Наши богослужебные книги со стороны орфографии. Романский Н. А.

Псалтирь, 1657-й год.


Опубликовано:

Христианское чтение. 1907. № 7. С. 96-105.

Сканирование и создание электронного варианта: Санкт-Петербургская православная духовная академия (www.spbda.ru), 2009. Материал распространяется на основе некоммерческой лицензии Creative Commons 3.0 с указанием авторства без возможности изменений.

СПбПДА

Санкт-Петербург

2009



Наши богослужебныя книги со стороны орфографии

___

Едва-ли можно серьезно оспаривать то положение, что наши богослужебныя книги по конструкции речи, неудобовразумительности многих слов и темному смыслу некоторых выражений представляются мало доступными для понимания современнаго общества и в этом отношении требуют пересмотра. Об этом уже много писали и пишут. Но здесь, в этой заметке, я желал бы обратить внимание на другую сторону вопроса, а именно на ту орфографию, которая ставит широкие круги в недоумение. Я имею в виду способ печатания высочайших имен Божиих, а также имен собственных и названий священных предметов и лиц в наших богослужебных книгах. В изданиях типографий С.-Петербургской и Киево-печерской в 60-70 годах прошлаго века эти имена и названия печатались, согласно правилам грамматики, с прописных (больших) букв, но с половины 80-х годов издания этих типографий уже носят те особенности, которыми всегда и с такою настойчивостию отличались издания московской синодальной типографии. Особенность эта заключается в том, что имена Божии, собственныя и названия священных предметов и лиц печатаются не с прописных (больших), но с строчных (малых) букв, каковая орфография в некоторых ревнителях православия возбуждала и продолжает возбуждать порицание, а в широких кругах общества всегда порождала недоумение. Ведь и в самом деле нельзя не считаться с заявлениями тех, кто с порицанием утверждает, что имена

НАШИ БОГОСЛУЖЕБНЫЯ КНИГИ СО СТОРОНЫ ОРФОГРАФИИ (стр. 97 журнала)

Божии в наших богослужебных книгах низводятся в разряд имен человеческих и не имеют подобающаго своему достоинству отличия и почета пред прочими словами низшаго порядка. Недоумение усиливается от того обстоятельства, что в тех же книгах имена Августейшей фамилии выделяются особым (жирным) шрифтом. В некоторых епархиях, напр., в московской по этому поводу даже возникала официальная переписка.

Не зная тех своеобразных соображений, которыми вдохновляется в данном случае синодальная типография, многие и образованные люди при объяснениях подобнаго рода становятся в тупик. Мне известен, напр., случай, когда даже законоучитель одной из московских гимназий на предъявленный ему в этом смысле вопрос учеников не мог дать ответа и сам смутился.

Конечно, обществу не безъинтересно знать, какими же соображениями руководствуется московская синодальная типография в своей орфографии и на сколько тверды выставляемыя ею основания для оправдания своей практики? У нас под руками любопытный документ, проливающий свет по этому предмету, а именно отзыв конторы московской синодальной типографии, представлявшийся в начале 1880 года г. Синодальному Обер-Прокурору Д. А. Толстому. Судя по тому, что вслед за этим отзывом конторы московской синодальной типографии наши богослужебныя книги в С.-Петербурге и Киеве стали печататься согласно орфографии московской печати, надо полагать, что этот отзыв для высших духовных сфер имел решающее значение, так что московскую синодальную типографию в этом случае можно справедливо считать руководительницею и вдохновительницею существующей в наших богослужебных книгах орфографии в способе печатания имен Божиих, собственных и названий священных предметов и лиц. Вот те основания, какия приводятся московскою синодальною типографией в отзыве ея конторы.

Последняя заявляет, что имена Божии хотя и печатаются не с прописными, как в книгах гражданских, а с строчными начальными буквами, но взамен того над этими именами разно как и над другими священными словами, везде ставится покрытие или титло, употребляющееся в церковной печати не для сокращения письма, как в древних рукописях, но единственно, как почетный знак. Отличение или «почита-

ХРИСТИАНСКОЕ ЧТЕНИЕ (стр. 98 журнала)

ние» титлом имен Божиих и священных слов издревле составляет одно из первых правил церковнославянскаго правописания. Благочестивые орфографы стараго времени, замечает контора, больше всего наблюдали, чтобы имена Божии и священныя слова никак не смешивались в правописании с другими словами, но всегда были отличаемы от них взметом или покрытием, т. е. титлом «яко венцом славы». С этою целию в «Алфавите» или орфрграфическом наставлении первой половины 17 века все слова разделяются на три разряда, т. е. на означающия «святость, посреднее (обыкновенное) и отпадшее». Священныя слова, над над которыми должно ставиться титло, перечисляются там подробно и вместе указываются случаи, при которых какое-либо слово из высшаго разряда ниспадает в низший и вследствие того лишается этого почетнаго знака; например: А. «Святых агг҃лъ и святых ап҄лъ и священных архиеп҃копъ покрыто пиши сиречь под взметом: понеже что покрыто пишется, то свято, ангелов же сопротивника и апостолов не боговдохновенных и архиепископ не священных отнюдь не покрывай, но складом пиши: понеже враждебно Божеству и человеческому естеству. Врага и сопротивника и антихриста складом пиши. Смотри о сих в весь алфавит сей прилежно и не неради о сих», а в заключении преподается такое увещание: «и сего ради, господине, совет даем тебе о Христе и молим любовь твою. Господа ради, не смешай, яко-же рех, несмесная, во всем тщися святость от посредняго и от отпадшаго всяко отделяти, и почитай святость везде взметом и покрытием, яко свята сущи и честна и всякия похвалы и славы достойна».

Таким образом, отличая имена Божии и вообще наименования священных и досточтимых предметов титлом, церковная орфография, по взгляду конторы московской синодальной типографии, не имела и не имеет надобности прибегать для их отличия к прописным буквам, которыя в ней имеют другое назначение и употребление, - служат указателями начала книги, особой статьи, отдела, материи, а также указателями начала стихов той или другой главы в библейских чтениях. Равным образом церковная орфография, по взгляду той же конторы, не употребляет прописных букв и в начале имен собственных как в виду того, что эти имена уже сами по себе, своим произношением и складом,

НАШИ БОГОСЛУЖЕБНЫЯ КНИГИ СО СТОРОНЫ ОРФОГРАФИИ (стр. 99 журнала)

явственно отличаются для читающаго от всех прочих слов в тексте, так и для избежания утомительной для глаз пестроты в печати и разных других неудобств, как напр.: при начинании прописными буквами собственных имен и слов не могло бы быть узнаваемо во многих случаях начало стихов, отличаемое также прописными буквами.

К сему контора прибавляет, что только со времени введения гражданских шрифтов, за неимением в них титла, начали употреблять, по примеру иностранной печати, прописныя буквы в начале священных и почетных слов, а также и собственных имен. Этот прием гражданскаго правописания еще с 18 века усвоили и некоторыя церковно-славянския издания, назначаемыя преимущественно для домашняго употребления.

Что касается ссылки на общепринятыя правила современной грамматики, то эта ссылка, по взгляду конторы, напрасна. В действительности ни грамматика, ни практика современной гражданской орфографии еще не выработали никаких общепринятых правил по многим вопросам об употреблении при тех или других словах прописных букв. Контора задает вопрос, следует ли, например, начинать прописными буквами только собственно имена Божии, или и относящияся к ним местоимения личныя, притяжательныя и указательныя, прилагательныя и причастия, заступающия место имени собственнаго или существительнаго, а также имена существительныя? Какими буквами и в каких случаях начинать многия другия слова, означающия священные предметы, лица и понятия, напр., слова: «церковь (собрание верующих), Матерь (Господа), Ангелы, Апостолы, Пророки и пр.? Наконец, следует ли печатать с прописными начальными буквами только имена собственныя, или и производныя от них прилагательныя? Все подобные вопросы, за отсутствием общепринятых правил, решаются в современной орфографической практике разноречиво. В разных изданиях встречаются разные методы по употреблению в начале тех или других слов прописных букв и в каждом почти издании нередкия отступления от принятаго им же самим метода, так что одно и то же слово с одним и тем же значением в иных случаях начинается прописною, в других строчною буквою. Вообще – ни в чем так часто не сбивается и не впадает в противоречие современная орфография, как именно в упо-

ХРИСТИАНСКОЕ ЧТЕНИЕ. (стр. 100 журнала)

треблении при разных словах прописных букв. Следовать за нею на этом пути, по взгляду конторы, значило бы внести в область церковнаго правописания ту же рознь, те же колебания и преткновения, которыми страдает нынешняя гражданская орфография: словом, вместо улучшения внести порчу.

Таковы соображения конторы московской синодальной типографии в защиту существующаго в ней порядка в издании богослужебных книг.

Однако, мы не можем согласиться с высказанными этой конторой доводами.

Если титло или покрытие, действительно, употребляется в церковной печати «единственно, как почетный знак» для имен священных, то все имена священныя и должны бы быть с титлами. Но на самом деле этого нет. С титлами и покрытиями печатается сравнительно небольшое число священных слов, а множество других остается без всяких титл, напр., имена Божии – «Творец, Создатель, Искупитель, Вседержитель, Утешитель» и другия никогда не встречаются с титлами. Из собственных имен священных лиц только «Иисус, Христос, Мария», имеют на себе титла; все же прочия безчисленныя имена святых не имеют титл. Затем, слова «Ангелы, Архангелы» печатаются с титлами, а слова «Херувимы и Серафимы» и прочия наименования безплотных сил – без титл. Все это служит доказательством, что титла первоначально введены вовсе не для отличия имен священных от несвященных, а просто, как знаки словосокращения, ибо они ставятся только над теми словами, которыя чаще других употребляются.

Но допустим, что титла – действительно знаки отличия для имен священных. Является вопрос: все ли разумеют такое их значение? Нет. Кроме немногих ученых знатоков старины, кроме некоторых специалистов типографическаго дела, все современники, можно смело сказать, не понимают этого значения титл и смотрят на них «единственно», как на знаки словосокращения. Если же для огромнаго большинства современников титла не понятны, как почетныя знаки, то отсюда следует, что нужно ввести в употребление в церковных книгах другие, понятные современникам, знаки отличия имен священных и именно прописных букв, значение которых в настоящее время более или менее известно всякому школьнику, вообще всякому грамотному человеку.



Об орфографии богослужебных книг. Романский Н. А.

https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Romanskij/nashi-bogosluzhebnye-knigi-so-storony-orfografii/

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites