Певец русской земли. Ко дню рождения А.К. Саврасова

Саврасов создал русский пейзаж,
и эта его несомненная заслуга никогда
не будет забыта в области русского искусства.
И. Левитан
Алексей Кондратьевич Саврасов (1830-1897) – русский художник-пейзажист, один из членов-учредителей Товарищества передвижников, автор хрестоматийного пейзажа «Грачи прилетели».
Обычно во второй половине марта, когда темнеет слежавшийся за долгую зиму снег, появляются проталины, а воздух наполняется тонким звоном, начинаешь вдруг остро чувствовать приближение весны. Замирает душа в ожидании чего-то доброго, светлого... Это неуловимое состояние перелома в природе особенно любил Алексей Кондратьевич Саврасов, чье творчество – «одна из лучших слав русского искусства». Именно ему суждено было, по выражению Грабаря, открыть новую эру в пейзаже...

Лучшим произведением на Первой выставке Товарищества передвижников 1871 года оказалось полотно Саврасова «Грачи прилетели».

«Пейзаж Саврасова "Грачи прилетели" есть лучший, и он действительно прекрасный, хотя тут же и Боголюбов... и барон Клодт, и И.И. Шишкин. Но все это деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в "Грачах" (И. Крамской – Ф. Васильеву).

Изображена была не весна-красавица, освобожденная из плена и принесенная птицами из-за моря, как принято было ее представлять, а настоящая русская весна, которая еще только рождается. Порозовели стволы березок, золотистыми отсветами играет на снегу солнце, следы наполнились водой, ненасытно впитывает разлившуюся влагу пруд.

Здесь же грачи с неумолчным гомоном в ажурной сени берез устраивают свои гнезда. Небо голубое, холодное. Неоглядные дали с силуэтом шатровой церкви, встречающейся лишь в России, открываются взору. Во всем узнаем родное, близкое – русский пейзаж, отчий край.

Картина поражала удивительным оптимизмом. Казалось, она написана совсем легко, на едином дыхании. Все поздравляли художника с творческой удачей. Но скромный, застенчивый Саврасов, не терпящий вообще похвал, только хмурился и молчал. То, что нам кажется сейчас естественным, было завоевано в упорной и длительной борьбе. Ему пришлось постигать секреты «живописания», оттачивать мастерство. Художник учился вслушиваться и всматриваться в родную природу, чтобы потом своими работами доказать, что пейзаж не второстепенный жанр.

Много раз писал весну Саврасов. Он так сумел понять биение жизни в природе, ее обновление и увидеть поэтичное в обыденном, как может это сделать человек только большой души.

Трудный путь в искусстве прошел сын московского купца 3-й гильдии Алексей Кондратьевич Саврасов. Он родился 12(24) мая 1830 года в Гончарной слободе Москвы. Отец и сын некоторое время писали свою фамилию через «о» – Соврасов (в частности, А.К. Саврасов так писал свою фамилию до середины 1850-х годов). Детство омрачилось болезнью и смертью матери. Но мачеха, добрая, приветливая, смогла стать ему другом. Она поддерживала его неодолимую тягу к рисованию и сумела уговорить отца не препятствовать сыну пойти «по учебной части».

Детские годы Алексея прошли в основном в заповедных уголках Замоскворечья. Влечение к искусству пробудилось рано, но путь в большое искусство оказался нелегким. Ещё в ранней юности у будущего художника обнаружились способности к живописи. Окончив городскую школу, Алексей с замиранием сердца пошел на Мясницкую, в дом с белыми колоннами, чтобы показать свои работы в Московском училище живописи и ваяния. Вопреки желанию отца, который мечтал приспособить сына к «коммерческим делам», мальчик в 1844 году поступил в Московское училище живописи и ваяния, где учился в классе пейзажиста К.И. Рабуса. В перерисовках гуашью с журнальных картинок опытный глаз профессора Рабуса усмотрел очевидные способности юноши, которого зачислили в «гипсовый головной класс» приготовительного отделения, а вскоре перевели в пейзажный. В училище заговорили об успехах начинающего художника, в работах которого пробивалось «свое». Становление художника происходило очень быстро. Уже в 1848 году был отмечен в отчете Московского художественного общества как ученик, "представивший лучшие эскизы". В следующем, 1849 году он по совету Рабуса и на средства мецената И.В. Лихачева совершил поездку на Украину, результатом которой стал ряд работ, заставивших критиков говорить о молодом живописце как о надежде русского искусства.

Во время обучения, в 1850 году им была выполнена картина «Камень в лесу у Разлива», который искусствоведы считают несколько неуклюжим по композиции. В этом же году за картину «Вид Московского Кремля при луне» он был удостоен звания неклассного художника.

Способность молодого художника бережно и вдумчиво осваивать традиции предшественников-романтиков и в то же время развивать их в направлении к большей естественности, безыскусности, реалистичности ярко проявилась в работах следующего, 1851 года "Перед грозой, в усадьбе".
"Грачи прилетели" (1871, ГТГ)

Саврасов твердо следовал заповедям любимого учителя и наставника Рабуса, блестяще образованного:
«Природа – наш верный учитель»;
«Прислушивайтесь к природе – она не обманет».


Имя Саврасова известным сделала другая его работа, выполненная в 1851 году: «Вид на Кремль от Крымского моста в ненастную погоду» – по точному замечанию Н.А. Рамазанова, художник «передал … момент чрезвычайно верно и жизненно. Видишь движение туч и слышишь шум ветвей дерева и замотавшейся травы – быть ливню». В картине «Вид на Кремль в ненастную погоду» соборы и колокольня Ивана Великого кажутся белой сказкой. И в то же время приближающаяся гроза передана верно и жизненно. Так постепенно преодолевал Саврасов каноны, по которым обычно принято было писать пейзажи.

В 1852 году Саврасов вновь побывал на Украине. По большей части это виды "чудного приволья", открытых пространств, расстилающихся под высоким, ясным, золотистым у горизонта небом. После поездки по южным губерниям России, он написал картины «Степь днем» и «Рассвет в степи».

Очевидная незаурядность работ Саврасова, экспонировавшихся в 1854 году на выставке в МУЖВ, привлекла внимание и "августейших" любителей искусства. Великая княгиня Мария Николаевна (президент Академии художеств) приобрела его картину "Степь с чумаками вечером" и предложила отправиться "для написания видов с натуры" в ее загородную резиденцию Сергиевка, находившуюся между Петергофом и Ораниенбаумом. Исполненные там картины "Морской берег в окрестностях Ораниенбаума" (1854, частное собрание, Санкт-Петербург).

Важной вехой в жизни художника был 1854 год. Впервые очутившись в «северной Пальмире», Алексей был поражен строгой красотой Петербурга, ландшафтом побережья Финского залива. В год окончания училища летом 1854 года Саврасов выполнил две картины, которые показал на осенней выставке в Академии художеств: «Вид в окрестностях Ораниенбаума», в которой создан гимн величавой и суровой природе русского Севера и «Морской берег в окрестностях Ораниенбаума», за которые 24-летнему Саврасову было присвоено звание академика – первая из них в 1858 году была приобретена П.М. Третьяковым.

От этой поездки осталось множество интересных зарисовок. Саврасов был прекрасным рисовальщиком. Его графические работы разных периодов можно разделить на натурные штудии вспомогательного характера и станковые самостоятельные композиции, которые он демонстрировал на выставках. Художник пользовался разными техниками и приемами. У него есть и тонкие контурные рисунки с обобщенно выразительной трактовкой форм и четко проработанными стволами деревьев; тщательные штрихи, красивые и точные, различно положенные и разнообразные, создают тонкую игру света и тени. Белила вспыхивают яркими солнечными зайчиками. Сепия озаряет предметы золотистым светом. Удачно использовал художник растушку и тонированную бумагу, процарапывая ее ножичком или иглой. Сохранилось много журнальных рисунков, особенно созданных в последние годы жизни.

В 1857 году в жизни Саврасова произошли важные изменения. Осенью 1857 года 27 летний Алексей Саврасов женился на 31 летней Софье Карловне Герц (1826-1895) – сестре учившегося вместе с ним художника Константина Герца, а также сестре известного в то время археолога и историка искусства Карла Герца. В браке родилось четыре дочери и один сын. Одна умерла в детском возрасте от скарлатины, другая умерла новорождённой в Ярославле (1871), две другие – Вера (род. 1861) и Евгения (род.1867). В конце 1876 года брак распался. Жена уехала от него с дочерями Верой и Евгенией в Санкт-Петербург к родной сестре Аделаиде Герц. Софья Карловна умерла 19 июля 1895 г., похоронена в монастыре Троице-Сергиевой Приморской пустыни в 20 км от Санкт-Петербурга.

В 1887-1888 гг. Алексей Саврасов жил в Москве – с Верой Ивановной Киндяковой; написал в её квартире несколько картин.

С 1893 года до конца жизни Саврасов жил в Дорогомилово-Тишинском переулке, возле Плющихи, – с Екатериной Матвеевной Моргуновой (ок. 1856 – ок. 1920). У них родились двое детей – сын Алексей и дочь Надежда.

В 1858 году он стал руководителем пейзажного класса училища живописи и ваяния. В следующем году был выполнен один из лучших пейзажей Саврасова: «Пейзаж с рекой и рыбаком». Пейзаж пронизан особым чувством меры и вкусом отличается написанный на основе подмосковных впечатлений "Пейзаж с рекой и рыбаком" – один из лучших в творчестве Саврасова и во всей русской живописи того времени. Этот пейзаж удивительно мелодичный по рисунку, тонкий и богатый по цветовому строю, он полон "как бы хрустальной" тишины, проникнут чувством покоя и красоты бытия.

Новый период его жизни и творчества совпал по времени с "эпохой реформ", наступившей в России вскоре после смерти Николая I и поражения России в Крымской войне. Менялись философские основы и историко-художественные ориентиры творчества. В живописи стал особенно актуальным критически заостренный реалистический бытовой жанр, получивший особое развитие в Москве, прежде всего – в творчестве Василия Перова. Все это по-своему отразилось и в творчестве, преподавательской и общественной деятельности Саврасова. В "эпоху реформ" он был уже вполне зрелым, самостоятельно мыслящим и ищущим новые пути художником. К сожалению, до нас дошло совсем немного его работ конца 1850-х – начала 1860-х годов. Но все они (по большей части исполненные под Москвой, близ Архангельского и Мазилова) свидетельствуют о поисках новой меры приближения к реальному "быту" природы. В то же время, подробно фиксируя многообразные формы трав и деревьев, добиваясь "портретной" достоверности изображений уголков Подмосковья, Саврасов не утрачивает "теплоты" и поэтичности мировосприятия. В "эпоху реформ" Саврасов стал одной из центральных фигур художественной жизни Москвы. Среди его близких друзей и знакомых в 1860-е годы мы видим виднейших писателей, художников искусствоведов и меценатов Москвы, которые, по воспоминаниям современника, нередко собирались в уютном саврасовском доме "на чашку чая" и "вели оживленные беседы об искусстве, читали литературные новинки, спорили по вопросам, волновавшим в то время русское общество".

В 1860 году принял участие в первой выставке, организованной Московским обществом любителей художеств.

Дружеские отношения сложи­лись у Алексея Кондратьевича Саврасова с учениками пейзаж­ного класса, который он возгла­вил после кончины Рабуса. Свои картины Саврасов писал рядом с учениками, передавая им опыт и мастерство. Они вместе ездили весной на этюды, где увлеченно работали с натуры. Ученики любили его за добро­ту, за привычку переживать каждую их неудачу как свою.
"Озеро в горах Швейцарии" (1866)

В 1862 году Саврасову была предоставлена возможность на средства МОЛХа поехать на открывшуюся в Лондоне Всемирную выставку и посетить другие европейские страны: Данию, Францию и Швейцарию, Германию. Написал несколько швейцарских пейзажей.

Поездки за границу на всемирные выставки познакомили художника с европейскими школами живописи. Особенно понравилась ему английская акварель. А горный ландшафт Швейцарии почти на пять лет вытеснил все другие мотивы из творчества Саврасова. Его живопись приобретала все большую свободу. Он добивался правдивости цветовых отношений.

Эта и следующая, состоявшаяся в 1867 году, поездки на Запад по-своему наглядно выявили широту и значительность эстетических вкусов Саврасова. Его европейские пейзажи обнаруживают пристальное внимание к западным "образцам" и в то же время выгодно отличаются от многих модных в то время изображений величественных горных ландшафтов "в духе Калама".

Как и многих художников России, Волга вдохновила Саврасова на создание серии прекрасных волжских пейзажей. В них волнует ощущение необъятной шири реки, ее постоянно меняющихся берегов с деревушками и монастырями, погостами и ветряными мельницами, манящими далями и заунывными, протяжными песнями бурлаков. Возвышенное восприятие природы наполнялось знанием жизни.

Совместно с В.В. Пукиревым Саврасов работал над созданием учебника рисования, куда вошли его русские пейзажи.

К этапным произведениям этого времени относится картина "Пейзаж с избушкой" (1866). На первый взгляд разработанный в ней мотив может показаться малопривлекательным для пейзажиста: низкая изба под соломенной кровлей с прилегающим крытым двором. На луговине перед домом лежит собака, гуляют куры, на крышу избы взлетел рыжий петух. Простой, почти убогий мотив. И в то же время работа настолько человечна, что невольно вспоминаются слова Чехова о способности Левитана (любимого ученика Саврасова) написать деревню, "серенькую, жалконькую, затерянную, ... но такой от нее веет невыразимой прелестью, что оторваться нельзя".

К лучшим пейзажам, исполненным Саврасовым в 1860-е годы, относится и "Сельский вид" (1867, ГТГ), отличающийся особым богатством пространственного и живописного решения.

Живописная система Саврасова приобрела здесь новые и весьма важные для дальнейшего его развития качества: особую светоносность и непосредственную эмоциональность цветового строя и фактуры. Венчает поиски Саврасова 1860-х годов картина "Лосиный остров в Сокольниках" (1869, ГТГ).

С начала 1870-х годов в творчество Саврасова вошли новые темы и образы. Если ранее он работал в основном близ Москвы, то теперь постоянно совершал поездки в провинцию: в Троице-Сергиеву лавру, на Керженец, на Оку, но более всего на Волгу, в Ярославль, под Кострому, в Нижний Новгород, Юрьевец, в Болгары под Казанью и Жигули. Волжские просторы произвели на него огромное впечатление. Некоторые из его картин, связанных с образом Волги, имеют поистине масштабный, эпический характер. Прежде всего, это полотна 1870-1871-х годов, на которых великая река является как бы олицетворением "убогой и обильной, забитой и всесильной" Руси. В одних из этих работ просторы полноводной реки, заволжские дали, увиденные словно с высоты птичьего полета, призывают зрителя проникнуться вольным духом, чувством полноты жизненных сил.

В 1871-1875 годах, живя и работая по большей части в Москве, Саврасов участвовал в экспозициях Товарищества передвижных художественных выставок, в 1873−1878 – в академических выставках. В поисках новых принципов пейзажа он много работал в окрестностях Москвы: Сокольники, Фили, Кунцево, Мазилово, Строгино, Братцево; выезжал в серные губернии России, в Поволжье. В этот период появились его картины: самая знаменитая – «Грачи прилетели» (1871), «Печерский монастырь близ Нижнего Новгорода» (1871), «Разлив Волги под Ярославлем» (1871) и «Радуга» (1875), «Просёлок» (1873), «Могила на Волге. Окрестности Ярославля» (1874).
«Печерский монастырь близ Нижнего Новгорода» (1871)

В иных красота природы омрачается неизбывной памятью о рабской доле народа, и в "музыке" работ Саврасова слышится протяжный стон бурлацкой ватаги, тянущей барку; сгущается над Волгой мгла грозового неба ("Волга", 1870-е, ГТГ). Особенно масштабна начатая Саврасовым в 1870 году картина "Волга под Юрьевцем", за которую Алексей Кондратьевич весной 1871 года был удостоен первой премии на конкурсе Московского общества любителей художеств. С Поволжьем было связано и создание главной картины Саврасова "Грачи прилетели" (ГТГ).

Картина «Грачи прилетели», наиболее известная в его творчестве. Но это не единственная удача мастера, он создал много интересного и до нее и после. Все новые и новые рубежи в живописи завоевывал художник. Его не смущал «неинтересный», «неживописный» мотив. Он находил поэзию в проселках, кочках, ямах, почерневшей от дождя глине, в маленьких двориках, в запорошенных снегом деревьях – во всем, что так привычно глазу.

Художника, сумевшего открыть красоту в повседневном и подарить ее людям, можно сравнить с легендарным героем, который не пожалел своего сердца, чтобы осветить людям путь к цели. Пейзажи Саврасова до сих пор трогают и волнуют нас тонким ощущением родной природы, скромной, но привлекательной лиричностью и задушевностью.

В конце 1870 года, вдохновленный впечатлениями от летней поездки на Волгу и получив (видимо, от Третьякова) заказ на исполнение "рисунков и картин зимнего пейзажа на Волге", Саврасов взял отпуск до первого мая и вместе с семьей надолго уехал в Ярославль. Сняв большую квартиру, они какое-то время вели счастливую, "тихую и сосредоточенную" жизнь в старинном живописном приволжском городе.

Приподнятое состояние духа, в котором находился художник (об этом он писал Герцу и Третьякову), было внезапно нарушено трагическими событиями: в феврале умерла новорожденная дочка (уже третий умерший ребенок Саврасовых), тяжело заболела жена. О глубине горестных переживаний живописца свидетельствуют исполненные им в это время на ярославском кладбище изображения могилы дочери.

И все-таки именно ранней весной 1871 года под влиянием помогающего преодолеть страдания "врачующего простора", красоты вечно обновляющейся, воскресающей природы, под кистью Саврасова рядом с исполненными душевной боли этюдами появляются подготовительные работы к картине "Грачи прилетели".

Наконец в конце 1871 года картина "Грачи прилетели" предстала перед посетителями первой выставки Товарищества передвижных художественных выставок, одним из учредителей и членом правления которого стал Саврасов. Искомое художником единство рисунка и живописи, состояния природы и строя чувств и при этом удивительная естественность и непосредственность выражения были достигнуты в картине в полной мере. Не случайно изображение простого, знакомого типичнейшего для России ландшафта и из года в год повторяющегося состояния природы было воспринято чуткими современниками как нечто совершенно новое, как откровение.

К началу 1870-х годов уже появились замечательные полотна других пейзажистов-реалистов: "лесного богатыря" Ивана Шишкина, импульсивного Федора Васильева, внимательного Михаила Клодта, талантливого ученика Рабуса и Саврасова Льва Каменева, молодого "светописца" Архипа Куинджи. И все-таки Иван Николаевич Крамской, лидер передвижников и один из глубочайших ценителей русского искусства, в одном из писем к Васильеву не случайно ставил на первое место именно Саврасова, отмечая, что в работах других художников есть "деревья, вода и даже воздух, но душа есть только в "Грачах".

Семидесятые годы прошлого столетия стали для Саврасова периодом высшего творческого расцвета. Словно обретя в работе над волжскими пейзажами и "Грачами..." новое важное знание о жизни и живописи, он создал в это десятилетие множество замечательных пейзажей, заражая своим вдохновением и своих воспитанников по Училищу живописи, ваяния и зодчества.

Большая часть его работ этого времени по-прежнему проникнута пафосом открытия красоты и поэзии самых, казалось бы, скромных и привычных картин жизни родной природы. Их образно-эмоциональный строй поистине многообразен. В самом выборе сюжетов ярко сказался проникновенный лиризм мировосприятия Саврасова. Приветливые многоцветные радуги; омытые дождем, сияющие на солнце заливные луга; плакучие ивы, склонившиеся у заросших прудов; утренние и вечерние зори; покрытые пушистым инеем, "очарованные" зимние леса; скромные деревенские околицы; стаи перелетных птиц над сжатыми полями – таковы любимые сюжеты художника, мечтавшего о светлом и одухотворенном согласии человека и природы.

Несомненно, что искусству Саврасова, самому его отношению к природе присуща своеобразная религиозность. И проявлялась она отнюдь не только в картинах с изображением возносящих к небу шатры и главы монастырей, церквей и колоколен. В самих композиционно-образных принципах саврасовских работ ощущается особая интенсивность его чувства универсальных сил бытия, связи лучшего на земле и в душе человека с небом и льющимся с него светом. Не случайно столь часто, едва ли не в большинстве работ, Саврасов с удивительным разнообразием – каждый раз по-новому, в неповторимом ключе – выдвигал на первый план выразительнейший, но не всегда осознаваемый нами во всей его значительности художественный образ: чистое отражение, повторение неба в воде. То в луже на размытой дождем дороге заблестит пробившийся сквозь тучи луч солнца, то в ночной тишине среди унылых равнин отразится в топком болоте таинственный золотистый свет луны, то широкий окоем весеннего половодья принимает в себя золото и лазурь яркого утра, и тянущиеся к солнцу ветви берез отражаются в голубой воде ("Весна", 1870-е, ГТГ). Этот смысл замечательно передан в одном из саврасовских шедевров – картине "Радуга" (1875, ГРМ).
"Радуга" (1875, ГРМ)

Запечатлев стоящую на пригорке деревушку, к которой от реки поднимается тропинка с выложенной по склону лесенкой, художник вложил в изображение влажного бархата зеленой травы, пробивающегося сквозь тучи солнечного света и нежной, как бы тающей радуги столько любви и поэзии, что обычный деревенский мотив воспринимается как образ некоей "лествицы", приглашающей к духовному восхождению, приобщению к светлым силам "божьего мира". Близка "Радуге" по образному смыслу и картина "У ворот монастыря" (1875, ГРМ).

Среди работ Саврасова 1870-х годов есть и глубоко драматические образы, отразившие скорбные размышления художника о краткости жизни, сиротливом одиночестве любящего сердца. Такова элегическая картина "Могила на Волге" (1874).

Многие произведения Саврасова можно подолгу с удовольствием рассматривать. Художник с любовью изображает и нехитрые предметы крестьянского быта, и кур, ворон, сидящих на заборах с развешанным бельем и крынками. Это трогательное внимание к подробностям жизни природы и поразительная способность к передаче малейших оттенков весеннего настроения замечательно воплощены Саврасовым в работе "Дворик. Зима" (1870-е, ГТГ).

Особую линию в творчестве Саврасова 1870-х годов представляют его городские, московские пейзажи. Вместе с созданными им изображениями ближних окрестностей родного города они представляют собой уникальную страницу отечественного художественного "москвоведения", ибо, в отличие от произведений большинства других живописцев, несут в себе поэтическое чувство связи архитектуры древней столицы и природы.

К лучшим московским пейзажам XIX века относится и картина "Сухарева башня" (1872, Государственный Исторический музей, Москва), написанная Саврасовым к двухсотлетию со дня рождения Петра I.

Остроконечное здание ныне разрушенного памятника истории и архитектуры изображено Саврасовым ранней весной.

Все эти работы, наверное, видели и ученики Саврасова, преподавательская деятельность которого именно в 1870-е годы была особенно успешной и плодотворной. Именно Саврасов сумел помочь лучшим русским художникам нового поколения обрести себя, увидеть новые горизонты развития искусства.

Его картины выставлялись на всемирных выставках – венской 1873 года и парижской 1878 года, а также на всероссийской выставке в Москве в 1882 году.

К концу 1870-х годов в творчестве Саврасова наметился некоторый спад. Он реже выставлялся, работал все более неровно. Пришли болезни, ухудшилось зрение. Дала трещину, а затем и вовсе распалась когда-то счастливая семейная жизнь. Мертвящее влияние оказали и постоянно недоброжелательное отношение академического начальства, непонимание сокровенных качеств искусства Саврасова многими критиками. Особенно усугубился трагизм положения Саврасова после 1882 года, когда он вскоре после смерти "прикрывавшего" его Перова был уволен из училища и, лишенный казенной квартиры, житейски неустроенный, оказался в стороне от художественной жизни.

В конце 1870-х Саврасов тяжело заболел алкоголизмом, в его творчестве появились мрачные мотивы; в 1882 году уволен из московского училища живописи. Последние годы художник провёл в нужде.

«В последние годы, когда А.К. Саврасов уже окончательно спился, он иногда появлялся в мастерской в рубище», – вспоминает В. Гиляровский в книге «Москва и москвичи».

Сохранилось немало свидетельств постепенного превращения интеллигентнейшего, деликатнейшего живописца в почти безвольного алкоголика, отдающего написанные не всегда верной рукой пейзажи чуть ли не за штоф "горячительной".

В 1878 году была написана картина «Домик в провинции».

К началу 1890-х годов Саврасов сменил немало временных пристанищ. Он жил в самых дешевых меблированных комнатах, гостиницах и чуть ли не в трущобах. У него появилась новая гражданская жена, Евдокия Михайловна Моргунова, дети.

Творчество Саврасова стало неровным: в 1887 году была написана картина «Пейзаж. Село Волынское» с чадящими дымом фабрикой, в 1893 – картина «Весна. Огороды».

В последние годы жизни Саврасов, прекрасный рисовальщик, особенно много и успешно работал в графике. В 1894 году при содействии близких ему людей был издан альбом рисунков, приуроченный к пятидесятилетию творческой жизни художника. Графические работы этого периода отличают особая, необычная, опережающая время раскованность и смелость использования самых различных выразительных средств, обращение к новым для художника техникам.
Могила А.К. Саврасова на Ваганьковском кладбище в Москве

Художник умер 26 сентября (8 октября) 1897 года в Москве в больнице для бедных, на Хитровке. Был похоронен на Ваганьковском кладбище. Его любимый ученик, Исаак Левитан, откликнулся на смерть учителя:

С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле … и эта его несомненная заслуга никогда не будет забыта в области русского художества.

И.М. Гронский отмечал:
Саврасовых в русской живописи немного… Саврасов хорош каким-то интимным, только ему свойственным восприятием природы.

Среди учеников Саврасова были также Лев Каменев, Константин Коровин, Михаил Нестеров, Сергей Светославский.

Т. Круглихина

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О САВРАСОВЕ
Алексей Кондратьевич был огромного роста и богатырского сложения. Большое лицо его носило следы остатка оспы. Карие глаза выражали беспредельную доброту и ум. Человек он был совершенно особой кротости. Никогда не сердился и не спорил. Он жил в каком-то другом мире и говорил застенчиво и робко, как-то не сразу, чмокая, стесняясь.

– Да, да. Уж в Сокольниках фиалки цветут. Да, да. Стволы дубов в Останкине высохли. Весна. Какой мох! Уж распустился дуб. Ступайте в природу, – говорил он нам. – Там красота неизъяснимая. Весна. Надо у природы учиться. Видеть красоту надо, понять, любить. Если нет любви к природе, то не надо быть художником, не надо... Можно просто написать, что хочется, – хорошо только написать. Нужна романтика. Мотив. Романтика бессмертна. Настроение нужно. Природа вечно дышит. Всегда поет, и песнь ее торжественна. Нет выше наслаждения созерцания природы.

В мастерской Алексея Кондратьевича Саврасова – одно из дивных воспоминаний моего детства. Мне было всего 16 лет. Мы все, его ученики, – Левитан, я, Светославский, мой брат, Коровин, Неслер, Ордын­ский, – мы все так его любили. Его огромная фигура с большими руками, широкая спина, большая голова с большими глазами, добрыми, – он был похож на какого-то доброго доктора: такие бывают в провинции. Он приходил в мастерскую редко – бедно одетый, окутанный в какой-то клетчатый плед. Ли­цо его было грустно, – горькое и скорбное было в нем. Говорил он, когда смотрел вашу работу, не сразу, сначала как бы конфузился, чамкал:

«Это, это не со­всем то. Вы не влюблены в природу, в природу, говорю я. Посмотрите, вот я был на днях в Марфиной роще. Дубы – кора уже зеленеет. Весна чувствуется в воздухе. Надо почувствовать, надо почувствовать, как хорошо в воздухе чувствуется весна».

Он останавливался. Поэт-то хотел, чтобы все разом стали поэтами. Он, как многие русские, любил своих учеников всем сердцем своей простой души... Сидит Алексей Кондратьевич... сложив как-то робко, неуклюже свои огромные руки, и молчит, а если и скажет что, то все как-то не про то: то про фиалки, которые уже распустились, вот уже голуби из Москвы в Сокольники летят. А придет к нам в мастерскую редко, говорит:

«Ступайте писать. Ведь весна – уже лужи, воробьи чирикают, хорошо. Ступайте писать, пишите этюды, изучайте, главное чувствуйте...»

К. Коровин

Когда Саврасов писал свою знаменитую картину «Грачи прилетели», то он писал ее совершенно с теми же чувствами, что и венециановцы, но такой картины, и даже похожей на нее, русская живопись еще не знала.

Одновременно с ним в том же направлении искал и Поленов, три года спустя после саврасовской картины выставивший свой «Московский дворик». С этих двух картин – саврасовской и поленовской – начинается новая эра в пейзаже, эпоха уголков русской жизни и русской природы.

И. Грабарь

До Саврасова... главным образом относились к пейзажу как к красивому сочетанию линий и предметов. Саврасов радикально отказался от этого отношения к пейзажу, избирая уже не исключительно красивые места сюжетом для своих картин, а, наоборот, старался отыскать и в самом простом и обыкновенном те интимные, глубоко трогательные, часто печальные черты, которые так сильно чувствуются в нашем родном пейзаже и так неотразимо действуют на душу. С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле.

И в самом деле, посмотрите на лучшие из его картин, например, «Грачи прилетели»; какой ее сюжет? Окраина захолустного городка, старая церковь, покосившийся забор, поле, тающий снег и на первом плане несколько березок, на которых уселись прилетевшие грачи, – и только. Какая простота! Но за этой простотой вы чувствуете мягкую, хорошую душу художника, которому все это дорого и близко его сердцу... в этой простоте целый мир высокой поэзии.

И. Левитан

САВРАСОВ ОБ ИСКУССТВЕ
...мы все хорошо знаем, что есть три источника, из которых мы извлекаем самое чистое понятие об искусстве: это суть – собственное убеждение каждого образованного художника, общие идеи красоты, и, наконец, изучение великих произведений искусства прошлых эпох или современного...

Но Вы, без сомнения, спроси­те, в чем же состоят эти прочные правила? Во-первых, в изучении рисунка античных статуй, во-вторых, натуры человеческого тела, в-третьих, произведений лучших художников и, наконец, в изучении самой природы.

...полезнее было бы обратить внимание на более строгое изучение рисунка, который в настоящее время... уступил более место изучению живописи. Строгое знание рисунка есть основной камень живописи...

Источник

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites