Цифробесие или агония властей предержащих

Изнанка прогресса. Какое будущее ждёт наших детей. Ольга Четверикова

Цифробесие или агония властей предержащих

Ольга Николаевна Четверикова, кандидат исторических наук, доцент, член Союза писателей России, директор Центра геополитики Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ.

Человек- легенда.
Столько лет говорить о духовно-социально-нравственном кризисе в стране, открыто говорить о демонизации общества, терять работу из-за этого, быть причисленной к конспирологам, маргиналам, сектантам, да куда угодно, лишь бы только не дать людям поверить ее словам; и все равно упорно бить в набат, будить общество, и быть наконец-то услышанной страной, благодаря "пандемии".
Выйти из тени и маргинального клейма- дорогого стоит.
Это ж сколько силы духа в этой хрупкой
женщине!

Комментарии (8)

Всего: 8 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 08.08.2020 20:23
  
0
Вне формата с О.Н. Четвериковой. Скрытая и явная угроза под прикрытием коронавируса

#2 | Феориев Х.Р. »» | 09.08.2020 18:23
  
0
Митрополит Марк о вакцинации и чипировании


Священник Максим Первозванный: "Кто опасается чипизации, вакцинации и 5 G - своего рода секта"


Первые наносенсоры сделали еще в 1999 году. Жидкие наносенсоры используются в медицине довольно широко,


МОСКВА, 15 июл - РИА Новости/Прайм. Глава РФПИ Кирилл Дмитриев заявил, что у России нет нужды красть разработки вакцин в Великобритании, так как AstraZeneca договорилась с "Р-Фарм" о производстве вакцины в РФ и уже передала все наработки???.

Ранее в четверг Национальный центр кибербезопасности Великобритании заявил, что якобы связанные с Россией хакеры пытались похитить в Британии, США и Канаде данные о разработке вакцины от COVID-19. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отверг эти обвинения.

"Нет нужды "красть" что-либо из Оксфорда, поскольку AstraZeneca уже договорилась с одной из наших портфельных компаний "Р-Фарм" о производстве оксфордских вакцин в России. Поэтому нет необходимости что-либо красть, нет нужды в секретах. Все уже передано "Р-Фарм", которая будет производить вакцину AstraZeneca в России с использованием всех технологий и ноу-хау", - сказал Дмитриев в интервью британскому Times Radio.

В Великобритании вакцины от COVID-19 разрабатывают два научных центра: Оксфордский университет и Imperial College в Лондоне. Разрабатываемая в Оксфорде вакцина от COVID-19 начала испытываться на людях с 23 апреля. Позднее стало известно, что партнером исследований стала фармацевтическая компания AstraZeneca.

ГК "Р-Фарм" специализируется на разработке, производстве и коммерциализации высокотехнологичных лекарственных средств, лабораторного оборудования и медицинской техники. Группа работает на территории РФ, а также в странах СНГ, США, Германии, Японии. Среди акционеров - основатель компании Алексей Репик и японская компания Mitsui (10%). Долей "Р-Фарм" также владеет РФПИ через Российско-японский инвестфонд.
#3 | Феориев Х.Р. »» | 17.08.2020 09:27
  
0
Апокалипсис под расчёт: Глубинная цифровизация как обнуление человечества


"Цифровой концлагерь", "тотальный цифровой контроль", "число зверя"... Эпопея с "цифровым обеспечением" самоизоляции во время пандемии COVID-19 здорово подогрела (даже вскипятила) страсти вокруг цифровизации. Люди не просто испугались электронных пропусков – они вспомнили обо всех своих опасениях, связанных с "цифрой": о накапливающихся в течение жизни персональных данных, о "цифровом контроле" не только за теми фактами, которые ты сам предоставляешь цифровому начальству, но и за твоими покупками, интересами, интернет-пристрастиями и политическими взглядами.


И пугает людей не только возможный цифровой контроль "Большого Брата" из антиутопии Оруэлла "1984" – всемогущего тоталитарного государства. И не только угроза (вполне реальная) криминального доступа к персональным данным со стороны разных коммерческих структур или просто мошенников. Страшит возможность анонимного, рассредоточенного контроля – потому что физически сервера, на которых находится всё то, что мы о себе знаем и не знаем, – за пределами территории России, под полным контролем и при необходимости управлением чужих государственных или надгосударственных структур.

Люди нервничают, пугаются, впадают в отчаяние, а в ответ им раздаются раздражённо-снисходительные упрёки очень умных и современных государственных банкиров, депутатов-единороссов и телепропагандистов: кто вы такие, нелепые и неосведомлённые люди, чтобы судить о грядущем торжестве новых цифровых технологий и наступающем царстве искусственного интеллекта? И, не получая ни уважительных разъяснений, ни внятных ответов на обоснованные тревожные вопросы, люди на самом деле впадают в панику и в истерику. И, как луддиты, с яростью отвергают огромные и несомненные возможности, которые открыли перед людьми новые информационные технологии.


Но ярость и психоз попросту отводят нам глаза от гораздо более глубоких и страшных вещей. От той "цифровизации", которая намного опаснее интернета, биткоинов и Big Data. От базовой основы нынешней "мировой" (на самом деле западной) цивилизации. От того, что обессмысливает, опустошает и разрушает все стороны нашей жизни – от веры, культуры, семьи и морали до образования, науки и тех самых полезных и нужных людям цифровых технологий.


Апокалипсис – это учёт
Глубинная цифровизация (будем так её теперь называть) пришла к нам, по большому счёту, в XX веке. Хотя в каком-то смысле о ней говорили и раньше – например, Лев Толстой в романе "Война и мир", для которого "движение больших масс людей" стало новым смыслом истории, которую раньше измеряли в "великих вождях" и прочих полководцах. В реальность XX века цифра вошла как символ массовой смерти: в бельгийском Конго, где чиновники короля Леопольда II физически уничтожили до 10 миллионов человек (около половины населения) и на полях сражений Первой мировой войны. И чтобы спасти человечество от массового стресса, а элиты – от признания своей вины и покаяния, оставалось перевести эту гекатомбу в цифру.

Отрицать необходимость учёта и подсчёта для понимания всё более огромного мира было бы просто чушью. Но следующим шагом стало нечто намного менее естественное, чем статистика, и далеко не сразу осмысленное – сведение этого мира к чистой цифре, к отчёту и учёту.

Перепончатокрылая ленинская фраза "Социализм – это учёт" показала, куда ведёт человечество "ленинский курс". Безумная, маниакальная идея поставить под контроль все аспекты общественной жизни – от экономических результатов и социальных проблем до уровня трудового энтузиазма (вроде контроля над перевыполнением плана) – обернулась химерой "советской пятилетки", которая к 70-м годам XX века превратилась в планирование перевыполнения плана (который можно было постфактум скорректировать, то есть понизить показатели, чтобы к отчётному сроку превратить "невыполнение" хотя бы в недоперевыполнение – такое слово, кстати, тоже было).

Знаменитая "красная цифровизация" обеспечила полную победу отчётности над жизнью. Продуктом этой победы стал дефицит, а символом – слова Александра Твардовского: "Обозначено в меню, а в натуре нету". Лукавая цифра докладывала о постоянном "росте благосостояния советского народа", а в магазинах периодически пропадали не только мясо и сыр, но и туалетная бумага, репчатый лук, сгущённое молоко и книги классических русских писателей. В конце концов обожествление учёта свелось к полной утрате контроля над советской экономикой и крушению советской власти.

Но в самой инфернальной форме в середине прошлого века сведение человека к цифре реализовалось в нацистских концлагерях смерти – ну и в ГУЛАГе тоже. Правда, в ГУЛАГе номера нашивались на одежду, которую можно было снять, а нацистов выжигали их на коже узников. Впрочем, и в том, и в другом случаях человека цифровизовали, чтобы вычеркнуть его из мира живых душ, лишить его личности и – как они надеялись – жизни, как здешней, так и вечной.


Образование – это стандарт
Цифровизация образования обосновывалась даже более рационально и человеколюбиво, чем плановая экономика. Массовое, всеобщее образование, охватывающее миллионы детей в огромной стране, нельзя было оставить без определённых рамок, обязательных для всех. В СССР дети от Бреста до Петропавловска-Камчатского должны были получить базовые знания и – по результатам своей учёбы – оценки их знаний, с которыми они могли бы впоследствии, например, поступать в вузы. Пятёрка же в Бресте равнялась пятёрке в Петропавловске безо всякого сомнения.

Все эти необходимые статистические рамки разрабатывались высокоразвитой советской педагогической наукой, которая умела связать между собой разные цифры и факты – о возможностях детской психики в зависимости от возраста, о знаниях, необходимых для социализации, о требованиях народного хозяйства, о номенклатуре специальностей и т. д.

Однако образовательные стандарты в СССР оставались именно рамками. При всей цензуре и безальтернативности программ передача детям знаний шла через живой голос учителя, через его душу и через меловые линии на грифельной доске. И эти же живые учителя ставили оценки – не только по числу ошибок в буквах и неправильных решений в числах, но и по своему личному, человеческому пониманию ребёнка, его возможностей и достижений. Да и пятёрки с четвёрками продолжали – в скобках – поясняться словами "отлично" и "хорошо".


Конечно же, это была очень шаткая и часто несправедливая система. Субъективизм учителя, коррупция (в те времена часто не денежная), прямые указания сверху, – всё это было. Разные требования в разных школах и в разных концах страны – было. Подтасовки результатов экзаменов для лучшей отчётности перед начальством – тоже. А введение ЕГЭ (независимый от произвола учителей и чиновников механизм справедливого измерения уровня знаний), образовательные стандарты (только рамочные требования, допускающие вариативность образования), а также международное образовательное сотрудничество в рамках Болонского процесса (чтобы дипломы о высшем образовании в России и в остальном мире признавались бы на взаимной основе), – всё это обосновывалось исключительно интересами детей, эффективностью и конкурентоспособностью образования. Очень многие были с этим согласны – в том числе и педагоги.

Но получилось другое
Защита от субъективизма педагогов превратилась в защиту системы от личности, в войну на уничтожение субъектности – то есть индивидуальности ученика и его личной, человеческой связи с учителем и с учёбой. А методы совершенно необходимого учёта – в механизм замены образования отчётностью, а школьника и студента – цифрой в графе этой отчётности.

Введение ЕГЭ в течение нескольких лет разрушило учёбу школьников в выпускном классе: весь год отныне был посвящён цифровому натаскиванию в сдаче тестов (с практически полным отказом от "лампового" – человеческого и традиционного – образования и воспитания). Болонский процесс в высшем образовании не помог адаптировать документы о высшем образовании к европейским и мировым стандартам, а принялся рушить нашу высшую школу, возводя на её месте картонные муляжи бакалавриатов и магистратур. Унификация высшего образования в рамках модульной системы (так называемые образовательные кре́диты – они же "зачётные единицы Карнеги") вышла далеко за рамки механизма обеспечения сопоставимости результатов учебного процесса: она понемногу свела всё университетское многообразие к взаимозаменяемым галочкам в итоговых таблицах. Теперь ничто уже не могло сдержать высшую школу от движения по любимому пути Германа Грефа – от "лишних знаний" и развития "мозговой мускулатуры" творцов и думающих людей к KPI эффективных менеджеров и успешных потребителей.

Ну и – в завершение всего – в последние дни (надеюсь, что не в самые последние дни русской школы) они повели дело к полной и окончательной цифровизации образования через "дистанционку". Это уже какая-то дьявольская смесь из ЕГЭ, модульной системы и примитивных компьютерных программ на месте живых учителей. Что-то совсем уже похожее на "воспитание" условных рефлексов у собачек Павлова.


Единица – вздор, единица – ноль
Гениальный певец "адовой работы" на благо коммунизма Владимир Маяковский провидчески сформулировал суть будущей цифровизации через аллегорию, с помощью которой он пытался обосновать тоталитаризм партийной диктатуры.

Молодые читатели, возможно, не помнят или не знают этих запоминающихся строф – так позвольте процитировать.

Единица – вздор, единица – ноль, один – даже если очень важный – не поднимет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный. ... А если в партию сгру́дились малые – сдайся, враг, замри и ляг! Партия – рука миллионнопалая, сжатая в один громящий кулак.

Замечательное по своей глубине саморазоблачение! Единица – личность – приравнивается к нулю, но тут же утверждается, что очень много нулей равны бесконечности. Враньё – и этому учит нас подлинная наука о цифрах, арифметика: миллион, умноженный на ноль, это всего лишь ноль.

Поэтому "глубинная цифровизация" – это обнуление человека и всего, что с ним связано.

Советская "пятилетка качества" (1970–1975 годы) – переход от измерения выпускаемой продукции в литрах, тоннах и кубометрах к измерению в "условных рублях" произвольно назначаемых властью цен.

Эффективный, в точности по западным стандартам, менеджмент научных исследований (блестящая спецоперация наших "спецучёных" успешно сокрушила твердыню Российской академии наук, с которой ничего не смогли сделать ни Ленин, ни Сталин, ни Хрущёв) поставил в центр своей системы учёта, контроля и финансовой оценки научной работы высосанные из пальца "индексы цитирования". Которые не оставили никаких шансов гениальным математикам (одна-две гениальные работы за год, а то и за пять лет) в сравнении со специалистами по логистике продвижения кнопкодавительных услуг (30-31 публикация в месяц).


Эффективные системы учёта экономического эффекта театральной деятельности дали возможность коммерсантам от искусства похоронить легендарный русский театр и протащить вместо него вакханалию бездарной порнографической "богомоловщины".

"Глубинная цифровизация" того, что называют цифровым развитием (то есть внедрения колоссальных возможностей новых информационных технологий в жизнь человека), превращает, если уже не превратила окончательно, этот несомненный прорыв в будущее в чёрную дыру в никуда: вместо того, чтобы работать на человека, усиливать и укреплять его во всё более сложном мире, эта цифровизация делает его всё более бесправной и бессильной игрушкой в руках неведомо кем написанных алгоритмов. Впрочем, как это "никем"...

Ну и продвинутая система КПЭ (ключевые показатели эффективности) – а на самом деле KPI (Key Performance Indicators, или, как я это перевожу, ключевые индикаторы перформанса). Ими сегодня измеряется всё, что угодно – от работы офис-менеджеров или медиа до профпригодности губернаторов. Точнее, не измеряется, а подменяется.

Любая оценка человеческой деятельности сводится к количественным и качественным методам. Никакой самый продвинутый соцопрос не даст тех результатов, которые покажет фокус-группа, проведённая талантливым и опытным модератором. Никакие индексы Хирша не помогут созданию устойчивой репутации учёного в пока ещё недобитом научном сообществе. Никакие де́биты и кре́диты не заменят интуитивной, основанной на личном учительском опыте, оценки таланта, одарённости ученика.
Более того, буквы и слова невозможно свести к цифрам.

Язык, – пишет философ Ноам Хомский в своей книге "О природе и языке", – не является коммуникацией в собственном смысле этого слова. Это система для выражения мыслей, то есть нечто совсем другое. Её, конечно, можно использовать для коммуникации… Но коммуникация ни в каком подходящем смысле этого термина не является главной функцией языка.

Скажем проще: язык – это, прежде всего, коммуникация духа с душой и личностью. Нечто неизмеримое и только отчасти умопостигаемое.

А вот попытка цифровизации духа – это уже совершенно апокалиптическая технология. То самое предсказанное число зверя – не в виде прямо и грубо поставленного штампа на лбу, а в виде порядкового номера, приравнивающего к нулю человека и человечество.
#4 | Феориев Х.Р. »» | 17.08.2020 17:45
  
0
Золотого стандарта для ковид-тестов до сих пор нет!








Сокращённая стенограмма интервью:

Доктор Эндрю Кауфман (Andrew Kaufman) в интервью с Делом Бигтри (Del Bigtree) на вопрос о сомнении в наличии вируса SARS COV-2 ответил:

– Я хочу всего лишь разделить два понятия: это название SARS COV-2, которым они назвали то, что считают вирусом, и COVID-19, как заболевание. Я, в принципе, отвергаю оба варианта, но это не значит, что я отрицаю смерть людей во время пика смертности с конца марта по май месяц. У меня просто другое объяснение этим смертям.

В самом начале, когда я заметил подозрительны вещи в политике властей по борьбе с пандемией, – а эта политика полностью противоречит всему тому, что предпринималось в прошлом, – я изучил статьи в которых утверждалось, что вирус был выделен. Этих статей было четыре. Я их внимательно прочитал, но мне пришлось кое-что уточнять по причине использованных в них терминов, – мне потребовалось время, чтобы понять, что именно они сделали. Я обнаружил, что они не выделили и не определили, что это за вирус.

Для того, чтобы выделить вирус – а вирус – это частица с мембраной, внутри которой находится генетический материал, а снаружи – протеин, – надо использовать повреждённую вирусом ткань больного человека, в данном случае – лёгочную жидкость потому, что больные имеют симптомы респираторной болезни. Но они не выделяли эти частицы из лёгочной жидкости и не проводили посев!

Недавно вышла статья, в которой задали прямой вопрос авторам этих четырёх статей – вы можете доказать наличие выделенного вируса? Все четверо ответили, что они не выделяли вирусные частицы и им неизвестно, о происхождении генетического материала.

На вопрос Бигтри, по какой причине исследователи не стали это выяснять, хотя в этом не было никаких трудностей, Кауфман ответил.

– Отличный вопрос, это очень важно потому, что все эти предпринятые правительствами меры были основаны на научных предположениях, не имеющих подтверждений. Эти исследователи всё это могли бы сделать – выделить вирус, – если бы вирусная частица существовала на самом деле. Процедура выделения нового вируса уже известна очень давно и применялась много раз. Эта процедура применялась при выделении многих других вирусов и низших организмов, так, что не было причин этого не делать. Стоимость чуть выше и необходимо больше времени. Сначала они могли бы найти генетический фрагмент, который они считают частью вируса, но не могут доказать его происхождение, и опубликовать это в виде предварительного отчёта. А затем провести и остальную процедуру определения, чтобы отбросить все сомнения в том, что это и есть тот самый вирус.

Бигтри перебил его утверждением, что Кауфман утверждает, что нет никакого нового вируса, что это обычный сезонный коронавирус, и Бигтри высказал собственное предположение, что на самом деле выделение вируса было проведено, но не был получен тот вирус, о котором все говорят. И задал вопрос – от чего болеют люди?

– Это вопрос, на который надо отвечать раздельно. Возможно, ответы будут разные в зависимости от географического положения и от того, что именно произошло. Я могу с уверенностью сказать, что нет ни одного учёного, который бы выделил этот вирус и установил бы его связь с новым заболеванием. Нет никаких научных доказательств этому. В разных местах наблюдались всплески смертности, но мы должны искать иные причины этой смертности в силу того, что нет никаких убедительных доказательств того, что их причиной является вирус.

Бигтри начал свой следующий вопрос с того, что во многих странах учёные находят коронавирус и в канализации, и в крови пациентов и уверяют, что он был уже в 2019 году, и спросил, если нет никакого вируса, то может ли Кауфман ответить на вопрос, что эти учёные ищут?

– Да, конечно. Они тестируют на наличие коротких фрагментов генетического материала, в данном случае – РНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты). Это то, на чём основан ПЦР-тест. Но у них нет доказательств происхождения этого фрагмента РНК. Этот фрагмент РНК встречается во многих образцах, и я помню, что президент Танзании протестировал какой-то фрукт и тест оказался положительным. Что касается человеческого организма, то можно сказать, что это наша собственная РНК, выделяемая под воздействием различных условий, например, во время болезни или когда влажность очень низкая и тому подобных. Мы просто обнаруживаем фрагменты нашей собственной РНК, образующиеся в этих условиях, и нет оснований связывать её с вирусом.

Бигтри удивился – вы считаете, что мы заставляем людей носить маски и сидеть взаперти в домах только потому, что мы в тестах определяем нечто, что есть внутри нас??

– Именно это я и имею в виду, – ответил Кауфман. – Если наш организм подвергается атаке, если даже вы слегка порезали палец, то наш организм отвечает тем, что производит антитела, протеины, мобилизует клетки, чтобы ничего не угрожало целостности организма. Скорее всего, ПЦР-тестом мы устанавливаем ответ организма и ничего более определённого. Невозможно определённо сказать, что именно определяется этим тестом. Что касается определения РНК, то мы ничего не знаем об источнике РНК и у нас нет «золотого стандарта», с которым необходимо сравнивать обнаруженные РНК (нет выделенного вируса), нет установленного уровня ошибок и невозможно вычислить этот уровень. Тест на антитела даже менее специфичен, даже в инструкции относительно тестов на антитела сказано, что их не стоит использовать для диагностики SARS COV-2. Что касается тестов ПЦР, то и производители тестов прямо говорят, что их нельзя использовать для диагностики. Ситуация такова – чем больше тестов, тем больше положительных результатов. А потом СМИ будут вещать об увеличении случаев заболевания, опираясь только на результаты этих тестов без привлечения клинической информации о том, здоров этот человек или нет.

Бигтри предваряет вопрос вступлением, в котором рассказывает, что по сообщениям врачей поражение лёгких было непохоже на вирусную пневмонию, и аппараты искусственной вентиляции лёгких нельзя было применять – они убили 9 из 10 пациентов. После того, как Бигтри дал возможность одному из этих врачей публично сообщить об этом, методика лечения была изменена и вместо ИВЛ больным начали просто давать кислород. Что Кауфман думает о методике лечения?

– Тут много надо учитывать, но самое главное, что необходимо понимать, это, по крайней мере, то, что американским врачам запретили делать вскрытия этих умерших пациентов. Если бы у нас была возможность делать вскрытия, то мы бы узнали причину смерти. Есть данные из Италии о проведённых вскрытиях и в легких было обнаружено множество кровяных тромбов и лёгочная эмболия (закупорка сосудов). Вирус тут ни при чём, причин может быть много, но вентиляция лёгких под наркозом безусловно может вызвать образование тромбов, и вызвать проблемы с кислородным голоданием и приводить появлению его симптомов.

Наличие такой аномалии во время кризиса в здравоохранении должно было стать поводом серьёзного расследования. Предметом расследования должны стать все, кто умер при подозрительных обстоятельствах или имел подозрительные симптомы. Если человек умер, то он должен быть вскрыт, следователи из агентства здравоохранения должны прийти и разобраться с тем, что произошло. Насколько мне известно, не было предпринято ничего подобного…

Есть много свидетельств, но главное то, что почти все страны мира одновременно проводят одну и ту же идентичную политику в отношении этой ситуации. На самом деле это не имеет прецедента. Это свидетельствует об отсутствии национального суверенитета, в противном случае было бы больше вариаций того, как в разных странах справляются с этой ситуацией.

И вы правы, даже если бы и существовал настоящий вирус, который бы был страшен, то зачем закрывать бизнес, зачем закрывать больницы и увольнять медработников, то есть делать прямо противоположное тому, что надо делать в кризисной ситуации? Ничего не сходится! Тут другой мотив. Я считаю, что главный мотив в том, чтобы перестроить наше общество в глобальную систему с крайне ограниченными свободами. Вот почему они отнимают у нас свободу и указывают нам, что единственный путь восстановить свободу – это позволить правительству следить за каждым нашим шагом, за каждым аспектом нашего здоровья, целостности нашего тела, и даже возможно за нашим поведением, куда мы ходим, с кем мы общаемся. Очевидно, что от этого свободы не прибавится, это станет инструментом для большего контроля. Я хочу добавить одну очень важную мысль:

если нет доказательств наличия вируса, то для чего на самом деле нужна вакцина?



И ещё

30 июля 2020 в мировых СМИ появилось сообщение о том, что компания производитель коронавирусной вакцины Астра-Зенека будет освобождена от ответственности за возможные последствия которые могут проявится у людей спустя годы после вакцинации. Напомню, что речь о той самой компании с которой 17 июля РФ заключила сделку на поставку в РФ "оксфордской" вакцины.


AstraZeneca сняла с себя ответственность за побочные эффекты. Вакцина опасна! Ликвидация населения?



Толковое письмо врача своим коллегам https://www.facebook.com/alexandra.novoselova.568/posts/2768481496611359.
#5 | Феориев Х.Р. »» | 19.08.2020 13:54 | ответ на: #4 ( Феориев Х.Р. ) »»
  
0
Толковое письмо врача своим коллегам https://www.facebook.com/alexandra.novoselova.568/posts/2768481496611359


Статья достаточно трудна для понимания и вообще, и потому, что Новосёлова злоупотребляет медицинскими терминами даже там, где они легко заменяются понятиями русского языка.

Она начинает с вопроса: «на что НА САМОМ ДЕЛЕ мы тестируем наших граждан?», и почему она начинает с этого вопроса, я изложу своими словами.

Грипп, или заболевания от острых респираторно-вирусных инфекций (ОРВИ) вызываются вирусами – мельчайшими микроорганизмами разных видов. В 60-е годы прошлого века в числе этих многочисленных вирусов было открыто и семейство коронавирусов, состоящее из 40 видов, из которых семь видов были определены как патогенные для человека (вызывающие болезнь). И с тех пор каждый год в числе всех людей, заболевших гриппом, встречаются те, у кого грипп (ОРВИ) был вызван не иными вирусами, а именно коронавирусами. «Распространенность обычной коронавирусной инфекции в структуре всех ОРВИ от 4 до 9%», – пишет Новосёлова, ссылаясь на учебники.

Можно взять Россию: на 19 июля проведено почти 25 миллионов тестов, выявлено 771 тысяча заражённых – это 3%. Такой малый процент объясняется тем, что тестировали не только гриппующих, но и здоровых людей из окружения заражённых. В США проведено 47,6 миллиона тестов, выявлено 3,8 миллиона заражённых – это 8%. То есть числа соответствуют доле короновирусной инфекции в сезонных эпидемиях гриппа во все времена. Если вы поняли, то и в прошлом году, и в 2018, и в 2017 году и т.д., тесты на коронавирус показывали, что от 4 до 9% гриппующих имеют антитела не к каким-либо иным вирусам, а именно к коронавирусу.

Но ведь и в 2020 году при тестировании гриппующих на коронавирус COVID-19, мы имеем всё те же результаты – число больных или заражённых в числе протестированных колеблется в пределах 4-9%. Что происходит? Отчего вопят о непрерывном росте числа заражённых коронавирусом?

Просто сошедший с ума мир никогда не делал такого количества, по своей сути, ненужных тестов. Ведь ничего не меняется от того, узнал ты, от какого вируса у тебя грипп или нет? Лекарства от вирусов нет, лечатся симптомы, и лечатся у всех одинаково – тёплое питьё и семь дней постельного режима. А в тяжёлых случаях медицина уже лечит осложнения.

Вот Новосёлова и задаётся вопросом: что мы пытаемся выяснить массовым тестированием? Количество заболевших «ужасной, смертельной болезнью» или долю в сезонном гриппе больных, у которых грипп вызван всеми ранее известными типами коронавирусов?

Понимаете, вот эту панику, которую вызвали в этом году, можно было вызвать с такими же результатами и в прошлом году, и 10 лет назад. А особенно издевательски выглядит то, что раньше можно было найти и более тяжёлые случаи эпидемии сезонного гриппа.

Новосёлова сообщает и без неё понятное: «Обнаружение у 80% и более из числа протестированных лиц бессимптомного носительства или легких форм заболевания covid-19, заканчивающихся самостоятельным выздоровлением, – это СРАЗУ характеристика инфекции, которая никак не может находиться в списке опасных. Потому, что опасность инфекции — это ее способность вызывать явные, тяжелые поражения органов и тканей у АБСОЛЮТНОГО БОЛЬШИНСТВА инфицированных. Т.е. при опасной инфекции 80% и более инфицированных не могут оказать сопротивление болезни и тяжело заболевают, а не живут обычной жизнью, без выраженной реакции на инфекцию со стороны организма.

Клиническая же картина легких случаев covid-19 и давно известной коронавирусной инфекции тогда и сейчас различий не имеет: обычная простуда, иногда с поражениями желудочно-кишечного тракта в виде легкого расстройства стула. Лечение у большинства острых респираторных вирусных инфекций также одинаковое, т. е. симптоматическое», – пишет А. Новосёлова и, как следствие, задаёт естественный в данном случае вопрос: «Какая же особенность ковидной инфекции вызвала переполох?»

И разъясняет: «В своих рекомендациях ВОЗ (и переписанные с нее калькой рекомендации нашего Минздрава) вплоть до середины марта с.г. упирали на то, что ковид вызывает «типичные изменения в легких». До такой степени типичные, что даже отсутствие лабораторного подтверждения ввиду несовершенства систем тестирования дает основания клинической комиссии выносить диагноз «COVID»… Все пневмонии (не только вирусные, но и бактериальные, осложнившие вирусные) полетели в ковидную статистику».

То есть врачи начали штамповать диагноз «коронавирус» по результатам компьютерной томографии всем заболевшим пневмонией, тем более, что в США за каждого больного коронавирусом страховые компании выплачивали больнице 13 тысяч долларов, а положенного на искусственную вентиляцию лёгких – 39 тысяч долларов. В России – 200 тысяч рублей. Однако постановка диагноза по данным компьютерной томографии, в конце концов возмутило специалистов: «Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) вынес резюме: «...Ни одно исследование ещё не подтвердило точность и дискриминационную ценность компьютерных томографий, чтобы отличить COVID от других вирусных пневмоний. Поэтому CDC не рекомендует КТ для первоначального скрининга, как подчёркивалось ранее. Лица с подозрением на COVID должны проходить ПЦР-тест, который является наиболее специфическим тестом...»

ВОЗ, спустя полтора месяца компьютерной томографии тоже начала требовать проводить ПЦР-тест, хотя и этот тест изначально не способен определить – этот тот короанвирус, который вызвал COVID-19, или иной?

ПЦР-тест определяет вообще всё семейство РНК вирусов, и Новосёлова продолжает: «Но ВОЗ точно знает нюансы метода ПЦР, которым она рекомендует диагностировать ковидную инфекцию, т. к. отдельно разъясняет: «...Поскольку существует много типов коронавирусов, рекомендуется не использовать термин «коронавирус» вместо COVID-19. Это помогает уменьшить неопределенность для классификации или кодирования заболевания...» Другими словами ВОЗ как бы говорит: мы знаем какой результат вам даст ПЦР, поэтому давайте заранее договоримся считать этот результат подтверждением ковидной инфекции».

Кстати, если обычные пневмонии лечить так, как будто они ковидные, то есть применять аппараты искусственной вентиляции лёгких, то, как утверждает Новосёлова, это может оказаться для больного смертельным.

Теперь добавлю сообщение американского врача Эндрю Кауфман (Andrew Kaufman) (ссылку на видео и на сокращённую стенограмму интервью с ним я дам в постскриптуме). Он объясняет и доказывает, что до сих пор никто не выделил этот пресловутый вирус SARS COV-2, который вызывает болезнь COVID-19.

Вдумайтесь в сказанное.

Вы поняли? Во всём мире идёт борьба с неким вирусом, который до сих пор никто не видел в чистом виде! Соответственно до сих пор неизвестно, СУЩЕСТВУЕТ В ПРИРОДЕ этот пресловутый SARS COV-2 или это только выдумка, и за SARS COV-2 принимают уже известные вирусы, вызывавшие грипп много лет до этого.

И, соответственно, В ПРИНЦИПЕ НЕВОЗМОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ, есть в данном больном этот вирус или его нет. Если этот вирус не выделен, то он неизвестен, соответственно В ПРИНЦИПЕ НЕВОЗМОЖНО найти, как с ним бороться, невозможно найти, что может вызвать иммунитет к нему – В ПРИНЦИПЕ НЕВОЗМОЖНО разработать вакцину.

И Новосёлова тоже большую часть своей работы посвятила рассмотрению этого вопроса. Она, в частности, пишет:

«Особенно актуальным становится требование выделения самого вируса при создании лабораторных тестов по совершенно новой, ранее не исследованной инфекции.

Но почему-то в «Инструкции по проведению этиологической лабораторной диагностики» в версии от 28.04.2020 Временных методических рекомендаций Минздрава по covid-19 нет ни одного слова о выделении вируса SARS CoV-2 как доказательства его существования у пациента.

Казалось бы, все лаборатории Роспотребнадзора должны были броситься искать вирус, выяснять и доказывать, что именно им вызваны все похожие пневмонии у пациентов, которым поставлен диагноз covid-19. Ведь у нас нет недостатка в заболевших — материала от больных бери-не хочу.

А на деле получилось, что отдан приказ – НЕ ИСКАТЬ.

…Логика, не поддающаяся разумному объяснению с эпидемической точки зрения.

Кстати, как и требование всем одеть маски, накашлять в них — и выбросить куда угодно, вплоть до мусорной урны, откуда порывами ветра особо опасный биоматериал на бумажном листочке разнесется по городу куда дальше, чем на 1,5 метра т. н. «социальной дистанции»».

Вы поняли? В мире до сих пор не выделен тот вирус, из-за которого остановлена экономика и общественная жизнь, а России его вообще запрещено выделять. Хотя без этого, повторю, невозможно разработать ни лекарство, ни вакцину против него.

Что в «сухом остатке»?

Каждый год в мире начинается эпидемия ОРВИ – иногда слабее, иногда сильнее. Из-за лёгкости протекания многих случаев заражения, их невозможно подсчитать, но тяжёлыми формами гриппа в мире заболевает до 5 миллионов человек, и ВОЗ считает, что в мире обычно умирает от гриппа до 650 тысяч человек. Повторю, эпидемия ОРВИ вызывается множеством самых различных вирусов, в числе которых скромное место (4-9%) занимает и семейство коронавирусов.

Пневмонией, заболевания которой ныне выдаются за заболевания коронавирусом, ежегодно в мире болеет до 17 миллионов человек, в 2017 году от пневмонии умерло 808 694 детей только в возрасте до 5 лет.

В 2020 году было заявлено, что сезонный грипп вызван неким вирусом SARS COV-2, и грипп 2020 года был объявлен эпидемией COVID-19, хотя вирус SARS COV-2 до сих пор не выделен в чистом виде – не установлено, есть он или его нет, и какова его природа.

И тупыми мерами под видом борьбы с этим вирусом, были нанесены огромные убытки экономике и общественной жизни мира. Для оправдания этих убытков всячески фальсифицировались и фальсифицируются итоги болезней и статистика – летальность нагло рассчитывается не ко всем заражённым, а только к заболевшим, причём, в заболевшие и в умершие от COVID-19 вносились и вносятся заболевшие от иных патогенных возбудителей.

Ну и следует отметить, что поскольку в СМИ и элите этих стран масса дебилов (кто за деньги, а кто искренне) перепугались быстрой смерти от этой болезни, то приведенный выше вывод никогда не будет доведен до масс – дебилы в СМИ и в элите никогда не согласятся признать себя дебилами. COVID-19 так и останется в истории мира самой страшной эпидемией!

Поймите, это умные люди могут признаться в своей ошибке или заблуждении, а дебил – никогда! И раз дебил начал твердить, что COVID-19 – это ужасно страшная болезнь, то он и будет игнорировать любые доводы и так твердить до самой своей смерти. Сколько бы людей не гибло, и какие-бы убытки не наносились народу от этого утверждения.
#6 | Феориев Х.Р. »» | 23.08.2020 16:19
  
0
Мировые олигархические кланы, запустившие проект «коронакризис», уже не скрывают что мир после коронабесия уже никогда не будет прежним. Вместе с массовой вакцинацией от КОВИД-19 человечеству навязываются электронные иммунные паспорта (сертификаты прививок), которые будут привязаны к цифровому идентификатору человека (личному ID, может быть записан в виде QR-кода) и его биометрическим данным. Такие иммунные паспорта являются пропусками в привычную жизнь, гарантирующими человеку сохранение базовых возможностей. А вот что касается прав, свобод и законных интересов – о них архитекторы нового мирового порядка предлагают забыть. Следующим этапом после проверки иммунного статуса и вакцинации будет жесткая социальная сегрегация отказавшихся входить в цифровое стойло. Все эти процессы подробно расписаны в международных документах и осуществляются прямо на наших глазах. И судя по вчерашней новости из Центра им. Гамалеи, российские власти в первых рядах потребуют от своих граждан получить «золотой билет» в «светлое будущее».




В четверг 20 августа замдиректора по научной работе Центра им. Гамалеи Денис Логунов рассказал о том, что в рамках пострегистрационного исследования на 40 тыс. пациентах вакцину от коронавируса привяжут к человеку через приложение.

«Каждую пробирку с вакциной «Спутник V» отметят уникальным QR-кодом, который будет содержать информацию обо всем пути – когда ее сделали, куда отправили, где и кого вакцинировали. Каждая пробирка будет привязана к человеку, а человек – к приложению. Разрабатывается специальное приложение. Применение будет находиться под жесточайшем контролем», – сообщил Логунов .

На самом деле Логунова надо немножко поправить – под жесточайшим контролем в конечном счете будет находиться не приложение и не вакцина, а каждый вакцинированный/не вакцинированный человек. Нам фактически раскрыли алгоритм грядущей тотальной вакцинации в России. Если пробирка с QR-кодом привязывается к человеку, следовательно, этот код в дальнейшем закрепляется за привитым гражданином. Одновременно данные о вакцинации вносятся в приложение для гаджетов, таким образом у всех органов власти и прочих лиц будет доступ к информации об иммунном (прививочном) статусе конкретного индивида.

Председатель правления «Сбербанка России» Герман Греф подтвердил на пресс-конференции по итогам наблюдательного совета, что компания ООО «Иммунотехнологии», зарегистрированная 15 мая, была создана для производства вакцины от коронавируса. Об этом сообщает корреспондент РБК.

«Она [компания «Иммунотехнологии»] создавалась как раз под создание этой вакцины, как проектный офис по созданию этой вакцины. Это дочернее предприятие» — сказал Греф журналистам. Греф также сообщил, что Сбербанк финансирует создание вакцины и саму компанию.

«Мы выполняем функцию такого проектного офиса, помогающего Министерству здравоохранения и учреждениям проводить эти разработки и делать трансфер технологии», — добавил Греф.

Первой в России была зарегистрирована вакцина «Гам-КОВИД-Вак» (рыночное наименование «Спутник-V») от Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии (НИЦЭМ) имени Н.Ф. Гамалеи. Об этом объявил президент России Владимир Путин 11 августа. Испытания еще одной вакцины, созданной центром «Вектор», должны завершиться осенью.



Вакцинация проходит в два этапа: сначала человек получает внутримышечно дозу одного аденовирусного вектора (серотип 26), через три недели — другого (серотип 5). Оба несут один и тот же коронавирусный S-белок. Такую двухфазную систему называют «прайм-буст»: первый вектор запускает иммунный ответ (prime), а второй его разгоняет и усиливает (boost).

В ближайшее время (по словам Дмитриева — в ближайшие дни) стартует третья фаза испытаний вакцины. Ожидается также, что осенью экспериментальную дозу получат люди из группы риска
По некоторым сообщениям, в нее войдут врачи, учителя и пожилые люди. Впрочем, насчет последнего возникают сомнения: инструкция предусматривает применение вакцины у людей 18-60 лет. А графе «[применение] с осторожностью» значится внушительный список противопоказаний: болезни почек, печени, сердца, диабет и многие другие частые спутники людей пожилого возраста.

Пресс-служба Минздрава сообщила, что «срок действия» вакцины — около двух лет Здесь Минздрав опирается на слова директора Центра им. Гамалеи Александра Гинцбурга, который так оценил длительность защиты от предыдущей разработки Центра — аденовирусной вакцины от лихорадки Эбола. Тем не менее, авторы инструкции по применению с этим не согласны: в ней значится, что «продолжительность защиты [от COVID-19] неизвестна»

Инструкция по применению вакцины.

http://grls.rosminzdrav.ru/InstrImg/0000000000/DOC041.pdf
.
#7 | Феориев Х.Р. »» | 24.08.2020 22:41
  
0
Тестирование маски на токсичность




Вслед за школами Роспотребнадзор и чиновники «обрабатывают» коронавирусом колледжи и вузы
[
Накануне начала учебного года обстановка в образовательных учреждениях напоминает Бермудский треугольник. Рекомендации и требования ведомства главсанврача Анны Поповой для школ, колледжей и вузов составлены таким образом, чтобы можно было в любой момент закрыть организацию и отправить всех обучающихся за домашние компьютеры (если таковые у них имеются). При этом чиновники от Минпросвета и Минобрнауки, главы регионов и городов всячески демонстрируют полную готовность к введению дистанта в случае обнаружения любых случаев гриппа, ОРВИ, температуры и еще Бог знает чего у школьников, учеников и студентов. Родители в полном недоумении и не знают, что им покупать – рюкзаки и школьную одежду или компьютеры. Информационная подача этой истории – соответствующая. Нам всем пытаются внушить, что «вот прямо сейчас дистант не вводится», но «как только – так сразу».
Если бегло проанализировать «Рекомендации по профилактике новой коронавирусной инфекции (Covid-19) в профессиональных образовательных организациях», опубликованные Роспотребнадзором 19 августа , мы увидим, что они почти идентичны опубликованным ранее «Катюшей» санитарным требованиям для школ . Многие пункты в этих рекомендациях сильно удивляют, а иные и вовсе выглядят полным абсурдом.

«1.7. Организация «входного фильтра» всех лиц, входящих в Организацию, с обязательным проведением термометрии бесконтактным способом.
Не допускаются в Организацию лица с признаками инфекционных заболеваний (повышенная температура, кашель, насморк).
Лица с признаками инфекционных заболеваний, выявленные в течение дня, незамедлительно изолируются до приезда бригады скорой (неотложной) медицинской помощи или прихода родителей (законных представителей) для лиц, младше 18 лет.
При получении информации о подтверждении диагноза Сovid-19 у студентов, педагогического состава, персонала объем и перечень необходимых противоэпидемических мероприятий определяют должностные лица, осуществляющие санитарно-эпидемиологический надзор в порядке, установленном законодательством».

Все, как у школ, только еще жестче – студенты/преподаватели/сотрудники колледжа старше 18 лет в случае выявленной температуры (кстати, непонятно какой, в случаях со школами хотя бы была прописана пограничная цифра – 37,1) и прочих признаков ЛЮБЫХ инфекционных заболеваний изолируются до приезда скорой или неотложки. А руководство учреждения, разумеется, наделяется правами оперативно реагировать на любой чих, т.е. сразу объявлять карантин и переводить всех на дистант. Для приостановки работы целого колледжа или вуза (для университетов рекомендации аналогичные) может хватить одного простудившегося лаборанта – как вам такой подход?
Читаем далее и видим все те же основы социального дистанцирования и подготовку к удаленке. Заочникам и вечерникам также не судьба будет находиться в стенах колледжей и университетов:
«1.9. Исключить проведение массовых мероприятий среди различных групп студентов (организаций)
2.1.3. Занятия заочных и вечерних групп максимально перевести на дистанционный формат.
2.1.4. Закрепить при возможности за каждой учебной группой учебное помещение, организовав обучение и пребывание в закрепленном за каждой группой помещении. Принять меры по минимизации общения студентов из разных групп во время перерывов».
Находящимся в высших учебных заведениях повезло меньше – им придется подвергаться унизительной процедуре сканирования лба/запястья руки инфракрасным термометром ДВА РАЗА В ДЕНЬ.

«Термометрия бесконтактным способом всех входящих лиц; при этом термометрия студентов и педагогического состава должна проводится не менее 2х раз в день…»

А как вам такая явная дискриминация преподавателей университетов по возрасту?
«К очным занятиям не допускаются педагоги старше 65 лет, а также имеющие хронические заболевания…»
То есть все опытные профессора, доктора и кандидаты наук, для многих из которых, как мы хорошо понимаем, университет является вторым домом, которые передают знания новым поколениям студентов и преподавателей, которые работают до последнего дня своей жизни, теперь будут вынуждены сидеть дома! Вместо них на первый план оцифровщики обучения мечтают вывести на первый план «эффективных менеджеров», послушных марионеток, проникнувшихся идеологией трансгуманистов-преобразователей традиционной школы, для которых она уже давно осталась в прошлом. И никакой связи в поколениях, никакой отлаженной системы передачи знаний и обмена опытом. Иначе, как диверсией и нарушением прав опытных педагогов, все это не назовешь.
Добавим к этому, что, по мнению Роспотребнадзора, для студентов в помещениях обязателен масочный режим, а в школах его обязаны соблюдать преподаватели. Почему именно такой расклад, где здесь логика, если учитывать, что на сегодня нет никаких признаков массовой эпидемии коронавируса, гриппа или чего-то подобного в нашей стране? Даже официальная статистика ежедневно идет на спад, а людям в крупных мегаполисах (в Москве и Санкт-Петербурге все точно именно так – убеждались лично) продавцы отказываются продавать продукты, если они находятся в магазине без масок. Нас явно продолжают дрессировать и оценивают степень нашей покорности.
Между тем, в интернете можно найти множество наглядных исследований, касающихся концентрации углекислого газа в плотно надетой на лицо стандартной гигиенической маске. Результаты просто ужасающие – всего за пару минут концентрация CO2 становится опасной для здоровья человека. Взрослого, а что уж говорить о ребенке? Кстати, вот добровольные испытания маски с участием школьника.

Параллельно с жесткой дрессировкой участников образовательного процесса Роспотребнадзором, не отстают и представители «партии коронавируса». Так, «цифровой» мэр Москвы Собянин С.С. прямо заявил, что «в периоды всплеска сезонных заболеваний в Москве вновь может быть применена система дистанционного обучения школьников» . Смотрите-ка, тут уже нет ни слова про коронавирус – речь об обычных сезонных простудах и гриппе. Главное, что теперь имеются необходимые правовые основания для организации дистанта, которые форсайтщикам-глобалистам принес на блюдечке этот самый КОВИД-19.

«Надеюсь, 1 сентября мы будет работать в очном режиме в школах, классах, но, тем не менее, мы все понимаем, что есть опасность периодического закрытия отдельных классов или даже школ», – сообщил Собянин в прямом эфире «России 24» в конце июля.
И не просто сообщил, а не преминул пропиарить глобалистский проект по превращению детей в управляемых биообъектов под названием «Московская электронная школа». Собянин напомнил, что проект МЭШ работает уже несколько лет, и он «применялся при дистанционном обучении столичных школьников весной во время действия режима самоизоляции в связи с пандемией коронавируса». Да, вот только мэр Москвы забыл добавить, что его «электронка» в тесном партнерстве с американскими вендорами не прошла экстремального испытания ковидом – учителя были вынуждены давать задания по учебникам, по старинке, потому что наладить серьезный образовательный процесс через платформу МЭШ оказалось невозможным, и это признали почти все независимые эксперты .

И наконец, Собянин оседлал любимого конька, заметив на голубом глазу, что для внедрения дистанта ему никакой коронавирус уже не требуется:

«В периоды роста заболеваемости гриппом и ОРВИ отдельные классы школ, иногда и школы полностью, закрываются на карантин. Для того, чтобы в этот период времени учащиеся могли полноценно получать учебный материал, продолжать учебу, создана система дистанционного обучения. К этому нас подвигла ковидная ситуация. Надеюсь, что такой инструмент с каждый годом будет все более и более совершенным. И когда нам понадобится, даже точечно, мы будем его применять», – сказал мэр Москвы.

Манипуляции настолько вопиющие, что их даже не требуется развенчивать. А вот издание «Московский комсомолец» два дня назад сообщило о наличии некого совместного письма Роспотребнадзора и Минпросвета, разосланного по школам, в котором «учебным заведениям рекомендуется готовиться к удаленному обучению на случай, если ситуация с коронавирусом ухудшится». Все в ту же копилку, и при этом родителей морально готовят к новому этапу дистанта. Вот типичный комментарий мамы школьника, который приводят пермские СМИ (подобных мнений интернете сейчас можно прочитать очень много):
«Думаю, что дистант все же неизбежен. У моей подруги в Бельгии тоже в мае примерно все пошло на спад, радостно все открылось, а сейчас красный уровень, всех отправили по домам и без маски нигде нельзя. Мне тоже кажется, что начнем мы бодро, но вскоре дети начнут болеть (причем, необязательно «короной», а просто сезонными простудами) и классы станут закрывать. Я поэтому даже одежду пока не бросаюсь покупать. Жду».

Вот так совершенно здоровых, ни на что не жалующихся взрослых, полноценных, не осужденных граждан России, русский народ, по Конституции являющийся единственным источником непосредственной власти в собственной стране, продолжают издевательски строить и дрессировать. И делается все это под совершенно липовыми предлогами, в угоду строителям глобального, открытого и, разумеется, цифрового мира. Хлеб и воду нам без намордников уже не продают, в школы, вузы и поликлиники без проверки температуры не пускают… а скоро нам покажут, на какое образование имеют право наши дети в собственной стране. Недаром же глава Роснано Анатолий Чубайс не так давно заявил, что три класса бесплатного обучения для каждого – вполне достаточно, а всеобуч просто является советским пережитком. Именно к этому мы и идем семимильными шагами.



http://katyusha.org/
#8 | Феориев Х.Р. »» | 25.08.2020 18:22
  
0
ОБЪЕДИНЯЕМСЯ ПРОТИВ ПРОИЗВОЛА #ОльгаЧетверикова

Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites