Святитель Григорий Палама. Беседа увещательная на пост, в которой предлагается и разсуждение о миробытии вкратце, сказыванная в среду первыя седмицы.

Святитель Григорий Палама
Весьма остроумный к злу и многокозненный, паче же вселукавый есть мысленный и началозлобный змий. Он имеет те умыслы, которыми намерению нашему, когда оно начинается, и благому деянию воспящает. Если же не может препятствовать онаго началу, то сплетает иныя козни, чтобы оное при самом его произведении в действо сделать непотребным. Буде же онаго не в силах сделать непотребным, когда к совершенству своему шествует на средине, паки другие хитрости и иные способы суть ему известны, которыми деяние наше благое, хотя бы оно совсем приведено было в совершенство, уничтожает, делает его безкорыстным, паче же и вредным для тех, которые не совсем сему внимают. И во-первых, показывает он, что добродетель есть дело трудное и неудобь совершимое; потом производит в нас отчаяние и нерадение, якобы мы принимаемся за трудное и невозможное, и потому намерения своего не можем показать на деле; а что больше, вперяет еще и неверие обещанных от Бога подвизающимся награждений. Но мы, братия! с душевным мужеством, охотою и верою прервем сию сеть, когда разсудим, что душа без браней духовных ничего боголюбивого и спасительного не сделает, равно как и земля не принесет благих плодов без обработывания. Притом землю можно сыскать и неспособную к земледелию, душа же разумная всякая для добродетели есть плодоносна. поелику же мы по прародительной жизни осуждены жить в труде и бедствии, и сего избежать не возможно: так станем упражняться в честной нужде, принесем как из произволения настоящую Богу принужденность, дадим взаим за вечное временное, и восприимем великая благая за претерпенныя озлобления, претворяя временный труд на стяжание вечного покоя. Ибо если здесь будем иметь старание о добродетели, то в будущем веке непременно получим обещанное награждение; для того что Обещавший есть верен и готов пособлять шествующим охотно на брань добродетели. Когда же сей Всесильный пособляет, то что из всех предприятий не достигнет к своему совершенству? Однако когда, сие помышляя, стремимся охотно на дела добродетельныя, то лукавый оный, ведая, что добро не есть добро, когда не с хорошим намерением предпринимаемо бывает, старается советовать нам дело благое совершить не для богоугодного конца, ниже для похвалы, происходящей от Бога, но для того, чтобы показаться пред человеками, дабы таким образом можно было ему лишить мздовоздаяния от Бога и даров духовных и небесных. Но мы, братия! покажем, что и сие его старание недействительно, разсуждая великость уготованных воздаяний богоугодно живущим и ничтожество человеконравия, которое не только не сравняется с оным будущим величием Божественныя славы, но ниже измождения и изнурения плоти недостойно. Однако после сей одержанной над ним победы паки началозлобный оный ископывает в сердце нашем гордость, как некоторую крайнюю и погибельную пропасть, влагая горделивыя помышления и советуя нам тщеславиться, якобы мы собственною силою и собственным старанием добродетель совершили. Но если мы воспомянем самую истинну, сказывающую: Без Меня вы не можете ничесоже творити (Ин. 15:5): то таким образом отвергнем различныя лукаваго козни, делая с добрым намерением и надлежащею скромностию благое, ведая притом, что как если бы кто, имея в сосуде многочестное миро, поставил оное не накрывши в гнилом месте, или бросил в сосуд нечто смрадное, вдруг испортил бы миро, и сделав его непотребным, никакой бы не получил от него пользы: так и добродетель, если кто или чрез неупражнение от себя отбросил, или с упражнением в добродетели соединил злобу, как по тому, так и по другому, оную уничтожает и делает безполезною. О сем я теперь к любви вашей беседую по причине постного времени, чтобы нам оное сохранить для себя никаким пороком неоскверненное. Ибо нимало не возпользовал пост и онаго упоминаемого во Евангелии Фарисея, хотя он и дважды в субботу чрез целой год постился; для того что к оному имел присовокупленную гордость и осуждение ближнего. По сей причине есть пост безполезный. Сколь же великая происходит польза от поста тем, которые его богоугодно и надлежаще проводят, сие показал Моисей, Илия и сам Господь. Моисей, постясь чрез многие дни на горе (но возбудите, молю, ум ваш, и совознеситеся теперь во время благопотребно Моисеевым на гору к Богу возшествием, дабы оными по пути шествуя вознеслись напоследок со Христом не к тому уже на гору, но на небо возходящему и возводящему нас с собою), Моисей убо, постясь четыредесять дней на горе, в лице, а не в гадании, по Писанию, видел Бога, беседовал и разговаривал с Ним, так как кто-нибудь говорит к своему другу, и научился от Бога, и поучает всех о Нем, яко той есть присносущный, и не только не может преобратиться в не сущее, но и не сущая яко сущая нарицает, из не сущих сущая производит и перемениться в не сущее не допускает; который первее волею и хотением одним произвел из не сущих тварь вселенную. В начале бо, рече, сотвори Бог небо и землю (Быт. 1:1), совсем неочищенную, и наполненную тем, что было между всего посредственное: земля бо была смешана с водою; притом плодоносящую в себе каждое воздушное и по роду животная и растения; небо же вместилище различных светов и огней, в чем все пребывание свое имело. Таким убо образом сотворил Бог в начале небо и землю, как некоторое вещество, все содержащее и носящее силою всяческая, во обличение тем, которые полагают, что прежде сего вещества другая материя бытие свое имела.

Потом, благоустрояя и украшая мир, разпределил в шесть дней порядок, пристойный и свойственный каждой из сопребывающих Ему и наполняющих мир Его тварей, соединяя каждое одним повелением, и как бы из предуготованных хранилищ сокровища на лице предлагая, располагая притом и совокупляя согласно, изящно и благопристойно одно к другому, каждое ко всему и все к каждому, и описывая неподвижную землю как некоторую точку высочайшим кругом, и связывая с нею премудро чрез находящиеся в средине существа приснодвижущееся небо, дабы тот же пребывал мир, стоя вместе и движение свое продолжая. Когда бо тела, всегда и скоро движущияся, на всем круге поместились, неподвижное необходимо получило среднее место, имея равноотстоящую движению недвижимость, дабы прекрасная сфера не ушла в другое место по подобию цилиндра. Давши сие положение всеблагий Творец каждому концу вселенныя, весь оной мир, как сказать, состроил прекрасно и заставил его двигаться безпрестанно.

В средине же концев оных находящимся творениям паки каждому определил свойственное, и иная на высоте поставляет, и повелевает обращение свое иметь на превыспренних, и описывать круг во всякое время порядочно и сходственно с высочайшим всея твари пределом. Сии существа суть легкия, снабденныя действующею силою, и обстоятельства вещей удобно могут переменить на полезное; притом Премудростию столь высоко поставлены от средины, что в оной и стужи неумеренность послабить, и собственнаго теплоты излишества до земли не допустить суть довольны; сами же, противоположенным видом движущеся, некоторым образом укрощают свирепость сильнаго дыхания высочайших пределов, и удерживают оные при земле чрез противоположенное обращение; притом показывают нам многополезныя различия годовых времен, меры временных разстояний, и создавшаго, благоустроившаго и украсившаго Бога разумным тварям премудрость. Сим убо тварям для сугубаго конца повелел на превыспренних таким образом описывать многие круги для красоты всемирной и для многоразличной пользы; прочим же, которые суть тяжелы и по природе страждущии, которые обыкновенно раждаются и прераждаются, и притом соединяются, растут и могут больше перемениться в полезное, дал обиталище внизу и около средины, располагая благопристойно как самих, так и взаимную их соразмерность, дабы истинно все могло назваться миром. И так первое нечто из существ было произведено в твари, после первого другое, по сем паки иное, наконец же и после всего человек, сподобившийся и пo сотворении и прежде сотворения чести и великаго от Бога промышления, ибо и чувственный сей мир прежде его сотворен был для него, и царство небесное вдруг от сложения мира для него утотовано прежде его, и совет был о нем же произведен, притом и создан он Божиею рукою и пo образу Божию. Впрочем существо свое не все он имеет из сей материи и чувственного мира, как прочие животные, но только одно тело; душу же получил он от премирных, паче же от самого Бога чрез неизреченное вдуновение, яко некоторое великое, удивительное и всего превосходнейшее, на все смотрящее, над всем владычествующее, сведущее о Боге и Его в себя приемлющее, и все показывающее; словом, совершенное превыше небес обитающего великого Строителя творение. Наконец получил в наследие себе и рай, оный избранный и насажденный от Бога, заповеданный тамо пост надлежащий, чтобы держа оной и соблюдая, пребыл всегда безсмертным, невинным и безпечальным. Но он, добровольно предпочетши лесть началозлобного змия заповеди и повелению оному, и нарушивши заповеданный ему пост, вместо вечности смерть, вместо сада невинных увеселений многострастную и многотрудную оную греховную получает землю, паче же осуждается во ад и тьму, сущую тамо. Пребывало бы естество наше всегда в преисподних за заклепами онаго искони прельстившего змия, если бы не пришел Христос, и постом начиная, не упразднил наконец его власти, не свободил и не оживил нас умерщвленных. Сие прообразовал и Моисей; тамо бо, постяся на горе, получил богозданныя скрижали, и закон, на вторых скрижалех перстом Божиим начертанный, по которому наставляя тогда народ священный, вся соделанная Христом преднаписал делом и предпоказал, будучи избавителем и спасителем Авраамля, якоже Христос рода человеческого напоследок. Постяся и Илия четыредесять дней на горе, видел Бога, не во огне, якоже прежде старейшинство Израильское, но чрез богоугодный пост, превосходя видение во огне; видел Бога во гласе изходящего тонкого дыхания, находясь вблизи Господня гласа, глаголющего: Бог есть Дух, и поклоняющиеся ему должны поклоняться духом и истиною (Ин. 4:24); ибо глас сей истинну и вещание самой истинны, гремящее во всех концах вселенныя, исходящее же дыхание духа и благодать прообразовало.

Но еще Илия получил от боговидения в пост силу помазать на место свое Пророка, и дать ему сугубую, которую сам имел, благодать, и вознестись от земли на небо всячески в явное предзнаменование бывшего напоследок от земли на небо вознесения Христова. Христос же сам победил совершенно, постясь в пустыне, общего искусителя, и низлагая его державу над человеком и упраздняя наконец власть его, естество наше избавляет и предлагает его в посмеяние всем по Евангелию его жить хотящим; совершает Пророческие предвещания, и прообразованным от них деяниями своими приписывает благодать и истинну. Видите дары поста, и за что, и чего, и коликаго сделал он нас достойными? Впрочем пользу поста можно чувствовать и против неприятеля его, который есть объядение и невоздержание; ибо в прошедшия две недели объядение и невоздержание большею частию во всем городе владычествовали, откуду происходили возмущения, крики, раздоры, бунты, блудническия песни, сатанинския плясания и безчестные смехи; в сию же седмицу наставший пост вся устрояет к благочестию, и искореняя многоиждивительные попечения суетностей, и упокоевая труды, предпринимаемые для тощего желудка, приводит нас на дела покаяния, и повелевает готовить пищу не гибнущую, но пребывающую в живот вечный. Где теперь заколения скотов, запах от мяса, всякого роду коренныя кушанья и заботы поваров? Где звучащие по домам, поющие при столах, возлежащие и пляшущие, и при гласе тимпанов и сопелей предложенных пищей неумеренно обжирающиеся? Где те, которые день и ночь на пиршествах проводят? Где те, которые ищут пьянственного места, и в пьянстве, друг друга объемля, соглашаются на скверные дела, происходящие из пьянства? Все злое проходит, и на место его вступает благое в наступившее поста время. Вместо безчестных песней поется теперь из уст Псалом священный; вместо неподобных смехов показуется ныне на лице спасительное умиление и слезы, вместо безпорядочных беганий и путей предлежит всем общий и единый путь во святую Божию церковь. Ибо как чревобесие раждает многое множество прегрешений, так пост есть корень всех добродетелей и начало Божественных повелений. Поистине невоздержание есть древнее и новое зло, хотя противнаго себе поста временем и не предваряет. Чрез невоздержание в раю праотцев наших и тамо презренный древний пост внийде в мир смерть, и воцарился грех, совводящий от Адама даже до Христа осуждение естества нашего; за невоздержание же рожденных от Адама, усилившееся во вселенной, и за презрение перваго воздержания нашел потоп на всю землю. Что бо сказал тогда Бог к Ною? He имать Дух мой пребывати в человецех сих, зане суть плоть (Быт. 6:3).

Что же есть за дело из дел плотоугодных? He чревобесие ли, пьянство, роскошь и другия отсюду проистекающия нечестия? За скверное бывшее у Содомлян сладострастие и невоздержание с небесе на них огнь низпослан был. Сие бо глаголет Пророк Иезекииль: Беззаконие Содомлян есть яко в сытости хлебов скверножительствовали. Ибо по сладострастию оному неведуще и природы, во всем погибнули чрез противуестественное смешение. Что Исава, перворожденна Иакова сына, лишило наследства, перворожденному приличествующаго, и отвергло от отеческаго благословения, как не объядение и безумное пожелание пищи? Что сынов Илия священноначальника на смерть осудило, и вместе с возвещением смерти отроков его воспитавшаго их не с надлежажим старанием принудило прекратить живот свой, как не безвременное извлечение из котлов мяс и оных употребление? Но и Еврейской весь народ тогда, когда Моисей на горе за них постился, сами с собою роскошествуя и помрачая себя объядением и пьянством, пришли до безумной, по писанному, резвости, и было для них посмеятельным поклонение идолу; ибо тогда вродилось в них намерение сделать себе тельца. И так роскошество не только есть причиною греха, но и нечестия. Пост убо и воздержание не только для добродетели, но и для богопочитания есть полезен. Надобно притом с постом совокуплять и воздержание. Для чего же так? Для того, что и простою пищею довольство препятствует очистительному плачу, печали в душе о Боге и сокрушению, которое нераскаянное покаяние во спасение содевает; ибо без сокрушения сердца не можно принесши истиннаго покаяния. Сокрушает же сердце и принуждает его плакать о собственном согрешении малое употребление пищи и сна, и умерщвление чувств о Боге. Для того, как во Евангелии богатый оный, сказывая себе: яждь, пий и веселися, сделался, нещастный, достойным вечнаго пламени, недостойным же сея привременныя жизни (Лк. 12:16–20): так напротив мы, братия, должны повелеть самим себе воздерживаться и поститься, бодрствовать и сокрушаться, смиряться и претерпевать нещастия нашего ради спасения; ибо таким образом и временную жизнь проведем хорошо и боголюбезно и вечное безсмертие наследим, которое да все мы улучим благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему же подобает слава, держава, честь и поклонение со безначальным Его Отцем и животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков, Аминь.

/Святаго отца нашего Григория Палама, архиепископа Фессалонитскаго, Десять бесед/

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2023, создание портала - Vinchi Group & MySites