Клочок земли ценою в жизнь: как советские войска удерживали Невский пятачок.

Форсирование советскими войсками Невы в ночь на 20 сентября 1941 года и попытка прорыва немецкого окружения в районе поселка Невская Дубровка - это один из самых драматичных моментов обороны Ленинграда.

За сутки ожесточенных боев передовой отряд занял береговую полосу оккупированного немцами берега шириной в два километра и глубиной в полтора. Этот небольшой плацдарм получил название Невский пятачок. Через семь месяцев – в апреле 1942 года – врагу удалось захватить его. Но осенью Невский пятачок отбили бойцы 70-й стрелковой дивизии под командованием Героя Советского Союза полковника Анатолия Краснова. Гитлер назвал полковника своим личным врагом и назначил награду за его голову. Чем же был так важен этот клочок земли?
Анатолий Краснов - легенда блокадного Ленинграда. В свои 36 лет он стал самым молодым генералом Красной Армии.

В разгар боев в середине ноября 1941 года потери на плацдарме составляли до тысячи бойцов в сутки. Над местностью господствовало сложное инженерное сооружение, превращенное немцами в неприступную крепость.

С высот 8-й ГРЭС Нева просматривалась на несколько километров во все стороны. Характер местности – низкий пологий берег – не позволял ни закрепиться, ни скрытно накопить силы для решительного броска.

Было сформировано три ударных полка – по 2750 человек в каждом. Их незамедлительно перебросили в район Невской Дубровки. Начиная с 10 ноября 1942 года эти полки пять дней штурмовали немецкие позиции, но, встреченные ураганным огнем противника, понесли большие потери. Фактически из каждых трех человек погибли двое. Но ни прорвать блокаду, ни даже удержаться на Невском пятачке Красной Армии не удалось.

Осень 1942 года. Немцы рвались к бакинской нефти. Сталинград оставался последним очагом сопротивления на их пути. Без горючего Советский Союз был обречен на поражение в войне. Гитлер хотел снять с других направлений резервы, чтобы добиться немедленной победы. Советское командование стремилось этому помешать. И требовало от командующих другими фронтами усилить сопротивление. Тяжелее всего было под Ленинградом.

От частей Ленинградского фронта требовалось не просто героически держаться, но и атаковать. В октябре 1942 года дивизии полковника Краснова было приказано форсировать Неву в районе поселка Невская Дубровка, где ширина блокадного кольца составляла всего 15 километров.

Эта задача казалась невыполнимой. Враг создал здесь мощные оборонительные позиции, долговременные огневые точки, минные поля, проволочные заграждения. Немецкая крупнокалиберная артиллерия вела систематический обстрел переправ и мест сосредоточения советских войск на правом берегу, что затрудняло переброску подкреплений на плацдарм и эвакуацию раненых на правый берег.

К концу сентября 1942 года был подготовлен очередной план форсирования Невы. Невской оперативной группе была поставлена задача силами 86-й, 46-й, 70-й стрелковых дивизий и 11-й стрелковой бригады форсировать реку, прорвать оборону противника и соединиться с частями Волховского фронта.

Бойцы, которых направляли на прорыв в район Невской Дубровки, понимали, что идут на верную смерть. Но солдаты признавались, что готовы погибнуть, лишь бы прорвать кольцо блокады. В этом был их жертвенный подвиг ради спасения жителей Ленинграда. На командира 70-й стрелковой дивизии, Героя Советского Союза полковника Анатолия Краснова, показавшего себя с первых дней войны грамотным и удачливым командиром, возлагались особые надежды.

В начале осени 1942 года для решающего штурма под Ленинград перебросили 11-ю немецкую армию под командованием давнего знакомца Краснова – генерал-фельдмаршала Манштейна. С его танками Краснов впервые столкнулся, еще будучи капитаном. Тогда он командовал 68-м стрелковым полком и 15 июля 1941 года под городом Сольцы устроил засаду 8-й танковой дивизии генерала Брандербурга, входившей в 56-й мехкорпус Манштейна

8-я танковая дивизия на тот момент оказалась отрезанной от основных сил корпуса Манштейна. Немцы решили, что к ним прорывается помощь, и рванули вперед. Они попали в заготовленную ловушку, и тогда с двух сторон заговорили противотанковые пушки «сорокапятки». Через несколько минут в лощине горели два десятка немецких бронемашин.

Развивая наступление под Сольцами, наши войска разгромили тылы 56-го мехкорпуса немцев, уничтожив и захватив при этом около 400 автомашин. На поле сражения осталось больше 70 немецких танков.

В руки советского командования попало много важных документов, включая секретную инструкцию по применению шестиствольного реактивного миномета. Первых пленных Краснов допрашивал лично.

Сразу же после этих боев в августе 1941-го Краснов был произведен в майоры. А уже в сентябре исполнял обязанности командира 10-й стрелковой дивизии. 8 апреля 1942 года полковник Краснов был назначен исполнять должность командира 70-й стрелковой дивизии Невской оперативной группы Ленинградского фронта. К тому времени он уже был дважды ранен: в сентябре 1941 года получил осколок в спину, а в декабре этого же года – в шею. Произошло это потому, что полковникходил в атаки наравне с рядовыми. Бойцы боготворили своего отважного командира.

Утром 26 сентября 1942 года 70-я дивизия под прикрытием дымовых завес форсировала Неву в районе Невской Дубровки. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки подразделения дивизии с огромными потерями, но все же смогли переправиться через реку и закрепиться на Невском пятачке.
Советские войска закрепились на Невском пятачке.

Захватить плацдарм стоило немалых усилий и жертв. Но еще тяжелее было его оборонять. Как только плоты и лодки с подкреплением выходили на открытую воду, немецкая авиация сбрасывала над Невой мощные осветительные бомбы и атаковала переправляющихся. Бесконечно стреляли артиллерийские батареи. И все же с 30 сентября по 3 октября на левый берег Невы удалось переправить 26 танков.

Прорвать блокаду по-прежнему не удавалось. Однако бойцы 70-й дивизии проявили столь массовый героизм, что 16 октября 1942 года она – первая на Ленинградском фронте – получила гвардейское наименование и стала 45-й гвардейской.

7 ноября 1942 года в 12 часов дня в Ленинграде состоялся радиомитинг, на котором комдив 45-й дивизии зачитал клятву гвардейцев – защитников города. Имя Краснова гремело в Ленинграде. Постановлением СНК СССР от 27 ноября 1942 года Анатолию Краснову было присвоено звание генерал‑майора. В свои 36 лет он стал самым молодым генералом Красной Армии.

Почти месяц 45-я гвардейская дивизия провела в ожесточенных боях на плацдарме. Следы подвига ее бойцов находили и много десятилетий спустя. По оценкам специалистов, только на самом Невском пятачке полегло 50 тысяч защитников Ленинграда. Если же считать всех: и тех, кто погиб под бомбежками и артобстрелом на берегу, утонул в Неве, умер от ран, в общей сложности потери составили 264 тысячи человек.

Тринадцатого февраля 1943 года Анатолий Краснов был направлен на ускоренные курсы Высшей военной академии имени Ворошилова. После их окончания с5 мая 1944 годагенерал-майор командовал 172-й стрелковой дивизией 102-го стрелкового корпуса 13-й армии 1-го Украинского фронта.

Летом 1944 года 172-я дивизия под командованием Краснова сыграла основную роль в разгроме немецких частей у города Броды.

Анатолий Краснов участвовал во всех самых значительных сражениях конца войны: Львовско-Сандомирской наступательной операции, Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. Дивизия под его командованием была награждена орденом Суворова 2-й степени. За годы войны генерал-майор был награжден четырьмя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Кутузова и Суворова.

Последней боевой наградой генерала стал Чешский крест за освобождение Праги. Там Краснов и закончил войну.

Лина Давыдова, Игорь Свеженцев; ТРК "Звезда"

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites