7 апреля. Благовещение Пресвятой Богородицы. Преподобного Иоанна Лествичника. Преставление свт. Тихона, патриарха Московского и всея России.

25 марта по старому стилю / 7 апреля по новому стилю
воскресенье
Неделя 4-я Великого поста. Глас 4-й.
Великий пост.
На трапезе разрешается рыба.

Благовещение Пресвятой Богородицы
Прп. Иоанна Лествичника (переходящее празднование в 4-ю Неделю Великого поста). Преставление свт. Тихона, патриарха Московского и всея России (1925). Прп. Саввы Нового (1948).
Иконы Благовещения Божией Матери (XVI).

Литургия св. Василия Великого.
Утр. – Лк., 4 зач.,I, 39–49, 56. Лит. – Евр., 314 зач.,VI, 13–20. Мк., 40 зач.,IX, 17–31. Благовещения: Евр., 306 зач.,II, 11–18. Лк., 3 зач.,I, 24–38.

Служба совершается по 5-й Марковой главе Типикона под 26 марта: «Аще ли случится Благовещение в Неделю 4-ю, или 5-ю постов».

Тропарь воскресный 4-го гласа
Тропарь:
Све́тлую Воскресе́ния про́поведь/ от А́нгела уве́девша Госпо́дни учени́цы/ и пра́деднее осужде́ние отве́ргша,/ апо́столом хва́лящася глаго́лаху:/ испрове́ржеся смерть,/ воскре́се Христо́с Бог,// да́руяй ми́рови ве́лию ми́лость.
Кондак:
Спас и Изба́витель мой/ из гро́ба, я́ко Бог, воскреси́ от уз земноро́дныя,/ и врата́ а́дова сокруши́,/ и я́ко Влады́ка// воскре́се тридне́вен.

Тропарь праздника, глас 4:
Днесь спасе́ния на́шего глави́зна/ и е́же от ве́ка та́инства явле́ние:/ Сын Бо́жий Сын Де́вы быва́ет,/ и Гаврии́л благода́ть благовеству́ет./ Те́мже и мы с ним Богоро́дице возопии́м:/ ра́дуйся, Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

Кондак праздника, глас 8:
Взбра́нной Воево́де победи́тельная,/ я́ко изба́вльшеся от злых,/ благода́рственная воспису́ем Ти, раби́ Твои́, Богоро́дице,/ но, я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую,/ от вся́ких нас бед свободи́, да зове́м Ти:// ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

Величание:
Арха́нгельский глас/ вопие́м Ти, Чи́стая:/ ра́дуйся,/ Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

Задостойник, глас 4:
́Яко одушевле́нному Бо́жию киво́ту,/ да ника́коже ко́снется рука́ скве́рных,/ устне́ же ве́рных Богоро́дице немо́лчно,/ глас А́нгела воспева́юще,/ с ра́достию да вопию́т:/ ра́дуйся, Благода́тная,// Госпо́дь с Тобо́ю.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА
(Евp.6:13–20; Мк.9:17–31)
В изречениях Своих о блаженствах (Мф.5:1–12) Господь изображает райское сердце.
В настроение его входят: смирение, плач и сокрушение, кротость и безгневие, правдолюбие полное, милостивость совершенная, чистота сердца, миролюбие и миротворение, терпение бед, напраслин и гонений за веру и жизнь христианскую. Хочешь рая, будь таков. И здесь еще предвкусишь рай, в который готовым вступишь по смерти, как преднареченный наследник.


Благовещение Пресвятой Богородицы
7 апреля Церковь празднует день Благовещения Пресвятой Богородицы – один из 12 главных (двунадесятых) праздников в православном календаре. Благовещение Пресвятой Богородицы — в этот день Деве Марии явился архангел Гавриил и возвестил Ей о грядущем рождении Иисуса Христа — Сына Божьего.

До 14 лет Пресвятая Дева воспитывалась в храме, а затем, по закону, должна была оставить храм, как достигшая совершеннолетия, и либо возвращаться к родителям, либо выйти замуж. Священники хотели выдать Ее замуж, но Мария объявила им о своем обещании Богу — остаться навсегда Девою. Тогда священники обручили Ее дальнему родственнику, восьмидесятилетнему старцу Иосифу, чтобы он заботился о Ней и охранял Ее девство. Живя в Галилейском городе Назарете, в доме Иосифа, Пресвятая Дева Мария вела такую же скромную и уединенную жизнь, как и при храме.

Спустя четыре месяца по обручении, Ангел явился Марии, когда Она читала Священное Писание и, войдя к Ней, сказал: «радуйся Благодатная! (то есть исполненная благодати Божией — даров Святого Духа). Господь с Тобою! Благословенна Ты между женами». Архангел Гавриил возвестил Ей, что Она обрела величайшую благодать у Бога — быть Материю Сына Божия.

Мария в недоумении спросила Ангела, как может родиться сын у той, которая не знает мужа. И тогда Архангел открыл Ей истину, которую он принес от Всемогущего Бога: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим». Постигнув волю Божию и всецело предавая Себя ей, Пресвятая Дева отвечала: «Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему».

«То событие, которое именуется «Благовещение», означает зачатие Иисуса Христа, – напоминает профессор богословия диакон Андрей Кураев. – Действием благодати Божией в лоне Марии началось развитие новой человеческой жизни. Не от Бога-Отца зачала Мария, не от Архангела Гавриила и не от своего нареченного мужа Иосифа. Циничные «физиологические» аргументы лучше оставить при себе — христиане не хуже скептиков знают законы биологии, а потому и говорят о Чуде. И чудо состоит не столько в том, что Дева, не знавшая мужа, стала вынашивать ребенка, но что Сам Бог отождествил Себя с этим ребенком и со всем, что произойдет в Его жизни.Бог не просто вселяется в Деву. Через архангела Гавриила Он (Вседержитель, Владыка и Господь) смиренно просит согласия отроковицы. И лишь когда Он слышит человеческое согласие. Да будет мне по слову Твоему», — лишь тогда Слово становится плотью.

Так начинается евангельская история. Впереди — Рождество и бегство в Египет, искушения в пустыне и исцеления одержимых, Тайная Вечеря и арест, Распятие и Воскресение…».

История Благовещения Пресвятой Богородицы
Датой Благовещения как на Западе, так и на Востоке считается 25 марта. Эта дата отстоит ровно на 9 месяцев от 25 декабря, которое с IV века сначала на Западе, а затем на Востоке считается днем Рождества Христова. Кроме того это число согласуется с представлениями древних церковных историков о том, что Благовещение и Пасха, как исторические события произошли в один и тот же день года.

Впервые эта дата появляется в сочинениях западных авторов III века Тертуллиана и священномученика Ипполита Римского как день Распятия Спасителя по римскому календарю (еще в VI в. св. Мартин из Браги писал, что многие галльские епископы считали Пасху неподвижным праздником). При этом сщмч. Ипполит на основании сопоставления ряда библейских стихов и буквального их толкования утверждал, что Рождество Христово произошло через 5500 лет после сотворения мира.
Источник, возле которого произошло Благовещение

Убеждение о 5500-летнем возрасте творения ко времени пришествия в мир Спасителя и о совпадении дат сотворения мира и пришествия Христа во плоти перешло в александрийскую традицию, но здесь решающей стала дата не Рождества Христова, а Благовещения: свт. Афанасий Великий писал, что Христос воплотился в утробе Девы на 25-й день марта, потому что в этот день первоначально Бог создал человека.

С V века место даты Распятия заняла дата Воскресения, а время земного служения Спасителя от Воплощения до Воскресения стало считаться кратным целому числу лет.
В византийской традиции дата 25 марта имеет огромное значение – это день не только Благовещения, но и сотворения мира, и Воскресения Христова; от нее отсчитываются даты других праздников: Рождества Христова, Зачатия и Рождества св. Иоанна Предтечи.

День Благовещения нередко считался днем начала церковного или даже гражданского года как на Востоке, так и на Западе. Убеждение о совпадении исторической даты Воскресения Христова с 25 марта привело к тому, что этот день получил название “Кириопасхи” (Кириопасха – Господственная (т. е. настоящая, нормальная) Пасха; иногда встречается неправильная этимология – Господня Пасха). Сейчас Кириопасхой называют случающееся раз в несколько лет совпадение праздников Пасхи и Благовещения.

В России в связи с использованием Церковью юлианского календаря 25 марта выпадает на 7 апр. по григорианскому (“гражданскому”) календарю).

Изображения Благовещения присутствуют уже среди росписей катакомб 2-й половины II – 1-й пол. III веков, тем не менее, можно с большой степенью вероятности утверждать, что установление особого праздника Благовещения произошло не ранее IV века.
Благовещение, Рождество Христово, Сретение. XII в., монастырь святой Екатерины, Синай
Открытие св. равноапостольной Еленой в начале IV в. святых мест земной жизни Господа Иисуса Христа и начатое ею строительство храмов на этих местах (в частности, в Назарете) вызвали рост интереса к событию Рождества Христова и тайне Воплощения; возможно, с этим связано и установление Благовещения как отдельного праздника. В начале VIII в. армянский автор Григор Ашаруни писал, что праздник Благовещения был установлен свт. Кириллом Иерусалимским, то есть в 3-й четверти IV в.

Поскольку сведения о константинопольском богослужении V-VI вв. немногочисленны, ничего определенного о праздновании Благовещения в этот период в Константинополе утверждать нельзя, но уже к концу VII в. это один из самых почитаемых здесь праздников. Все византийские памятники VIII и последующих веков называют Благовещение среди важнейших праздников; богослужение Благовещению неизменно совершается 25 марта.

На Западе сведения о празднике Благовещения восходят примерно к тому же времени, что и на Востоке. Из сочинений западных отцов Церкви и писателей известны слова на Благовещение, приписываемые латинским авторам V в. блаженному Августину, святым Петру Хрисологу и Льву I Великому. Однозначно о литургическом почитании дня Благовещения говорится в Liber Pontificalis времен папы Сергия I (687-701), где Благовещение входит в число 3 праздников, посвященных Божией Матери, когда в Риме совершалась торжественная процессия.
Благовещение. Французская миниатюра конца XIII века
Название праздника в древности не было устойчивым, современное греческое название “евангелисмос” появляется лишь с VII в. В сочинениях древних авторов встречаются названия: греч. “день приветствия”, “возвещение” или “день/праздник Благовещения”; лат. “annuntiatio angeli ad beatam Mariam Virginem” (Благовещение ангела ко блаженной Деве Марии), “Mariae salutatio” (приветствие Марии) и ряд других подобных по смыслу названий. Благовещение воспринимался и как Господский, и как Богородичный праздник. В отличие от Православной Церкви, где Благовещение считается одним из важнейших праздников (полное название – Благовещение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии), в католичестве это праздник второго класса (полное название Annuntiatio beatae Mariae Virginis – Благовещение Блаженной Девы Марии).
Благовещение. Китайская икона, XVIII век
Смысл праздника Благовещение Пресвятой Богородицы
Митрополит Сурожский Антоний:
“Благовещение – это день благой вести о том, что нашлась во всем мире людском Дева, так верующая Богу, так глубоко способная к послушанию и к доверию, что от Нее может родиться Сын Божий. Воплощение Сына Божия, с одной стороны, дело Божией любви – крестной, ласковой, спасающей – и Божией силы; но вместе с этим воплощение Сына Божия есть дело человеческой свободы. Св. Григорий Палама говорит, что Воплощение было бы так же невозможно без свободного человеческого согласия Божией Матери, как оно было бы невозможно без творческой воли Божией. И в этот день Благовещения мы в Божией Матери созерцаем Деву, Которая всем сердцем, всем умом, всей душой, всей Своей крепостью сумела довериться Богу до конца.

А благая весть была поистине страшная: явление Ангела, это приветствие: Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего, не могли не вызвать не только изумления, не только трепета, но и страха в душе девы, не знавшей мужа, – как это могло быть?..

И тут мы улавливаем разницу между колеблющейся – хотя и глубокой – верой Захарии, отца Предтечи, и верой Божией Матери. Захарии тоже возвещено, что у его жены родится сын – естественным образом, несмотря на ее преклонный возраст; и его ответ на эту весть Божию: Как же это может быть? Этого не может случиться! Чем Ты можешь это доказать? Какое заверение Ты мне можешь дать?.. Божия Матерь ставит вопрос только так: Как это может случиться со мной – я же дева?.. И на ответ Ангела, что это будет, Она отвечает только словами полной отдачи Себя в руки Божии; Ее слова: Се, Раба Господня; буди Мне по глаголу твоему…

Слово “раба” в теперешнем нашем словоупотреблении говорит о порабощенности; в славянском языке рабом называл себя человек, который свою жизнь, свою волю отдал другому. И Она действительно отдала Богу Свою жизнь, Свою волю, Свою судьбу, приняв верой – то есть непостижимым доверием – весть о том, что Она будет Матерью воплощенного Сына Божия. О Ней праведная Елизавета говорит: Блаженна веровавшая, ибо будет Ей реченное Ей от Господа…

В Божией Матери мы находим изумительную способность довериться Богу до конца; но способность эта не природная, не естественная: такую веру можно в себе выковать подвигом чистоты сердца, подвигом любви к Богу. Подвигом, ибо отцы говорят: Пролей кровь, и примешь Дух… Один из западных писателей говорит, что Воплощение стало возможным, когда нашлась Дева израильская, Которая всей мыслью, всем сердцем, всей жизнью Своей смогла произнести Имя Божие так, что Оно стало плотью в Ней.

Вот благовестие, которое мы сейчас слышали в Евангелии: род человеческий родил, принес Богу в дар Деву, Которая была способна в Своей царственной человеческой свободе стать Матерью Сына Божия, свободно отдавшего Себя для спасения мира. Аминь”.

Преподобный Иоанн Лествичник
Пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник по­чи­та­ет­ся Свя­той Цер­ко­вью как ве­ли­кий по­движ­ник и ав­тор за­ме­ча­тель­но­го ду­хов­но­го тво­ре­ния, на­зы­ва­е­мо­го «Ле­стви­цей», по­это­му пре­по­доб­ный и по­лу­чил про­зва­ние Ле­ствич­ни­ка.

О про­ис­хож­де­нии пре­по­доб­но­го Иоан­на по­чти не со­хра­ни­лось све­де­ний. Су­ще­ству­ет пре­да­ние, что он ро­дил­ся око­ло 570 го­да и был сы­ном свя­тых Ксе­но­фон­та и Ма­рии, па­мять ко­то­рых празд­ну­ет­ся Цер­ко­вью 26 ян­ва­ря. Шест­на­дца­ти лет от­рок Иоанн при­шел в Си­най­ский мо­на­стырь. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем пре­по­доб­но­го стал ав­ва Мар­ти­рий. По­сле че­ты­рех лет пре­бы­ва­ния на Си­нае свя­той Иоанн Ле­ствич­ник был по­стри­жен в ино­че­ство. Один из при­сут­ство­вав­ших при по­стри­ге, ав­ва Стра­ти­гий, пред­ска­зал, что он станет ве­ли­ким све­тиль­ни­ком Церк­ви Хри­сто­вой. В те­че­ние 19-ти лет пре­по­доб­ный Иоанн под­ви­зал­ся в по­слу­ша­нии сво­е­му ду­хов­но­му от­цу. По­сле смер­ти ав­вы Мар­ти­рия пре­по­доб­ный Иоанн из­брал от­шель­ни­че­скую жизнь, уда­лив­шись в пу­стын­ное ме­сто, на­зы­ва­е­мое Фо­ла, где про­вел 40 лет в по­дви­ге без­мол­вия, по­ста, мо­лит­вы и по­ка­ян­ных сле­зах. Не слу­чай­но в «Ле­стви­це» пре­по­доб­ный Иоанн так го­во­рит о сле­зах по­ка­я­ния: «Как огонь со­жи­га­ет и уни­что­жа­ет хво­рост, так чи­стая сле­за омы­ва­ет все нечи­сто­ты, на­руж­ные и внут­рен­ние». Силь­на и дей­ствен­на бы­ла его свя­тая мо­лит­ва, об этом сви­де­тель­ству­ет при­мер из жи­тия угод­ни­ка Бо­жия.

У пре­по­доб­но­го Иоан­на был уче­ник, инок Мо­и­сей. Од­на­жды на­став­ник при­ка­зал сво­е­му уче­ни­ку на­но­сить в сад зем­ли для гря­док. Ис­пол­няя по­слу­ша­ние, инок Мо­и­сей из-за силь­но­го лет­не­го зноя при­лег от­дох­нуть под те­нью боль­шо­го уте­са. Пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник на­хо­дил­ся в это вре­мя в сво­ей кел­лии и от­ды­хал по­сле мо­лит­вен­но­го тру­да. Вне­зап­но ему явил­ся муж по­чтен­но­го ви­да и, раз­бу­див свя­то­го по­движ­ни­ка, с упре­ком ска­зал: «По­че­му ты, Иоанн, спо­кой­но от­ды­ха­ешь здесь, а Мо­и­сей на­хо­дит­ся в опас­но­сти?» Пре­по­доб­ный Иоанн тот­час про­бу­дил­ся и стал мо­лить­ся за сво­е­го уче­ни­ка. Ко­гда его уче­ник воз­вра­тил­ся ве­че­ром, пре­по­доб­ный спро­сил, не слу­чи­лось ли с ним что-ли­бо пло­хое. Инок от­ве­тил: «Нет, но я под­верг­ся боль­шой опас­но­сти. Ме­ня ед­ва не раз­да­вил боль­шой об­ло­мок кам­ня, ото­рвав­ший­ся от уте­са, под ко­то­рым я в пол­день уснул. К сча­стью, мне пред­ста­ви­лось во сне, что ты зо­вешь ме­ня, я вско­чил и бро­сил­ся бе­жать, а в это вре­мя с шу­мом упал огром­ный ка­мень на то са­мое ме­сто, с ко­то­ро­го я убе­жал...»

Об об­ра­зе жиз­ни пре­по­доб­но­го Иоан­на из­вест­но, что пи­тал­ся он тем, что не за­пре­ща­лось уста­вом пост­ни­че­ской жиз­ни, но – уме­рен­но. Не про­во­дил но­чей без сна, хо­тя спал не бо­лее то­го, сколь­ко необ­хо­ди­мо для под­дер­жа­ния сил, чтобы непре­стан­ным бодр­ство­ва­ни­ем не по­гу­бить ума. «Я не по­стил­ся чрез­мер­но, – го­во­рит он сам о се­бе, – и не пре­да­вал­ся уси­лен­но­му ноч­но­му бде­нию, не ле­жал на зем­ле, но сми­рял­ся..., и Гос­подь ско­ро спас ме­ня». При­ме­ча­те­лен сле­ду­ю­щий при­мер сми­ре­ния пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка. Ода­рен­ный вы­со­ким про­ни­ца­тель­ным умом, умуд­рен­ный глу­бо­ким ду­хов­ным опы­том, он с лю­бо­вью по­учал всех при­хо­див­ших к нему, ру­ко­во­дя их к спа­се­нию. Но ко­гда яви­лись неко­то­рые, по за­ви­сти упре­кав­шие его в мно­го­сло­вии, ко­то­рое они объ­яс­ня­ли тще­сла­ви­ем, то пре­по­доб­ный Иоанн на­ло­жил на се­бя мол­ча­ние, чтобы не по­да­вать по­во­да к осуж­де­нию, и без­молв­ство­вал в те­че­ние го­да. За­вист­ни­ки осо­зна­ли свое за­блуж­де­ние и са­ми об­ра­ти­лись к по­движ­ни­ку с прось­бой не ли­шать их ду­хов­ной поль­зы со­бе­се­до­ва­ния.

Скры­вая свои по­дви­ги от лю­дей, пре­по­доб­ный Иоанн ино­гда уеди­нял­ся в пе­ще­ре, но сла­ва о его свя­то­сти рас­про­стра­ни­лась да­ле­ко за пре­де­лы ме­ста по­дви­гов, и к нему непре­стан­но при­хо­ди­ли по­се­ти­те­ли всех зва­ний и со­сто­я­ний, жаж­дав­шие услы­шать сло­во на­зи­да­ния и спа­се­ния. В воз­расте 75-ти лет, по­сле со­ро­ка­лет­не­го по­движ­ни­че­ства в уеди­не­нии, пре­по­доб­ный был из­бран игу­ме­ном Си­най­ской оби­те­ли. Око­ло че­ты­рех лет управ­лял пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник свя­той оби­те­лью Си­ная. Гос­подь на­де­лил пре­по­доб­но­го к кон­цу его жиз­ни бла­го­дат­ны­ми да­ра­ми про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ний.

Во вре­мя управ­ле­ния мо­на­сты­рем по прось­бе свя­то­го Иоан­на, игу­ме­на Ра­иф­ско­го мо­на­сты­ря (па­мять в Сыр­ную суб­бо­ту), и бы­ла на­пи­са­на пре­по­доб­ны­ми зна­ме­ни­тая «Ле­стви­ца» – ру­ко­вод­ство для вос­хож­де­ния к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Зная о муд­ро­сти и ду­хов­ных да­ро­ва­ни­ях пре­по­доб­но­го, Ра­иф­ский игу­мен от ли­ца всех ино­ков сво­ей оби­те­ли про­сил на­пи­сать для них «ис­тин­ное ру­ко­вод­ство для по­сле­ду­ю­щих неуклон­но, и как бы ле­стви­цу утвер­жде­ну, ко­то­рая же­ла­ю­щих воз­во­дит до Небес­ных врат...» Пре­по­доб­ный Иоанн, от­ли­чав­ший­ся скром­ным о се­бе мне­ни­ем, сна­ча­ла сму­тил­ся, но за­тем из по­слу­ша­ния при­сту­пил к ис­пол­не­нию прось­бы ра­иф­ских ино­ков. Свое тво­ре­ние пре­по­доб­ный так и на­звал – «Ле­стви­ца», объ­яс­няя на­зва­ние сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Со­ору­дил я ле­стви­цу вос­хож­де­ния... от зем­но­го во свя­тая... во об­раз трид­ца­ти лет Гос­под­ня со­вер­шен­но­ле­тия, зна­ме­на­тель­но со­ору­дил ле­стви­цу из 30 сте­пе­ней, по ко­то­рой, до­стиг­нув Гос­под­ня воз­рас­та, ока­жем­ся пра­вед­ны­ми и без­опас­ны­ми от па­де­ния». Цель это­го тво­ре­ния – на­учить, что до­сти­же­ние спа­се­ния тре­бу­ет от че­ло­ве­ка нелег­ко­го са­мо­от­вер­же­ния и уси­лен­ных по­дви­гов. «Ле­стви­ца» пред­по­ла­га­ет, во-пер­вых, очи­ще­ние гре­хов­ной нечи­сто­ты, ис­ко­ре­не­ние по­ро­ков и стра­стей в вет­хом че­ло­ве­ке; во-вто­рых, вос­ста­нов­ле­ние в че­ло­ве­ке об­ра­за Бо­жия. Хо­тя кни­га бы­ла на­пи­са­на для ино­ков, лю­бой хри­сти­а­нин, жи­ву­щий в ми­ру, по­лу­ча­ет в ней на­деж­но­го пу­те­во­ди­те­ля для вос­хож­де­ния к Бо­гу, и стол­пы ду­хов­ной жиз­ни – пре­по­доб­ный Фе­о­дор Сту­дит (па­мять 11 но­яб­ря и 26 ян­ва­ря), Сер­гий Ра­до­неж­ский (па­мять 25 сен­тяб­ря и 5 июля), Иосиф Во­ло­ко­лам­ский (па­мять 9 сен­тяб­ря и 18 ок­тяб­ря) и дру­гие – ссы­ла­лись в сво­их на­став­ле­ни­ях на «Ле­стви­цу» как на луч­шую кни­гу для спа­си­тель­но­го ру­ко­вод­ства.

Со­дер­жа­ние од­ной из сте­пе­ней «Ле­стви­цы» (22-я) рас­кры­ва­ет по­двиг ис­треб­ле­ния тще­сла­вия. Пре­по­доб­ный Иоанн пи­шет: «Тще­сла­вие вы­ска­зы­ва­ет­ся при каж­дой доб­ро­де­те­ли. Ко­гда, на­при­мер, хра­ню пост – тще­слав­люсь, и ко­гда, скры­вая пост от дру­гих, раз­ре­шаю на пи­щу, опять тще­слав­люсь – бла­го­ра­зу­ми­ем. Одев­шись в свет­лую одеж­ду, по­беж­да­юсь лю­бо­че­сти­ем и, пе­ре­одев­шись в ху­дую, тще­слав­люсь. Го­во­рить ли ста­ну – по­па­даю во власть тще­сла­вия. Мол­чать ли за­хо­чу, опять пре­да­юсь ему. Ку­да ни по­вер­ни это тер­ние, оно всё станет спи­ца­ми квер­ху. Тще­слав­ный... на взгляд чтит Бо­га, а на де­ле бо­лее ста­ра­ет­ся уго­дить лю­дям, чем Бо­гу... Лю­ди вы­со­ко­го ду­ха сно­сят оби­ду бла­го­душ­но и охот­но, а слу­шать по­хва­лы и не ощу­щать ни­ка­кой при­ят­но­сти мо­гут толь­ко свя­тые и непо­роч­ные... Ко­гда услы­шишь, что ближ­ний или друг твой в гла­за или за гла­за зло­сло­вит те­бя, по­хва­ли и по­лю­би его... Не тот по­ка­зы­ва­ет сми­ре­ние, кто сам се­бя бра­нит: как быть неснос­ным са­мо­му се­бе? Но кто, обес­че­щен­ный дру­гим, не умень­ша­ет сво­ей люб­ви к нему... Кто пре­воз­но­сит­ся при­род­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми — счаст­ли­вым умом, вы­со­кой об­ра­зо­ван­но­стью, чте­ни­ем, при­ят­ным про­из­но­ше­ни­ем и дру­ги­ми по­доб­ны­ми ка­че­ства­ми, ко­то­рые лег­ко при­об­ре­та­ют­ся, тот ни­ко­гда не при­об­ре­та­ет да­ров сверхъ­есте­ствен­ных. Ибо кто в ма­лом не ве­рен, тот и во мно­гом бу­дет не ве­рен и тще­сла­вен. Ча­сто слу­ча­ет­ся, что Сам Бог сми­ря­ет тще­слав­ных, на­сы­лая неожи­дан­ное бес­че­стие... Ес­ли мо­лит­ва не ис­тре­бит тще­слав­но­го по­мыс­ла, при­ве­дем на мысль ис­ход ду­ши из этой жиз­ни. Ес­ли и это не по­мо­жет, устра­шим его по­зо­ром Страш­но­го су­да. «Воз­но­сяй­ся сми­рит­ся» да­же здесь, преж­де бу­ду­ще­го ве­ка. Ко­гда хва­ли­те­ли, или луч­ше – льсте­цы, нач­нут хва­лить нас, тот­час при­ве­дем се­бе на па­мять все без­за­ко­ния свои и най­дем, что во­все не сто­им мы то­го, что нам при­пи­сы­ва­ют».

Этот и дру­гие при­ме­ры, на­хо­дя­щи­е­ся в «Ле­стви­це», слу­жат об­раз­цом той свя­той рев­но­сти о сво­ем спа­се­нии, ко­то­рая необ­хо­ди­ма каж­до­му че­ло­ве­ку, же­ла­ю­ще­му жить бла­го­че­сти­во, а пись­мен­ное из­ло­же­ние его мыс­лей, со­став­ля­ю­щих плод мно­гих и утон­чен­ных на­блю­де­ний его над сво­ей ду­шою и глу­бо­ко­го ду­хов­но­го опы­та, яв­ля­ет­ся ру­ко­вод­ством и ве­ли­ким по­со­би­ем на пу­ти к ис­тине и доб­ру.

Сте­пе­ни «Ле­стви­цы» – это пре­хож­де­ние из си­лы в си­лу на пу­ти стрем­ле­ния че­ло­ве­ка к со­вер­шен­ству, ко­то­рое не вдруг, но толь­ко по­сте­пен­но мо­жет быть до­сти­га­е­мо, ибо, по сло­ву Спа­си­те­ля, «Цар­ство Небес­ное си­лою бе­рет­ся, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­ща­ют его» (Мф.11:12).

Святитель Тихон (Белавин) Московский и всея Руси, патриарх
Ва­си­лий Ива­но­вич Бе­ла­вин (бу­ду­щий пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си) ро­дил­ся 19 ян­ва­ря 1865 го­да в се­ле Клин То­ро­пец­ко­го уез­да Псков­ской гу­бер­нии, в бла­го­че­сти­вой се­мье свя­щен­ни­ка с пат­ри­ар­халь­ным укла­дом. Де­ти по­мо­га­ли ро­ди­те­лям по хо­зяй­ству, хо­ди­ли за ско­ти­ной, все уме­ли де­лать сво­и­ми ру­ка­ми.

В де­вять лет Ва­си­лий по­сту­па­ет в То­ро­пец­кое Ду­хов­ное учи­ли­ще, а в 1878 го­ду, по окон­ча­нии, по­ки­да­ет ро­ди­тель­ский дом, чтобы про­дол­жить об­ра­зо­ва­ние в Псков­ской се­ми­на­рии. Ва­си­лий был доб­ро­го нра­ва, скром­ный и при­вет­ли­вый, уче­ба да­ва­лась ему лег­ко, и он с ра­до­стью по­мо­гал од­но­курс­ни­кам, ко­то­рые про­зва­ли его «ар­хи­ере­ем». За­кон­чив се­ми­на­рию од­ним из луч­ших уче­ни­ков, Ва­си­лий успеш­но сдал эк­за­ме­ны в Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию в 1884 го­ду. И но­вое ува­жи­тель­ное про­зви­ще – «пат­ри­арх», по­лу­чен­ное им от ака­де­ми­че­ских дру­зей и ока­зав­ше­е­ся про­вид­че­ским, го­во­рит об об­ра­зе его жиз­ни в то вре­мя. В 1888 го­ду за­кон­чив ака­де­мию 23-лет­ним кан­ди­да­том бо­го­сло­вия, он воз­вра­ща­ет­ся в Псков и три го­да пре­по­да­ет в род­ной се­ми­на­рии. В 26 лет, по­сле се­рьез­ных раз­ду­мий, он де­ла­ет пер­вый свой шаг за Гос­по­дом на крест, пре­кло­нив во­лю под три вы­со­ких мо­на­ше­ских обе­та – дев­ства, ни­ще­ты и по­слу­ша­ния. 14 де­каб­ря 1891 го­да он при­ни­ма­ет по­стриг с име­нем Ти­хон, в честь свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го, на сле­ду­ю­щий день его ру­ко­по­ла­га­ют в иеро­ди­а­ко­на, и вско­ре – в иеро­мо­на­ха.

В 1892 го­ду о. Ти­хо­на пе­ре­во­дят ин­спек­то­ром в Холм­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, где ско­ро он ста­но­вит­ся рек­то­ром в сане ар­хи­манд­ри­та. А 19 ок­тяб­ря 1899 го­да в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния его во епи­ско­па Люб­лин­ско­го с на­зна­че­ни­ем ви­ка­ри­ем Холм­ско-Вар­шав­ской епар­хии. Толь­ко год про­был свя­ти­тель Ти­хон на сво­ей пер­вой ка­фед­ре, но, ко­гда при­шел указ о его пе­ре­во­де, го­род на­пол­нил­ся пла­чем – пла­ка­ли пра­во­слав­ные, пла­ка­ли уни­а­ты и ка­то­ли­ки, ко­то­рых то­же бы­ло мно­го на Холм­щине. Го­род со­брал­ся на вок­зал про­во­жать так ма­ло у них по­слу­жив­ше­го, но так мно­го ими воз­люб­лен­но­го ар­хи­пас­ты­ря. На­род си­лой пы­тал­ся удер­жать отъ­ез­жа­ю­ще­го вла­ды­ку, сняв по­езд­ную об­слу­гу, а мно­гие и про­сто лег­ли на по­лот­но же­лез­ной до­ро­ги, не да­вая воз­мож­но­сти увез­ти от них дра­го­цен­ную жем­чу­жи­ну – пра­во­слав­но­го ар­хи­ерея. И толь­ко сер­деч­ное об­ра­ще­ние са­мо­го вла­ды­ки успо­ко­и­ло на­род. И та­кие про­во­ды окру­жа­ли свя­ти­те­ля всю его жизнь. Пла­ка­ла пра­во­слав­ная Аме­ри­ка, где и по­ныне его име­ну­ют Апо­сто­лом Пра­во­сла­вия, где он в те­че­ние се­ми лет муд­ро ру­ко­во­дил паст­вой: пре­одоле­вая ты­ся­чи миль, по­се­щал труд­но­до­ступ­ные и от­да­лен­ные при­хо­ды, по­мо­гал обу­стра­и­вать их ду­хов­ную жизнь, воз­во­дил но­вые хра­мы, сре­ди ко­то­рых – ве­ли­че­ствен­ный Свя­то-Ни­коль­ский со­бор в Нью-Йор­ке. Его паства в Аме­ри­ке воз­рос­ла до че­ты­рех­сот ты­сяч: рус­ские и сер­бы, гре­ки и ара­бы, об­ра­щен­ные из уни­ат­ства сло­ва­ки и ру­си­ны, ко­рен­ные жи­те­ли – кре­о­лы, ин­дей­цы, але­уты и эс­ки­мо­сы.

Воз­глав­ляя в те­че­ние се­ми лет древ­нюю Яро­слав­скую ка­фед­ру, по воз­вра­ще­нии из Аме­ри­ки, свя­ти­тель Ти­хон вер­хом на ло­ша­ди, пеш­ком или на лод­ке до­би­рал­ся в глу­хие се­ла, по­се­щал мо­на­сты­ри и уезд­ные го­ро­да, при­во­дил цер­ков­ную жизнь в со­сто­я­ние ду­хов­ной спло­чен­но­сти. С 1914 го­да по 1917 год он управ­ля­ет Ви­лен­ской и Ли­тов­ской ка­фед­рой. В Первую ми­ро­вую вой­ну, ко­гда нем­цы бы­ли уже под сте­на­ми Виль­но, он вы­во­зит в Моск­ву мо­щи Ви­лен­ских му­че­ни­ков, дру­гие свя­ты­ни и, воз­вра­тив­шись в еще не за­ня­тые вра­гом зем­ли, слу­жит в пе­ре­пол­нен­ных хра­мах, об­хо­дит ла­за­ре­ты, бла­го­слов­ля­ет и на­пут­ству­ет ухо­дя­щие за­щи­щать Оте­че­ство вой­ска.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны свя­той Иоанн Крон­штадт­ский в од­ной из бе­сед со свя­ти­те­лем Ти­хо­ном ска­зал ему: «Те­перь, Вла­ды­ко, са­ди­тесь Вы на мое ме­сто, а я пой­ду от­дох­ну». Спу­стя несколь­ко лет про­ро­че­ство стар­ца сбы­лось, ко­гда мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон жре­би­ем был из­бран пат­ри­ар­хом. В Рос­сии бы­ло смут­ное вре­мя, и на от­крыв­шем­ся 15 ав­гу­ста 1917 го­да Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви был под­нят во­прос о вос­ста­нов­ле­нии пат­ри­ар­ше­ства на Ру­си. Мне­ние на­ро­да на нем вы­ра­зи­ли кре­стьяне: «У нас боль­ше нет Ца­ря, нет от­ца, ко­то­ро­го мы лю­би­ли; Си­нод лю­бить невоз­мож­но, а по­то­му мы, кре­стьяне, хо­тим пат­ри­ар­ха».

Вре­мя бы­ло та­кое, ко­гда все и всех охва­ти­ла тре­во­га за бу­ду­щее, ко­гда ожи­ла и раз­рас­та­лась зло­ба и смер­тель­ный го­лод за­гля­нул в ли­цо тру­до­во­му лю­ду, страх пе­ред гра­бе­жом и на­си­ли­ем про­ник в до­ма и хра­мы. Пред­чув­ствие все­об­ще­го на­дви­га­ю­ще­го­ся ха­о­са и цар­ства ан­ти­хри­ста объ­яло Русь. И под гром ору­дий, под стре­кот пу­ле­ме­тов по­став­ля­ет­ся Бо­жи­ей ру­кой на пат­ри­ар­ший пре­стол пер­во­свя­ти­тель Ти­хон, чтобы взой­ти на свою Гол­го­фу и стать свя­тым Пат­ри­ар­хом-му­че­ни­ком. Он го­рел в огне ду­хов­ной му­ки еже­час­но и тер­зал­ся во­про­са­ми: «До­ко­ле мож­но усту­пать без­бож­ной вла­сти?» Где грань, ко­гда бла­го Церк­ви он обя­зан по­ста­вить вы­ше бла­го­по­лу­чия сво­е­го на­ро­да, вы­ше че­ло­ве­че­ской жиз­ни, при­том не сво­ей, но жиз­ни вер­ных ему пра­во­слав­ных чад. О сво­ей жиз­ни, о сво­ем бу­ду­щем он уже со­всем не ду­мал. Он сам был го­тов на ги­бель еже­днев­но. «Пусть имя мое по­гибнет в ис­то­рии, толь­ко бы Церк­ви бы­ла поль­за», – го­во­рил он, идя во­след за сво­им Бо­же­ствен­ным Учи­те­лем до кон­ца.

Как слез­но пла­чет но­вый пат­ри­арх пред Гос­по­дом за свой на­род, Цер­ковь Бо­жию: «Гос­по­ди, сы­ны рос­сий­ские оста­ви­ли За­вет Твой, раз­ру­ши­ли жерт­вен­ни­ки Твои, стре­ля­ли по хра­мо­вым и кремлев­ским свя­ты­ням, из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков Тво­их...» Он при­зы­ва­ет рус­ских лю­дей очи­стить серд­ца по­ка­я­ни­ем и мо­лит­вой, вос­кре­сить «в го­ди­ну Ве­ли­ко­го по­се­ще­ния Бо­жия в ны­неш­нем по­дви­ге пра­во­слав­но­го рус­ско­го на­ро­да свет­лые неза­бвен­ные де­ла бла­го­че­сти­вых пред­ков». Для подъ­ема в на­ро­де ре­ли­ги­оз­но­го чув­ства по его бла­го­сло­ве­нию устра­и­ва­лись гран­ди­оз­ные крест­ные хо­ды, в ко­то­рых неиз­мен­но при­ни­мал уча­стие свя­тей­ший. Без­бо­яз­нен­но слу­жил он в хра­мах Моск­вы, Пет­ро­гра­да, Яро­слав­ля и дру­гих го­ро­дов, укреп­ляя ду­хов­ную паст­ву. Ко­гда под пред­ло­гом по­мо­щи го­ло­да­ю­щим бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка раз­гро­ма Церк­ви, пат­ри­арх Ти­хон, бла­го­сло­вив жерт­во­вать цер­ков­ные цен­но­сти, вы­сту­пил про­тив по­ся­га­тельств на свя­ты­ни и на­род­ное до­сто­я­ние. В ре­зуль­та­те он был аре­сто­ван и с 16 мая 1922 го­да по июнь 1923 го­да на­хо­дил­ся в за­то­че­нии. Вла­сти не сло­ми­ли свя­ти­те­ля и бы­ли вы­нуж­де­ны вы­пу­стить его, од­на­ко ста­ли сле­дить за каж­дым его ша­гом. 12 июня 1919 го­да и 9 де­каб­ря 1923 го­да бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки убий­ства, при вто­ром по­ку­ше­нии му­че­ни­че­ски по­гиб ке­лей­ник Свя­тей­ше­го Яков По­ло­зов. Несмот­ря на го­не­ния, свя­ти­тель Ти­хон про­дол­жал при­ни­мать на­род в Дон­ском мо­на­сты­ре, где он уеди­нен­но жил, и лю­ди шли нескон­ча­е­мым по­то­ком, при­ез­жая ча­сто из­да­ле­ка или пеш­ком пре­одоле­вая ты­ся­чи верст. По­след­ний му­чи­тель­ный год сво­ей жиз­ни он, пре­сле­ду­е­мый и боль­ной, неиз­мен­но слу­жил по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням. 23 мар­та 1925 го­да он со­вер­шил по­след­нюю Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в церк­ви Боль­шо­го Воз­не­се­ния, а в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­чил о Гос­по­де с мо­лит­вой на устах.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Ти­хо­на, пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, про­изо­шло на Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 9 ок­тяб­ря 1989 го­да, в день пре­став­ле­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и мно­гие ви­дят в этом Про­мысл Бо­жий. «Де­ти, лю­би­те друг дру­га! – го­во­рит в по­след­ней про­по­ве­ди апо­стол Иоанн. – Это за­по­ведь Гос­под­ня, ес­ли со­блю­де­те ее, то и до­воль­но».

В уни­сон зву­чат по­след­ние сло­ва пат­ри­ар­ха Ти­хо­на: «Чад­ца мои! Все пра­во­слав­ные рус­ские лю­ди! Все хри­сти­ане! Толь­ко на ка­ме­ни вра­че­ва­ния зла доб­ром со­зи­ждет­ся неру­ши­мая сла­ва и ве­ли­чие на­шей Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, и неуло­ви­мо да­же для вра­гов бу­дет Свя­тое имя ее, чи­сто­та по­дви­га ее чад и слу­жи­те­лей. Сле­дуй­те за Хри­стом! Не из­ме­няй­те Ему. Не под­да­вай­тесь ис­ку­ше­нию, не гу­би­те в кро­ви от­мще­ния и свою ду­шу. Не будь­те по­беж­де­ны злом. По­беж­дай­те зло доб­ром!»

Про­шло 67 лет со дня кон­чи­ны свя­ти­те­ля Ти­хо­на, и Гос­подь да­ро­вал Рос­сии свя­тые его мо­щи в укреп­ле­ние ее на пред­ле­жа­щие труд­ные вре­ме­на. По­ко­ят­ся они в боль­шом со­бо­ре Дон­ско­го мо­на­сты­ря.

Преподобный Савва Новый, иеромонах
Свя­той Сав­ва (мир­ское имя Ва­си­лий) ро­дил­ся в 1862 го­ду в се­ле­нии Ирак­ли­ца об­ла­сти Во­сточ­ная Фра­кия. Его ро­ди­те­ли бы­ли бед­ны­ми и про­сты­ми людь­ми. Зва­ли их Кон­стан­тин и Сма­раг­да.

С ран­не­го дет­ства Ва­си­лия от­ли­ча­ла глу­бо­кая ве­ра и лю­бовь к Церк­ви. Лю­би­мым его за­ня­ти­ем бы­ло чте­ние жи­тий­ной ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рое вос­пла­ме­ни­ло его серд­це же­ла­ни­ем по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Од­на­ко ро­ди­те­ли бы­ли ка­те­го­ри­че­ски про­тив то­го, чтобы сын ушёл в мо­на­стырь, и хо­те­ли сде­лать его ла­воч­ни­ком. Несмот­ря на угро­зы ма­те­ри, юно­ша бе­жал из до­ма и при­шёл в ка­ли­ву Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Афон­ском ски­ту свя­той пра­вед­ной Ан­ны.

Через две­на­дцать лет по­движ­ни­че­ской жиз­ни на Свя­той Го­ре Сав­ва от­пра­вил­ся па­лом­ни­ком в Иеру­са­лим и, по­кло­нив­шись свя­тым ме­стам, при­нял по­стриг в мо­на­сты­ре свя­то­го Ге­ор­гия Хо­зе­ви­та в 1890 го­ду. В 1894 игу­мен оби­те­ли Ка­лин­ник бла­го­сло­вил его вер­нуть­ся на Свя­тую Го­ру Афон для со­вер­шен­ство­ва­ния в пи­са­нии икон и изу­че­ния ви­зан­тий­ской цер­ков­ной му­зы­ки.

В 1897 го­ду Сав­ва вер­нул­ся в Иеру­са­лим, где оста­вал­ся вплоть до 1916 го­да. В этот пе­ри­од Свя­той под­ви­зал­ся на бе­ре­гах Иор­да­на. В 1903 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и в те­че­ние трёх лет слу­жил при пат­ри­ар­шей шко­ле Все­чест­но­го Кре­ста в Иеру­са­ли­ме. За­тем свя­той вновь уда­лил­ся в скит Ху­зи­вской оби­те­ли, где про­во­дил стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь. Един­ствен­ны­ми его за­ня­ти­я­ми бы­ли мо­лит­ва и ико­но­пись. Ел он пше­нич­ные зер­на, раз­мо­чен­ные в во­де, не ча­ще од­но­го ра­за в день, и от­пи­вал немно­го во­ды из ре­ки.

В 1916 го­ду свя­той вер­нул­ся в Гре­цию. Два го­да про­вёл на ост­ро­ве Пат­моc, а за­тем несколь­ко ме­ся­цев на Афоне. Ко­гда Сав­ва узнал, что мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский Нек­та­рий разыс­ки­ва­ет его, он тот­час от­пра­вил­ся на ост­ров Эги­на. При свя­том Нек­та­рии он оста­вал­ся два го­да (до его бла­жен­ной кон­чи­ны). Об­ще­ние с ве­ли­ким по­движ­ни­ком на­ше­го вре­ме­ни, его тер­пе­ние во вре­мя ис­пы­та­ний и бо­лез­ней, сми­ре­ние, оте­че­ские со­ве­ты и, на­ко­нец, са­ма его смерть, со­про­вож­дав­ша­я­ся мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми, – все это за­вер­ши­ло ду­хов­ное раз­ви­тие свя­то­го Сав­вы.

По­сле от­пе­ва­ния свя­ти­те­ля Нек­та­рия пре­по­доб­ный Сав­ва ушёл в за­твор. Спу­стя со­рок дней пол­но­го уеди­не­ния он вы­шел из ке­ллии, дер­жа в ру­ках первую ико­ну свя­то­го Нек­та­рия, и по­ве­лел на­сто­я­тель­ни­це мо­на­сты­ря по­ме­стить её в хра­ме для по­кло­не­ния. По­сле то­го, как она ста­ла воз­ра­жать и го­во­рить, что свя­той Нек­та­рий ещё не про­слав­лен Цер­ко­вью, пре­по­доб­ный Сав­ва ска­зал: «Ты долж­на ока­зать по­слу­ша­ние. Возь­ми ико­ну, по­ставь её в хра­ме и впредь не про­тивь­ся Во­ле Бо­жи­ей».

По­сле смер­ти сво­е­го на­став­ни­ка свя­той Сав­ва ещё несколь­ко лет про­вёл на ост­ро­ве Эги­на, в ке­лье, рас­по­ло­жен­ной непо­да­лё­ку от мо­на­сты­ря Свя­той Тро­и­цы. Он со­би­рал по­жерт­во­ва­ния для об­щи­ны и пре­по­да­вал ико­но­пись и ви­зан­тий­ское пе­ние мо­на­хи­ням.

По­сколь­ку при­ток по­се­ти­те­лей в оби­тель Свя­той Тро­и­цы ме­шал без­мол­вию и мо­лит­ве, свя­той Сав­ва пе­ре­се­лил­ся в мо­на­стырь Всех свя­тых на ост­ро­ве Ка­лим­нос (1926). По­движ­ник по­стро­ил ма­лень­кую ке­ллию, рас­по­ло­жен­ную чуть вы­ше оби­те­ли, в точ­но­сти на том ме­сте, ко­то­рое пре­ду­ка­зал ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря за несколь­ко лет до то­го пе­ред сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ной.

Боль­шин­ство муж­ско­го на­се­ле­ния Ка­лим­но­са со­став­ля­ли ны­ряль­щи­ки. Чтобы про­кор­мить свои се­мьи, они по­гру­жа­лись на дно за мор­ски­ми губ­ка­ми. Мно­гие муж­чи­ны ста­но­ви­лись ин­ва­ли­да­ми или по­ги­ба­ли в мор­ской пу­чине. Их се­мьи жи­ли в по­сто­ян­ном стра­хе по­те­рять кор­миль­ца и остать­ся без средств к су­ще­ство­ва­нию.

За два­дцать два го­да слу­же­ния на ост­ро­ве свя­той Сав­ва стал на­сто­я­щим от­цом для всех ка­лим­нос­цев. Да­же се­го­дня, мно­го лет спу­стя по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны, они на­зы­ва­ют сво­е­го за­ступ­ни­ка и по­кро­ви­те­ля «отец Сав­ва». Он был их ду­хов­ным от­цом, к нему они при­хо­ди­ли за по­мо­щью и уте­ше­ни­ем.

Мно­гие ста­ри­ки пом­нят, как свя­той Сав­ва раз­да­вал ми­ло­сты­ню, учил де­тей и про­све­щал на­род. Они рас­ска­зы­ва­ют, что чув­ство­ва­ли, как от ба­тюш­ки ис­хо­дил тон­кий бла­го­ухан­ный аро­мат.

Осо­бое по­пе­че­ние свя­той имел о вдо­вах, си­ро­тах и бед­ня­ках. Сам же был очень воз­дер­жан в еде. Его пи­щу со­став­ля­ли несколь­ко ку­соч­ков просфо­ры, ко­то­рые он за­пи­вал неболь­шим ко­ли­че­ством ви­на или роз­ма­ри­но­вым от­ва­ром. Ко­гда на­сту­пал ве­чер, он, весь день тру­див­ший­ся над пи­са­ни­ем икон или при­ни­мав­ший ис­по­ведь, брал в ру­ки лом и те­сал им кам­ни, чтобы, как он го­во­рил, «не да­ром есть свой хлеб». Свя­той Сав­ва уде­лял сну не бо­лее двух ча­сов в день, при­чём спал, си­дя на сту­ле. Остав­ше­е­ся вре­мя он це­ли­ком по­свя­щал слу­же­нию Бо­гу и сво­им ближ­ним. Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны по­движ­ник про­во­дил це­лые но­чи в мо­лит­вах за на­род, а ко­гда над мо­на­сты­рём про­ле­та­ли вра­же­ские са­мо­лё­ты, осе­нял их крест­ным зна­ме­ни­ем.

Ра­ди сво­их бра­тьев во Хри­сте свя­той от­ка­зал­ся от столь лю­би­мо­го им без­мол­вия. Он при­хо­дил вся­кий раз, ко­гда бы его ни по­зва­ли, чтобы уте­шить лю­дей во вре­мя ис­пы­та­ний и по­де­лить­ся с ни­ми пла­мен­ной лю­бо­вью ко Хри­сту. Пре­по­доб­ный при­ни­мал ис­по­ведь ча­са­ми. Был строг к се­бе и снис­хо­ди­те­лен к дру­гим. Един­ствен­ное с чем он не мог при­ми­рить­ся это бо­го­хуль­ство и осуж­де­ние.

«Мо­нах – это тот, кто страж­дет и опла­ки­ва­ет соб­ствен­ные гре­хи, не за­ме­чая чу­жих, ко­то­рый не осуж­да­ет и не гне­ва­ет­ся, но сно­сит тер­пе­ли­во, с ра­до­стью лю­бую оби­ду и пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние, чтобы спо­до­бить­ся бли­зо­сти к Бо­гу, Небес­но­му Су­дье и От­цу всех», – пи­сал в од­ной из сво­их немно­го­чис­лен­ных за­пи­сей свя­той Сав­ва. И сам он стал об­раз­цом мо­на­ше­ско­го слу­же­ния.

Во вре­мя бо­го­слу­же­ния Свя­той был пол­но­стью по­гру­жён в мо­лит­ву. Ко­гда он мо­лил­ся, во­круг рас­про­стра­ня­лось неиз­ре­чен­ное бла­го­уха­ние и на­пол­ня­ло цер­ковь или ке­ллию.

Пре­по­доб­ный Сав­ва был нес­тя­жа­те­лен. Он по­ло­жил за пра­ви­ло не остав­лять день­ги на ночь под сво­им кро­вом и тот­час раз­да­вал все по­жерт­во­ва­ния. Ра­бо­чим, ко­то­рые тру­ди­лись в его жи­ли­ще, он пред­ло­жил са­мим брать пла­ту за свои тру­ды из ящи­ка, ку­да он скла­ды­вал все день­ги.

Пе­ред са­мой кон­чи­ной свя­той Сав­ва уеди­нил­ся на три дня в ке­ллии. Вый­дя из за­тво­ра, он дал по­след­ние на­став­ле­ния о люб­ви ко Хри­сту и со­блю­де­нии Его за­по­ве­дей, а за­тем, вне­зап­но укре­пив­шись, всплес­нул ру­ка­ми, и пре­ста­вил­ся со сло­ва­ми: «Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь, Гос­подь!» Од­на из при­сут­ство­вав­ших при этом мо­на­хинь ви­де­ла, как его ду­ша воз­нес­лась на небе­са на зо­ло­том об­ла­ке при зву­ках рай­ско­го пе­ния (это слу­чи­лось 25 мар­та 1948 г.).

Ко­гда в 1957 го­ду по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Ка­лим­но­са Ис­и­до­ра от­кры­ли мо­ги­лу пре­по­доб­но­го Сав­вы, во­круг неё рас­про­стра­ни­лось чу­дес­ное бла­го­уха­ние, на­пол­нив­шее всё кру­гом, вплоть до окра­ин го­ро­да. У гро­ба свя­то­го про­изо­шли мно­го­чис­лен­ные чу­де­са, ко­то­рые с тех пор не пре­кра­ща­лись.

Имя преп. Сав­вы Но­во­го вне­се­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сия II. Про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го со­вер­ше­но Кон­стан­ти­но­поль­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в фев­ра­ле 1992 г.

Икона Богородицы «Благовещение» Московская
Хо­тя тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние дня Бла­го­ве­ще­ния на­ча­лось в IV ве­ке, но ико­ны, отоб­ра­жа­ю­щие это со­бы­тие, по­яви­лись в хри­сти­ан­ской церк­ви несрав­нен­но рань­ше. Уже в рим­ских ка­та­ком­бах, в усы­паль­ни­це свя­той При­с­кил­лы, мож­но най­ти стен­ное изо­бра­же­ние Бла­го­ве­ще­ния, от­но­ся­ще­е­ся к на­ча­лу II ве­ка: здесь бес­кры­лый ан­гел пре­кло­нил ко­ле­на пред Де­вой; од­ну ру­ку он про­стер к Ней, а в дру­гой дер­жал сви­ток. Пре­свя­тая Де­ва изо­бра­же­на си­дя­щей, на ли­це Ее – вы­ра­же­ние удив­ле­ния и стра­ха.

Позд­нее на иконе изо­бра­жал­ся ар­хан­гел Гав­ри­ил с кры­лья­ми и рай­ской вет­вью, как сим­во­лом ра­дост­но­го при­вет­ствия, в ру­ках, а Бо­го­ма­терь – си­дя­щей или сто­я­щей и чи­та­ю­щей кни­гу, на ко­то­рой ино­гда бы­ла вид­на над­пись: «Се Де­ва во чре­ве при­и­мет».

На древ­не­рус­ских ико­нах, та­ких, как, на­при­мер, мо­за­ич­ное изо­бра­же­ние в ки­ев­ском Со­фий­ском со­бо­ре на двух стол­бах, под­дер­жи­ва­ю­щих ал­тар­ную ар­ку, или в нов­го­род­ской Бо­ри­со­глеб­ской церк­ви Ан­то­ни­е­ва мо­на­сты­ря Бла­го­ве­ще­ние изо­бра­же­но в дру­гом ви­де: Пре­свя­тая Де­ва дер­жит в ру­ках ве­ре­те­но, или по­ча­ток, и пря­дет. В мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре или в нов­го­род­ской Ми­ро­но­сиц­кой церк­ви – не Са­ма Бо­го­ма­терь пря­дет, а де­вы, си­дя­щие при Ее но­гах, или де­ва, си­дя­щая за Ней.

Из икон Бла­го­ве­ще­ния, про­сла­вив­ших­ся сво­ей чу­до­твор­ной си­лой, из­вест­ны две, на­хо­див­ши­е­ся в Москве: в Успен­ском со­бо­ре («Устюж­ская») и в церк­ви Бла­го­ве­ще­ния, что на быв­шем Жит­ном цар­ском дво­ре в Крем­ле.

Жит­ни­цы эти при­мы­ка­ли к безы­мян­ной башне, слу­жив­шей ме­стом за­клю­че­ния пре­ступ­ни­ков. Пре­да­ние го­во­рит, что сю­да при Иоанне Гроз­ном был за­клю­чен один окле­ве­тан­ный во­е­во­да. Уз­ник, пе­ре­но­ся тер­пе­ли­во свое несча­стье, усерд­но мо­лил­ся о сво­ем из­бав­ле­нии. И вот од­на­жды ему яви­лась Бо­го­ма­терь и при­ка­за­ла про­сить ца­ря о сво­бо­де. Он не ре­шал­ся, бо­ясь уве­ли­чить гнев ца­ря. То­гда Ца­ри­ца Небес­ная вто­рич­но яви­лась ему и обе­ща­ла Свою по­мощь. Во­е­во­да по­ви­но­вал­ся. По­слан­ные от ца­ря лю­ди, по­дой­дя к тюрь­ме, бы­ли по­ра­же­ны, уви­дев на стене баш­ни са­мо­пи­сан­ную ико­ну Бла­го­ве­ще­ния.

Царь, узнав об этом чу­де, осво­бо­дил во­е­во­ду, а при об­ра­зе при­ка­зал воз­двиг­нуть де­ре­вян­ную ча­сов­ню. Им­пе­ра­три­ца Ан­на Иоан­нов­на в 1731 го­ду по­стро­и­ла здесь храм та­ким об­ра­зом, что внеш­няя сте­на баш­ни с ико­ной ста­ла внут­рен­ней юж­ной сте­ной церк­ви. Об­раз этот, изо­бра­жен­ный на шту­ка­тур­ке, был укра­шен ве­ли­ко­леп­ным ки­о­том.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites