию и выясним, какая из десяти заповедей является самой важной.


1. Ответ Иисуса
Матфея 22:36-40 Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: 1)Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; 2) Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Как мы видим, этот вопрос волновал людей ещё 2000 лет назад. Уже тогда они пытались выяснить, какая же из 10 заповедей - самая важная. Иисус ответил на этот вопрос весьма интересным образом. Он назвал две заповеди, которые являются самыми главными в Законе: (1) Возлюби Бога и (2) Возлюби ближнего.


2. На сих двух заповедях утверждается весь Закон и пророки

Эту фразу, озаглавившую пункт второй, можно найти в Евангелии от Матфея 22:40. Это - заключение Иисуса, которое Он сделал, отвечая на вопрос о том, какая из 10 заповедей является самой главной в Законе Божьем. Почему Иисус выделил только 2 заповеди из всего Закона и сказал, что именно на них "утверждается весь Закон"? Чем эти две заповеди так примечательны? И вообще, где Иисус вычитал вторую упомянутую им заповедь - "Возлюби ближнего"? Под каким номером она записана в 10 заповедях?

Десять заповедей можно разделить на 2 крупные категории:
Заповеди по отношению к Богу.
Заповеди по отношению к ближнему.

Первые четыре заповеди - (1) Почитай Бога и одному Ему служи, (2) Не сотвори себе кумира. (3) Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно, и (4) Помни день субботний - касаются наших взаимоотношений с Богом. Иисус сформулировал эти взаимоотношения как любовь к Богу. Если ты любишь Господа Бога всем сердцем и умом, то будешь стараться угодить Ему и исполнить Его волю.

Остальные шесть заповедей - (5) Почитай отца твоего и мать, (6) Не убивай, (7) Не прелюбодействуй, (8) Не кради, (9) Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего, и (10) Не желай ничего, что у ближнего твоего, - касаются наших взаимоотношений с окружающими. Иисус сформулировал эти взаимоотношения как любовь к ближнему.
Римлянам 13:9 Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя.
Если ты любишь окружающих, то не будешь замышлять злое против них, не будешь им завидовать и обижать их словами, или делами.


3. Любовь есть исполнение Закона.

Если вы обратили внимание на эти две заповеди, подчеркнутые Иисусом, на которых "утверждается весь Закон и Пророки", то вы, наверняка, заметили, что ключевым словом в них является слово "возлюби".

Римлянам 13:8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон.

Римлянам 13:10 Итак любовь есть исполнение закона.

Бог есть любовь. 1 Иоанна 4:8 Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. 1 Иоанна 4:16 Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем.

Закон Божий воздвигнут на любви. Именно поэтому Иисус сформулировал суть всего Закона в двух заповедях любви - возлюби Господа Бога твоего и возлюби ближнего, как самого себя!
#7 | Лидия Новикова »» | 19.03.2012 11:55
  
4

О любви к Богу и к ближним


В читанном сегодня Евангелии (Лк. 10, 25-37) решен Спа­сителем нашим - Богом весьма важный для всех нас во­прос: что делать нам,чтобы наследовать жизнь вечную? Этот вопрос предложен был Господу каким-то законоведом иудей­ским, который сказал: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную»? Господь указал ему на закон, данный евреям от Бога через Моисея: «В законе что написано? Как чита­ешь?» Он сказал в ответ: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей крепостью твоей, и всем разумением твоим и ближнего твоего, как самого себя». Иисус сказал ему: «Правильно ты отвечал; так поступай, и бу­дешь жить», т. е. вечно. Но он, желая оправдать себя, т. е. по­читая себя, подобно прочим фарисеям, праведником, испол­нившим закон так, как он его понимал, односторонне, непра­вильно, сказал Иисусу: «А кто мой ближний?» — полагая, что ближним должно считать только еврея, а не всякого человека. Притчей об израненном разбойниками человеке и мило­сердом самарянине, принявшем в нем самое сердечное и дея­тельное участие, Господь показал, что ближним должно счи­тать всякого человека, кто бы он ни был, будь он хоть враг наш, и особенно когда он нуждается в помощи.

Итак, значит, для получения живота вечного нужно усердное исполнение двух главных заповедей: любить Бога всем сердцем и ближне­го, как самого себя. Но так как в этих двух заповедях состоит весь закон, то необходимо нужно разъяснить их, чтобы мы хо­рошо знали, в чем заключается любовь к Богу и ближнему? Итак, с Божией помощью приступим к объяснению.

Возлюбиљ Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, т. е. всем существом твоим, всеми силами предай себя Богу, всего себя посвяти Ему без всякого недостатка, не дели себя между Бо­гом и миром; не живи частью только для Бога и закона Его и частью для мира, для плоти многострастной, для греха и диавола, но всего себя посвяти Богу, будь весь Божий, весь свят, во всей жизни твоей. По примеру призвавшаго вас Святаго (Бога) и сами будьте святы во всех поступках, - говорит свя­той апостол Петр (1 Пет. 1, 15).

Объясним эту заповедь примерами. Положим, что ты мо­лишься Богу. Если ты любишь Бога всем сердцем, то ты бу­дешь молиться Ему всегда всем сердцем, всей душой, всей си­лой, всем разумением, не будешь никогда рассеян, ленив, не­брежен, холоден в молитве; не будешь давать во время молит­вы в сердце места никаким житейским заботам и попечени­ям, всякое попечение житейское отложишь, всю печаль возверзешь на Господа, ибо Он печется о тебе, как говорит апос­тол. Старайся вразуметь молитву, службу Божию вполне, во всей глубине. Если ты любишь Бога всей душой, то ты будешь каяться Богу искренне в грехах своих, будешь приносить Ему всякий день глубокое покаяние, ибо всякий день грешишь много. Будешь каяться, т. е. осуждать себя за грехи всем серд­цем, всей силой, всем разумением; будешь обличать себя со всей беспощадной строгостью, со всей искренностью; будешь приносить Богу полную исповедь, жертву полного всесожже­ния грехов, чтобы ни один грех не остался нераскаянным, не­оплаканным.

Таким образом, любить Бога всем сердцем - значит любить всем сердцем и всей силой правду Его, закон Его и всем сердцем ненавидеть всякую неправду, всякий грех; всем сердцем и всей силой исполнять правду, творить добро и всем сердцем, всей силой удаляться зла, т. е. всякого греха, не давать в сердце места никакому греху ни на одну минуту, ни на одно мгновение, т. е. не соглашаться на него, не сочувст­вовать ему, не мириться с ним, но постоянно, вечно враждо­вать с грехом, воевать с ним и, таким образом, быть храбрым и победоносным воином Христа Бога.

Или еще возьмем при­мер: положим, что вас гонят за благочестие, за правду, за доб­родетель; если вы любите Бога, то вы ни на минуту не отсту­пите от благочестия, от правды, от добродетели, хотя бы эта преданность правде и влекла за собой потерю каких-либо вы­год; так как сама правда, или верность Богу и правде Его, есть величайшая для нас выгода и Бог может наградить за вер­ность Его правде сторицей и в этом, и в будущем веке. Пример тому - Иосиф праведный, сын патриарха ветхозаветного Иа­кова, и многие праведные люди в Новом Завете. Итак, любить Бога всем сердцем - значит поборатьљ по Боге, по правде Его всем сердцем, всей душой, всей силой, всем разумением. Так поборали по Боге, по правде Его святые отцы и святые муче­ники, особенно в борьбе с ересями и расколами. Это ревность по Боге. Еще любить Бога всем сердцем - значит всеми сила­ми устремлять всех людей к Богу, к любви Его, к славословию Его, к вечному царствию Его, чтобы все познали Его, возлю­били Его, прославляли Его. Это тоже ревность по Боге!

Объяснив по силам первую заповедь, объясним теперь вто­рую: Люби ближнего, как себя. Что значит любить ближнего, т. е. всякого человека, как себя самого? Значит, почитать дру­гого так, как желаешь, чтобы почитали тебя, не считать нико­го чужим, а своим, своим братом, своим членом, а христиани­на и членом Христовым; его благо, его спасение считать своим благом, своим спасением; радоваться его благополучию, как своему, скорбеть о его несчастии, как о своем; стараться об из­бавлении его от беды, напасти, бедности, греха так, как я по­старался бы о своем избавлении. Радоваться с радующимися, плакать с плачущими, - говорит апостол (Рим. 12, 1). Должни есмы мы сильный немощи немощных носити, не себе угождати; кийждо же вас ближнему да угождает во благое к созида­нию (Рим. 15, 1-2). Молитеся друг за друга, яко да исцелеете (Иак. 5, 16).

љЛюбить ближнего, как себя, - значит уважать его, как себя, если он, впрочем, того достоин; не думать о нем не­достойно, низко, без причины к тому с его стороны, не иметь на него никакого зла; не завидовать ему, а всегда доброжела­тельствовать, снисходить к его недостаткам, слабостям, по­крывать его грехи любовью, как желаем, чтобы снисходили к нашим недостаткам. Друг друга терпите любовью, - говорит апостол (Еф. 4, 2), - не воздающе зла за зло, или досаждения за досаждение (1 Пет. 3, 9). Любите враги ваша, благословите кленущыя вы, добро творите ненавидящим вас (Мф. 5, 44). Аще алчет враг твой, ухлеби его; аще ли жаждет, напой его, - говорит ветхозаветное Писание (Притч. 25, 22; Рим. 12, 20).

Любить ближнего, как себя самого, - значит молиться за жи­вых и умерших, родных и неродных, знакомых и незнакомых, за друзей и врагов все равно как за себя и желать им столько же добра, спасения души, сколько себе. Этому и научает свя­тая Церковь в своих ежедневных молитвах.

Любить ближне­го, как себя, - значит еще любить всякого без лицеприятия, несмотря на то, беден он или богат, хорош собой или нет, стар или юн, знатный или простой, здоровый или больной; полезен нам или нет, приятель или враг, потому что все равно Божий, все по образу Божию, все - чада Божий, члены Христовы (ес­ли православные христиане), все члены наши, ибо мы все - одно тело, один дух (Еф. 4, 4), всем одна Глава - Христос Бог. Так будем разуметь и так постараемся исполнить две главные заповеди закона Божия - и мы наследуем благодатью Христа Бога живот вечный. Аминь.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

http://www.pravoslavie.ru/put/031122110516.htm
#8 | Лидия Новикова »» | 19.03.2012 19:23
  
5
Господь есть Любовь!
Любовь вы познайте.
Господь есть Добро!
В Добре пребывайте.
Господь милосерд!
Его призывайте.
Господь совершен!
Его величайте!




Белый цветок всегда остается белым - и днем, и ночью. Так и сердце, полное Любви к Богу.

Если хочешь узнать Божественную Любовь, то сначала научись не гордиться.

Всегда действуй только в Любви, из Любви и Любовью.

Обрети в сердце Любовь - и обретешь все.

Любовь не терпит распущенности, которая чужда Любви.

Истинная Любовь не нуждается в объяснениях и оправданиях.

Истинную Любовь ничто не может застать врасплох.

Постоянство - признак истинной Любви.

Когда нет Любви, мир приносит боль, только боль...

Самое страшное - иметь привязанности и совсем не уметь любить.

Совершенная Любовь ни от чего не зависит.

Любовь всегда едина, потому что не знает разделенности.

Любовь всегда только отдает, а привязанность всегда только берет.

Любовь всегда ищет отдать себя и никогда не ищет, чтобы брать.

Избери в жизни самое существенное - Любовь, а все остальное подобно праху.

Нигде и никогда не может быть иного источника счастья, кроме Любви.

Если много рассуждать и говорить, - не сохранишь Любви.

Чистое сердце - это любовь, не имеющая границ.

Любви ничто не может противостоять; она побеждает все, даже - смерть.

Неизменный закон Любви: все приводить к совершенству, потому что Любовь - это совершенство

Лечит только Любовь, а лекарства - лишь средство.

В мирской суете не найти Любви, а в Любви - мирской суеты.

Христос - есть Любовь. И это твоя единственная и вечная Родина.

Уметь любить Бога и человека - самое трудное искусство.

Монах Симеон Афонский

#9 | Лидия Новикова »» | 23.03.2012 12:00
  
4

Любовь – это самое трудное слово


«Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними! И если любите любящих вас – какая вам за то благодарность? …Любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего! …Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд!..»

Любовь – это самое трудное слово! В центре всего мироздания стоит Любовь, потому, что Бог есть Любовь! В самом центре Евангельского учения находится Любовь. Любовью буквально пронизаны, пропитаны, насыщены Евангельские страницы.

В самом центре, в самом сердце, в глубине души человека должна находиться Любовь!

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий! – восклицает апостол Павел.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а любви не имею – то я ничто!

И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею – нет мне в том никакой пользы!»

Любовь это самое трудное слово Мир очень изменился в последние десятилетия: ожесточился, стал еще более циничным надменным, оскудел любовью. Как сказано в Священном Писании: «по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь»…

Каждый за себя в этой страшной схватке, которая называется жизнь! Человечество очень охотно занесло в свой лексикон странное, холодное и колючее слово: чужой.

Один важный светский человек вспоминал, как он оказался на какой-то конференции в Лавре. «Настало время обеда, – рассказывал он, – и я стал искать свое место за столом. Один из монахов сказал: «Сядьте там, где Вам нравится». – «Не могу же я сесть на чужое место». Монах посмотрел с удивлением и болью: «Здесь нет чужих! Здесь только свои!»

Миллионы людей считают других – чужими, посторонними или даже врагами, забывая, что все человечество – это один род, одна большая семья.

Любить очень не просто! Потому, что Любовь – это труд, это кровь, это боль. Это попрание своего эгоизма. Проще ненавидеть, все время с кем-то бороться, искать врагов и придумывать им самые разнообразные казни.

И, действительно, бывает легко любить любящих нас: тех, кто нас уважает, говорит о нас хорошие добрые слова, легко любить наших друзей, тех, с кем у нас сложились прекрасные отношения, взаимопонимание… им тоже хочется ответить приветливым словом, тепло пожать руку, улыбнуться, подарить самые красивые в мире цветы!

Но, а как же быть с теми, кто смотрит на нас косо, кто обходит нас стороной, кто всем видом показывает, что ты для него – чужой?

Мир, затерявшийся в Ветхом Завете, ответит очень просто и емко: «око за око! зуб за зуб!» Без сентиментальностей!

А Евангельское Христово Слово очень высоко: «Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас!». Мир, погрязший в суете и хаосе можно исправить только любовью!

Преп. Силуан Афонский, великий святой нашей Церкви, категорично говорит: «Кто не будет любить врагов, тот не может познать Господа и сладость Духа Святого! Кто не любит врагов, в том нет благодати Божией!»

В патерике рассказывается, как однажды преп. Макарий Великий шел по пустыни со своим учеником. Ученик опередил его на какое-то расстояние и встретил языческого жреца, несшего на себе тяжелое изваяние идола. Ученик преподобного стал ругать жреца, всячески хулить его. Тот отложил идола и жестоко избил ученика. Продолжив свой путь, он встретил на тропинке Авву Макария. И преподобный сказал, еще не успокоившемуся после драки жрецу, простые добрые слова: «Спасайся, труженик». Это так потрясло язычника, что он в последствии принял христианство.

Кто-то сказал, что ни один человек не придет к вере, пока не встретит на своем жизненном пути человека, на лице которого он увидит сияние вечной жизни! Христиане – это такие люди, на лицах которых обязательно должно отражаться сияние этой новой, евангельской вечной жизни. И это сияние – сияние любви, милосердия, снисходительности к ближним, терпения друг ко другу. Это – самый центр нашей духовной жизни!

Ведь люди, которые нас окружают и которые только приходят к вере, придя к нам, верующим людям, должны были бы просто окунуться в Любовь. Но они ее часто не находят: под внешней добропорядочностью может прятаться равнодушие и эгоизм! И под черной рясой может скрываться черствое и холодное сердце.

…Катастрофа наступит не тогда, когда в недрах земли закончатся нефть и газ. Или случится глобальное потепление на планете. Или вспыхнет ядерная война… Катастрофа обрушится на мир, если из человеческих сердец окончательно уйдет Любовь!

Евангельский урок – это золотое правило жизни человечества, если оно еще хочет выжить: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, таки вы поступайте с ним! Любите врагов ваших, и благотворите, и в займы давайте, не ожидая ничего! Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд!»

Наверное, ни одно слово так не затерли, так не исковеркали, не опошлили сегодня как слова Любовь! А христиане должны знать его настоящий, истинный смысл. Знать и возвращать миру глубину этого Небесного Слова!

http://www.optina.ru/sermon/pt26/
#10 | Лидия Новикова »» | 23.03.2012 12:09
  
4

Только любовь делает душу зрячей

И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но для того, чтобы на нём явились дела Божии. (Ин. IX, 1-3)

Если человек когда-то был зрячим, а потом ослеп, то он может вспоминать о том, что когда-то видел; но если ты родился слепым, то мир уже никогда не сможет поделиться с тобой своей прекрасной многообразной палитрой.

И солнце не улыбнётся тебе. И никогда ты не сможешь восхититься загадочным зрелищем звезд на ночном небе. И не оценишь изящный узор на крыле бабочки. Эта красота для других. А для тебя мир раскрашен одним цветом – чёрною краскою слепоты. Ты можешь только придумать мир вокруг себя: или на ощупь, или на слух представить то, что тебя окружает, но радужное полотно окружающего мира так и останется задёрнутым плотной тёмной завесой.

И кто же согрешил: он или родители его, что он так страдает, будучи замурован в свою слепоту? Неужели это какая-то страшная неизбежная Небестная отместка?

75646 Нет! Слепорождённый – это особый избранник Божий! Он пришёл в этот мир незрячим, чтобы на нём явились дела Божии; и явились не только для соседей, которые после чуда прозрения говорили: «не тот ли это, который сидел и просил милостыни?»; не только для изумлённых родителей, которые отвечали фарисеям: «мы знаем, что это сын наш, и что он родился слепым, а как теперь видит – не знаем»; не только для него самого, думавшего, что солнце уже никогда не улыбнётся ему, но поражённого тем, что с ним произошло, когда он восклицал: «от века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному!»

Человек промыслительно прошёл через долгий, непроницаемый мрак страданий, через обречённость на слепоту, чтобы дела Божии явились всему миру, всей Вселенной. Чтобы весь мир узнал, что Христос – это истинный Свет миру, просвещающий и освящающий всякого человека, приходящего в мир. И главное исцеление человека – это не просто возвращение ему физического зрения, а духовное прозрение, исцеление ослепшей души.

Миллионы людей рождаются слепорождёнными и даже не знают этого и не подозревают, потому, что слепота становится нормой. Слепота становится критерием правильности жизни. Жизнь без Бога – это философия слепоты. Если я гневаюсь и презираю других, значит я ещё слепой. Если я эгоист и живу только для себя, значит я ещё во мраке. Если живу только землёй, развлечениями, удовольствиями, то рассвет ещё далеко.

Можно быть ослеплённым ненавистью, ослеплённым плотской страстью, которую человек принимает за любовь. Можно быть ослеплённым влечением к тленным богатствам, к славе, ослеплённым своим блистательным «Я». Человек часто пленяется своей слепотой, дорожит своею ночью безверия: «Свет пришёл в мир. Но люди более возлюбили тьму, нежели Свет, потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит Свет и не идёт к Свету, чтобы не обличились дела его, потому что они – злы».

Преп. Макарий Великий говорит замечательно, что «как запертый внутри тёмного дома не видит своего тела, так и душа, запертая грехом в веке сем, не видит и не признаёт своей красоты». Без Христа, без веры, без Церкви невозможно осознать достоинства человеческой души, красоты её Богоподобия. Без Бога человек уродство принимает за красоту, и своё мрачное неведение считает светом и истиной. И только любовь разгоняет тьму! Только смирение исцеляет слепоту сердца!

Прозреть – это значит, осознать своё страшное удаление от Бога. Прозреть – это увидеть человека рядом с собой, с его страданиями и болью. Прозреть – это понять и рассмотреть во всём Промысл Божий и «дела Божии»! Если бы мы были духовно повнимательнее, то увидели бы, что каждый день над каждым из нас являются чудные дела Божии. Слепорождённый много лет провёл в темнице своего неведения Бога. И через эти многолетние страдания открылся ему «Свете Тихий».

Св. Николай Сербский говорит, что «всякая жизнь без страданий мелка». И иг. Арсения, русская подвижница XIX века, опираясь на свой духовный опыт, говорила, что «если человек действует по правде земной, то значит, он не признаёт Небесной Правды, потому, что они совершенно различны. На земле Небесная Правда пригвождена ко Кресту».

Каждый из нас в этой земной юдоли через Крест, через скорбь, через боль, порою через ужасные страдания приходит к радости сердечного прозрения.

У каждого в жизни свой Силоам. И как мы должны дорожить тем, что Господь привёл нас к главному прекрасному Силоаму – Церкви Христовой! Каждый верующий человек – это «посланный». И только в лоне Святой Церкви, в этом вечном, чудодейственном, животворящем источнике ежедневно уже веками происходит чудо прозрения человеческой души. Сколько искалеченных сердец, изломанных судеб, сколько слепых, прокажённых, обманутых жизнью людей вновь рождаются и обретают Смысл и Цель в Православии! Сколько потерявших всякую надежду прозревают в покаянии.

Человек, обретя веру, меняется, и мир уже не узнаёт его и спрашивает удивлённо: «как открылись у тебя глаза?» И человек отвечает радостно: «Сам Господь помазал глаза моего сердца и сказал: “пойди, покайся!” И вот я прозрел!» Прозрел – это значит, понял куда идти. Понял, что Христос есть «Свете истинный, просвещаяй и освящаяй каждаго человека, грядущаго в мир!»

Но борьба за глубокое, внутреннее сердечное прозрение, за чистоту сердца будет продолжаться всю жизнь. И это будет очень трудная, очень напряжённая, сосредоточенная борьба.

Потому что, если я всё никак не наиграюсь земными игрушками, а Бога «оставляю на потом», как говорит блаженный Старец Паисий, то я – слепорождённый, и свет, который во мне, есть тьма. Если я не хочу смиряться, нести безропотно тот жизненный крест, который даёт мне Бог, а пытаюсь выбрать самодельный, искусственный придуманный мною самим, то в сердце моём царят пока ещё непроглядные сумерки. Если я сам замуровал себя добровольно в ночь себялюбия, самолюбования, тщеславия, эгоизма, и если я думаю только о себе, а ближние для меня как будто не существуют, то рассвет наступит ещё не скоро. Без молитвы, без сочувствия, без сопереживания, без любви душа предательски прячется в свою собственную слепоту.

А Бог есть Любовь. И только Любовь делает нашу душу зрячей.


http://www.optina.ru/
#11 | Лидия Новикова »» | 23.03.2012 12:14
  
5

Любовь-это главный подвиг

Святые – это самый сладкий плод винограда Христова. Сколько их на Божественном духовном Небосклоне? Какой календарь может вместить их поименно?

Мы по-земному как-то разделяем их подвиг, который они прошли здесь: преподобные, праведные, бессребреники, мученики, святители, юродивые, равноапостольные, благоверные. Но всех их объединяет одно – это любовь к Богу, любовь к Истине, это их горячее алкание Небесной Правды!

Любовь – их главный подвиг!

Они «верою побеждали царства», – как говорит ап. Павел, – «заграждали уста львов, угашали силу огня, … были побиваемы камнями, перепиливаемы, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпели недостатки, скорби, озлобления…». Но сердце их горело любовию, и сейчас, в Церкви Торжествующей – они наслаждаются любовью Христовой, «видят Его как Он есть».

Оптина Пустынь Святые – это те, кто взяли свой крест и последовали за Христом! Это те, кто исповедовали Его пред всем миром! Святые – это те, кто оставили все, но получили самое главное наследство – жизнь вечную! Святые – это «те, которых весь мир недостоин», это те последние, которые стали первыми!

У преп. Анастасия Синаита есть прекрасное определение святого человека: «Святой – это есть истинное и разумное жилище Христово, выстроенное и выстраданное из благих дел и благочестивых догматов». То есть истинная, неискаженная вера и выстраданное житие по законам Божиим сделало их святыми, «обоженными людьми»…

Преп. Максим Исповедник говорит, что «Христос – это сущность каждой добродетели!» Христос стал сущностью каждого движения их сердца, их мыслей, всех их поступков!

Святые – это друзья Божии…

Сам Господь говорит о них: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает Господин его. Но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего!»

В Церкви мы участвуем в общении со святыми! Мы узнаем радость единства во Христе! То есть мы перестаем быть отдельными, обособленными Ее членами, а становимся единым целым, единым живым, благодатным организмом. И имеем братское единение не только друг с другом, но и со всеми святыми Божиими.

Церковь – это все мы!

«Страдает ли один член, страдают с ним все члены! Славится ли один член, с ним радуются все члены!»

Родство по крови кажется нам самым дорогим. Но есть родство по Крови Христовой, по благодати Святаго Духа. Поэтому все святые должны нам быть самыми дорогими! Преп. Серафим Саровский в конце жизни земной показывал на образа святых угодников и говорил: «Вот мои родные!» Они и нам родные!!!

Бессмертные путевожди, – как говорит преп. Иустин, – учители вечной жизни, бессмертные архистратиги в бессмертном воинстве Господнем!»

Апостол Петр спросил Господа: «Вот мы оставили все и последовали за Тобою! Что нам будет?» И Христос отвечает: «Всякий, кто оставит домы, отца, матерь, жену, детей, земли – получит во сто крат и наследует жизнь вечную!»

А что особенного оставили будущие апостолы, эти бедные рыбари? Дырявые сети? Свой скудный дневной улов? И что же нам нужно побросать своих престарелых родителей, лепечущих детей? Звонко хлопнуть дверью и уйти в новую жизнь, в новые духовные горизонты?...

Самость свою отложили вместе с сетями святые апостолы. Свое своеволие. Взор свой оторвали от клокочущего страстями житейского моря! Так и верующему человеку Господь заповедует внутренно отвернуться от земли, от похоти, от тлена, от всего временного, от всего того, что себя хочет поставить вместо Бога!

Почему люди изгоняют Бога из своей жизни, из своего сердца? Потому, что у них есть другие «боги», которые им дороже всего на свете, «бог века сего ослепил умы», – как ап. Павел говорит. Мрачный свет мира слепит глаза человека, поэтому он – не видит Бога!

Путь, который предлагает Христос, кажется слишком требовательным, слишком узким для современного человека… Человеку хочется «свободы». Хочется земного блеска, шума, веселья! И если что-то стоит на пути чьего-то личного, мелкого земного счастья, мешает ему, – пускай это совесть, закон Божий, – значит это надо обойти, перешагнуть, отвернуться, сбросить свой крест….

Трагедия человека заключается в том, что он Богу пытается доказать свою «невиновность». Славянофил Иван Сергеевич Аксаков прекрасно говорил, что «совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечет с себя и образ человеческий, и возревнует об образе зверином».

Св. отцы подчеркивают единодушно, что у диавола только одно хотение, одно постоянное стремление: представить грех необходимостью, явлением естественным, чтобы оправдать самого себя. Преп. Макарий Великий говорил: «Грех – это логика сатаны!» Поэтому диавол и показывает как бы «логично» современному человеку: «смотри: это все – норма. Сейчас все так живут. Блуд – это норма. Обман – норма. Ложь – тоже… А вот покаяние, сокрушение, слезы – это болезнь, это слабость, это аномалия…

Преп. Антоний Великий говорил, что в последние времена грешники и развратники будут показывать пальцем на праведного человека и говорить: «смотрите – это безумец, потому, что он отличается от нас!» А святые поэтому и стали святыми, что с особой силой и искренностью ощущали свою греховность.

Святость – это восхождение в покаянии и святость – это восхождение в любви!

Старец Рафаил–румын говорит: «Любовь к Богу и ближним, любовь к добру – это единственное, что достойно того, чтобы мы развивали в себе! Все остальное заканчивается могилой».

Наши святые, наши Небесные покровители, они всегда рядом. Преп. Варсонофий Оптинский говорит: «Если мы воскликнем: «Вси святии! молите Бога о нас!» – то все Небо сразу же ответит: «Помоги, Господи!» Своею молитвою святые охраняют каждый наш день!

Святые – это самый сладкий плод винограда Христова!

Они стали святыми, потому что здесь, на земле понесли свой подвиг: они молились на камне, иссушали себя постом, носили вериги, «скитались в милотях и козьих кожах», но они понимали, что если и раздать все имение и отдать тело свое на сожжение, а любви не иметь, нет в этом никакой пользы. Они любовью ответили на любовь Христову.

Любовь – это их главный подвиг!

http://www.optina.ru/
#12 | Лидия Новикова »» | 24.03.2012 00:04
  
5

О любви

Все существует лишь благодаря Любви.

Только непосредственно познав Божественную Любовь, ты сможешь жить в ней вечно.

В Любви полностью заканчиваются все вопросы: «и в тот день вы не спросите Меня ни о чем» (Ин. 16: 23).

Если в нас нет Любви, мир губит нас и убивает. Если в нас есть Любовь, весь мир наполняется любовью.

Все ложное находится вне Любви, ибо любовь – это вечная Правда.

Пребудь в Божественной Любви – этого достаточно для тебя навсегда, ибо «заповедь Его есть жизнь вечная » (Ин. 12: 50).

Всегда действуй только в Любви, из Любви и Любовью.

Христос – есть Любовь. И это – Огонь, поядающий все мысли и страсти, и дарующий душе Вечную Жизнь.

Христос – есть Любовь. И это твоя единственная и вечная Родина.

Если сможешь отвергнуть все мысли, найдешь великое счастье в том, что останется, – в Божественной Любви.

Из Любви все рождается и в Любовь все возвращается.

Пребывающий в доверии к Любви, живет в Любви и рождает только Лю бовь: «пребудете в любви Моей, как и Я… пребываю в Его любви» (Ин. 15: 10).

Любовь не знает никакого насилия, ибо только в Любви исчезает всякое насилие.

Изначально Любовь пребывает такой же неизменной и вечной. Только в Любви и через Любовь можно познать начало всего.

Неизменный закон Любви: все приводить к совершенству, потому что Любовь – это совершенство.

Любовь – это предельное смирение, в Котором нет и не может быть никакой гордости.

Кто посвятил свою жизнь достижению Любви, соединяется с Любовью; тот, кто соединяется с Любовью, соединяется с Чистотой Любви, потому что Любовь есть чистота.

Истинная Божественная Любовь – это предельная Чистота Любви.

Тот, кто действует без Любви, не достигает Любви, погибая за то, что не принимает «любви истины для своего спасения» (2 Фес. 2: 10).

Любовь избегает тщеславных и гордых. Она любит добрых и смиренных.

"...любовь покрывает все грехи" (Прит. 10:12)

"...и знамя его надо мною - любовь" (П.Песней 2:4)

"...ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее - стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем." (П.Песней 8:6-7)

"Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов." (1 Пет. 4:8)

"Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев." (1 Иоан. 3:16)

"...потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви" (1 Иоан. 4:7-8,18)

"Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его" (2 Иоан. 6)

"Любовь да будет непритворна..." (Рим. 12:9)

"Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона" Рим. 13:10)

"...любовь назидает" (1 Кор. 8:1)

"Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы." (1 Кор. 13:1-3)

"Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится." (1 Кор. 13:4-8)

"А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше." (1 Кор. 13:13)

"Плод же духа: любовь..." (Гал. 5:22)

"Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства" (Кол. 3:14)

"Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово" (2 Фес. 3:5)

"Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры" (1 Тим. 1:5)

"...ты оставил первую любовь твою" (Откр. 2:4)

"Все у вас да будет с любовью" (1 Кор. 16:14)

"Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга" (Иоан. 13:34)

"...постоянно любите друг друга от чистого сердца" (1 Петр. 1:22)

"Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее" (Еф. 5:25; Кол. 3:19)

"Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда?" (Матф. 43:46)

"...любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя" (Марк 12:33)

"...станем любить не словом или языком, но делом и истиною" (1 Иоан. 3:18)

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. (1-е Иоанна 4:7,8)

#13 | Лидия Новикова »» | 27.03.2012 23:26
  
4

Любим ли мы Бога?


И открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом, дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем, в Котором мы имеем дерзновение и надежный доступ через веру в Него.
(Еф. 3: 9–12)

Все домостроительство Божие и дело, совершенное Богом для спасения человека, было тайной Бога, сокрытой в Нем. И Промысл Божий о человеке был таков, чтобы человек не оставался в падении, не оставался пленником сатаны; Бог сплел огромную сеть, в которую уловил даже самого сатану, уже уверовавшего было в свою победу – в то, что ему удалось поразить образ Божий, низложить человека – самое красивое творение Божие. Но Промысл Божий был иной: чтобы человек не оставался в этом разложении, а имел возможность – разумеется, будучи свободным, – не только возвратиться туда, к началу, к тому, каким создал его Бог, но и пойти намного дальше – стать настоящим чадом Божиим.

Все это было в Божием замысле, потому что Бог не хочет, чтобы человек погиб. Это единственное, чего не хочет Бог, – Он не хочет порока, не хочет греха, не хочет, чтобы человек погиб. Он – Бог и делает все, чтобы спасти человека.

Так задумайтесь над тем, что это значит: всемогущий Бог делает все для спасения человека. Единственное, чего Он не делает, – не потому, что не может, а потому, что не хочет этого делать, – это отнять свободу у человека. Он никогда не делает этого, никогда не отнимает у нас свободу.

Он посылает нам приглашения прийти к Нему. Не принуждает нас силой подойти к Нему ближе, а шлет нам много приглашений, подает много поводов к тому, чтобы мы полюбили Его. Подумайте: прежде всех веков, еще до того, как мир был создан, Бог, так сказать, думал о нас, знал каждого из нас, испытывал эту любовь к нам, ради нашего спасения! Намерение Его было таково, чтобы мы не погибли, не сгинули где-нибудь вдали от лица Его.
А поняв хотя бы это, мы испытаем такое сильное чувство, от которого человек воистину тает в бескрайней благодарности к Богу, ведь он видит безбрежную Божию любовь к нам и при этом – к сожалению – и наши грехи и страсти, наше окаянство, безумные поступки, которыми мы противодействуем плану Божию о нас и нашем спасении и тем срываем его. Потому что грех – это, несомненно, не что иное, как наша попытка, наше согласие с сатаной на то, чтобы нарушить Божию волю о нашем спасении.

Божия любовь, мудрость и Промысл были известны всему творению – ангелам, началам и властям, всем небесным чинам. Но даже ангелы не знали, как Бог спасет человека. Потому и говорится: «Еже от века утаенное и Ангелом несведомое таинство»[1], – ибо и они не знали, как Бог спасет человека. Они видели и знали Божию любовь, но не знали того, что было открыто только через Пресвятую Богородицу, через воплощение Бога Слова, ставшего Человеком ради нас. Именно эта тайна открывается нам, говорит святой апостол Павел, и многоразличная премудрость Божия, которая так многообразна, так богата, так многогранна[2].
Скрытый текст

Бог не есть нечто одностороннее. Он совершенен, с какой стороны на Него ни посмотри; Божия премудрость многообразна, она всесовершенна. И право же, если человек, имеющий хоть толику чистого ума и духовности, задумается о том, как Бог управляет всем творением, всей нашей жизнью, нами Ему вверяемой, и как все точно расположено на своем месте и ничто не ускользает от Промысла Божия, тогда он не сможет не восхититься.
Вот, к примеру, на дорогах, даже высокогорных, обычно очень узких и извилистых, порой встречаются бесшабашные водители, куда-то спешащие и безрассудно всех обгоняющие. Кто-нибудь пролетает мимо на огромной скорости, глазом не моргнув. И тут же навстречу ему вылетает другой автомобиль. И ты говоришь себе: «Гляди-ка! Еще секунда-две, и они столкнулись бы: погибли бы сами и погубили бы нас, оказавшихся рядом с ними!»
Разве это не Промысл Божий, наперекор всему снисходящий к нашему безумию и беспечности и тем способом, ведомым только Богу, предусматривающий даже мелочи в нашей жизни?

Конечно, спросят меня: «А почему же тогда происходит столько несчастных случаев? Разве Бог не обо всех промышляет?» Мы не можем знать, почему случаются несчастья; у них бывает много причин: наша беспечность и тысячи других причин. Единственный, Кто не бывает причиной зла, – это Бог. Бог никогда не становится причиной зла. Напротив, имеются случаи, когда, например, происходит какое-нибудь небольшое замедление – к примеру, кто-то задержал нас и потому мы опаздываем куда-то, а позднее оказывается, что если бы мы вышли вовремя, то с нами случилось бы то-то и то-то. Видите, как все, что делает человек, Бог превращает в повод спасти его?

Вспомните, что мы говорим на святой литургии о видимых и невидимых благодеяниях, о которых знаем и о которых не знаем[3]. Невидимых благодеяний и тех, о которых нам неизвестно, больше, чем тех, о которых знаем. Тех, о которых мы знаем, мало. То есть известных нам случаев, когда Бог облагодетельствовал нас, сохранил и спас нас, несравнимо меньше, чем тех, о которых мы даже не подозреваем, когда нечто губительное произошло бы, если бы Бог не вмешался.

Однако когда человек обретет духовный покой, когда он очистит свой ум и войдет в благословенную атмосферу молитвы и безмолвия, тогда душа чувствует эти Божии благодеяния, она становится чуткой к ним и с легкостью понимает Божии благодатные вмешательства. Много раз мы бывали свидетелями вот чего: происходит, например, какое-нибудь потрясающее событие, а мы его не понимаем, так что и не придаем ему значения в тот момент, когда оно случается, но спустя время, когда пройдут дни, недели, месяцы, а может, даже годы, мы понимаем, что случившееся тогда было не чем иным, как мощным вмешательством Промысла Божия для того, чтобы сохранить нас от всякого телесного и душевного зла.

Итак, Божия премудрость необъятна. Когда Бог делает что-нибудь, Его дело совершенно со всех точек зрения. С какой стороны на него ни посмотришь – видишь совершенство. Человеческие планы несовершенны. Сколь бы совершенными мы их ни создавали, все равно где-нибудь да будет недочет. А когда Бог делает что-нибудь и мы даем Ему исполнить Его замысел, не прерываем Его, злоупотребляя своей свободой, тогда мы видим, сколь необъятна Его мудрость с любой точки зрения – у Него все совершенно, полно, ни в чем нет недостатка, даже и в самом малом, даже в тысячной доле, ни в чем нет погрешности. Поэтому нам нужно научиться вверять себя Божию Промыслу. Это не значит, что нужно быть безразличным к событиям в нашей жизни. Нет, мы будем делать то, что зависит от нас, человеческое. Но спокойно, без всего этого натужного напряжения, которое разъедает нас, расстраивает и не дает нам покоя.

Приведу один исторический пример: 400 лет турецкого рабства. Если бы мы жили в то время, то мы не принадлежали бы себе. Рабство, тяжелые времена, целых 400 лет – это не шутка. Тогда ведь не было ни прав человека, ни чего-нибудь подобного. Тогда существовал другой образ мыслей, другие состояния. Но, посмотрев на всю историю мира, историю нашего народа, абстрагировавшись от сентиментальностей, мы должны будем констатировать, тем не менее, определенную благотворность этих тяжких событий. В течение этих 400 лет нас, может, и убивали, и мучили, но у нас появились сонмы мучеников, наполнившие рай. Что еще? Мы спаслись от смерча средневекового западного Просвещения, потому что в противном случае неизвестно еще, сохранились бы мы как православные христиане или нет. Да, все эти 400 лет рабства нас мучили и унижали, если мерить по человеческим меркам, да, погибло столько людей – но мы сохранились.

Это я говорю для того, чтобы мы научились быть людьми. Да, мы будем сражаться, будем бороться, по-человечески будем делать то, что можем, но у нас должна быть и уверенность в Боге. То, что сегодня нам кажется злом, в долгосрочной перспективе может оказаться добром. А то, что сегодня кажется добром, в долгосрочной перспективе может оказаться злом. Возможно даже, что борьба, восстания, бывшие некогда, очень благородны, с точки зрения обстоятельств и образа мыслей той эпохи, проникнуты идеалами и необходимы, но по прошествии некоего времени все это может оказаться ошибкой.
Вы скажете мне: «Но человек тогда не понимал этого». Да, конечно, откуда же нам знать, как все будет развиваться во времени? Однако история народов много раз свидетельствовала: то, что сегодня кажется добром, со временем оказывается ошибкой, а то, что сегодня кажется злом, со временем оказывается полезным, независимо от той цены, которую платишь в тот момент, когда мучаешься.

Как, например, при болезни: человек болен и мучается-мучается, и мы говорим себе: «Как жаль этого человека! Зачем он мучается? Вот бы он выздоровел и чувствовал себя хорошо!» А знаем ли мы, какую пользу приносит ему эта болезнь? В какой-то момент и она закончится, хотя, может, до этого должны пройти годы.

Скажете мне: «Да ведь как они проходят!» Да, очень тяжело. Невообразимо тяжело. Однако конец так велик, он так величествен, что человеку стоит пройти через эту тяготу. Как жена, которой предстоит рожать, девять месяцев мучается всеми этими муками, которые вам, матери, известны, всеми этими болезнями, пока не родит. Однако когда ребенок родится и женщина увидит своего младенца – такого милого, красивого, единственного, – то все забывается. Так и с человеком, по крайней мере в настоящей жизни. Он мучается, страдает, терзается, но когда появится плод, тогда им измеряется все минувшее.

Поэтому человеку нужно научиться иметь мир в душе, делать то, что он может, но с миром, сознавая, что не все зависит от него. Ты делай то, что можешь. Ты будешь судим, если не сделаешь того, что можешь. Ты будешь судим Богом, если окажешься боязливым, нерадивым, если окажется, что тебе тяжело делать то, что следовало бы. Однако в тот момент, когда ты скажешь себе: «Все, я уже больше ничего не могу сделать! Я вижу, чувствую, уверен, что сделал все что мог! Все! На этом я останавливаюсь и предаю все в руки Божии!» – ты увидишь, как Бог все устроит…

Верим – и тогда все для нас прекрасно. Напротив, когда теряется душевное умиротворение, мы становимся подобны зверю, запертому в клетке, желающему сами решетки перегрызть, потому что не произошло того, чего мы хотели, потому что не произошло того, что мы задумали, и мы места не находим себе поэтому. Но если мы не хотим смириться и постоянно возмущены тем, что у нас ничего не получается, мы так и будем все время совершать ошибки. Ни дела, которое хотим, мы не сделаем, ни мира в нас не будет. И все это – признаки нетерпения, которое рождается из маловерия, и это приводит нас к ошибкам.

К сожалению, в последние годы для нас, как народа, характерно нетерпение. Тогда как для наших предков было характерно терпение. Они проявляли терпение в течение веков. У них была вера, они были верующими людьми, и терпение заставляло их быть мудрыми и благоразумными. В то время как нетерпение приводит к поспешности, панике, ты теряешь хладнокровие, решаешься на необдуманные, импульсивные поступки, а потом открывается множество ошибок. И иногда уже бывает поздно исправить их, а вопрос касается серьезных решений, которые человек должен принять.
Итак, Божия мудрость многообразна, и, когда Бог делает, что хочет, Его дело совершенно.

Апостол говорит: «Дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия»[4]. Эта мудрость стала известной через Церковь… Что значит «через Церковь»? Как она стала известна начальствам, ангелам, всему творению?
Через Церковь – потому что Церковь есть Тело Христово. Христос стал Человеком, чтобы основать Церковь, которая будет хранить тайну спасения человека через все века. Когда мы говорим «Церковь», то, естественно, имеем в виду не церковь как здание и не ее иерархию, а всех нас, вместе взятых. Когда человек спасается и через святые тайны соединяется с Христом, это есть откровение Божией любви и мудрости. Никому не могло взойти это на ум – ни ангелу, ни иному творению, – что человек сможет соединиться с Богом.

Это нечто невозможное, это не укладывается в человеческом уме. Помолиться Богу и чтобы Он оказал тебе какое-нибудь благодеяние – это да, разумеется, но чтобы соединиться с Богом и стать с Ним чем-то одним – это не может быть понято человеческим умом. Как такое может быть? И, несмотря на это, Бог стал Человеком, и человек обожился. Бог стал Человеком, чтобы обожить человека, – это Церковь, это великая тайна: человек обожился по благодати. Когда мы принимаем крещение, мы возрождаемся, становимся новыми людьми, и изменяется вся наша сущность; а когда мы причащаемся тела и крови Христовых, и соединяемся с Богом, и делаемся с Ним одним целым – это что? Разве это не великое таинство Церкви?!
Вот некоторые люди порой говорят: «Я хожу в церковь, но сам по себе!»

Раз я спросил у одного человека:
– Ты ходишь в церковь?
– Да, но сам по себе.
– Ты сам служишь литургию там?
– Нет, я иду в церковь и там молюсь.
«Там молюсь»… Так ты молишься и дома! Нет нужды ходить еще и в храм, чтобы молиться. Ну, хорошо, конечно, и в храм пойти надо. Но ты и дома молишься. А в церковь мы зачем ходим? Мы ходим в церковь, то есть в храм, потому что там совершается Евхаристия, святая литургия, потому что там мы все, как один, служим Богу и причащаемся Христовых тела и крови, и так совершается наше спасение, и мы образуем Церковь как собрание верных людей.

Если мы это поймем и будем этим жить, то тогда, что бы ни случилось, как бы нам ни было трудно и мучительно, мы не отдалимся от святой литургии – так христиане первых веков шли на святую литургию, невзирая на то, что знали: это будет стоить им жизни. Невзирая на то, что их часто убивали по пути к храму или даже в самом храме, на святой литургии. Были случаи, когда людей сжигали тысячами: так 20 тысяч мучеников сгорели в Никомидии в храме во время совершения святой литургии. Они не испугались, не дрогнули, потому что знали, что соединиться с Богом – намного важнее, чем прожить еще 50 лет или даже вообще жить этой земной жизнью.

Итак, мы – Церковь, все мы вместе, все люди, и нам нужно развивать этот великий дар – дар быть членами Церкви, нужно усвоить себе сознание того, что мы не некие изолированные индивиды и личности, действующие каждый сам по себе, нет, мы – члены одного тела. Церковь – это одно тело, распростертое по всему миру, и все вместе мы, люди, являемся одним телом.

Потому-то Церковь, к примеру, вела борьбу за то, чтобы все праздновали Пасху одновременно, а не каждый когда ему вздумается, ибо Церковь – одно тело. Существует пост, и мы постимся все вместе. Церковь не говорила нам: «Поститесь, когда захотите», – и тогда кто-нибудь мог бы сказать: «А мне нравится поститься в понедельник и четверг», «А мне во вторник и субботу», «А мне в воскресенье».

Быть членом Церкви – значит не вести отдельную от других жизнь. В Церкви ты становишься единым со всеми другими, и потому в Церкви есть подвиги, которые общи всем нам, например Великий пост: это время подвига для всех христиан – время поста, молитвы, бдения, милостыни, покаяния. Или если взять воскресенье – оно всеобщий день проведения богослужения; или вот среда и пятница – дни поста, и вся Церковь постится, все ее члены постятся. И это помогает нам понять и почувствовать, что мы не изолированы, а являемся членами тела Церкви и поэтому должны быть органично связаны с Христовым Телом – Церковью.

Итак, это та мудрость, которая через Церковь открылась миру «по предвечному определению, которое Бог исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем»[5], то есть по вечному плану Бога. Как мы уже говорили раньше, Бог предвечно знал, что Ему нужно сделать, чтобы не дать нам погибнуть, то есть знал то, что совершится в Господе нашем Иисусе Христе, в Лице Христа.

Мы много раз говорили о том, что в Церкви мы не идеологи, не философы и не люди, следующие неким принципам и идеалам. А кто мы? Вы знаете, кто мы? Мы – влюбленные. Влюбленные в Господа нашего Иисуса Христа. Так можно сказать о христианине. Если мы не поймем этого, мы никогда не поймем ни ту войну, которую ведет Церковь, ни святых.

Но как часто, ой как часто, мы видим христиан, которые ходят в церковь, но не понимают самых основных вещей. Вот конкретный случай. Один юноша захотел стать монахом. И вот приходит ко мне его мать. Вы знаете, ведь когда кто-нибудь на Кипре хочет стать монахом, то виноват в этом я – независимо от того, знаю ли я его вообще или нет, но виноват я. И этого юношу я не знал, я его даже ни разу не видел, да и уехал-то он, чтобы стать монахом, вовсе не на Кипр и не в Грецию, а в совсем другую страну. Я ни разу не видел этого юношу. Я даже полагаю, что и он меня не знает в лицо, может, только слышал мое имя. Итак, и я его не знаю, и он меня не знает. И я спросил его мать:
– А я его когда-нибудь видел?
– Нет.
– А он меня видел?
– Думаю, что нет.

К счастью, слава Богу, ни я его не видел, ни он меня. Ну, хоть в этом случае я ни при чем. Но что же она мне сказала?
– Это я виновата, что он ушел в монахи!

Я спросил ее:
– А почему ты считаешь себя виноватой?
– Потому что я с малых лет водила его в храм и говорила ему, чтобы он любил Бога и Церковь.
– Ах да, действительно! А он, вот досада, взял и поверил тебе! К сожалению, он тебе поверил. Ведь он же должен был не верить тебе. После того, как ты ему сказала, чтобы он любил Бога.
– Да, я говорила ему, чтобы он любил Бога, но не говорила, чтобы он взял да и стал монахом!
– Ну, так надо было сказать ему так: «Сын мой, ты люби Бога, но в меру, ты не люби Его много, люби Его мало, потому что если возлюбишь Его много, то у нас потом могут быть проблемы». А ведь так не бывает. В Церкви любовь не имеет меры.
– Но разве он не мог выбрать какой-нибудь другой путь?
– Разумеется, мог и выбрать какой-нибудь другой путь, и заняться чем-нибудь другим.

Мы должны понять, в Церкви мера – это не то, что я могу делать или что должен делать, а то, что говорит мне сердце. Как если кто любит какую-нибудь девушку и женится на ней, то его побуждением является любовь. Самое главное – любовь, а потом уже все остальное. Так и с человеком, который любит Бога, но намного больше, и он действует, меряя все любовью к Богу.

Церковь – это не то место, где учат детей быть хорошими, чтобы они потом не стали принимать наркотики и не попали в тюрьму, а место, где учатся любить Бога. Кто хочет только того, чтобы его дети были хорошими, тот пусть водит их не в церковь. Пусть он водит их в какое-нибудь другое место. Никакой нужды нет водить их для этого в церковь, мучить их стоянием с раннего утра, с 7 часов, в храме. Пусть водит их в другие места – ведь есть столько мест, групп, систем обучения, где детей учат быть хорошими.

Человек, приходя в Церковь, должен научиться любить Бога. Если он не поймет этого, то он ничего не добьется. Говоря «любить Бога», я имею в виду не какого-то абстрактного бога, сидящего где-то за облаками, которого мы хотели бы любить, но только он – в своем доме, а мы – в своем. Я имею в виду: любить Иисуса Христа; говоря «чтобы он любил Его», имею в виду: любить Его больше всего. Если ты любишь, то ты любишь самоотверженно, в противном случае ты не любишь.

Скажут мне: «Хорошо, значит, чтобы любить Бога, я должен стать монахом?»
Нет, конечно! Кто тебе сказал такое? Ты можешь любить Бога и жениться, и совершить тысячу дел, и жить в обществе, спору нет. Любовь к Богу, однако, должна быть для тебя на первом месте, а не так, что сначала другие дела, а потом уже любовь к Богу. Если ты ставишь другие дела на первое место, а уже затем – любовь к Богу, тогда это и не любовь, а приспособление, подлаживание.

Получается, что мы хотим держать Бога в уголке – на всякий случай, чтобы у нас не было проблем: чтобы Он не прогневался и мы не заболели бы или с нами чего-нибудь не случилось бы. Так что иногда Бог бывает нужен нам, и поэтому не будем упускать Его, чтобы, когда Он нам потребуется, мы Его позвали бы – и Он вышел бы из угла. Или, когда умрем, чтобы Он поселил нас в раю.

Нет, не так надо. Потому и Христос говорит нам, что Он не хочет теплохладности. Он сказал, что выплюнет, изблюет того, кто теплохладен[6]. Бог не желает такого. Бог хочет, чтобы ты Его любил.

А разве мы с вами не такие же? Сколько раз бывало, что приходят супруги и говорят: «Я понял, что моя супруга (мой супруг) не любит меня, и не могу вынести этого!»

Да, мы не допускаем того, чтобы другой любил нас мало. Мы хотим, чтобы другой любил нас безусловно. Ведь любовь – это сила, не знающая ограничений, тем более Божия любовь – она безгранична. И нам нельзя любить Бога мало.
Скажут мне: «Я хочу сильно любить Его, но не могу. Я не умею этого!»

Ну, хорошо, я понимаю: мы все хотим любить Бога, но наша повседневная жизнь такова, к сожалению, что у нас не получается любить Его так, как следовало бы. Однако будем пытаться, по крайней мере; хотя бы поймем, что нужно любить Его всецело. Давайте хотя бы в теории не будем ошибаться; другое дело – на практике: там мы не умеем, но там существует покаяние. Покаяние в конечном счете спасет нас, именно оно спасет нас, а не дела. Однако когда мы и в теории грешим, тогда мы достойны жалости. Всю свою жизнь прожить в Церкви, водить внука своего в церковь, причащать его, заставлять молиться, исповедоваться, читать книги о святых, а когда он захочет подражать тому, о чем читает, ты отступаешься – тогда, действительно, что тебе сказать? Жалко потраченных тобою лет, жалко обувь, которую ты истоптал, ходя в церковь. Лучше бы ты не приходил сюда вовсе. Такие люди намного хуже других людей.

Признаюсь вам, что знаю таких религиозных, благочестивых людей, которые бывают хуже бесов, стоит только Богу слегка задеть их, то есть чтобы кто-нибудь из их ближних захотел сделать шаг вперед. Видел я и других людей, далеких от Бога, которые встречали проблемы и выбор своих детей благородно и с достоинством. Вот и говоришь себе: человек может годами ревностно ходить в церковь, он может состариться, сидя на табуретке или скамейке в храме, и не иметь в душе ничего, что напоминало бы об Евангелии и Церкви. Что толку от всех этих лет?

Знаете, этот случай, о котором я вам рассказал, не самый страшный. Бывают и другие, и тогда мы обнаруживаем, прикоснулись ли мы к Церкви за все эти годы.

Мне приходит на память один старец со Святой Горы, который говорил: «Я спрашиваю себя: читал ли этот человек вообще когда-нибудь Евангелие?» Он говорил это главным образом о священниках и духовниках, которые держали себя так, как будто никогда не читали Евангелие. Господи, сохрани и помилуй нас!

Это трагедия – всю жизнь простоять в храме и не понять, почему Христос стал Человеком, не понять, что Он стал Человеком, чтобы привлечь нас и чтобы мы Его возлюбили, и все эти святые, на чьи праздники мы ходим и чьи иконы целуем, были не иными какими, а такими же людьми, как и мы, но только они возлюбили Бога всем сердцем.

Мы не поняли также, что первая и особая заповедь – это не стать хорошим человеком или хорошим ребенком, а возлюбить Бога всем своим сердцем. Я могу быть окаянным, треклятым, но любить Бога и каяться потом в делах, которыми огорчаю Бога. И могу быть порядочным, но не любить Бога, а любить свои страсти, прилепиться к своим страстям, и когда начнется противоречие между Богом и моими страстями, то я предпочту оттеснить подальше Бога и выставить вперед страсти, какая бы это страсть ни была – сластолюбие, сребролюбие, славолюбие, все наши пороки и ничтожество.

Действительно, такой человек – самая трагичная фигура, какая только может быть: годы подряд провести в храме и вообще так не понять цели, ради которой Христос стал Человеком, и спрашивать себя: «Но почему тот-то делает то-то? Разве он не мог сделать что-то другое? Бог хочет того, Бог хочет другого…»

Бог ничего не хочет. Чего Он может хотеть от нас? Только одного – нашего спасения. А как мы совершим наше спасение – это уже вопрос нашего выбора.

В Церковь мы приходим, чтобы научиться любить Христа – конкретного Христа, не что-то неопределенное, а конкретную личность, Того, Кто ради нас стал Человеком 2000 лет назад, Того, Кого мы видим на иконе, Того, Кого мы причащаемся на всякий день, Того, к Кому мы обращаемся всякий раз, когда говорим: «Спасе Христе, помоги мне! Господи Иисусе Христе, помилуй мя!»

Это цель Церкви – чтобы мы возлюбили Христа в ответ на Его любовь. Кто поймет это, тот сможет привести в порядок всю свою жизнь. А кто думает, что в храм приходят с какой-то другой, какой бы то ни было, целью, тот совершает ошибку. И время проходит, а он не извлекает пользы, и чаще всего становится только хуже, потому что думает, что все в порядке, что он – уже очень хороший христианин.

Знаете, однажды, когда я был на Святой Горе, пришел туда юноша, выпускник богословского факультета, чтобы стать монахом. Через два дня явился его отец. Он пришел, чтобы забрать своего сына. Ну, хочешь его забрать – забирай. Никаких проблем. И вот отец его говорит мне:
– У меня давно было такое желание – прийти на святой Афон!
– Ну, вот Бог и сподобил тебя прийти!
– А если уж мы пришли, то завтра я в честь этого даже причащусь!

Я не допустил его к причастию. Я сказал ему:
– Завтра буду служить я, и не смей приступать ко святому причастию!
– Как, я так хотел приехать на Святую Гору, и мне здесь не причаститься?!

Я сказал ему:
– Да ты в своем уме? Ты понимаешь ли, что ты творишь? И еще хочешь причаститься? Имей же хоть капельку совести. Или хоть капельку ума, если не чего-нибудь еще!
Он мне сказал:
– Я забираю его из сада Пресвятой Богородицы, чтобы отвести в сад Христов!
– Ну, – ответил я ему, – быть по сему. Забирай его, сын мой, в сад Христов.

Не буду говорить вам, чем это кончилось, потому что конец вышел очень трагичный. Годы спустя он снова пришел и просил принять его сына обратно в сад Пресвятой Богородицы – но уже было слишком поздно.

Этот человек был благочестивым, он ходил в церковь, назидал других, он приехал на Афон, он даже постился, чтобы причаститься там, и в то же время совершал духовное преступление. Но совесть не обличала его, потому что он никогда не понимал, столько лет проведя в храме, что цель, ради которой ты находишься там, – это полюбить Христа, а не исполнять несколько формальных обязанностей, которые сделают тебя хорошим человеком.
Это опасно, когда человек пребывает в Церкви, ничего не понимая, особенно если он не кается, – так он может уверить себя, будто он очень хороший человек. Такие люди часто встречаются, они имеют весьма лестное представление о себе и говорят: «Мы хорошие люди! Где ни спросишь, тебе всюду скажут обо мне одно только хорошее! Нет такого человека, который сказал бы что-нибудь плохое обо мне. Мы никогда никому не делали зла. Никогда никого не обижали. Никогда никого не притесняли, никогда никому не причиняли вреда».

Когда кто-нибудь думает о себе таким образом, тогда он нуждается в срочном наблюдении: он опасный человек, духовно опасный. Великие святые, апостолы говорили: «Мы самые плохие люди». «Я наименьший из всех», – говорит апостол Павел, и он даже говорит, что он – изверг (Еф. 3: 8; 1 Кор. 15: 8), то есть нечто такое, что мы выбрасываем вон, как самую мерзкую нечистоту. Апостолы говорили, что нет таких зол, которых они не совершили бы, и они никогда не находили ничего хорошего в себе. Так говорили святые, и мы в тропарях читаем: «Хочу найти в себе что-нибудь хорошее – и не нахожу». Нет во мне ничего хорошего, я не нахожу, чтобы я совершил что-нибудь хорошее.

Вспоминается мне отец Ефрем Катунакский. Это было уже на закате его жизни, и ему Богом дано было предвкусить смерть. Он сказал нам:
– У меня предчувствие скорой смерти уже несколько дней подряд, и я исхожу слезами, потому что ищу в себе что-нибудь хорошее, но не нахожу ничего!
И я сказал себе: вот авва Ефрем Катунакский; ему 80 лет; он живет в пустыне; это человек, который видел Бога каждый день, как говорится, – и он не находит в себе хорошего! И я потом видел других людей, которые ищут в себе что-нибудь плохое и не находят – столько в них хорошего…
Как же мы немощны, и сколько же нам нужно работать над собой! Поистине, да помилует Бог всех нас, потому что наше ослепление часто бывает так велико, что мы вообще не видим, что происходит вокруг нас. Поймем же хотя бы одно это: в Церкви критерием служит то, любим ли мы Бога – всей душой и всем существом своим…

Митрополит Лимассольский Афанасий

http://forum.optina.ru/forum/34-%D0%B4%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5/
#14 | Лидия Новикова »» | 28.03.2012 14:13
  
4

О любви к Богу

Что нужно делать, братие, чтобы положить хотя бы начало нашему спасению? Что вы мне на это скажете? Может быть, скажете: нужно иметь веру в Бога. На это отвечу вам, что этого мало. Скажете: нужно творить добрые дела. Отвечаю, что и этого мало. Скажете: нужно иметь терпение. Со своей стороны скажу, что и этого все еще недостаточно. Что же, повторю, надобно делать? Да надобно, братие, делать то, что, полагая начало своему спасению, делали святые. Но что же, конечно, спросите, делали они, как поступали? А вот об этом-то, что они делали и как поступали, мы сейчас и скажем вам, а вы послушайте со вниманием.
Начнем прежде всего с преподобного Серафима Саровского. Он положил начало своему спасению так. Принявши монашество, он, сказано, всецело обратил дух свой и сердце внутренним вниманием и умным боговидением к вечному Солнцу Правды, Христу Богу, имя Которого носил он непрестанно в сердце и устах своих; с пламеннейшим усердием начал подвизаться в приближении любовью к Господу и деятельным образом узнал, что любовью возвышается ум наш к Богу и Бог нисходит к нам, как и Сам Спаситель сказал: Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14,21). Во время соборной молитвы с братией он предстоял Господу с пламенной любовью, по слову псалмопевца: Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся (Пс. 15,8). Так преподобный Серафим положил начало своему спасению, прежде всего тщанием возгрев в сердце своем крепкую, пламенную любовь к Богу.
Как поступали другие святые, вступая в дело служения Господу? Да так же, братие, как и преподобный Серафим. Например, священномученик Игнатий, епископ Антиохийский, с юных лет носил Христа в сердце своем и за свою любовь к Богу получил название Богоносца.
Душа святой великомученицы Екатерины с первых дней познания ею Христа была исполнена Божественной любви, и она мыслила только о Небесном Женихе своем. Когда святая преподобномученица Евдокия от греховной жизни обратилась ко Господу, то, сказано, небесная радость возсияла на лице ее, сердце исполнилось любви и упования и, полная пламенной любви к Богу, она начала дело своего спасения. Святой Алексий, человек Божий, с ранних лет возлюбил Господа всем сердцем и, воспламеняясь все более и более любовью к Богу, пожелал отречься ради Него от всех радостей мира, чтобы всецело посвятить себя на служение Господу. Но довольно, братие, мне повествовать о святых, ибо не только те из них, на которых я указал вам, но все они любовью к Богу полагали начало своему спасению, любовью жили, любовью и окончили свою земную жизнь.
Довольно о святых, и время заключить слово наше. Но чем же заключим его? Думаю, что призванием вас к подражанию святым. Как они полагали начало своему спасению любовью к Богу, так и вы полагайте. Как они жили любовью, так и вы живите ею. Как они с этой любовью окончили жизнь свою, так и вы сохраните в себе эту любовь до конца дней своих.
Для того же, чтобы утвердить любовь в сердцах ваших, чаще размышляйте о Божиих к вам благодеяниях: о рождении в недрах Христианской Церкви, о том, что Господь открыл вам Себя с ранних лет ваших; о том, что даровал вам спасительные Таинства; о том, что Он печется о вас, подавая все благопотребное для души и тела. Сколько раз Господь прощал вам грехи ваши, сколько раз Он являл особенные пути Своего Промысла в жизни вашей, бодрствовал над вами, спасал вас от различных бед и зол, которые могли погубить вас!
Так размышляйте чаще об этом, и если Господь даст, по апостолу, в вас вселится любовь к Богу от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры (1 Тим. 1,5). Аминь.

http://serafim.kiev.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=215&Itemid=17
#15 | Лидия Новикова »» | 04.04.2012 00:06
  
4

О любви к ближнему

Сегодняшнее евангельское чтение посвящено проповеди Спасителя о любви. В настоящее время мы, наверное, находимся в еще худшем состоянии, чем современники Господа: люди совсем забыли о том, что такое любовь, в чем она состоит.

Мы перестали понимать, как можно чистым, искренним сердцем любить ближнего, и потому Спаситель дает такое мерило, которым может воспользоваться любой, даже каменносердечный человек. Он говорит: Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. Конечно, никто не желает себе зла, а если человек — христианин, то он не желает себе и чего-то душевредного. Надо понимать, что этот принцип нельзя применять любому человеку.

Это мерило можно употреблять тому, кто уже имеет некоторое понятие о нравственности, о смысле жизни, об истине. Слова эти, безусловно, относятся к людям верующим, потому что если их применит человек, который наслаждается грехами и видит в них смысл жизни, то он, желая ближнему того же самого, что и себе (допустим, чтобы другой так же, как он сам, наслаждался пьянством), принесет вред. «Поступайте с другими так, как хотите, чтобы с вами поступали».

Поступайте не так, как люди поступают с вами, а так, как вы хотите, чтобы они с вами поступали. Мы, грешные люди, в основном придерживаемся другого принципа: поступаем с другими так, как они сами поступают с нами, то есть если люди относятся к нам плохо, то и мы, соответственно, отвечаем им тем же, если относятся хорошо, то и мы отвечаем добром. Притом и этого-то принципа (отвечать на зло злом, а на добро — добром) придерживаются не все, а лишь те люди, которых считают хорошими.

Есть и такие люди (и их очень много), которые, не имея даже чувства благодарности, и на добро отвечают злом. Итак, мы видим, что этот как будто бы универсальный нравственный принцип в определенном отношении очень ограничен: во-первых, нашей греховностью, во-вторых, тем, что многие из нас не понимают, чего они, собственно, хотят. Если бы мы хотели себе самим всего доброго, то есть спасения души, вечной жизни, благодати, мира, смирения, покаяния, то мы желали бы того же и ближним.

Но мы (даже верующие!) желаем лишь приобретения земных благ, почти забываем о вечности и искренно молимся не тогда, когда нам нужно бороться с грехом, когда речь идет о спасении души, а когда дело касается наших земных скорбей: болезней, каких-либо других неприятностей. Таким образом, как будто бы имея принцип, который можно применить к себе и другому человеку при любых обстоятельствах, мы не умеем и не можем его применить.

Мы не просто не знаем, чего мы хотим, но даже, собственно, не знаем, чего нам нужно хотеть, и часто желаем приобрести то, что для нас губительно и вредно. Чтобы научиться любви, чтобы желать людям того, чего мы хотели бы себе, нужно прежде всего научиться желать добра самим себе. Если бы мы хотя бы теоретически приняли христианские принципы, «вооружились», так сказать, ими, то мы смогли бы заставить себя поступать с ближними при самых неудобных обстоятельствах так, как заповедует нам Спаситель.

Пусть в нашем окаменелом сердце нет никаких чувств и мы совершенно безразличны к ближнему, нас совершенно не трогают его беды, заботы, душевные или телесные скорби, но мерило у нас есть: как мы хотим, чтобы люди поступили по отношению к нам, так и мы должны поступить с ними. Содержа в уме этот принцип, мы можем заставить себя «измерить» отношение к ближнему самими собой. Вот мерило, которое предлагает нам Господь.

Каждый человек любит себя, каждый человек желает, чтобы к нему относились снисходительно, по-доброму, прощали его грехи и ошибки. Когда мы выясняем отношения с ближними, с друзьями ли, с семейными или нашими, то всегда находим себе оправдание, снисходим себе, а вот других людей судим строже. Однако так, как мы снисходим к себе, мы должны снисходить и к ближним.

Пусть, еще раз говорю, в нашем сердце нет никаких чувств, но умом мы должны отмерить: я прощаю себе эту ругань, почему же я не прощаю ее своей супруге? Я прощаю себе вот эти колкости и обиды, которые я нанес своим друзьям, почему же я не прощаю колкости, сказанные в мой адрес? Я нашел себе оправдание в том, что не могу вовремя отдать долг, почему же я не могу найти оправдание моему должнику? Вот мерило: как мы хотим, чтобы относились к нам, так будем относиться к другим людям.

А ведь себя мы, конечно же, любим, снисходим к себе и как бы совершенно естественно, даже без всякого рассмотрения всегда предпочитаем себя ближнему. Истинная же христианская любовь действует по такому принципу: снисходить ближнему и предпочитать его себе или, по крайней мере, ставить его на равных с самим собой, ибо считать ближнего лучше себя, считать его более достойным всякого блага — это удел людей высоко преуспевших. Будем же относиться к ближнему хотя бы как к равному.

Если мы критически посмотрим на свои дела, на образ мыслей, чувства, то увидим, что мы возвышаем себя над всеми людьми. Казалось бы: обыкновенный человек, допустим работающий на заводе, ведущий самый заурядный образ жизни, однако же он предпочитает себя многим и многим великим и знаменитым людям, от которых зависят даже судьбы народов. О себе он думает больше, чем о них, его не волнует, что происходит с другими людьми, это его как бы не касается.

Так неприметным образом гордость живет в каждом человеке. Мы ставим себя выше всякого человека, желаем блага только себе, в лучшем случае — еще своим семейным, то есть самым близким людям. Но и тут обратим внимание на такой страшный феномен: часто обнаруживаем пренебрежение даже к тем людям, которые нас окружают. Например, приходит горе в семью — смерть близкого человека. Мы скорбим, плачем, но продолжаем исполнять свои обязанности, наслаждаться жизнью и постепенно об этом горе забываем, не понимая, что когда-то и нам придется пережить ту же страшную скорбь, переход из временной жизни в вечную. Значит, и в этом случае мы любим себя больше другого человека, ставим себя выше ближнего, даже если он тяжело болен или его постигла смерть. Вот как глубоко въелась гордость, презрение к ближнему в сердце каждого из нас, это стало нашим естеством. И дело тут не в том, что одни люди лучше, добрее, а другие хуже, а в том, что каждый из нас является врожденным, как бы природным эгоистом — человеком, который живет только для себя. Поэтому Господь наш Иисус Христос нам, безнравственным и уже от рождения как бы изуродованным, предлагает этот принцип любви: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».

Если мы будем следовать этим простым словам, исполненным, тем не менее, необыкновенной мудрости, то постепенно будем развивать в себе чувство любви и сможем дойти до такой безграничной любви, что будем готовы ради ближнего пожертвовать жизнью, как это делали некоторые великие угодники Божии. Об одном таком палестинском подвижнике рассказывает в своей книге Иоанн Мосх. Предсказывая будущее, этот подвижник сказал двум монахам: «Чада мои, я буду царствовать». Они возразили ему: «Не только из твоего рода, даже из этой страны никто никогда не царствовал». Он ответил: «Нет, чада мои, поверьте, я буду царствовать». Они приписали эти слова его простоте и пропустили их мимо ушей. Потом на страну, в которой они жили, совершили набег варвары и пленили нескольких подвизавшихся там монахов. Варвары обещали выпустить их за определенную сумму. Одного из них они отпустили в город для того, чтобы он попросил у Патриарха денег. Однако нашлась только треть нужной суммы, и монах, будучи человеком слова, был вынужден вернуться обратно. Тогда подвижник, который говорил о том, что он будет царствовать (звали его авва Лев), пошел к Патриарху, взял у него эту треть нужной суммы и пошел к варварам. Он уговорил их отпустить захваченных монахов (которых было трое), так как они были немощны и не могли работать, а сам обещал работать за них, и сверх того передал принесенные деньги. Варвары поддались его уговорам, отпустили монахов, а его взяли в рабство. Через некоторое время, после изнурительных трудов и скорбей, которые авва Лев испытал в плену, он совершенно обессилел, стал неспособен ни к какому труду, и варвары отсекли ему голову. Только тогда монахи поняли его пророчество: «Поверьте, чада, я буду царствовать», ибо авва Лев воцарился со Христом в любви к ближнему. Есть слова об этом и в Евангелии: Нет больше той любви, как если кто жизнь свою положит за друзей своих (Ин. 15, 13). Ветхозаветная заповедь говорила: Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Лев. 19, 18). Новозаветная же заповедь сводится к следующему: возлюби ближнего более, чем самого себя. Но Спаситель не требует этого от всех, потому что это — высочайшее совершенство. А вот любить ближнего как себя, то есть положить мерилом любви к ближнему любовь к себе, — обязанность каждого христианина.

В этом случае мы исполняем только ветхозаветное правило, и ничто не будет служить нам извинением, если мы будем им пренебрегать. «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». В любом месте: в общественном ли транспорте, на улице, среди случайных прохожих, на работе ли, дома ли, в общении с друзьями, вообще при общении со всяким человеком — всегда будем помнить эти слова.

Как хотим мы, чтобы с нами поступали (не так, как с нами поступают, а как мы хотели бы), так и мы будем поступать с людьми. Придерживаясь этого принципа, мы сможем любить и тех, кто нас ненавидит. Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники любящих их любят. Если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за это благодарность? Ибо и грешники то же делают.

Нам будет легко исполнить и следующие заповеди Спасителя, мы сможем делать добро тем, кто нам ничего доброго не делает, ибо мы будем относиться к ним так, как хотим, чтобы относились к нам. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Вот в чем состоит уподобление Богу — в любви к ближнему. Даже подвижники, уединявшиеся в глубочайшей пустыне, придерживались этого принципа.

Преподобный Антоний Великий, который считается учителем отшельников и основателем отшельнической жизни, говорил, что наш ближний — это наша жизнь и смерть. Можно и в пустыне ненавидеть ближнего или любить его. Не думайте, что если вы удалитесь от людей, которые вас как будто искушают, раздражают, то таким образом вам будет легче исполнить заповедь о любви. Нисколько не легче! Наоборот, гнев, презрение к ближним еще более в вас укрепятся.

Находясь в обществе людей, общаясь с ними, мы, так сказать, «искушаемся», то есть в нас обнаруживаются страсти, и мы начинаем с ними бороться. При желании, хотя и с трудом, мы можем выйти победителями. Если же мы будем избегать общения с людьми ради того, чтобы избавиться от соблазна, то это порочный путь. Страсть от этого в нас только укрепится и при первом удобном случае начнет действовать с сокрушительной силой, так что мы падем страшным падением.

Поэтому не будем объяснять свое безразличное или раздражительное и немилосердное отношение к ближним тем, что наши ближние плохие и что у нас нет возможности приобрести любовь. Везде и всюду православный христианин может и обязан исполнять заповеди. Спаситель не только говорит о том, что нужно жить по евангельским заповедям, но и указывает средства к их исполнению.

Если идеалом милосердия для всякого христианина является милосердие Небесного Бога Отца, то средством к достижению этого идеала является та заповедь, которую я пытался истолковать в проповеди: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». Будем придерживаться такого правила, и тогда в этих немногих словах нам откроется путь в Царство Небесное, путь к совершенству; тогда мы поймем, как полюбить ближнего.

Неуклонно следуя этому принципу, мы сами удивимся происходящим в нас изменениям и неожиданно обнаружим, что сердце наше ожило, перестало быть каменным, мы стали сочувствовать людям и нам уже не нужно что-то объяснять, рассказывать, в чем-то убеждать, потому что мы сами сострадаем человеку и ищем, как ему помочь. Тогда мы будем не бежать от людей, а стремиться им навстречу (не физически, конечно, не телом, а душою, сердцем). А начинается все с этого простого принципа: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».

http://www.iona.kiev.ua/publishing/il/article/138/
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites