Как отмечали Новый год в экспедиции, которую нельзя повторить

30 лет назад шесть человек из разных стран прошли через весь Антарктический материк по самому длинному маршруту, используя только силу собственных мускулов и помощь ездовых собак. Члены экспедии вышли на маршрут 27 июля 1989 года и прибыли в его конечную точку 3 марта 1990 года.
участники экспедиции

Советский участник "ТрансАнтарктики" Виктор Боярский - впоследствии директор Музея Арктики и Антарктики, организатор путешествий к Северному полюсу, председатель Полярной комиссии Русского географического общества, рассказал "Петербургскому дневнику", как в пути встречали Новый год и почему экспедицию нельзя повторить.

Экстремальный маршрут
"ТрансАнтарктика" стала резонансным событием международного значения, ее включили в книгу рекордов Гиннеса, а участники перехода были приняты президентами и дали сотни интервью в разных странах мира. Виктор Боярский сожалеет, что для советских людей темы путешествий и достижений на тот момент были заслонены текущими проблемами престройки и предчувствием краха государства.

"Время было очень тревожное - большой перелом. Рушилась Берлинская стена, рушился Советский Союз. Мы начинали свой путь в одном мире, вернулись в другой", - говорит он об историческом фоне путешествия.

Сейчас, на его взгляд, организовать что-либо подобное практически невозможно. Прежде всего потому, что собак в Антарктиде уже давно нельзя использовать. Этот запрет исключает завоз в Антарктиду любых нетипичных для континента животных и растений. А люди без ездовых собак вряд ли смогли бы преодолеть маршрут в 6000 километров - самый протяженный путь через Антактиду, соединивший Антарктический полуостров (советская станция Беллинсгаузен ), Южный полюс (американская станция Мак-Мерде ), еще две советские антарктические станции - "Восток" и "Мирный".

Другим стал и антарктический ландшафт. "Ледник Ларсена прекратил свое существование. Огромный айсберг уплыл", - уточняет Боярский.

Также, на его взгляд, чтобы вновь организовать подобную экспедицию, нужно иметь достойный повод, чтобы было чем привлечь спонсоров. Переходу в двести с лишним дней без использования механических средств предшествовало три года подготовки и тренировочный поход через остров Гренландия в 1988 году, участники экспедиции были отлично экипированы и обладали поддержкой со стороны всех стран-участников проекта.

В экспедиции собрались люди разных профессий, обладавшие разным жизненным опытом и физической подготовкой, да и мотивация участников различалась. Врач, специалист в области спортивной медицины Жан-Луи Этьенн (Франция) стремился побывать там, где никогда не был. Плотник и погонщик собак Британской антарктической экспедиции Джеф Сомерс отмечал, что во время экспедиции его не покидало ощущение, что он находится в отпуске. Бизнесмен из Осаки (Япония) Кейзо Фунатсу старался выполнить заветную мечту японского путешественника и писателя Наоми Уэмура, который был для него идеалом и примером для подражания. Гляциолог (исследователь льда) из Китая Чин Дахо стремился собрать в экспедиции научные данные.

Виктор Боярский на момент экспедиции был старшим научным сотрудником Арктического и Антарктического НИИ Росгидромета. Он прежде занимался радиогляциологией - исследовательским проектом по поиску нейтрино в районе советской антарктической станции "Восток".

"ТрансАнтарктика" резко изменила его судьбу. Он вынужденно оставил науку, так как ее финансирование стало сокращаться, и многие эксперименты закрывались и останавливались, и стал профессиональным путешественником, организатором туров к Северному полюсу, заметным общественным деятелем и писателем. В экспедиции "ТрансАнтарктика" он шел первым, с навигатором на груди, а на привалах вел дневник, надиктовывая события дня на диктофон. Эти путевые заметки легли в основу его первой книги "Семь месяцев бесконечности".

К Новому году экспедиция прошла большую часть пути - 2395 миль (более 3800 километров - прим. "ПД"). В пути бывало всякое, приключений только одного новогоднего дня хватило бы на небольшой роман, но путешественники не теряли оптимизма и самообладания.

Тостовались по шуваловскому времени
В 1989 году 31 декабря пришлось на воскресенье. Это был 159-й день пути. Для всех друзей Виктор Боярский сочинил новогоднюю оду, в которой были и такие слова: И для тех, кто влюблен
В жизнь безумно и страстно Новый год наделен Безграничною властью .

А в голосовом дневнике появилась такая запись: "Новогодний день, несмотря на всю свою переломность, практически ничем не отличался от всех предыдущих. Те же бесконечные заструги, те же минус 24 градуса, тот же умеренный ветерок с юго-запада, те же 25 миль в конце дня на нашем счетчике".

В 19 часов экспедиционного времени Виктор Боярский и его сосед по палатке Кейзо Фунатсо "подняли тост за Новый год, который именно в эти минуты переступал порог шуваловского "имения" Боярского. И тут в дверь палатки постучали, - вспоминает собеседник. - Это был Джеф, пришедший якобы по делу, он тут же был включен в компанию тостующихся. Переговоры с Джефом длились всего несколько секунд, но этого оказалось достаточно, чтобы привлечь еще одного гостя: в дверь просунулась голова доктора Этьена..."

В памяти Виктора Боярского остался новогодний разговор с зимовщиками на станции "Восток". Оттуда сообщили, что новогодняя ночь на станции была совершенно сказочной: минус 22 градуса, тишина, солнце . Для Боярского, испытавшего на себе не раз суровый климат советской антарктической станции "Восток", было очевидно, что для восточников , которые провели долгие месяцы полярной ночи при температурах ниже 80 градусов, такая погода была настоящим подарком .

На момент переговоров на "Востоке" уже встретили Новый год и по московскому времени, и по восточному , и, похоже, были в раздумье по поводу выбора очередного подходящего временного пояса для встречи одного из самых любимых на Востоке праздников .
в экспедиции

Праздник - праздником, но заструги никто не отменял
Антарктические ветры славятся своей силой, достигая в отдельных местах континента ураганных скоростей. Им под стать и местные заструги - узкие и твердые снежные гребни длиной до нескольких метров и высотой до 1,5 метров. Заструги формируются при ветровом разрушении плотных сугробов снега. Для путешествующих на лыжах по целине заструги создают серьезные помехи.

В новогодний день у Виктора Боярского случилось даже небольшое сражение с одним из антарктических застругов: "Понедельник, 1 января, 160-й день пути.
Все те же бесконечные выламывающие ноги и опустошающие душу заструги. Минут за 10 до остановки левая лыжа, неожиданно и резко развернувшись, пошла поперек правой. В этой ситуации мне непременно пришлось бы приблизиться к снежной поверхности на расстояние вытянутого носа, а может быть и ближе, не успей я вовремя выставить вперед палки. Я не выдержал и размахнувшись изо всех сил ударил по белой бесстрастной физиономии заструга, но попал не по снегу, а по лыже и сломал корзинку своей лыжной палки, от чего рассвирепел еще больше, однако вовремя вспомнил, что позади ребята, и распускаться особенно не следует".

Далее настроение первопроходца сменилось на почти лермонтовское: Весь день ясно, минус 25. Слабый ветер с юго-запада гнал легкие белые облачка куда-то в сторону скрывающегося за горизонтом "Востока" (станции "Восток", - прим. ПД ). Я иногда, поднимая голову, по-хорошему завидовал той легкости, с которой они преодолевали пространство, совершенно не считаясь с застругами .

Новогодний антарктический радиоэфир полон русской речи
Во время экспедиции ТрансАнтарктика глобальные навигационные системы ГЛОНАСС и GPS были еще на столах у конструкторов, все решала радиосвязь. И только с ее помощью путешественники могли получать данные о собственных координатах.

"Пока мне удавалось держаться на меридиане, но что изменилось за прошедшие два дня, я не знал и поэтому уповал лишь на то, чтобы солнце все время, не прячась за облака, крутилось за спиной , - вспоминает Боярский, пояснив, что особенно остро путешественники стали ощущать отсутствие координат в первых числах Нового года, так как связь с Пунта-Аренос, где стояла яхта, бортовой компьютер которой располагал данными о наших координатах, с каждым днем становилась все хуже из-за разделяющего нас расстояния.

Участники "ТрансАнтарктики" в новогоднем эфире пытались выловить крупицы необходимой информации. Но не тут-то было: "Новогодний эфир был очень оживлен: мы слышали всех, кроме тех, кто был нам действительно нужен. А когда неожиданно и громко в общий хор включилась база "Союз" (советская полевая антарктическая база, - прим. "ПД"), напрочь заглушив еле-еле слышный голос базового лагеря, как раз сообщавшего нам координаты, Этьен вскричал: "Послушай, Виктор, сколько всего у вас станций в Антарктиде?!" Я отвечал: "Восемь". Неужели они все возьмутся помогать нам устанавливать связь?! Мы же тогда никогда не услышим более наших координат! Я успокоил его, объяснив, что это типично русская традиция выходить в эфир в новогоднюю ночь и кричать, и звать всех, кто отзовется, и что завтра этого, скорее всего, не будет, а останутся только те, кто постоянно работает с нами, то есть (станции) "Восток" и "Беллинсгаузен".

Exegi monumentum и примус
В ознаменование Нового года Виктор Боярский поставил себе памятник на трассе, для чего набил снегом свой старый подгоревший во время пожара в горах Тил комбинезон.

Пожар в горах Тил (Трансниарктические горы в центральной части Антарктиды со свободными ото льда вершинами и сухими долинами, прим. "ПД") произошел 26 ноября 1989 года. Боярский заправлял примус и не заметил, как бензин разлился по поверхности стола "тонким, абсолютно прозрачным и потому невидимым слоем".

"Хладнокровно, как опытный взрывник, я зажег горелку и поставил чайник", - вспоминает полярник. - Через несколько минут железная коробка примуса разогрелась, бензин со стола стал испаряться и вдруг раздался взрыв. Примус подпрыгнул, едва не перевернув чайник, и из-под него вырвались языки пламени".

Реакция была молниеносной: примус, а затем и стол были выброшены в снег. Примус умолк с коротким и яростным шипением, а стол, в отличие от него стал полыхать на ветру еще сильнее. Потери были небольшими - пострадала висевшая под потолком одежда: у напарника Боярского Этьена обгорели пальцы на перчатках, а у него самого - рукав комбинезона.

Вот этот-то комбинезон и был набит снегом: "Получился симпатичный и упитанный Боярский, весом никак не менее 120 килограммов, так что мне пришлось позвать на помощь Кейзо, чтобы приподнять монумент. Сходство монумента с оригиналом было потрясающим и жутким. Легко было представить ужас любого, кто вдруг увидел бы одинокого человека, сидящего среди белой пустыни..."

Боярский надеялся, что монумент просуществует в этих стабильных условиях несколько лет, напоминая всем, кто повторит маршрут "ТрансАнтарктики" в будущем, об этой экспедиции. Естественно, он сфотографировался на память "в обнимку сам с собою".

Юбилейные события
Юбилей экспедиции можно отмечать в любой день с 27 июля 2019 по 3 марта 2020 года. В ноябре все шестеро участников экспедиции собрались в Японии по приглашению Кейзо Фунатсу, побывали на открытии выставки, посвященной "ТрансАнтарктике". В марте аналогичную встречу организует Чин Дахо. В России Виктор Боярский покажет в Русском географическом обществе французский фильм об экспедиции 28 января, в день 200-летия открытия Антарктиды.

"Главный итог - все живы", - говорит Боярский, комментируя беспримерный переход с высоты 30 прошедших лет.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites