Исключительная выдержка Николая II коренилась в безграничной вере и полном доверии Богу.

Исключительная выдержка Николая II коренилась в безграничной вере и полном доверии Богу.


«Он был, быть может, не властным Царём, но был большим человеком...с большой волей, с волей не на показ, и с большим сердцем; человеком умевшим сдерживать себя, не думать о себе, подчинять свои собственные побуждения чувству долга...». - Полковник А. А. Мордвинов, флигель-адъютант.

Есть немало положительных отзывов о последнем императоре России и со стороны приближенных ко двору и высокопоставленных государственных деятелей, которые в силу своих обязанностей имели возможность близко наблюдать Николая II в официальной обстановке и в повседневной жизни. Эти люди подобно графу В.Н. Коковцову (1853—1943) даже при допросе не страшились утверждать о царе: «Я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести…». Если сравнивать степень субъективности их суждений и мнение тех, кто порочил самодержавие со стороны, опираясь более на свою принципиальную неприязнь к монархическому строю, чем на непосредственные наблюдения, то следует признать более достоверными слова первых, как прямых очевидцев.

«Сознательно он никому не причинил зла, — свидетельствовал о нем В.Н. Коковцов, — а своему народу, своей стране он желал одного — величия, счастья, спокойствия и преуспевания», его «самым горячим убеждением» была вера в Россию, «в особенности русского человека, в его преданность себе». Эту оценку подтверждают слова военного министра генерала А.Ф. Редигера (1854—1920), написавшего, что император считал себя оптимистом, «и действительно, он даже в трудные минуты сохранял веру в будущее, в мощь и величие России».

Кроме того, военный министр отмечал волевые качества последнего российского императора. По воспоминаниям Редигера, «несмотря на выпадавшие на его долю тяжелые дни, он никогда не терял самообладания, всегда оставался ровным и приветливым, одинаково усердным работником». Человеком «с большой волей» называл Николая II еще один из его приближенных — полковник А.А. Мордвинов (1870—не ранее 1921), чьи слова приведены в начале этого поста. Как адъютант царя, Мордвинов характеризовал его, исходя из личного общения и наблюдения в разных жизненных ситуациях, подчеркивая, что император обладал «волей не напоказ» и умел «сдерживать себя, не думать о себе, подчинять свои собственные убеждения чувству долга». Эти качества присущи только сильным натурам с внутренним самообладанием.

До нас дошло немало других свидетельств современников о выдержанности государя, поскольку при его жизни многие не понимали этой черты его характера. Одни ошибочно думали, что отсутствие у него «яркой» реакции на события свидетельствует о равнодушии, другие видели в этом признаки бесхарактерности. И те, кто знали об истинном отношении Николая II к происходящему, хотели опровергнуть неверные трактовки его поведения. Так, по мнению генерала В.И. Гурко (1864—1937), «внутренне он был, наоборот, до чрезвычайности упорен и непоколебим», что следовало именно из того, что государь не выказывал своих эмоций: «никогда его не видели ни бурно гневным, ни оживленно радостным, ни даже в состоянии повышенной возбужденности».

Исключительная выдержка Николая II коренилась в безграничной вере и полном доверии Богу. Он сам объяснял причину своего спокойствия всецелым преданием себя Божьему Промыслу. Он признавал, что им движет несокрушимая уверенность «в то, что судьба России, моя собственная и судьба моей семьи — в руках Господа. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его волей». Столь великодушно переносить тяжелейшие скорби способен не всякий признающий себя верующим в Бога, но лишь самоотверженно следующий за Христом и укрепляемый благодатью Святого Духа. Такой человек не может быть слабым и безвольным.

Подчеркну, глубокую самоотверженную веру самого государя разделяла вся его семья: и супруга, и дети. Немало ценных свидетельств о порядках и внутреннем строе жизни царственных страстотерпцев оставил камердинер государя Т.И. Чемадуров (1849—1919), проследовавший за царственными страстотерпцами в ссылку. По его свидетельству, в быту этой семьи (что касается питания, одежды, домашнего обихода) не было излишеств, роскоши. Между всеми ее членами существовали добросердечные и простые взаимоотношения. Да и вся жизнь царской семьи характеризовалась простотой и скромностью. Ее отличием была искренняя религиозность. Никто не приступал к еде без молитвы, а присутствие за богослужением было для всех «не только христианским долгом, но и радостью».

Даже в последние месяцы жизни, когда их держали под арестом, императрица продолжала воспитывать детей в православии, приучала находить в чтении Священного Писания пищу для души, обнаруживать всякий раз новое и глубже понимать смысл Божественного Откровения. В одном из писем, написанных в Екатеринбурге, Александра Федоровна упоминала о таких занятиях и о своей подготовке к ним: «Очень много Евангелие и Библию читаю, так как надо готовиться к урокам с детьми, и это большое утешение с ними потом читать все то, что именно составляет нашу духовную пищу».

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites