Защитник

Шестой класс готовится к открытому уроку русского языка по теме «Имя прилагательное». Комиссия, в составе которой и представители роно, степенно рассаживается на задних рядах. Я волнуюсь, но тем не менее украдкой оцениваю поведение детей: кто-то напряжён и осознал серьёзность происходящего, кто-то волнуется и спешит в последний раз перелистать учебник, кому-то трын-трава все эти комиссии и открытые уроки… Но есть, всегда есть в любом классе пара-другая ехидных, колючих, испытующих учителя глаз: «Посмотрим, посмотрим, как будешь выкручиваться...» Наткнёшься на такой взгляд – и холодок пробежит по спине.

Но я знаю, что останусь сама собой: ни юлить, ни сюсюкать с детьми в присутствии комиссии не стану. Всё будет так, как бывает обычно. И не страшны мне эти колючие испытующие глаза... Вперёд, с Богом!

Ах, я совсем забыла поговорить перед уроком с Серёжкой Булкиным. Этот Серёжка... Вот и сейчас он весь – порыв, весь – несдержанность, на любой поставленный вопрос отвечает громким шёпотом: «Я! Можно, я?» И так тянет руку, что вот-вот выпадет из-за парты. Если бы я могла его вызвать! Если бы могла... Но ведь он пишет предлоги со словами слитно, а знаки препинания вообще не признаёт. Это про него существует шутка, что в слове из трёх букв он делает четыре ошибки. Ну, когда же он успокоится, когда же поймёт, что я не хочу, не могу его вызвать к доске?

Вот уже прошло пол-урока, и всё несдержаннее становится это его «Я! Можно, я?» Комиссия уже обратила внимание на этого рвущегося в бой мальчика и, мне кажется, с любопытством наблюдает за нашим поединком: кто кого?

В той части урока, где введён элемент развития речи – работа по картине Саврасова «Грачи прилетели», – Серёжка Булкин с грохотом и с громким возгласом: «Я! Можно, я?» – всё-таки выпадает из-за парты и, обрадованный полученной возможностью, резво бежит к доске и пишет придуманное им предложение с прилагательным: «Бирозы стаят изгибнутые». Свет меркнет для меня, и я понимаю, что моя педагогическая деятельность на этом бесславно окончилась…

А после урока я, конечно, ругала его за несдержанность…

...Серёжка Булкин погиб на последней чеченской войне. Говорят, он закрыл собой товарищей, а его самого смертельно ранило осколком.

Прости меня, Серёжка Булкин, – я не сумела разглядеть в тебе защитника. Ведь на том далёком открытом уроке ты так старался защитить меня...

В. АКИШИНА

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Адам В. »» | 03.11.2011 02:21
  
2
Сильная история
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites