Восемь спасенных из огня. Подвиг послушницы.

Да сохранятся в потомстве имя ее,
подвиг ее, разум и человеколюбие…


Преосвященнейший Никодим,
первый епископ Енисейский и Красноярский

Что человек оставляет на земле после ухода в вечность? Накопленные богатства? Выстроенные дома и посаженные деревья? Хороших детей? Память о добрых делах и доблестных поступках – бесценное сокровище, которое народ хранит веками, передавая из поколения в поколения. Героями же часто становятся люди обычные, неприметные. Именно такой – обыкновенной крестьянкой – была сибирячка Ксения Лукьянова, о жизни и подвиге которой мы узнали благодаря уникальной монографии историка Игоря Федорова о Приенисейских монастырях.


Вместо свадьбы – постриг

Ксения Лукьянова родилась 29 января 1839 года в деревне Большеимышенской Ужурской волости Ачинского округа в крестьянской семье. Родители девочки Михаил Иванович и Дарья Прокопьевна возраста 31-го года и 33-х лет считались в те времена людьми среднего возраста. Дочка Ксения была их третьим ребенком, в семье уже росли дочь Ирина и сын Федор.

На следующий день после рождения Ксению окрестили в церкви, таинство совершил священник Иоанн Евтюгин, крестным отцом стал крестьянин Александр Потехин, крестной матерью – девица Любовь Лукьянова.

Детство и юность Ксении прошли в Большеимышенской на левом берегу реки Чулыма, в месте впадения в него речки Чернавки. В деревне насчитывалось 50 дворов, где проживало в общей сложности около 380 человек.

Когда девочке было всего четыре года, в семье случилась трагедия: умерла, родив мальчиков-близнецов Савву и Феодосия, ее мама. Отец, недолго погоревав, вскоре женился на крестьянской вдове, женщине старше него на семь лет. О том, как складывалась жизнь сирот Лукьяновых при мачехе, можно только догадываться. Но образования Ксения не получила (не было обычая в те годы учить крестьянских детей) и к 23-м годам, испросив благословение отца, пошла в послушницы Енисейского Христорождественского монастыря.

Поселившись в тихой обители, потихоньку втянулась в жизнь монастыря, выполняя различные послушания. Спустя два года, полюбив монастырскую жизнь всей душой, девушка решает посвятить монашеству свой земной путь и отправляет прошение настоятельнице игумении Афанасии: «…Я осмеливаюсь покорнейше просить Вас принять меня в число сестер монастыря. К сему прошению по безграмотности и личною просьбою руку приложила послушница Анна Белозерова».

Через год после рассмотрения всех документов Енисейской духовной консисторией был издан указ от 3 августа 1865 года: девицу Ксению Лукьянову «принять в Енисейский женский монастырь на всегдашнее жительство». В этом же году при монастыре было открыто училище для девиц-сирот духовного звания. Ксению определили на послушание при училище, и неграмотная крестьянка, проявив настойчивость и прилежание, постигла азы просвещения – овладела грамотой и письмом.
Пожар в Енисейске

Испытание огнем
Когда послушнице Ксении исполнилось 30 лет, на ее долю выпало большое испытание, которое она прошла с честью, навсегда вписав свое имя в историю Енисейской епархии.

27 августа 1869 года в Енисейске вспыхнул страшный пожар: город сгорел дотла, и в огне погибло более двухсот горожан. «Страшная буря и огонь обрушились на город, – свидетельствовали очевидцы. – В этот день поднялась погода, превратившаяся в страшный ураган. Вдруг раздался зловещий звук набата на всех енисейских колокольнях. Все затрепетали. Катастрофа началась от возгоревшегося мелкого кустарника за городом; огонь быстро добрался до склада сена, и вот мгновенно образовался огненный шар, рассыпавшийся в разные стороны. В центре города свирепствовала огненная буря. Не только деревянные, но и каменные здания, железные крыши, церкви и колокола подверглись страшной разрушительной силе грозной стихии. Вся атмосфера имела темно-красный вид и обдавала жгучим дымом. Пламя лилось с каким-то грохотом, треском и свистом, несмотря на то, что, по-видимому, в некоторых местах нечему было и гореть... раздавались отчаянные крики и рыдания».

Вот что писал в своих записках Преосвященный Никодим, первый епископ Енисейский и Красноярский: «…Приехали к Христорождественской церкви, при коей от основания города доселе существовал женский монастырь. Разрушена пожаром и сея церковь. При монастыре было училище девиц духовного звания. Для него лишь отстроено было хорошее деревянное здание в полтора этажа. Отроковиц в училище было восемь. Как огненный ураган охватил окрестность, и, когда вдруг запылали и церковь, и монастырь, монахини бросились, куда какая успела. Шесть из них лишились жизни».

А что же наша героиня? Епископ Никодим пишет, что, как только начался пожар, Ксения не впала в панику, не бросилась спасаться, но позаботилась о сиротах-воспитанницах. Поняв, что городу угрожает смертельная опасность, она приказала девочкам одеться и быстро следовать за нею. Вместе с детьми она стремительно направилась к восточному выходу из города. Довольно долго – около версты – бежали по улице, чтобы скрыться от багровой огненной стихии. Стараясь не растерять девочек в толпе енисейцев, в отчаянии покидающих пылающие кварталы, твердя про себя молитвы, Ксения несла то одного, то другого уставшего ребенка. Так они выбрались на окраину города к Иерусалимскому кладбищу и продолжили свой путь – еще семь верст – до села Верхопашенского, где священник Илия и супруга его приняли их и успокоили.

«Да сохранятся в потомстве имя ее, подвиг ее, разум и человеколюбие», – отдает дань уважения подвигу послушницы Преосвященнейший Никодим, завершая свои записки.

Усердна и послушна
Со временем сгоревший монастырь восстановили и переименовали из Христорождественского в Иверский. Как сложилась судьба Ксении Лукьяновой после пожара? Вместе с остальными сестрами она нашла приют в селе Казачинском, а затем в Красноярске. В 1871 году послушница была утверждена в штате монастыря. Как одну из самых надежных и сметливых сестер ее отправляли по Енисейской епархии за сбором средств на восстановление монастыря. Спустя год Ксения была облечена в рясофор с наречением имени Каллисфения, проходила послушание, прислуживая немощной монахине Архелае. Настоятельница монастыря игумения Афанасия отмечала, что Каллисфения «поведения весьма хорошего, к послушанию усердна». В 53 года Ксения по указу Енисейской духовной консистории была пострижена в полное (мантийное) монашество. Имя при постриге ей дали Асенефа в честь праведной ветхозаветной жены Иосифа, сына Иакова от Рахили.

Историк Игорь Федоров отмечает, что подобное имя было впервые употреблено в Енисейском монастыре, и считает, что оно могло быть дано Ксении Лукьяновой из-за высокого роста и крепкого телосложения. «Согласно ветхозаветной традиции Асенефа, жена Иосифа, отличалась очень высоким ростом и крепким телосложением» – рассуждает ученый. – Если предположить, что Ксения Лукьянова внешне соответствовала праведной Асенефе, становится понятной и одна из причин ее ухода в монастырь. В небольших деревнях, коей и являлась родина Ксении, высокорослым девушкам трудно было найти себе пару».

Мантийная монахиня Асенефа продолжает вести жизнь иноческую в Енисейской обители и в начале XX века. Как и подобает монашествующей, она молилась и исповедовалась, причащалась и держала посты, трудилась и вела скромную спокойную жизнь, как будто и не было того яркого подвига в огненную августовскую ночь.

Окончила свою земную жизнь Ксения Михайловна Лукьянова 12 июля 1912 года и с полным христианским напутствиеми была похоронена в монастырской ограде Енисейского Иверского девичьего монастыря.

Справка
Енисейский Иверский (в прошлом – Христорождественский) епархиальный женский монастырь основан, предположительно, в 1623 году Параскевой Племянниковой. Историки рассматривают и другие даты основания монастыря. Монастырь имел свои земли, вел широкую торговлю хлебом, рыбой, пушниной во многих сибирских городах.

В конце XVII века в монастыре было построено помещение для содержания важных преступниц.

В 1843 году в обители жил святой старец Даниил Ачинский, здесь же его похоронили и выстроили над местом захоронения каменную часовню.

Во времена советской власти монастырь был закрыт, возрождение обители началось с 1998 года.

В 2002 году начал действовать восстановленный монахинями Воскресенский храм, ведутся службы в Иверской церкви. В настоящее время послушание настоятельницы монастыря несет игумения Олимпиада (Шмик). Сестры обители молятся, шьют церковное облачение, пекут просфоры, трудятся на монастырском огороде.


Елена Есаулова; Православный интернет-журнал "Прихожанин"

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites