Когда изумляются ангелы. /Непридуманая история/

Протоиерей Андрей Пинчук, отец тринадцати детей, десять из которых приемные.

Однажды у нас дома закончилась еда. Ну совсем. То есть чего-то там покушать ещё было, но в целом задача стояла дотянуть до следующей зарплаты. В конце дня моя супруга Оля сказала, что нам срочно нужен хотя бы мешок картошки. Иначе совсем будет трудно. Мешок — потому что детей тогда у нас было десять. Я, понимая, что нигде не смогу его добыть, а воровству своими родителями не обучен, несколько растерялся. И с грустью в голосе — лишь бы хоть что-то ответить — сказал: «Ну, как будете сегодня вечером читать вечерние молитвы, помолитесь Богу о том, чтобы картошки нам послал».

Дети с супругой помолились, все легли спать. Утром старшие дети пошли в сарай управляться по хозяйству и... не дошли до сарая. Прибежали обратно в дом с криками: «Мама, папа! Там картошка!». — «Где — там?» — спросил я. — «Где-где... У ворот».

Вся семья высыпала на улицу. Действительно, у ворот стоял и красовался мешок картошки. Кто-то ночью подъехал, сгрузил его и поехал себе дальше. Это было удивительно! Больше никто никогда ни до, ни после этого не дарил нам картошку. Только в тот, единственный раз. Один мешок. В ответ на молитву.

Эта история нас всех очень вдохновила и утешила. И дело было вовсе не в картошке, которую мы, кстати, быстро и с удовольствием слопали. А в той тёплой и трогательной заботе, которую Господь проявил по отношению к нам. «Не бойтесь! Я всегда буду рядом», — вот что услышали мы от Него в то картофельное утро. И больше старались не бояться. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам (Мф. 6, 33).

Такая же история приключилась и с машиной. У нас был совсем маленький для нашей семьи автомобиль — «Славута». Размещались мы в нём как селёдки в банке: я и Оленька, супруга моя, на передних сиденьях, трое старших детей — на заднем, к ним на руки попадали четверо младших, и ещё трое средних усаживались в багажник. Ездить в багажнике было привилегией, и дети прикладывали достаточно много усилий, чтобы отвоевать лакомое место.

Особое восхищение у наших малышей вызывали обгоняющие или стоящие на светофоре рядом и позади автомобили. Сквозь все возможные окна дети махали водителям и пассажирам, и как бы те не были напряжены или заняты, их лица всегда расплывались в улыбке, и люди начинали весело махать в ответ. Ну а для нервных пассажиров маршруток созерцание нас вообще становилось поднимающим настроение аттракционом. Всё познаётся в сравнении, и едущие в маршрутке в тот момент осознавали, что их транспорт — роскошный лимузин по сравнению с удобствами нашей «Славуты».

В качестве «антигаишной» меры у нас было припасено специальное покрывальце, которым «багажниковые муравьи» прикрывались во время следования мимо постов или патрулей милиции. Конечно, по правилам дорожного движения так ездить ни в коем случае было нельзя. Но куда ж деваться? — Производственная необходимость...

На микроавтобус мы бы не насобирали и купить его никогда бы не смогли. Но мы стали молиться. Просили, чтобы Господь увидел нашу нужду и помог нам. Конечно, в первую очередь в этом были заинтересованы сами дети, потому что на такой набитой «Славуте» далеко не уедешь. А так хотелось попутешествовать! Съездить на море, в лес, в горы... Да и мне вести бусик было бы намного спокойнее.

Молились мы совсем недолго. Через короткий промежуток времени к нашему дому подъехал автомобиль, из него вышел представительного вида мужчина и попросил «позвать папу», то есть меня. Он вручил мне конверт с деньгами, сказав: «Купите для вашей семьи микроавтобус». И уехал.
А вы говорите, чудес не бывает...
***
...В детстве больше всего замечаются и запоминаются самые радостные моменты, связанные с молитвой, верой и Церковью. И, может быть, именно они потом будут согревать сердце воспоминаниями чуда и радости, подаренных Господом в ответ на наши горячие просьбы.
***
Минувшим летом мы возили нашу воскресную школу в паломническую поездку в Одессу. Хотя, надо сказать, мы никогда не устраиваем для детей «чистые паломничества»; на мой взгляд, им это не очень полезно. Как правило, любая поездка у нас организована так: треть времени — храмы и монастыри, ещё треть — музеи и парки, оставшаяся треть — боулинг, пляж, аквапарк, аттракционы и прочие виды отдыха.

В один из дней моей дочке стало плохо. Поднялась температура, появилась тошнота. Вызвали скорую, сделали укол. К ночи стало хуже. Настя постоянно держалась за голову и жаловалась на головную боль. Врач скорой, кстати, тот же, что приезжал днём, нашёл на её теле сыпь. «Нужно срочно госпитализировать», и через десять минут дочка оказалась в инфекционной больнице, но уже без чувств. Гнойный менингит в самой острой форме. Той самой, которая убивает за несколько часов от момента заражения.

Следующие трое суток Настя страшно кричала в реанимационной палате на втором этаже. Мы приходили поговорить с лечащим врачом и, стоя внизу на первом этаже, слышали её непрекращающиеся крики. Состояние ухудшалось и ухудшалось. «Молитесь. От нас уже ничего не зависит», — сказала нам врач. Я потерял надежду...

Совершенно разбитые, мы с Олей долго плакали. Супруга осталась в больнице, а я в каком-то тумане поплёлся обратно в хостел, где размещалась наша совсем не маленькая паломническая группа. Проходя поздно вечером через центр города, вдруг на паперти кафедрального собора я увидел всю нашу воскресную школу. Дети просто стояли на коленях перед закрытыми дверями храма и молились. Их никто не просил и не заставлял, но вот такой был единый молитвенный порыв. Почти все плакали. Да и я плакал. Не мог не плакать.

Было уже темно. Мимо собора проходило множество отдыхающих. Группа плачущих и молящихся на коленях детей вызывала у прохожих ступор. На мгновение все останавливались и смотрели на нас. Люди понимали, что произошло или должно произойти что-то непоправимое и плохое, но никто не посмел подойти и спросить, в чём дело, — настолько дети выглядели неотмирно. Охранник собора вышел на шум и, увидев на ступенях детей на коленях, поначалу растерялся. А затем пригласил всех в храм...

Когда уже позже мы вышли из собора, сердце моё успокоилось. Нет, не было того, что я вдруг понял, что Господь подарит Насте жизнь. Просто после этой молитвы я смог сказать самые главные слова, которые хоть однажды, но говорит Ему каждый: «Се, раб Господень. Да будет мне по слову Твоему!» (см.: Лк. 1, 38).

Наутро Настя пришла в себя и в следующие дни быстро пошла на поправку. Конечно, за неё молилось очень много людей, но та спонтанная ночная детская молитва на ступенях кафедрального собора была, мне кажется, самой важной. Потому что Он Сам сказал: будьте как дети. Так же непосредственны, светлы. Они ведь не умеют чего-то просить у родителей и при этом не верить, что отец или мать вместо хлеба и рыбы подаст камень или змею.

Будьте как дети. Доверяйте как дети. Молитесь как дети... Прохожие, глядя тогда на молитву наших детей, изумлялись и останавливались. Думаю, на небе с ангелами происходило то же самое.

Источник

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Андрей Бузик »» | 24.10.2018 17:00
  
5
«Приемные родители должны быть бесконечными авантюристами» — отец 13 детей священник Андрей Пинчук
Семья Пинчук

Священник Андрей Пинчук имеет высшее педагогическое образование, окончил СПбДАиС, был волонтером, а позднее работал воспитателем в детском доме.

В данное время он – настоятель храма во имя Архистратига Михаила в с. Волосское Днепропетровской области, руководитель отдела по делам семьи Днепропетровской епархии, глава наблюдательного совета Благотворительного фонда «Помогаем», отец 13 детей, 10 из которых – приемные.

Максимально погрузитесь в атмосферу
— Отец Андрей, у вас большая семья — 13 детей, из которых 10 — приемные. У многих будущих родителей, которые хотят взять ребенка в семью, возникают разного рода опасения, сомнения в своих силах. Были ли такие опасения у Вас?

— Опасения возникают постоянно. Если человек ничего не боится, значит, он недооценивает ситуацию.

И здесь вопрос не в том, верующий он или нет. Страх перед новым и неизведанным – это объективно положительное чувство. Он свидетельствует о нашей неуверенности, а неуверенность говорит, с одной стороны, о нашем смирении, об осознании наших сильных и слабых сторон, а с другой стороны, это толчок к поиску, обмену опытом и т.д.

Если человек самоуверен и думает: «Я возьму ребенка, и у меня все получится, я такой великий, я педагог со стажем», по моему опыту скажу, что такие люди не просто не справляются, они возвращают детей.

Для рождения ребенка нужно девять месяцев, к этому сроку еще добавим время, пока молодые люди знакомятся и строят семью — в среднем это полтора года. А с приемным ребенком все сложнее. Нужно намного больше времени.

При этом самое главное пожелание будущим приемным родителям: максимально погрузиться в атмосферу. Есть множество тематических сайтов, с которыми можно ознакомиться. Например, когда мы с матушкой брали детей, то перед этим объездили все до одного детские дома семейного типа в нашей области, а в некоторые заезжали не по разу. На подготовку ушел год. Мы присматривались, впитывали атмосферу, обращали внимание на особенности: как живут и как справляются такие семьи. Нам это очень помогло.

Важно не пренебрегать чужим опытом. А что такое «чужой опыт»? Это результат чужих ошибок. Если человек не хочет воспользоваться работой над чужими ошибками, значит, он однозначно будет вынужден работать над собственными. И вместо того, чтобы после старта набрать скорость, будет много лет набивать себе шишки.

— Какими существенными качествами должны обладать приемные родители? О чем им следует задуматься в первую очередь?

— Приемные родители должны быть бесконечными авантюристами. Это даже в некотором роде апостольский авантюризм. Апостолы шли в вере и порыве, проповедовали в неведомых землях. Так же и приемный ребенок выводит всю семью из зоны комфорта. Он разрушает весь тот микрокосм, который нами создан. Весь мир нужно будет строить заново.

Весь микрокосм-семья подвергнется капитальным изменениям, поменяются взаимоотношения внутри семьи, произойдет переоценка ценностей. Приемный ребенок заставит родителей посмотреть в свою душу, увидеть, на что они способны. Ведь мы как живем? Красиво живем: смотрим красивые передачи, в храм ходим, молимся, просфорки едим. А когда к нам попадет приемный ребенок, все внешнее и внутреннее сметается.

Иногда не будет хватать сил абсолютно ни на что. Поэтому, с одной стороны, нужен бесконечный авантюризм, чтобы взять ребенка, ведь он кардинально изменит жизнь и обратного пути не будет, а с другой стороны — нужна бесконечная вера в силу любви. Именно в христианстве раскрывается глубина Христовой любви. Неслучайно многие люди, взяв ребенка, переосмысляют свой путь в христианстве, в Церкви. Ведь Господь будет говорить с нами через ребенка. Мы все усыновлены Богом, и мы, совершая такой акт усыновления, подражаем одной из самых великих заповедей – заповеди любви. Усыновляя, мы подражаем Богу, Который усыновил всех нас.

Не должно быть мотивации, мол, я возьму ребенка и за счет него спасусь

— Есть молодые бездетные семьи, которые хотели бы взять ребенка. Как правильно оценить свои силы?

— Как оценить свои силы, сказать трудно. Решение об усыновлении должно быть крайне взвешенным. Его лучше принимать на холодную голову. Если это верующие люди, нужно благословение духовного отца, который знает семью, и у которого эта семья исповедуется.

В качестве испытания, чтобы определить, готовы ли вы взять ребенка – очень важно и нужно подать документы по месту жительства и пройти курсы, специальное обучение в государственном центре социальных служб, как будущие приемные родители.

И теперь, когда за плечами есть три составляющие: желание, благословение и обучение, можно решать: «Хочу ли я этого?» Попутно хорошо бы еще поездить по семьям, посмотреть, как они живут. После всего этого Господь положит решение на сердце.

— При каких условиях точно не стоит усыновлять детей?

— Когда не нужно брать ребенка? Думаю, когда, с одной стороны, есть упомянутая самоуверенность, а с другой стороны, когда приемных детей берут не просто так, а «потому что».

Например, я хочу взять ребенка, потому что сын погиб в автокатастрофе, и я буду искать мальчика с такими же глазами и волосами. Здесь скрыта большая опасность: вот возьму я внешне похожего, но вести он будет себя иначе. Это будет разочарование для родителей. Ребенка вернут, ведь он не соответствует ожиданиям.

Или вот некоторые говорят: «Я беру приемного ребенка, потому что так написано в Библии». Так тоже нельзя поступать. Не должно быть мотивации, мол, я возьму ребенка и за счет него спасусь. Не нужно никаких «потому что», усыновлять нужно просто так, по любви. Любые другие причины: пережитые травмы или тревоги, или какие-либо иные мотивы — все это кроет в себе дополнительные риски.

Это не значит, что не стоит брать детей, просто нужно более ответственно подойти к делу. Если мы берем «потому что», мы принимаем решение под воздействием определенных условий, которые в жизни могут не найти своего подтверждения. В таком случае мы будем крайне разочарованы. А когда мы берем просто так, по любви, это значит, что мы – авантюристы и готовы ко всему.

Почему полюбил нас Христос? Он полюбил нас, по слову апостола Павла, еще тогда, когда мы были грешны (Рим 5:8). Он полюбил нас не потому, что мы добрые или хорошие, не потому что мы милые. Он полюбил нас просто так, безусловно.
Готовиться лучше к наиболее тяжелому варианту развития событий
— Когда все перечисленные этапы пройдены, когда ребенок уже пришел в семью, стал ее членом, как построить с ним по-настоящему доверительные отношения?

— Здесь нет универсальных советов. Каждый ребенок – это космос, и каждый родитель – это тоже космос. Вот встречаются две звезды, и сказать, как все произойдет – невозможно. Это непредсказуемая атомная реакция…

Главное, мы не ошибемся, если: первое — будем любить ребенка, и что бы ни произошло, останемся преданными ему. Что значит любить ребенка? Оправдывать его: бесконечно оправдывать его шалости, его девиантное поведение, воровство, курение; оправдывать его раннюю половую жизнь, что часто бывает у приемных детей; оправдывать его нежелание слушать о Боге и идти в храм, что тоже практически всегда случается у этих детей – все оправдывать, покрывать.

Второе, мы должны молиться и укрепляться сами.

И третье, что очень важно для приемных родителей и о чем все всегда забывают – это умение отдыхать.У нас есть заповедь: шесть дней работай, а седьмой — отдыхай. Если человек не умеет отдыхать, он очень быстро сгорит. В качестве отдыха можно сесть и почитать духовную книгу, можно поехать на шашлыки или рыбалку, можно сходить в театр, а можно просто поваляться целый день в постели. Отдых тоже нужно себе разрешить.

Самое трудное время для семьи — это первые два года после усыновления. У нас был такой период, когда мы не справлялись, руки опускались. Мы приехали к одной опытной многодетной маме, жаловались ей со слезами на глазах, а она слушала нас, улыбаясь. Ее улыбка вызывала непонимание, наконец, она спросила: «Сколько времени ребенок у вас?» — «Год», — ответили мы. — «Подождите еще полгода». Мы ей поверили и ждали полгода, и казалось, что ничего не произойдет, но, как говорил премудрый Соломон: «Все пройдет, и это тоже». И действительно, через полгода ребенок изменился в один день.

У каждого приемного ребенка наступает кризис социализации, который преодолевается от 6 до 24 месяцев. У всех детей он проходит по-разному, но готовиться лучше к наиболее тяжелому варианту развития событий. Нужно все пережить. Это очень сложный период, в который может даже распасться семья. Во время адаптации лучше не думать об оценках в школе, не заставлять детей посещать секции. В эти два года важно окунуть ребенка в море любви, проводить с ним максимально возможное количество времени, не ругать его за оценки, ко всему относиться с юмором.

В это время маленький человечек не верит родителям, он ждет предательства. Почему ребенок в этот период ведет себя так мерзко? Он не верит, что его полюбят настолько, что больше не предадут. В этот период ребенок интуитивно вычисляет все самые слабые места. Он будет давить на них, будет подводить родителей к пропасти.

Например, вы любите чистоту, он разведет страшную грязь, или вы – предельно честный человек, он будет лгать каждый день, будет подставлять вас. Почему? Он подсознательно хочет понять, сможете ли вы любить его безусловно, как мать любит свое кровное дитя, каким бы оно ни было. И когда ребенок убедится, что вы никогда не скажете ему: «Зря я тебя взял/а», он успокоится.

Если ребенок не поверил, не осознал и не принял для себя, что его полюбили до конца, безусловно, он, конечно, может остаться и жить с семьей, но отсутствие любви всегда будет ощущаться. Вместо семьи получится общежитие.

Вот почему эти два года важно не протерпеть, а прожить, очень важно прожить. Это самые авантюрные годы в жизни родителей.

Иногда, спрашивают, как лучше брать детей: первого, через год второго, третьего, потом четвертого и пятого?Я всегда говорю, если вы хотите взять пять, берите всех сразу. Вам, конечно, не позавидуешь, жизнь станет страшной, но один раз, и вам не придётся постоянно проживать этот неприятный период. Главное пережить эти два года, а потом придет подростковый возраст, начнется быт.
Родители сами должны для ребенка взрастить «значимых взрослых»
— Как не утратить связь с приемным ребенком, который достиг подросткового возраста? Как вести себя родителям?

— Приходит возраст, когда дети, как кровные, так и приемные, перестают слушать родителей – это нормально. Они ищут авторитетов на стороне: друзья, улица, знакомые. Для нас, верующих, важно, чтобы к моменту, когда родители объективно теряют контроль над детьми, в их жизни появились значимые взрослые, которым они будут доверять. И эта миссия взращивания значимых людей в жизни ребенка лежит на отце и матери.

Родители поступают мудро, если уже с шести-семи лет начинают задумываться и беспокоиться, чтобы в окружении ребенка появились яркие взрослые, которые помогут ему преодолеть переломный момент, когда авторитет родителей потеряется.

Кто эти значимые люди? Руководитель спортивной секции или кружка, крестные родители, друг семьи. И если возникают сложные ситуации, можно предложить ребенку поговорить со значимым ярким человеком, который в свою очередь многое знает и видел, и будет говорить с позиции взрослого.

— И все же, если у ребенка отсутствуют авторитеты, как помочь ему в этой ситуации?

— Нужно постараться найти ему интересное окружение: отправить в скаутский лагерь или поход, предложить поездку с волонтерской группой в дом престарелых или детский дом.

Если ребенок оказался на улице, и для него исчезли все авторитеты: дома, в школе, среди знакомых, в этом виноват не только он. Корень всех проблем лежит в семье. Родителям стоит серьезно задуматься: значит, они много лет подряд что-то делали не так.

— Нужно ли прислушиваться родителям к ребенку, если он говорит: «Мама, папа, вы делаете то и то… не так»? Или это манипулирование со стороны ребенка?

— К детям стоит прислушиваться. И не стоит стыдиться просить прощения у детей, признавать свою вину. А если ребенок может открыто сказать: «Папа, мама, не нужно так было» — это здорово, значит, ребенок не боится обсуждать свои мысли с родителями.

Есть и другой способ решать сложные вопросы: прибегнуть к семейным советам (например, по причине таких провинностей, с которыми я или мама не справляемся, или если возник углубляющийся конфликт между детьми, и решить его сложно). Советы проходят в особой атмосфере и беседы могут длиться целый час.

У нас, например, есть набор правил по их проведению. И недавно дети сами захотели провести семейный совет и обсудить взаимоотношения между собой. Конфликт настолько обострился, что они не видели другого варианта его решения. Я исполнял роль модератора, давал слово, следил, чтобы не было оскорблений. И это помогло, ведь каждый высказал свое мнение и постарался прислушаться к мнению другого.
Смирение – это божественная категория, а низкая самооценка – бесовская
— Виктор Франкл, знаменитый психиатр, психолог и невролог, перефразируя Гете, сказал: «Если рассматривать человека таким, как он есть, мы делаем его только хуже. Но если мы его переоцениваем, то мы способствуем тому, чтобы он был тем, кем он на самом деле может быть». Насколько можно применить это к детям?

— Конечно, можно применять. Хвалить ребенка нужно. Дети-сироты, которые попадают в семьи, страдают от очень низкой самооценки. Ее нужно отличать от смирения. Смирение – это божественная категория, а низкая самооценка – бесовская. Последняя приводит к унынию, отчаянию, и даже к тому, что человек захочет покончить жизнь самоубийством.

И, конечно, мы должны постоянно подчеркивать уникальность, особенность нашего ребенка. Ведь у каждого ребенка есть такие особые качества. Важно сказать ребенку: «У тебя есть это качество. Оно мне нравится в тебе», потому что дети с особенными чертами зачастую не вызывают какого-то вдохновения или радости у сверстников. И если ребенок узнает, что это здорово, он сохранит это качество.

Поддержка родителей расширяет кругозор ребенка. Поощрение вызовет в ребенке желание идти дальше, стараться. Он почувствует, что в него верят, и это придаст ему сил двигаться вперед. В этот момент ребенок увидит, что мы его любим со всеми его плохими и хорошими качествами. Иногда даже негативные черты могут сыграть хорошую службу. По промыслу Божьему, последствия злых поступков могут обратиться во благо («Катехизис» митр. Филарета Дроздова).

Вот, например, такую историю описала Майя Кучерская: одна мама все жаловалась священнику на своего сына, который не хотел посещать службы, и которого интересовала только музыка. А батюшка возьми да и подари мальчику дудочку. Теперь этот мальчик вырос, и жизнь его связана с музыкой, а в свободное время он приходит в храм.

Я считаю, что всему свое время: есть время дудеть, а есть время в храм ходить. Не стоит остервенело прицерковлять детей. Не нужно учить ребенка словами, он должен видеть поступки родителей, тогда он сам захочет ходить в храм.

Пока дети маленькие, мы их водим, но когда они входят в подростковый возраст и не хотят ходить на службы, мне кажется, детям нужно дать свободу. Семя уже посеяно и оно взойдет. Через какое-то время ребенок вернется в храм. Раньше он ходил, потому что его водили родители, теперь для того, чтобы прийти, он должен встретить Бога сам. А для этого должны быть свои скорби и свой путь. Нужно дать место Богу.
Гениальный родитель должен вовремя вытолкнуть ребенка из гнезда
— У К.С. Льюиса, автора «Хроник Нарнии», встречается мысль, что все великие люди, нашедшие свой путь в жизни, совершили свои открытия еще в детстве. Например, как в упомянутом рассказе с музыкантом. Можно ли, замечая за ребенком такие особенности, помочь ему?

— Конечно, это так важно — не просто замечать, а еще и не мешать ребенку.

Ведь родители часто помешаны на чем-нибудь: одни – на высшем образовании, вторые – на прицерковлении, третьи – еще на чем-то. За этим всем мы забываем о том, что ребенок – не наш. Мы его родили и несем за него ответственность, но даже акт жизни не до конца наш. С одной стороны, ребенка зачинают родители, а с другой стороны, душу дает Бог.

Мы должны вовремя умалиться. Какая миссия родителя? Гениальный родитель должен вовремя вытолкнуть ребенка из гнезда. Если недодержать, вытолкнуть раньше, ребенок разобьется. А если его передержать, он не полетит, у него атрофируются мышцы, он так и не сможет начать самостоятельную жизнь, не сможет ничего достичь.

У нас многие боятся вытолкнуть ребенка в жизнь, и в нашем обществе существует большая проблема инфантилизации мужского населения. Мальчик должен становится мужчиной, должен проходить через все ситуации, которые воспитывают мужество, он должен уметь драться и позволять себе драться, несмотря на свое православие, он должен уметь защитить девочку или друга. А девочка должна расти девочкой. Этого обществу сейчас не хватает.

Вовремя умалиться и дать детям возможность раскрыть крылья – вот один из главных родительских талантов.

К вопросу о детских открытиях и о словах Льюиса. Я долго не мог понять, почему хочу усыновить именно десять детей. Лет пять назад включаю телевизор, и идет фильм «Однажды двадцать лет спустя» с Н. Гундаревой в главной роли. Она играет маму десяти детей. А история рассказывает о том, как она их воспитывает. И вот когда я смотрю этот фильм, вдруг вспоминаю, что видел его, когда учился во втором классе школы. Я тогда повернулся к родителям и сказал, что когда вырасту, у меня будет десять детей. Я несколько дней ходил тогда под впечатлением, представлял, что у меня будут комнаты, и в них будут стоять двухъярусные кровати, будут шкафы и два стола. И приехав к нам, вы обнаружите, что все кровати до одной – двухъярусные. Мечта была мне по сердцу и сбылась, когда я о ней забыл. И через много лет теперь вспомнил, что именно настолько сильно повлияло на меня в детстве.

Для ребенка и его будущего важно все: истории, фильмы, рассказы, интересные люди, приключения. Родители должны создавать ситуации: хочешь, иди на бокс, на кикбоксинг, на футбол, не понравилось – иди на танцы. Если талант дан Богом, это неспроста. Очень хочется, чтобы у детей получилось в будущем раскрыть свои способности.

Беседовала Алина Белобра/ Синодальный отдел УПЦ по делам молодёжи
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites