28 ноября. Мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива. Преподобного Паисия Величковского. Купятицкой иконы Божией Матери.

15 ноября по старому стилю / 28 ноября по новому стилю
воскресенье
Неделя 23-я по Пятидесятнице. Глас 6-й.
Начало Рождественского поста.
Разрешается рыба.

Мучеников и исповедников Гурия, Самона (299–306) и Авива (322). Прп. Паисия Величковского (1794).
Мчч. Елпидия, Маркелла и Евстохия (361–363). Мч. Димитрия (ок. 307).
Сщмчч. Николая Щербакова и Петра Конардова пресвитеров, Никиты Алмазова диакона и мч. Григория Долинина (1937).
Купятицкой иконы Божией Матери (1182).


Утр. – Ев. 1-е, Мф., 116 зач., XXVIII, 16–20. Лит. – Еф., 220 зач., II, 4–10. Лк., 53 зач., X, 25–37. Мчч.: Еф., 233 зач., VI, 10–17. Лк., 64 зач., XII, 8–12.

Тропарь и кондак воскресные 6-го гласа
Тропарь:

Ангельския Си́лы на гро́бе Твое́м,/ и стрегу́щии омертве́ша,/ и стоя́ше Мари́я во гро́бе,/ и́щущи Пречи́стаго Те́ла Твоего́./ Плени́л еси́ ад, не искуси́вся от него́;/ сре́тил еси́ де́ву,/ да́руяй живо́т.// Воскресы́й из ме́ртвых, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Кондак:
Живонача́льною дла́нию/ уме́ршия от мра́чных удо́лий/ Жизнода́вец воскреси́в всех Христо́с Бог,/ воскресе́ние подаде́ челове́ческому ро́ду:/ есть бо всех Спаси́тель,// Воскресе́ние и Живо́т, и Бог всех.

Тропарь мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива, глас 5:
Чудеса святых Твои́х мученик/ стену необориму нам даровавый, Христе́ Бо́же,/ тех моли́твами советы языков разори,/ Церковь святу́ю укрепи, // я́ко Един Благ и Человеколюбец.

Кондак мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива, глас 2:
С высоты, мудрии, благода́ть прие́мше,/ сущим во искушениих предстоите, всехвальнии./ Те́мже отроковицу, святии, от сме́рти горькия избависте, // вы бо воистинну есте Едесу сла́ва и миру радость.

Мысли свт. Феофана Затворника
(Еф.4:1–6; Лк.10:25–37)
Вопрошавшему о том, как спастись, Господь с Своей стороны дал вопрос: «в законе что написано? как читаешь?» (Лк.10:26). Этим Он показал, что за разрешени­ем всех недоразуме­ний надо обращаться к слову Божию. А чтоб и самих недоразумений не было, лучше всего всегда читать Божественное Писание со вниманием, рассуждением, сочувственно, с приложением к своей жизни и испол­нением того, что касается мыслей – в мыслях, что касается чувств – в чувст­вах и расположениях, что касается дел – в делах.

Внимающий слову Божию собирает светлые понятия о всем, что в нем, и что около и что выше его: выясняет свои обязательные отношения во всех случаях жизни и святые правила, как драгоценные бисеры, нанизывает на нить совести, которая потом точно и определенно указыва­ет, как когда поступить в угодность Господу, укрощает страс­ти, на которые чтение слова Божия действует всегда успокоительно. Какая бы ни волновала тебя страсть, начни читать слово Божие и страсть будет становиться все тише и тише, а наконец и совсем угомонится. Богатящийся ведением слова Божия имеет над собою столп облачный, руководивший израильтян в пустыне (Исх.13:21–22).


Святые мученики и исповедники Гурий, Самон и Авив
Святые мученики и исповедники Гурий, Самон и Авив. Во время гонений на христиан при императорах Диоклитиане (284–305) и Максимиане (305–311) в городе Едессе были схвачены два друга: христиане Гурий и Самон, проповедники Слова Божия. На предложение принести жертву богам святые ответили решительным отказом, исповедав свою веру во Христа. За это они подверглись страшным мучениям: их били, подвешивали за руки, привязав к ногам тяжелый груз, бросали в тесную темницу. Мученики все переносили с твердостью и молитвой ко Господу, которую записал один из свидетелей их мучений: «Господи Боже мой, без Его же воли ниже птица едина падет в сеть. Ты, Иже Давидово сердце в скорби распространил еси, Иже пророка Даниила крепчайше львов показал еси, отроком же Авраамлим победительми мучителя и пламени быти даровал еси. Ты и ныне, Господи, ведый немощь естества нашего, виждь брань, восставшую на нас. Тщится бо враг отторгнуть от Тебе дело десницы Твоей и лишить (нас) сущей у Тебя Славы. Но Ты, благосердым Твоим оком призрев на нас, соблюди в нас неугасаемый светильник Твоих Заповедей. Твоим же светом исправь стопы наши, и сподоби нас наслаждаться блаженства Твоего, яко благословен еси во веки веков». Ночью мучеников отвезли за город и обезглавили († 299–306). Христиане погребли их святые тела.

Через много лет последний император-язычник Ликиний (311–324) начал гонение на христиан. Диакон Едесской церкви по имени Авив, которого император повелел схватить за ревностное распространение истинной веры, сам пришел к палачам, не желая, чтобы при его розыске пострадали другие христиане. Святой исповедал свою веру во Христа и был приговорен к сожжению. Мученик сам вошел в огонь и с молитвой предал дух свой Господу († 322). Когда огонь погас, мать святого и родственники обрели тело его неповрежденным. Мученика похоронили рядом со святыми Гурием и Самоном.

После смерти святых совершались многочисленные чудеса с теми, кто с верой и любовью призывал их себе в помощь. Так, однажды один воин-гот, посланный на службу в Едессу, взял в супруги благочестивую девушку Евфимию. Перед этим он поклялся ее матери Софии у гробницы мучеников Гурия, Самона и Авива, что не сделает супруге никакого зла, никогда не оскорбит ее, но будет любить и почитать. По окончании службы в Едессе он взял Евфимию с собой и возвратился на родину. Впоследствии оказалось, что он обманул ее: на родине у него была жена, и Евфимия стала ее рабыней. Много издевательств и унижений пришлось претерпеть Евфимии. Когда у нее родился ребенок, то ревнивая готчанка отравила его. Евфимия обратилась с молитвой к святым мученикам Гурию, Самону и Авиву – свидетелям клятвы обманщика, и Господь избавил Евфимию от страданий и чудодейственно перенес ее в Едессу, где она встретилась с матерью. Через некоторое время гота-клятвопреступника вновь послали на службу в Едессу. Весь город узнал о его злодеянии, обличенном Софией, и, по приказу правителя, гот был казнен.

Прославляя святых мучеников в акафисте, Святая Церковь обращается к ним: «Радуйтеся, Гурие, Самоне и Авиве, честнаго брака небеснии покровителие».


Преподобный Паисий Величковский
Преподобный Паисий (в миру Петр Величковский) родился 21 декабря 1722 года на Украине в глубоко религиозной семье потомственных священников. Весь род Величковских и по мужской, и по женской линии служил Богу. С раннего возраста Паисий был человеком книжного духа. В доме настоятеля Успенского собора Полтавы было много духовных книг. Мальчик рано начал читать Священное Писание и святых отцов. Древние подвижники, о которых Паисий узнавал из житийной литературы, стали его героями. Им он хотел подражать, их путем идти во след Христу.

Поступив в 13 лет в Киевскую Академию, Паисий с радостью начал учиться, не забывая при этом о главном – о душе. Написав для себя короткое правило, мальчик стремился неукоснительно его соблюдать: не осуждать своих братьев даже тогда, когда собственными глазами видел их согрешения, никогда ни к кому не иметь ненависти и от всего сердца прощать ближним их согрешения.

С первых дней учебы Паисий мечтал о монашеской жизни. Посещая в свободное время Киево-Печерскую Лавру, он непременно бывал в святых пещерах, пропитанных благодатным духом первых русских иноков. Паисий мечтал принять монашеский постриг непременно в бедной, удаленной от мирского шума обители.

Все больше недовольный уровнем преподавания в Академии в 17 лет Паисий бежит из Академии, чтобы, наконец, осуществить свою тайную мечту – начать иноческую жизнь под руководством старца. Паисий, юноша из знатной семьи, становится одним из нищих странников, бродивших в то время по бесконечным просторам России в поисках истинного духовного руководства.

Духовная жизнь послепетровской империи находилась в глубоком кризисе. Церковная реформа не пощадила никого. Начав с упразднения патриаршества, превратив священнослужителей в чиновничий класс, царь Петр обрушился и на монахов. В стране резко сократилось число монастырей. Многие из них были отданы под казармы и дома инвалидов. К середине века иноческая жизнь, лишенная старческого руководства, совершенно оскудела даже в прославленных обителях.

Паисий долго странствовал из страны в страну, но нигде не находил мудрого и опытного наставника. Приняв постриг в одном из украинских монастырей, прожив некоторое время в молдавских скитах, Паисий решился покинуть родину, идти на Афон, полагая там, в знаменитом монашеском царстве, достичь желаемой цели.

Испытав великую радость от соприкосновения с древними святынями Афона, Паисий вскоре пережил и огромное разочарование. Святая Гора была уже не тем царством духа, о котором мечтал 24-летний инок. Афон находился во владениях инославных турков, которые всячески притесняли монахов, из-за чего монастыри беднели и входили в неоплатные долги. Монахи расходились из своих обителей. Многое из богатой монашеской традиции было утеряно. Паисий не нашел и на Святой Горе духоносного наставника.

Поселившись в убогой келии, питаясь хлебом и водой, да и то через день, Паисий провел четыре года в одиночестве и безмолвии. Его утешением и путеводной звездой становятся рукописи святоотеческих писаний, которые он находит в монастырских библиотеках болгарских и сербских обителей. Впитывая в себя опыт древних подвижников, Паисий постепенно превращается в мудрого наставника.

Когда в его одинокую келью пришел юный Виссарион, Паисию уже было что сказать новоначальному иноку. Через несколько лет рядом с первыми учениками жило уже 50 монахов. Уступая просьбе братии, Паисий принял сан священника, и стал настоятелем славяно-молдавского братства в Ильинском скиту. Евангельский дух любви прочно соединил разных по возрасту и языку иноков: молдаване, украинцы и русские жили единой душой и единым сердцем.

Отец Паисий ввел в жизнь Ильинского скита забытую многими на Афоне практику «умного делания». Монахи трудились, читали святых отцов, беспрекословно слушаясь старца и непрестанно повторяя Иисусову молитву.

Сопоставляя славянские рукописи разного времени, Паисий обнаружил в текстах массу неточностей, что привело его в недоумение. Пытаясь внести необходимые поправки в славянские рукописи по другим славянским рукописям, Паисий вскоре оставил бесполезный труд. Он понял, что в деле исправления древних славянских переводов святоотеческих писаний ему нужны греческие оригиналы, но их нет ни в одной из известных библиотек Афона.

Старец Паисий ясно сознавал, что без опоры на святоотеческий духовный опыт идти незаблудным путем ко спасению и вести за собой многочисленную братию, вверившуюся ему, не представлялось возможным. Тогда подвижник обращается к Богу с пламенной молитвой. И Господь пришел на помощь. Неожиданно в отдаленном ските во имя святителя Василия Великого отец Паисий обнаружил множество греческих первоисточников. Радость обретения бесценных сокровищ оказалась столь велика, что никакие бытовые трудности не смогли поколебать решимости Паисия собирать древнегреческие рукописи святоотеческих писаний и идти вглубь духовного опыта древних отцов Восточной Церкви.

Испытав многократные притеснения со стороны инославных и узнав о значительном повышении арендной платы турецкими чиновниками отец Паисий принял мужественное решение вернуться в Молдавию. Митрополит Молдавии радушно встретил переселенцев, предоставив Паисию уникальную возможность организовать свой монастырь в Драгомирне – в Богохранимой и православной земле Молдовлахии.

На новом месте все радует и вдохновляет 42-летнего подвижника. В монастыре Святого Духа, живописно расположенном в Карпатских горах, Паисий написал устав, в котором мирно соседствует жизнь трудолюбивая и жизнь созерцательная. Так Паисий поставил последнюю точку в мучительном и трагическом споре «стяжателей» и «нестяжателей», приведшем в XVI веке к разгрому старчества, последствия которого были сокрушительными для всей монашеской и духовной жизни России. Восхищаясь устройством монашеской жизни в греческом монастыре Симеона Нового Богослова, погружаясь в богатейший духовный опыт русского старца Нила Сорского, отец Паисий сделал главный упор на внутреннем устроении души каждого инока. Он непрестанно делился с учениками своим молитвенным опытом, после вечерней трапезы вел беседы с братией, читал им и комментировал святоотеческие труды.

Материалом для поучительных занятий с братией преподобному Паисию служат богодухновенные писания святых отцов Восточной Церкви. Старец исправляет старые славянские переводы святоотеческих писаний и вновь переводит некоторые из них с древнегреческого языка. Со временем он организовал настоящую переводческую школу, плодом работ которой явились переводы многих святых отцов на славянский и румынский языки, разошедшиеся в многочисленных списках по обителям Молдавии, Румынии, Украины, России и Афона. Постепенно огромными совместными усилиями составилась целая библиотека, наиболее известным трудом которой явился сборник древних Отцов Церкви «Филокалия», более известный на русском языке как «Добротолюбие».

До конца своей жизни Паисий не прекращал переводческого труда, хотя трижды ему приходилось начинать свою деятельность на новом месте. Начавшаяся Русско-турецкая война и переход Драгомирнского монастыря вместе с частью Карпат во владение католической Австрии, вынудили монахов покинуть любимую обитель и переселиться в Секульский монастырь.

Когда число братии в новом монастыре достигло трехсот человек, живших в крайней нищете и стеснении, и не было возможности принимать новых братий, правитель Молдавии принудил Паисия вновь переехать. Старец, всю свою жизнь стремившийся к уединению, со слезами на глазах навсегда покинул и эту тихую обитель. Последние 15 лет он прожил в самом большом и знаменитом молдавском Нямецком монастыре.

700 монахов, многочисленные мастерские, сельскохозяйственные угодия, больница, дом для паломников – таково новое обширное хозяйство настоятеля и очень не просто управлять таким монастырем, а тем более довести его до идеала духовной жизни. Но Паисий был не одинок – рядом с ним находились его многочисленные ученики, ставшие опытными наставниками.

15 ноября (28 ноября) 1794 года, на 72 году, старец тихо скончался, не назвав своего преемника, ибо знал, что преемников будет много.

Многочисленные ученики и сподвижники старца понесли живую веру во многие монастыри Молдавии, Украины, России, Греции. Более ста русских монастырей возродились к активной монашеской жизни. Поднялись и достигли расцвета древние северные обители – Валаам и Коневец, прославились на всю страну Оптина и Глинская пустыни, возродилась Троице-Сергиева Лавра.

Восстанавливая утраченные традиции в конце 20 века, Русская Православная Церковь в 1988 году – спустя 200 лет – причислила старца Паисия к лику святых. Преподобный Паисий вновь вошел в жизнь современного монашества, повторяя за Спасителем вечные слова: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

Святые мученики Елпидий, Маркелл и Евстохий пострадали при императоре Юлиане Отступнике (361–363). Святой Елпидий был важным сановником при императорском дворе. Как христианина, его вместе с святыми Маркеллом и Евстохием предали царскому суду. Мученики перенесли многие ужасные пытки и скончались, брошенные в огонь. На месте, где христиане погребли останки святых, было чудесное явление Христа с сонмом Ангелов, и Господь воскресил Елпидия. Тогда император вновь приказал схватить святого мученика. Во время пыток, по молитве святого, рассыпались в прах стоявшие неподалеку идолы. Более шести тысяч язычников, видевших это чудо, обратились ко Христу. Святой Елпидий был вновь сожжен.

Мученик Дими́трий Дабудский
Свя­той му­че­ник Ди­мит­рий про­ис­хо­дил из се­ле­ния Да­бу­да, во Фра­кии, и по­стра­дал при им­пе­ра­то­ре Мак­си­ми­ане Га­ле­рии и его со­пра­ви­те­ле Мак­си­мине. Фра­кий­ско­му пре­фек­ту Пуб­лию до­нес­ли на свя­то­го, что он хри­сти­а­нин, и по при­ка­за­нию пре­фек­та свя­той был схва­чен. На до­про­се Ди­мит­рий сме­ло ис­по­ве­до­вал Хри­ста Бо­гом, го­во­рил о Свя­том Ду­хе и учил о во­пло­ще­нии Иису­са Хри­ста, о Его бла­го­сти и че­ло­ве­ко­лю­бии. За­тем об­ли­чил ду­ше­вред­ное идоль­ское обо­льще­ние, по­ка­зав, как сле­пы и глу­хи те, кои раз­де­ля­ют его. Сво­и­ми ре­ча­ми он силь­но про­гне­вал пра­ви­те­ля, ко­то­рый при­ка­зал от­сечь ему го­ло­ву[1]. Так скон­чал­ся свя­той му­че­ник, при­яв от Гос­по­да небес­ный ве­нец. Чест­ные мо­щи свя­то­го Ди­мит­рия бы­ли по­гре­бе­ны вер­ны­ми и бо­го­бо­яз­нен­ны­ми му­жа­ми, и ис­то­ча­ют ис­це­ле­ния всем при­хо­дя­щим к ним.


При­ме­ча­ния
[1] Сре­ди ис­сле­до­ва­те­лей нет еди­но­го мне­ния от­но­си­тель­но вре­ме­ни кон­чи­ны свя­то­го. В ком­мен­та­рии к жи­ти­ям, со­став­лен­ным свт. Ди­мит­ри­ем Ро­стов­ским, со­об­ща­ет­ся, что мч. Ди­мит­рий по­стра­дал в 307 г., то­гда как прп. Ни­ко­дим Свя­то­го­рец пред­по­ла­га­ет, что он был каз­нен в 298 г.

Явление самой древней на Белорусской земле Купятицкой иконы Божией Матери произошло в 1182 году около села Купятичи, расположенного на реке Ясельда в пределах бывшего Пинского уезда Минской губернии.
Инок Киево-Печерской Лавры Афанасий Кальнофойский в своем труде «Тератургима, или чудеса, совершившиеся, как в самом Печерском монастыре, так в обеих его пещерах», опубликованном в 1638 году в Киеве, повествует о том, что святая икона была обретена в лесу крестьянской девочкой Анной, пасшей скот. Образ – в виде креста – излучал необычайно яркий свет между деревьями. Радостная девочка, отнеся икону Божией Матери домой, спрятала ее в сундук. Вернувшись на прежнее место, она снова увидела сияние между деревьями. Думая, что это другой крест, девочка положила его за пазуху. Вечером, желая показать своему отцу Василию найденные ею кресты, Анна не смогла их найти. Когда же они вместе пришли на пастбище, то уже издали увидели сияние вокруг дерева, на котором ранее чудесным образом был явлен крест. Принесенная в дом икона на следующий же день снова оказалась на прежнем месте в лесу. Пораженные этими событиями, местные жители построили на месте чудесного явления иконы церковь во имя Пресвятой Богородицы, где поставили обретенную икону. С этого времени благодать Божия прославила святой образ Божией Матери различными чудотворениями.

В 1240 году во время набега татары разорили и сожгли село и Купятицкую церковь, но чудотворный образ сохранился в пепле неповрежденным. Вторично святая икона была обретена в конце XV века на месте сгоревшего храма странником-богомольцем по имени Иоаким, возвращавшимся на родину из Иерусалима через Полесье. Не дерзнув взять с собой обретенный образ, он сообщил о чудесной находке местным жителям. Крестьяне, с великой радостью воспринявшие весть о вторичном явлении чудотворной иконы, в сопровождении священника перенесли крест-икону в сельскую церковь, построенную на месте сгоревшего храма. Иоаким же остался при храме пономарем.

В 1629 году при церкви был устроен Купятицкий Свято-Введенский Преображенский мужской монастырь, в стенах которого подвизались будущие святые преподобномученики Афанасий, игумен Брестский (†1648) и Макарий Каневский, игумен Пинский ( †1678).

Игумен Купятицкой обители Иларион Денисович написал сочинение «Описание чудес Купятицкой иконы Божией Матери», в издании которого участвовал также и Афанасий Кальнофойский, дополнив его своими толкованиями.

Во второй половине XVII века монастырь был захвачен сначала католическими, а затем униатскими монахами. В 1655 году православные иноки во главе с наместником, архимандритом Лазарем Барановичем, покидая монастырь, взяли с собой святую икону Богородицы и перенесли чудотворный образ в Киевский Софийский собор, где и поместили в ряду местных икон южного придела апостола Андрея Первозванного.

К чудотворному Купятицкому образу Божией Матери прибегали с благоговением и почитанием не только украинские православные, но не забывали о своей святыне и белорусские верующие. В середине XIX столетия прихожане Купятицкого прихода обратились в Святейший Правительствующий Синод с прошением о возвращении из Киевского Софийского собора Купятицкой чудотворной иконы Божией Матери. Однако прошение было отклонено. Отказ был мотивирован тем, что икона «принадлежала не приходской церкви, построенной в 1822 году, а монастырю, ныне уже несуществующему, и перенесена в Киево-Софийский собор не предками просителей, но православными бывшего монастыря монахами 200 лет назад».

Существуют сведения, что в Софийском соборе чудотворный образ пребывал до конца 20-х годов XX столетия. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Точный список с чудотворной иконы, написанный в XVII веке, находится в настоящее время в Свято-Николаевской церкви села Купятичи Пинского района Брестской области. Для поклонения святой Купятицкой иконе Божией Матери сюда ежегодно стекаются паломники со всей Беларуси.

Купятицкая икона Пресвятой Богородицы представляет собой небольшого размера медный крест. На одной стороне креста рельефно изображена Богоматерь с Предвечным Младенцем на левой руке, на другой – Распятие.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites