Как вы слушаете? Новое прочтение притчи о Сеятеле.

Притча о сеятеле в целом ясна. Краткое толкование дает Сам Автор — Господь Иисус Христос. Семя — Слово Божие, а то, куда оно падает — разнообразное состояние человеческого ума, сердца, души.

Но до недавнего времени я, похоже, воспринимал эту притчу не совсем правильно. Мне представлялось, что речь идет о совершенно разных людях: один человек — суетлив, другой — черств, третий — грехолюбец. И вот эти отдельные типы людей по-разному реагируют на благовестие.

Однако дальше, всего через несколько стихов, Христос произносит фразу, на мой взгляд, так же относящуюся к сказанной притче: «Итак, наблюдайте, как вы слушаете» (Лк. 8:18).

А значит, в притче может иметься в виду один и тот же человек. Разная почва — это внутренний мир одного и того же человека, только в разное время. Христос предупреждает, чтобы мы наблюдали за своим состоянием, когда к нам обращено Слово Божие.

А когда оно к нам обращено? Самые типичные случаи — это когда звучит проповедь Евангелия или когда мы берем Евангелие в руки. Попробуем приложить эту притчу ко второму варианту.

Итак, когда мы берем в руки Священное Писание, мы должны быть внимательны к тому, что у нас на сердце, что у нас на душе. Мы раскрываем Библию, и в этот момент Великий Сеятель раскрывает Свою ладонь, из которой обильно сыпятся семена Истины. На какую почву они упадут?
Новое прочтение притчи о Сеятеле.

1. Если в моей голове ходят-бродят житейские попечения, то я похож на истоптанную дорогу. Рой помыслов — стая птиц, которые не дадут семенам прижиться и прорасти. Думы о проблемах — каблуки прохожих, давящие хрупкие зернышки.

Индикатор этого состояния простой: вы не замечаете того, что читаете. Можно прочитать целую главу, а затем с удивлением осознать, что не знаешь, о чем же она.

Что в этом случае делать? Примерно то же, что рекомендуется в православном молитвослове перед началом молитвенного правила: подождать, пока утихнет буря помыслов и «утишатся чувства». Осознать, что мешает Богу достучаться до нас. Отстраниться от этой суеты. Попросить Бога о помощи, чтобы Он успокоил внутреннюю бурю, как некогда успокоил шторм, запретив ветру, и сделалась глубокая тишина.

2. Другой вариант развития событий. Библия в руках, но сердце окаменевшее. На поверхности — тонкий слой почвы, а дальше в глубине — скала. Семя пускает корни, но неглубокие, в результате — скорая гибель ростков. Мне кажется, речь о том, что порой мы закрываемся от Бога и как бы не решаемся впустить Его и Его Слово в свою жизнь как следует. А следует — полностью и навсегда. Мы согласны впустить Его в качестве гостя, постояльца, бродячего философа, но не готовы уступить Ему первое место, сделать хозяином и распорядителем всей жизни.

О том же, но другими словами. Бог — хирург. Мы больны страшной болезнью (грех и смерть), и только Он может нас вылечить. Но мы не позволяем Ему притронуться к нам скальпелем. Таблеточка, укольчик — ладно. Скальпель — нет.

Индикатор этого состояния: вы готовы читать Библию, но не готовы размышлять над прочитанным.

В таком случае нужно молиться Богу, чтобы Он умягчил наше сердце. Нужно осознать, что у нас нет времени на игры и полумеры. Мы — глина, и если не отдадим себя целиком и полностью в руки Горшечника, пересохнем и треснем.

3. Номер три. Семя может упасть среди сорняков. Чтобы понять, что такое сорняк, сравним его с тем же семенем. Раз семя — слово о Царстве Божием, то сорняк — слово о царстве человеческом. Чем поросла моя душа? Что мне интересно слышать? Где мой рай? Если я порос сорняками, значит мой рай — на земле. Здесь я буду выстраивать царство, и сам царствовать в нем. Пусть даже это мое царство — мягкий диван и пульт от телевизора. А если во мне колосится пшеница, то я ожидаю рая, который есть и грядет, приготовленный Господом для любящих Его.

Индикатор данного состояния: Библия читается с неохотой, само чтение превращается в тягостное религиозное бремя.

Нужно всмотреться в себя и определить: есть ли во мне такие сорняки? Если есть, драть их нещадно. Покаяться, поклониться Богу так, как кланяется раб, а затем выпрямиться и стать перед Ним прямо, как (блудный, но) сын. Вспомнить о своей первой любви и больше не предавать ее.

Проще говоря, перед чтением Писания, нужно сделать так, чтобы в нас возник трепет перед Учителем, внимание, покаяние. Это и будет добрая почва. Такое чтение Библии будет на пользу и даст плоды!

Но этот результат, сказано, необходимо ожидать в терпении (см.: Лк. 8:15)! И это немаловажно! Даже когда мы открыты для научения, регулярно и внимательно читаем Библию, перемены не обязаны прийти на следующий же день. Не сразу укрепляется вера, не сразу преображаются дела, не сразу ветхий человек в нас уступает новому. Потому что не сразу семя становится колосом. Запасемся терпением.


Заключительный штрих. Мне кажется, Христос не случайно выбрал образ посева. Посев — плановое, регулярное дело. Такой подход нужен и для чтения Писания: прочитал Новый Завет один раз — не откладывай его на полочку в книжный шкаф, а читай вновь и вновь, и вновь. Всю жизнь.

Священник Леонид Кудрячов
http://www.pravoslavie.ru/125004.html

Комментарии (2)

Всего: 2 комментария
#1 | Т. Георгий »» | 29.10.2019 19:03
  
3
Может всё же не в чтении дело?

А в том о чем, говорил ранее Христос и пророки?

и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите,
ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их./Мф.13:14-15/

А еще раньше говорил о том же Давид:

И́доли язы́къ сребро́ и зла́то, дѣла́ ру́къ человѣ́ческихъ:
уста́ и́мутъ, и не возглаго́лютъ: о́чи и́мутъ, и не у́зрятъ:
у́шы и́мутъ, и не услы́шатъ: но́здри и́мутъ, и не обоня́ютъ:
ру́цѣ и́мутъ, и не ося́жутъ: но́зѣ и́мутъ, и не по́йдутъ: не возглася́тъ горта́немъ свои́мъ.
Подо́бни и́мъ да бу́дутъ творя́щiи я́ и вси́ надѣ́ющiися на ня́./Пс.113:12-16/

Идолопоклонники - суть глухие и слепые к восприятию Слова Божия, будь он хоть мирянин, хоть священник-наёмник, ко всем относится.
Ибо любят то, что в мире есть, более Господа.
Вот и весь секрет.

А относительно молитвы без помыслов, то таковой молятся только святые.
Причастившись, если выйти молча из храма, прийти домой и начать читать молитву - никаких помыслов не будет. Почему?
Потому что ни одного духа рогатого поблизости не будет, который, в обычном, состоянии, все то,чем вы с утра да на днях занимались, на ум накинет.
Хотя, сейчас есть биометрически "проштампованные" люди. Не знаю, может им и это уже не поможет. Не всем Господь причастие даёт...а.по вере.

Вот говоришь, человеку, не сдавай биометрию, вместо овцы свиньёй станешь. А он пошёл и сдал. Ну не глухой, разве? Натурально глухой и слепой.
Ну и участь всем свиньям гадаринским в обрыве с кручи.

На крайний случай, если хочется без помыслов читать и молится, то надо найти какую нибудь "землянку", окропить там всё святой водой, плотно закрыть вход или двери
и там сидеть. А в домах - безполезно. Там все в бесах, да в кодах. Сами себе всё понатаскали в дом, а духи и радуются, ибо везде им теперь раздолье и
проход свободный. Вообще, священники должны всё это знать. Но кто щас учит, видеть незримое то?
Если человек сам не знает, то как научит. Ученик ведь не выше учителя. И пасомые таковых такие же как и учитель их будут.
Отсюда и теории рождаются - О, а может вот так надо читать! Новое прочтение.

Да, кстати. На третьем часе молитвы, уже плевать, чего там бес накидывает. Мозги уже слабо реагируют, ибо устают.
Но кто нынче молится за 2 часа? Единицы.
  
2
Толкования на Мф. 13:3 Прп. Антоний Великий.

Ст. 3-8 И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать

Вопрос. О чем говорит Господь: «Вышел сеятель сеять. И одно упало у дороги, другое на камень, иное в терн. То, что было при дороге, поклевали прилетевшие птицы небесные. Что на камне – так как не было глубокого слоя земли, не было корня, – то, пробившись, засохло. А что в терн – задохнулось». Так об этом говорит Священное Писание.

Ответ. Вышел сеятель сеять – вышел от Отца Христос, превечный Бог. Ибо Он – сеятель нашего спасения. Семя – божественное и животворящее слово. Нива – это все человечество; волы – Апостолы; плуг – крест; ярмо – соединение, сладостная струна любви, которая связует, но и склоняет выи богословцев. Сеятель вышел сеять не пшеницу, не ячмень, ни что другое, что в земле и для чрева, но веру к Отцу, Сыну и Святому Духу и надежду воскресения, и любовь к Богу и к ближнему нелицемерную. Христос вышел сеять, держа десять упряжек волов, как сказал великий Исайя, ибо не перестают десять упряжек волов доводить до совершения единую житницу. Десять упряжек умственно понимаемых волов являют у Божества святой лик апостольский. Двенадцать – Апостолов пред страстями. Семь – те, кто со Стефаном (архидиаконом) были выбраны после Святого Воскресения. О двадцатом слышали с неба – Савл. «Савл, что ты Меня гонишь?» – внезапно обезоружив того, кто стал воевать против единоплеменного Израиля, вооружив его на бой за Христа. Вот умственно понимаемые воины. Двенадцать волов распахали ниву души, ниву человечества, и во Христе засеяли подсолнечную верой к Нему. Сделали наше земное смешение (состав тела) единым сосудом, способным принять Божественный раствор крови и воды, излившийся во спасение нам от удара копьем. Сеятель и благодетель нашего состава - Христос, Который прежде Своего воплощения создал нас из небытия. Нас, ставших скверными и вместилищами худшего, Он, сокрушив смерть, вновь обновляет, и делает не принимающими примеси зла, бессмертными, блаженными, присносущими в нашей совокупности и виде. Он – глина (глиняный сосуд), которая из нашей глины стала плотью, держа животекущую (проточную) воду Своего Божества, которую Иоанн [Предтеча], как бы нося проповеданием Крещения, увидев Иисуса, возопил: «Вот, Агнец Божий, вземляй (поднимающий, и этим разрушающий) грехи всего мира», – Крестом и излитием крови и воды. Опять же об этом, когда ученики спросили Иисуса, где Ему приготовить иудейскую пасху, сказал: «Идите в этот город, и вы встретите человека, несущего глиняный сосуд с водой, и скажете ему: Учитель сказал: «У тебя сотворю Пасху с учениками Моими». Он покажет горницу большую устланную, там и приготовьте». Это и стало наяву. Такое разумеется в сравнении: муж, который несет глиняный сосуд воды, – это Иоанн Креститель, проповедующий крещение в покаяние. Город – горний Иерусалим, граждане которого – Иоанн и другие – собрание праведников святых. Горница, застеленная цветными половиками, которые украшены, как звездами, различными изображениями, может быть уподоблена нашему царскому помосту (алтарю), который состоит из различных украшений. А то, что Апостолы и Пророки могут быть сравнены с волами, на это явно указывает апостол Павел, который (под святым двадцатым числом) весьма сильно говорит: «Не обуздаешь вола молотящего» И тотчас прибавляет: «Разве о волах беспокоится Бог? Во всяком случае говорит о нас – ибо нас ради написано». Но вернемся опять к возвышенному Исайе, последовав за его пророчеством: «Не прекращают десять упряжей волов творить одну житницу». И тотчас прибавлено: «Посеявший шесть спудов, пожнет три меры». Увы, мыслить ли нам, что столь великое было согрешение, что хотя было посеяно шесть спудов, собрано только три меры? Не сказано: «произведет три спуда», но всего лишь «три меры», что очень мало. Однако войдем за внутреннюю завесу написанного, и найдем то, что этим сказано. Шестью спудами будет засеяна церковная нива человеческая: четырьмя книгами слова о Боге, еще книгой Деяния Апостольского, и шестой – писаниями великого апостола Павла, едиными по уставу. От этих шести и ими плод приносят те, кто в оглашении (церковном научении и просвещении) следует за святыми. Сеются три веры – вера к Отцу, вера к Сыну, вера к Святому Духу.

Вышел сеятель сеять, не пшеницу, хлеб творящую, но животворящую веру. Но не во всех проросло семя: одно упало «при пути», а не на самом Пути – они не совершенны о Христе, не веруют в Него прямо. Сам Он сказал: «Я – путь жизни». «Недалеко от пути» ариане, как и эллины или иудеи, но они не на пути, а при пути, то есть вне Христа. То, что они исповедуют (признают) Христа, ведет их близ пути, а то, что тем хуже хулят Христа, что Он мол не равен Отцу, отбрасывает их от живого Пути. Так что птицы небесные – диаволы – слетаются и склевывают Божии семена из сердца ненаставленных. Ибо Сам Господь повелел всем творить в согласии с Его обычаем, когда сказал: «Не разбрасывайте святыни Мои псам, не сыпьте бисера Моего перед свиньями». И еще: «Возьмите от него сребренник и дайте имеющему десять сребренников», – любому человеку, имеющему правую веру, будет даровано, и будет прибавлено от не имеющего веры, надежды и любви совершенных к Богу. «И то, что он думает, он имеет – будет отнято от него», – сказал Господь. То есть никакой пользы не будет от совершенных добрых дел, если служат Богу без правой веры. Ибо Сам Господь сказал: «Кто будет веровать и креститься, тот спасется», а не уверовавший осудится. Ничем не лучше, думаю, неверных зловерные и нечестивые еретики.

А те, кто в тернии, думаю, что это евномиане: по причине их хулы их многие назовут беззаконниками, ибо они в безумие дерзают болтать о Христе, что Он, мол, создание и творение. Это как терние подавляет их и не позволяет прорасти и совершиться верой. Удачно подходит слово и к тем, кто в нашей Церкви раздавлен терновой материей забот о житейском и не силится, чтобы в них проросло и в конце концов сотворило плод Божественное семя.

Другое пало не на камень, но в каменистую почву. Ведь Камень – это Христос, как сказал божественный Павел. Мне думается, что в каменистой почве те, у кого сердце окамененно и непокорно. Сердце человека мягче, чем камень, который есть самое жесткое по своей природе. Такой же природы и семя – оно мягкое по сравнению с камнем, но жестче, чем земля. С камнем Господь сопоставляет богомерзких последователей Македония и Марафона, которые возводят хулу на Духа и говорят ложные слова о Его созданиях. Они на себя навлекают кару Господню без прощения. Ибо Господь сказал: «Тот, кто скажет слово на Сына Человеческого, будет ему отпущено, а кто скажет на Святого Духа, не будет ему отпущено ни здесь, ни в будущем веке». У них земля не благоплодоносна, не приемлет семя, как христиане, но твердый камень, который обтесывается, чтобы огораживать святыню. Исповедовать, что Божий Сын, Бог Иисус Христос подобен по природе Отцу – это являет их размягченными, а то, что они отрицают, что Святой Дух – Бог – это делает их сердца каменными: они наполовину здоровы, но совершенно слепы, причисляя Творца к творению, и Владыку делая слугой и безмолвным рабом. Отлучая их от христианства, великий Апостол сказал: «Кто не имеет Духа Христова, тот не есть Его (Христов)».

А иное семя, – сказал Господь, – упало на благую землю и дало плод: одно тридцать, одно шестьдесят, одно сто. С землей благой сравнивается правое и благоразумное сердце, очищенное от терна ереси, и сперва прозябающее траву веры, а затем – колос надежды, а после – зрелый плод совершившейся любви. На это указует и божественный Павел, утверждая, что лучшим является вера, надежда и любовь. Итак, тот кто верит – творит тридцать, кто надеется – шестьдесят, а кто стал совершенным благодаря любви, тот совершает из божественного [плод] сторицей, от единого семени трижды собирая плоды. Бога почитая, в Церкви возносимого, само Сущее духом разумеем, душой зрим, телом претерпеваем. На земле славим, из мертвых встаем, на небесах почиваем. Совершенный человек о Троице – он верен, кроток, любим всеми, смирен, милостив, человеколюбив, праведен, не щадя тела идет в Божественном, с жаждой Небесного, живя телом с людьми и являясь на земле «образом». Так что тридцать они собирают как живущие среди людей, шестьдесят – как служащие вместе с Ангелами, и сто – как общающиеся с Богом. Елеопомазанием они дают плод тридцать, Крещением – шестьдесят, и совершенным Миропомазанием – сто. Верующий во Отца творит тридцать, исповедующий Бога Сына равным Отцу творит шестьдесят, а Духом совершаемый, исповедующий Его (Духа) Богом, – совершенно творит сто. Некие люди из богомерзких сказали, что вера к Духу творит тридцать, к Сыну – шестьдесят, ко Отцу – сто. Они сами себя развращают, что считают нужным умалить Святой Дух, Отца и Сына превознося и славя более Него, высшими, по числу (по порядку) полагая Отца и Сына. Это весьма порочно для разума. Ибо сперва веруют не в Духа, а во Отца, потом – в Сына, и затем – в совершенный Святой Троицы Божественный и Святой Дух. Как и божественный Песнопевец, сказывая, что во всем сотворении мира была Троица, сказал: «Словом Господним небеса утверждены, и Духом уст Его вся сила их». Уст – Господа Отца; словом – Сыном, Дух Святой – полнота Святой Троицы. Его (Духа) Господство (то, что Он – Господь) явил Господь, когда воскрес из мертвых и сказал Своим ученикам: «Примите Дух Святой… Кому отпустите грехи, будут отпущены». Этим Он являет Господство Духа – что приятие Духа дарует [власть] отпускать грехи. Мы не должны теперь погибнуть вместе с еретиками, желая, чтобы южная царица (Савская), которая пришла с конца земли к Соломону, чтобы встретиться с премудростью, осудила нас за леность о лучшем. http://bible.optina.ru/new:mf:13:03
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites