Иисусова молитва на Руси

Когда Иисусова молитва пришла на Русь? В каких древнерусских книгах описывалась практика «умного делания»? Что такое лестовка? И как заменить суточный круг богослужения, имея в руках только четки?


Созерцание «великого молчания»

Культуру Древней Руси часто называют «культурой великого молчания». Возможно, это связано с тем, что от русской цивилизации Средневековья до наших дней наиболее ярко дотянулись шедевры церковной архитектуры и иконографии. Хотя в последние десятилетия общественности все основательней подаются открытия в области древнерусской литературы, знаменного пения и богослужебных традиций, многое остается не только сокрытым от взгляда обывателя, но и непонятным. Причиной тому –катастрофы XVII века и 1917-го года, вслед за которыми с разной степенью интенсивности подлинное, русское, полностью пропитанное религиозным и национальным колоритом усиленно предавалось осмеянию, унижению и, в конечном счете, забвению.

При этом нужно отметить, что традиция Древней Руси не в меньшей, если не в большей степени была устной, в то время как дошедшие до нас памятники литературы были скорее предметами сопутствующими. Передача духовного опыта из поколения в поколение, из уст в уста была важной составляющей русской цивилизации. Книги сопутствовали, но далеко не всегда вмещали в себя то, что человеческое слово просто не способно передать. Да и мы знаем, что область Божественного всегда будет оставаться за пределами ограниченного человеческого разума.

Возможно, именно это понимание направило древнерусских подвижников не по пути сухой схоластики, а по лестнице созерцания Божественных тайн. В отличие западных богословов старцы и святые Средневековой Руси передавали свой опыт персонально, не оставляя никаких записей, как на Западе. Об их аскетическом опыте можно делать выводы по отдельным произведениям, где в основном вскользь упоминается о практике «умного делания». Хотя есть и вполне цельные труды на этот счет, но их крайне мало.
Проникновение идей исихазма, то есть совершения умной Иисусовой молитвы и достижения внутреннего преображения через видение Нетварного Света, принято связывать с именем святителя Григория Паламы, блестящим «методистом» и апологетом учения о Божественных энергиях. Но это не совсем верно.

Практика умно-сердечной молитвы приходит на Русь вместе с христианством. Мы знаем, что святой Антоний Великий в своем уставе призывал иноков «не оставлять моления именем Господа Исуса». Преподобный Антоний Печерский начинал свой монашеский путь на Святой горе Афон, в одном из центров исихазма. Позже, придя в Киев и поселившись в пещере митрополита Илариона, подвижник прибегал к умному деланию. Его ученик, преподобный Феодосий, также совершенствовался в Иисусовой молитве во время Великого поста. К братии, по свидетельству Киево-Печерского патерика, преподобный возвращался «яко Моисей с горы Синайской». Наконец, князь Владимир Монамах в своем «Поучении» «в тайне» и «безпрестанно» призывает обращаться к Господу, что также толкает на мысль о совершении Иисусовой молитвы.

В «Слове о преподобном Святоше князе Черниговском» из Киево-Печерского патерика XIII века уже прямо говорится о необходимости «иметь на устах» Иисусову молитву. Созерцательная практика пронизывала жизнь Сергия Радонежского, визуальное отражение как нельзя ярче она нашла в иконах Андрея Рублева.

Книжный след

Первым из русских святых, у кого мы находим относительно подробное описание совершения Иисусовой молитвы, был Нил Сорский. Его устав написан для иноков в XV-XVI веках. Но на Руси монашество было не отдельной кастой, а образцом, на который благочестивые миряне старались равняться. Святой призывает во время молитвы «удерживать ум глухим и немым», то есть направить сознание на слова молитвы. Вскользь Нил Сорский упоминает и дыхательную практику, но довольно просто говорит о ней: «опыт вскоре научит… все же продолжай молиться».

Надо заметить, что древнерусская формула молитвы несколько отличалась от греческой. Именно в отечественном варианте она была усилена завершающим фразу «грешный». Таким образом русские святые пытались укрепить покаянный настрой души. Греческий вариант, описанный в «Филокалии», оканчивался лишь словами «помилуй мя».

Пожалуй, самое подробное описание принципов Иисусовой молитвы содержит творение одного из последних авторов периода древнерусской духовной литературы. Неизвестный подвижник по имени Дорофей составил «Цветник», в котором дал некоторые описания и назидания по «умному деланию».

Выделим, на наш взгляд, самое важное:

1. «Молитву эту Исусову произноси непрестанно, стоишь ли, сидишь ли, ешь или пьешь, путешествуешь или другое что делаешь». Здесь инок напоминает о призыве непрестанно молиться, отмечая, что не стоит смущаться произносить слова молитвы вне зависимости от позы тела или занятия.

2. «Произноси молитву Исусову негромко, чтоб слышал только ты один. Не думай о тех или иных житейских и тленных вещах, а молись всей душой и без лени, ради своего спасения». Здесь Дорофей описывает спокойную тональность произнесения, когда умиротворенный дух входит в резонанс с телом.

3. «Когда же язык и губы устают, молятся умом и сердцем, поскольку из долгой молитвы языком проистекает умная молитва. А из умной молитвы – сердечная. Когда же ум устанет взывать, и заболит сердце, тогда следует понемногу переходить к пению». А вот и сами ступени молитвы, выраженные в психофизической связи. Здесь автор предупреждает и о возможной сердечной боли, и даже о естественном переходе на пение!

4. «Заключай ум свой в молитве, и сосредоточивай все свои мысли и чувства». Дорофей предлагает молящемуся полностью сосредоточиться на словах молитвы. Кажется, это один из самых важных критериев успеха.

5. «Следует сначала совершать молитву Исусову голосом, то есть произносить губами и языком, чтоб слышать только самому. Когда же губы, язык и чувства насытятся молитвой вслух, тогда молитва вслух сама прекратится и перейдет в шепот. И тогда уму следует поучаться, приникать и ощущениями пребывать в гортани. Так сама собой начнет непрестанно совершаться, возноситься и действовать умная и сердечная молитва во всякое время, при всяком деле, на всяком месте». Здесь автор повторяется, но делает некоторые уточнения. В итоге мы видим, что все тонкости ведут к одному: внимательному произнесению слов Иисусовой молитвы, исключению посторонних помыслов и включению физиологических аспектов для достижения цели.

Священноинок Дорофей настаивает, что «умная молитва» есть один из критериев духовного совершенства: «если не обретет человек трех добродетелей: любви, воздержания и непрестанной Иисусовой молитвы, – не может ум всецело обратиться к Богу».

В «Сказании о лестовке», относящемся, правда, уже к XVIII веку, но по инерции продолжавшем традиции Древней Руси и бытовавшей в консервативной народной среде, молитва Иисусова служит «инструкцией» к лестовке – отечественному аналогу четок, имеющему глубокое символическое устройство. «Сказание» явно создано под влиянием инока Дорофея, но адаптировано под мирян: «подобает христианину всегда лестовку в руках держать и̉ молитву Исусову непрестанно повторять: и̉ в церкви, и̉ дома, и̉ на торгу ходишь, стоишь ли, сидишь ли и̉ на всяком месте». Монахов на «торгу» (то есть рынке) было встретить огромной редкостью. Зато миряне как покупали, так и продавали. Не забывая молиться Господу Иисусу Христу.

Основа молитвенной жизни

Иисусова молитва не только сопровождала жителей Древней Руси в их житейских делах, но и могла даже заменить собой по необходимости суточный круг богослужения. Впервые описание этой практики мы находим в книге «Старчество» XVI века. Здесь молитва неразрывно связана с «инструментом» – лестовкой. Из более поздних источников мы узнаем, что в крестьянской среде обычным делом было отмолить суточный круг по лестовке, то есть при помощи Иисусовых молитв. Даже приходская практика могла включать в себя подобную замену «по нужде» в будние дни, частично или полностью. Предполагались также варианты отмаливания в движении, когда молящийся держал в голове и с помощью лестовки отсчитывал в голове необходимое для замены частей суточного круга молитв. Однако, нужно понимать, что указания, данные ниже, всегда делались исходя из личной совести, возможностей и состояния здоровья и всегда могли быть сокращены по собственному решению.

Итак, предположим, человек захотел совершить суточный круг богослужения. Но у него нет возможности встать перед иконой и потратить на это несколько часов. Что же делать? Старая русская традиция предлагает выход в этой ситуации — читать Иисусову молитву про себя следующим образом:

За Вечерню: 600;
За павечерницу (повечерие): 400;
За полунощницу: 600;
За утреню: 1500;
За часы: 1000.

Да, кажется что это очень много и затруднительно. Тут без лестовки или четок никак, чтобы не сбиться со счета. Попробуем рассмотреть вариант, когда на молитве есть возможность сосредоточиться более внимательно, встав перед иконами. Кстати, предыдущая модель также предполагает и молитву перед красным углом дома. Ключевое отличие – во время призывания имени Господа не предусмотрены поклоны. В отличие от данного варианта:

За вечерню: 300 поклонов;
За павечерницу (повечерие): 200 поклонов;
За полунощницу: 300 поклонов;
За утреню: 700 поклонов;
За первый час: 150 поклонов;
За часы: 500 поклонов.

Подробнее и с указаниями данная практика рассматривается в «Уставе о домашней молитве», также одном из произведений, созданном на основе древнерусских церковных традиций в уже в XVIII веке. Стоит отметить, что Иисусова молитва для наших предков не была «запретным плодом» и исключительным деланием, а, наоборот, всячески поощрялась как инструмент внутреннего преображения, настройки на Божественный ритм и изменения пространства жизни вокруг себя. Пожалуй, именно этого нам всем сегодня и не хватает.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites