«Родители часто преувеличивают значение материального». Дети из многодетных семей: Максим Алексашин.

Старший пономарь храма Святителя Николая на Трех горах Максим Алексашин (45 лет) рос младшим ребёнком в семье. У него две сестры и брат. Максим считает, что его рождение в многодетной семье – это особый Божий Промысл о нём, потому что единственному ребёнку сложнее научиться жить вместе с людьми.
Семья Алексашиных

– Максим, у вас большая разница в возрасте с братом и сёстрами? И кем работали ваши родители?
– Разница со старшей сестрой 7 лет, со второй сестрой – 6 лет, а с братом – 1 год. Наш папа военнослужащий, мама в основном занималась семьей. Иногда устраивалась на работу, чтобы поддержать семью, но на короткие периоды. Работала она не каждый день, а, например, сутки через трое, поэтому всё равно много времени проводила с детьми. Я вообще не помню себя в детстве без мамы – кажется, что она была рядом всегда. Несколько раз ей приходилось ложиться в больницу, и тогда к нам приезжали пожить тётки. Но я это плохо помню, это длилось совсем недолго.
Максим Алексашин
– То, что вы были многодетными, как-то сказывалось на укладе вашей семьи?
– Мы жили так, как жили все советские семьи. Меня и брата отдали в детский сад возле дома. Чтобы забрать нас вечером, мама высовывалась в окно и кричала: «Идите домой!» И мы шли домой. Воспитатели отпускали – веранда располагалась практически под окнами нашего подъезда. Но в то время и с безопасностью было получше. Не было такого, чтобы меня встречали, куда-то отводили – мы всё сами делали. С братом занимались футболом с 1 по 3 класс, вдвоём ездили на Автозаводскую из Орехова-Борисова – это значительное расстояние.

С сёстрами у нас большая разница в возрасте, поэтому мы почти не проводили время вместе. А с братом не расставались, с утра до вечера занимались в каких-то кружках и секциях. Я за ним всё повторял, и даже перенял некоторые привычки, от которых потом пришлось избавляться. Брата я от себя никогда не отделял.

– Считается, что младшие дети – самые залюбленные в семье. Вы согласны с таким суждением?
– Я ждал этого вопроса. У меня никогда не возникало ощущения, что мне отдают предпочтение перед братом и сестрами. Не было такого, чтобы мне уделяли больше времени или внимания, – мне кажется, оно делилось поровну между всеми детьми. Нас всех любили одинаково. Но когда мы уже взрослыми собирались за семейным столом по праздникам и начинали вспоминать, сёстры говорили, что я был самым любимым ребёнком у мамы. Не знаю! Я вообще родился неожиданно. Моего брата папа очень ждал – он военнослужащий, у него росли две дочери, и он очень хотел сына. Брат был долгожданным, а я родился после брата, «не по плану».

– Папа-военный, наверное, строго вас воспитывал?

– Мы должны были всё делать по часам, хотя нам это не удавалось. Утром вставали и сразу принимались заправлять кровати, ровно как в армии. Делали зарядку, совершали утренние пробежки. Папа строго требовал с нас. Взять такую простую вещь, как уборка. Как обычно родители просят детей помочь? Дают какое-нибудь задание – например, убрать вещи в шкаф или пыль вытереть. В некоторых семьях детям вообще ничего не поручают. А мы должны были не просто сделать в комнате полную уборку – папа проверял, хорошо ли мы всё сделали, правильными ли средствами при этом пользовались. Если убирали спустя рукава, приходилось переделывать. С сёстрами, кажется, он не был так строг. Но это не помешало нам с братом вырасти неорганизованными людьми! Ни он, ни я не пошли по стопам отца, выбрали для себя мирные профессии.

– Семья была неверующей?
– Наши родители были настоящими советскими людьми, в Бога не верили. Первым в семье начал воцерковляться брат Павел; он в то время был уже женат. За ним следом воцерковилась мама. Помню, они вместе начали соблюдать Великий пост, ходили на службы. Ко мне брат периодически подступал с этим вопросом, но я всячески отнекивался и старался избегать разговоров на тему религии. К вере я пришёл позже, сам по себе; мне было уже 33 года. Сейчас из нашей семьи неверующими остались только папа и старшая сестра.
Братья и сестры

– Много ли детей у каждого из вас?
– У старшей сестры двое детей, у второй сестры детей нет, у Павла шестеро, а у меня трое. Если Бог даст, может быть, у меня ещё будут дети.

– На ваш взгляд, в чём преимущество многодетной семьи?
– Большая семья – это саморегулирующийся организм. Бывает, родители рожают одного ребёнка и думают: «Мы с одним не справляемся, как же мы будем справляться с двумя, с тремя!..» Но парадокс в том, что чем больше детей, тем проще с ними справляться. Взрослые братья и сёстры берут на себя какую-то часть ответственности… Хотя мне, наверное, неправильно об этом рассуждать, ведь я всегда был младшим. Вот если бы у меня были меньшие братья и сёстры, тогда моё мнение было бы авторитетным.
Алексашины с родителями
В большой семье учить нужно только старшего ребёнка, остальные дети уже берут пример с него. Обычно это так и происходит: в первого ребёнка родители вкладывают очень много, пекутся, чтобы он всё делал правильно… Особенно родители, достигшие определённой зрелости. А младшие дети просто смотрят, как поступают другие, и повторяют за ними. Ребёнок, который воспитывается один, лишен этих примеров.

Сейчас я понимаю, что моё рождение в многодетной семье – удивительный Божий Промысл обо мне. Не утверждаю, что такой путь единственно правильный, но ребёнку лучше воспитываться в большой семье. Это школа жизни – у человека с самого детства есть готовые сценарии, как надо поступать в разных ситуациях. Я вообще не очень общительный человек, но при этом социально ориентированный – ни в детском саду, ни в школе у меня не возникало проблем со сверстниками: я был открыт и включён в общение. То, что даёт семья, очень помогало мне в отношениях с людьми – и в детстве, и во взрослом возрасте. В семье ты учишься таким вещам, получаешь такие знания, которые очень пригодятся в жизни. Конечно, тут играют роль многие факторы – и какое образование у родителей, и какой достаток…

– Вот достаток – это фактор, который многих останавливает от рождения детей.
– Нельзя тесно связывать такие понятия, как дети и деньги. То есть между ними есть взаимосвязь, но не такая прямая, как думают многие. У нас была очень скромная семья, хотя мой папа, будучи военнослужащим, получал хорошую зарплату. Но всё равно нам не хватало. Не то чтобы я был обделён чем-то; в Советском Союзе все жили более-менее одинаково, за исключением, пожалуй, номенклатурных и дипломатических работников. Бывало, я попадал в семьи, где меня угощали киндер-сюрпризами и пепси-колой, и для меня это было что-то удивительное. Но в целом я не чувствовал себя обделённым: у нас была качественная одежда, мы ели досыта. Папа всё делал для семьи, и острой нужды у нас не было. Конечно, когда мы с мамой приходили в магазин и просили её купить какую-нибудь игрушку, мама обычно отвечала: «На это нет денег». Мы спокойно на это реагировали: нет – так нет. Скандалов не устраивали. А мама потом находила возможность и всё-таки покупала игрушку, которая нам понравилась.

Мне кажется, ребёнка нужно воспитывать достаточно строго, даже если родители не ограничены в финансовых средствах. Дети должны понимать, что деньги составляют определенную ценность, их нельзя швырять бездумно на развлечения. Думаю, родители часто преувеличивают значение материального. Ребёнку важнее, чтобы у него была любовь, чтобы были взаимоотношения, поддержка, внимание. Пусть они ютятся в маленькой квартирке – если есть любовь, всё остальное приложится. А если нет любви, никакие деньги не сделают людей счастливыми.

С Максимом Алексашиным
беседовала Анна Берсенева-Шанкевич
https://pravoslavie.ru/142232.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites