Мне нравится быть и старшей, и младшей. Дети из многодетных семей: Мария Лазарева

Девятнадцатилетняя студентка Медицинского Университета им. Пирогова Мария Лазарева – средний ребенок в семье, где растут шестеро детей. Мария – будущий педиатр; любовь к детям и желание им помогать родились из общения с братьями и сестрами. По словам Марии, детство у нее было такое, что лучше и желать нельзя; однако это не избавило от внутренних проблем, с которыми сталкиваются все подрастающие дети.
Семья Лазаревых

– Мария, расскажите, пожалуйста, о ваших родителях и братьях с сестрами.

– У нас в семье очень интересно рождались дети: девочка, мальчик, девочка, мальчик, девочка, мальчик. Старшей сестре Светлане 24 года, она окончила МГТУ им. Баумана. Брату Максиму 21 год, он студент педагогического университета, факультет «Физика на английском». Я третья, учусь во втором меде на педиатра. Дальше идет Андрей, ему 15 лет, потом Таисия, ей 11, и младшему, Ивану, 7 лет.

Дети у нас технари, в папу: папа, Александр Борисович, работает инженером. Мама, Наталья Александровна, по образованию логопед, но она не успела поработать по специальности, потому что проводит все время с нами.
Папа и мама

– Считается, что средние дети развиваются наиболее гармонично: со старшими родители часто совершают педагогические ошибки, младших нередко балуют. Вы согласны с этим утверждением?

– Совершенно согласна. У меня есть опыт и общения с младшими детьми как старшей, и общения со старшими детьми как младшей, поэтому я рада, что я средний ребёнок. Хотя выбора у меня, как вы понимаете, не было! Я могу просить помощи у старших, могу сама помогать младшим. Это разные типы взаимодействия, и, думаю, хорошо, что я с детства получила такой интересный опыт.

– А вам самой больше нравится быть старшей или младшей?

– Сложный вопрос! Если говорить не про семью, а про широкий круг общения, мне больше нравится общаться с теми, кто старше меня на несколько лет, – и всегда нравилось. Мне приятно, что в этих компаниях меня принимают как свою, потому что я могу поддержать беседу на взрослом уровне. Конечно, я переношу туда свой опыт общения, полученный в семье. При этом мне интересно и с маленькими детьми; у меня никогда не возникает вопроса, чем их занять. Даже когда я прихожу в гости к своим друзьям, я с удовольствием играю с малышами. Меня можно на несколько часов оставить с детьми, и мне это не будет в тягость.
Мария Лазарева

– Дети в вашей семье соперничали за внимание родителей?

– Для меня было естественно, что я расту, и мама больше внимания уделяет тем детям, которые родились после меня. Даже приятно, что мне позволяют быть в определенных пределах самостоятельной; например, отпускают на занятия одну. Иногда возникала ревность: вот, с младшими столько возятся, еду им отдельную готовят, а со мной почему не так! Но и со мной так же возились, когда я была младшей, – просто я принимала это как должное. Это ведь естественно, что я пуп земли! Что вокруг меня все бегают, кормят моей любимой «Машиной кашей», которую готовят специально для меня… Я сидела с этой кашей на отдельном стульчике в своем сладком раю, и мне казалось, что так будет всегда. Я ведь тут самая главная!

А потом вырастаешь, и тебе становятся доступны радости более старшего возраста – та же самостоятельность; ты ничего не имеешь против взросления, но всё равно вдруг чувствуешь укол ревности, когда мама возится с младшим братом: а со мной так не возились! Меня отпускали одну, а его не отпускают! В такие моменты главное – осознать мотивы, и свои, и чужие. Ваня – последний мамин ребенок, и она, я думаю, понимает, что уже скоро все дети будут совсем взрослыми, а сейчас у нее еще есть возможность повозиться с младшим, насладиться его детскостью. Такая попытка задержать время хоть чуть-чуть. Это никак не связано с тем, что мама кого-то любит больше, а кого-то меньше, – наши родители всех любят одинаково. Требовать себе любви и внимания больше, чем остальным, – эгоизм. Так я думаю.

– Как вы разрешали ссоры между братьями и сестрами – сами или с помощью родителей?

– Первое, что вспоминается, – конфликты с моим старшим братом. Я занималась танцами, старалась следить за фигурой, а брат подтрунивал над тем, что я толстенькая. Песенки ехидные про меня сочинял! Сейчас смотрю свои детские фото и вижу, что у меня ни грамма лишнего не было, но комплекс «толстой» у меня всё-таки появился. Я очень обижалась на брата, могла даже с кулаками на него полезть. Правда, потом Максим переводил всё в шутку. Для меня его дразнилки становились дополнительной мотивацией: я пойду и лишний раз потренируюсь. Хотя могла и побежать нажаловаться маме. А потом наступил момент, когда я всю ситуацию увидела по-другому. Максим сначала задирал нашу старшую сестру, Свету, но однажды проникся к ней уважением и начал задирать уже меня. Почему начал? Потому что я постоянно соперничала с ним: у нас разница всего два года, и мне хотелось доказать, что я ничем не хуже брата, так же быстро бегаю, так же высоко залезаю, такие же длинные слова сочиняю… Маленькая, да удаленькая. А брат своими подтруниваниями ставил меня на место. И однажды я вдруг осознала, какой умный у нас Максим: как учится хорошо, какие сложные экзамены сдает, и на скрипке играет, и на других инструментах… Я тоже начала его уважать, как он несколькими годами раньше – нашу старшую сестру. Не то что бы конфликты на этом закончились, но мы стали по-другому из них выходить – разговаривали и разбирались со своими обидами. Главное, что я поняла: никто из нас не лучше и не хуже, каждый по-своему хорош, и в соперничестве нет никакого смысла.

С младшими у нас разница в возрасте другая – 4 года и больше, поэтому нам уже делить было нечего, так что и конфликтов тоже не было.

– Вы помогаете друг другу чем-нибудь?

– Я до 11 класса бегала к старшей сестре, чтобы она помогла мне написать сочинение. Света всегда много читала, даже ездила на Всероссийскую олимпиаду по русскому языку; ЕГЭ по русскому сдала на 100 баллов. Сочинение с ней писать было для меня великой радостью, потому что сестра генерировала множество идей, и под ее руководством формулировались очень интересные мысли. К Максиму я тоже обращалась с вопросами по математике и физике. Ко мне приходят младшие – я же в институте изучаю биологию и химию, так что по этим предметам могу помочь. Да и русский объяснить мне не сложнее, чем химию, особенно если есть время. В медицинском очень плотная учеба, поэтому иногда нужно преодолеть внутреннее сопротивление, что я не своим занятиям время уделяю; и тем не менее младшим я помогаю с радостью. Даже приятно, что брат или сестра получат в школе пятерку, и я к этой пятерке имею отношение.
Мария и Максим

– Часто ли удавалось поговорить с родителями по душам?

– Когда говорят про общение с родителями, я почему-то всё время думаю о папе. Он много работает, но все глобальные, поворотные беседы в моей жизни происходили именно с ним. Наше общение с папой обычно начиналось после ссоры: потом мы обязательно разбирали, почему так произошло и как сделать, чтобы избежать этого в дальнейшем. Не так давно я осознала, какой папа мудрый человек, и зауважала его еще больше. Теперь мы чаще общаемся по душам: я взрослею, моя жизнь переходит в мои руки, и от этой мысли как-то не по себе. После окончания школы круг моего общения очень расширился, я повстречала много новых людей, и они очень разные. Разное воспитание, разное поведение, разные ценности… В детстве жизнь была простой и понятной, пример родителей казался непререкаемым и естественным. Я думала, так живут все люди, а теперь вижу, что люди живут по-всякому. И теперь я хочу понять, почему мои мама с папой выбрали именно такой образ жизни? У папы родители даже не крещеные, а он выбрал для себя Православие. Почему? Он умный человек, воспитал шестерых прекрасных детей. Почему мама крестилась уже во взрослом возрасте, вместе с папой?

У меня сейчас переломный этап. Закончилось прекрасное детство, лучше и желать нельзя; началась юность, и теперь я сама должна решить, какой я хочу видеть свою жизнь. Это касается и веры. Меня принесли в храм во младенчестве, я окончила воскресную школу и никогда не задавалась вопросом, правильно так жить или нет. Просто жила, как все вокруг меня. Но в определенный момент нужно сделать свой выбор, принять своё собственное решение. Я сейчас прихожу повторно к Богу, уже сама. И это непростой путь. Как жить в обществе, с кем дружить, как определять будущую жизнь – эти вопросы взаимосвязаны, и сейчас я ищу на них ответы. Мне с детства заложили прочный стержень, я чувствую, как он держит меня, и уверена, что не сломаюсь, пока поиски не завершены.
Вечернее чаепитие

– Вы рассказали о папе. А о маме расскажете?

– Во всем, что делала мама, во всех бытовых делах ощущалась ее любовь и забота о нас. Я могла прийти к маме в любой момент и знала это. Мне очень нравилось, что мама всегда дома, всегда с нами. Хотя, если бы она работала, я уверена, что мама и тогда не обделяла бы нас своим вниманием. Даже в последнее время – если мне страшно идти на коллоквиум, я приду к маме, лягу рядом с ней и скажу: «Мама, я боюсь, помолись за меня». И это лучшее, что я могу сделать. Так было на протяжении всей моей жизни! Мама молилась, и у меня всё получалось.

– Чему вас научила жизнь в большой семье?

– Терпению. Это самое главное. Жизнь в многодетной семье учит не обращать внимания на обстоятельства. Меня, например, совершенно не смущает шумовой фон, я легко могу заниматься в шуме, а для многих моих однокурсников это тяжело. И спать в шуме тоже могу спокойно.

Еще один важный навык – общение. Я умею находить общий язык с разными людьми, независимо от их возраста. В гостях могу поиграть с детьми или помочь по дому – в этом нет для меня никакой сложности.

– Дети в вашей семье увлекались чем-нибудь?

– Да, у нас все занимались музыкой, кроме меня. Света и Максим окончили музыкальную школу по классу скрипки, Максим даже чуть не поступил в Гнесинское училище, но потом всё-таки выбрал для себя техническую специальность. Он, кроме скрипки, самостоятельно выучился играть на гитаре, на баяне и на балалайке. Максим – душа компании, очень любит общаться, у него много друзей. Я с раннего детства танцую, у меня 3 раза в неделю проходили занятия по 3 часа, поэтому времени на музыкальную школу уже не хватало. Но зато я пела в хоре. Младший брат Андрей окончил музыкальную школу по классу балалайки, еще он увлекается робототехникой. Таисия учится играть на фортепиано и занимается французским языком, любит готовить, печь что-нибудь. Ваня уже год ходит в музыкальную школу по классу скрипки.
В паломнической поездке

Мы в детстве часто устраивали домашние концерты – для гостей обязательно, но и для себя тоже. Выстраивали стулья в несколько рядов, рисовали билеты, писали на них ряд, место. Если приходили мама с папой – вот был восторг! Папа обычно работал допоздна, но по выходным удавалось залучить его к нам на представление.

– Кроме домашних концертов, какие у вас были традиции?

– Конечно же, общая трапеза. Когда я выросла, с удивлением узнала, что не в каждой семье собираются за столом для совместной трапезы. Мы даже сейчас, когда старшие уже живут отдельно, стараемся собираться на семейный обед или ужин. Любим, когда папа за столом шутит, рассказывает смешные истории. Дети тоже рассказывают, у кого что произошло интересного или важного. Мы с девочками для этих обедов вместе что-нибудь печем – пирог или тортик.
В гостях у бабушек и дедушек

Я очень любила, когда мы всей семьей ездили куда-нибудь на машине с палаткой. Например, в Оптину пустынь. Переночевать в палатке у озера, сходить на вечернюю службу, на утреннюю службу и поехать домой. Мы с братьями и сестрами все помещались на заднем сиденье нашей не очень большой машины и не испытывали от этого никакого дискомфорта. В тесноте, да не в обиде! Пока мы едем куда-то, никогда не включаем в машине радио: поем сами, разговариваем или играем в игры. И нам всю дорогу не скучно. Даже в пандемию мы нашли место за городом, куда могли выехать погулять всей семьей. К бабушкам и дедушкам ездим… Наши родители из Санкт-Петербурга, и там до сих пор живут наши бабушки и дедушки. Мы с ними празднуем Новый год и Рождество; на участке собирается вся огромная семья: мы, наши двоюродные и троюродные братья и сестры… Большая семья – это прекрасно. Всегда есть, с кем поговорить, много ярких эмоций; ты видишь, как радуются другие люди, что в жизни у них происходит много интересного, и ты можешь делиться с ними своим – это всегда заряд хорошего настроения и поддержка.

Беседовала Анна Берсенева-Шанкевич
https://pravoslavie.ru/145433.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites