22 сентября. Суббота пред Воздвижением. Попразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Праведных Богоотец Иоакима и Анны.

9 сентября по старому стилю / 22 сентября по новому стилю
суббота
Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Поста нет.

Суббота пред Воздвижением. Попразднство Рождества Пресвятой Богородицы.
Праведных Богоотец Иоакима и Анны. Мч. Севериана (320). Прп. Иосифа, игумена Волоцкого, чудотворца (1515). Обре'тение и перенесение мощей свт. Феодосия, архиеп. Черниговского (1896).
Прп. Феофана исп. (ок. 300). Мчч. Харитона и Стратора (Стратоника). Блж. Никиты в Царьграде (XII). Воспоминание III Вселенского Собора (431). Прп. Онуфрия Воронского (1789) (Румын.).
Сщмчч. Григория Гаряева пресвитера и Александра Ипатова диакона (1918); сщмчч. Захарии, архиеп. Воронежского, Сергия Уклонского, Иосифа Архарова, Алексия Успенского пресвитеров, Димитрия Троицкого диакона и мч. Василия Шикалова (1937); прмч. Андроника Сурикова (1938); сщмч. Александра Виноградова песвитера (1942).


Субботы пред Воздвижением: 1 Кор., 126 зач., II, 6–9. Мф., 39 зач., X, 37 – XI, 1. Ряд. (под зачало): 1 Кор., 156 зач., XIV, 20–25. Мф., 104 зач., XXV, 1–13. Богоотцов: Гал., 210 зач. (от полу'), IV, 22–31. Лк., 36 зач., VIII, 16–21 *, или прп.: Гал., 213 зач., V, 22 – VI, 2. Мф., 43 зач., XI, 27–302.
* Чтения Богоотцов читаются, если не совершается служба прп. Иосифа Волоцкого.

Тропарь и кондак Рождества Пресвятой Богородицы
Тропарь праздника, глас 4:
Рождество́ Твое́, Богоро́дице Де́во,/ ра́дость возвести́ всей вселе́нней:/ из Тебе́ бо возсия́ Со́лнце Пра́вды, Христо́с Бог наш,/ и, разруши́в кля́тву, даде́ благослове́ние,// и, упраздни́в смерть, дарова́ нам живо́т ве́чный.

Кондак праздника, глас 4:
Иоаки́м и А́нна поноше́ния безча́дства/ и Ада́м и Е́ва от тли сме́ртныя свободи́стася, Пречи́стая,/ во святе́м рождестве́ Твое́м./ То пра́зднуют и лю́дие Твои́,/ вины́ прегреше́ний изба́вльшеся,/ внегда́ зва́ти Ти:// непло́ды ражда́ет Богоро́дицу и Пита́тельницу Жи́зни на́шея.

Тропарь святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, глас 2:
Пра́ведных Твои́х, Го́споди, па́мять пра́зднующе,/ те́ми мо́лим Тя:// спаси́ ду́ши на́ша. Ин тропарь святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, глас 1: ́Иже в зако́нней благода́ти пра́ведни бы́вше,/ Младе́нца богода́ннаго породи́ша нам Иоаки́м и А́нна./ Те́мже днесь све́тло торжеству́ет,/ ве́село пра́зднующи, Боже́ственная Це́рковь, честну́ю ва́шу па́мять,/ сла́вящи Бо́га,// воздви́гшаго рог спасе́ния нам в дому́ Дави́дове.

Кондак святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, глас 2:
Ра́дуется ны́не А́нна,/ непло́дства разреши́вшися соу́з,/ и пита́ет Пречи́стую,/ созыва́ющи вся воспе́ти/ Дарова́вшаго от чре́ва ея́ челове́ком// еди́ну Ма́терь и Неискусому́жную.

Тропарь преподобного Иосифа, глас 5:
́Яко по́стников удобре́ние и отце́в красоту́,/ ми́лости пода́теля,/ разсужде́ния свети́льника,/ вси ве́рнии, соше́дшеся, восхва́лим/ кро́тости учи́теля и ересе́й посрами́теля,/ прему́драго Ио́сифа, Росси́йскую звезду́,/ моля́щася Го́споду// поми́ловатися душа́м на́шим.

Кондак преподобного Иосифа, глас 8:
Жития́ треволне́ния, и мяте́ж мирски́й,/ и стра́стная взыгра́ния в ничто́же вмени́в,/ пусты́нный граждани́н показа́лся еси́,/ мно́гих быв наста́вник, Ио́сифе преподо́бне,/ мона́хов собра́тель и моле́бник ве́рен, чистоты́ рачи́тель,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА
(1Кор.14:20–25; Мф.25:1–13)
Читается притча о 10 девах (Мф.25:1–13). Св. Макарий так изображает смысл ее:
«Мудрые пять дев трезвясь, поспешив к необычайному для своего естества, взяв елей в сосуде сердца своего, то есть подаваемую свыше благодать Духа, возмогли войти с Женихом в небесный чертог. Другие же юродивые девы, оставшаяся при собственном своем естестве, не трезвились, не постарались, пока были еще во плоти, взять в сосуды свои елей радости, но, по нерадению или по самомнению о своей праведности, предались как бы сну; за это и не допущены в чертог царства, не возмогши благоугодить небесному Жениху. Удерживаясь мирскими узами и земною как бы любовью, не посвятили они небесному Жениху всей любви своей и приверженности и не принесли с собою елея. А души, взыскавшие необычайного для естества святыни Духа, всею любовью привязаны к Господу, с Ним ходят от всего отвращаясь, к Нему устремляют молитвы и помышления, за что и сподо­бились приять елей небесной благодати.
Души же, оставшиеся в естестве своем, по земле пресмыкаются помыслом, о земле помыш­ляют и ум их на земле имеет жительство. Сами о себе думают они, что принадлежат Жениху и украшены плотскими оправданиями, но не приняв елея радости, не возродились они Духом свыше»



Святые праведные Иоаким и Анна
Святой праведный Иоаким, сын Варпафира, был потомком царя Давида, которому Бог обещал, что от семени его потомков родится Спаситель мира. Праведная Анна была дочерью Матфана и по отцу была из колена Левина, а по матери – из колена Иудина. Супруги жили в Назарете Галилейском. Они не имели детей до глубокой старости и всю жизнь скорбели об этом. Им приходилось переносить презрение и насмешки, так как в то время бесчадие считалось позором. Но они никогда не роптали и только горячо молились Богу, смиренно уповая на Его Волю.

Однажды, во время большого праздника, дары, которые праведный Иоаким взял в Иерусалим для принесения их Богу, не были приняты священником Рувимом, который считал, что бездетный муж недостоин приносить жертву Богу. Это очень опечалило старца, и он, считая себя самым грешным из людей, решил не возвращаться домой, а поселиться в одиночестве в пустынном месте. Его праведная супруга Анна, узнав, какому унижению подвергся ее муж, стала в посте и молитве скорбно просить Бога о даровании ей ребенка. В пустынном уединении и постничестве о том же просил Бога и праведный Иоаким. И молитва святых супругов была услышана: им обоим Ангел возвестил о том, что родится у них Дочь, Которую благословит весь род человеческий.

По повелению Небесного Вестника, праведные Иоаким и Анна встретились в Иерусалиме, где, по обетованию Божию, у них и родилась Дочь, нареченная Марией. Святой Иоаким преставился через несколько лет по введении во храм Благословенной своей Дочери, в 80-летнем возрасте. Святая Анна скончалась 79-ти лет, через два года после него, проведя их при храме, рядом с Дочерью.

Иосиф Волоцкий (Волоколамский) (1439 - 1515), игумен, преподобный, чудотворец, церковный писатель и публицист, глава течения "иосифлян"
Память 9 сентября в день кончины, 18 октября в день обретения мощей, в Соборах Московских и Тверских святых

В миру Иван Санин, происходил из семьи богатого вотчинника, владельца села Язвище в Волоколамском княжестве. Старший брат архиеп. Ростовского Вассиана (Санина).

В 20 лет постригся в Боровском монастыре; не желая мириться с падением дисциплины в монашеской среде ушел из Боровского монастыря. Посетив несколько монастырей и не найдя нигде должного, по его мнению, монашеского образа жизни основал 1479 в районе Волоколамска монастырь, получивший позже его имя (Иосифо-Волоколамский монастырь), где ввел правила общежития отличавшиеся суровым аскетизмом и подробной регламентацией всех сторон монастырской жизни.

Первоначально был связан с удельными волоцкими князьями, братьями Ивана III. Затем порвал с удельно-княжеской оппозицией и встал на защиту великокняжеской власти - в 1507 Иосифо-Волоколамский монастырь перешел под патронат великого московского князя Василия III.

Вел непримиримую борьбу с ересью жидовствующих проникшей в высшее русское общество, в т.ч. в семью великого князя. Выступал за устранение нестроений в монастырской жизни и монашеском быту.

Сохраняя лично уважительное отношение к святому Нилу Сорскому вел полемику с ним и его последователями, представителями течения "нестяжателей".

На Соборе в 1503 году Иосиф Волоцкий и иосифляне добились отклонения проекта ликвидации монастырского землевладения, выдвинутого нестяжателями, а на Соборе 1504 года - жестокой расправы над жидовствующими (Нил Сорский был против гонений на еретиков).

В этот период Иосиф Волоцкий выступил с теорией божественного происхождения великокняжеской власти, что способствовало укреплению позиций великого князя и превращения его власти в самодержавную.

В 1507 году преподобный Иосиф, теснимый своим удельным князем Феодором Борисовичем, обратился с жалобой на него напрямую к Московскому митрополиту святителю Симону и великому князю Василию Иоанновичу, минуя Новгородского владыку. Новгородский архиепископ святитель Серапион счёл это самоуправством и в апреле 1509 года отлучил Иосифа от Церкви. По этому поводу в том же году собрался Собор, снявший с Иосифа прещение.
Скончался 9 сентября 1515 года.

Мч. Севериан, из сорока Севастийских мучеников

Святой мученик Севериан
(† 320) пострадал за Христа в Севастии Армянской от правителя Лисия во время гонения на христиан императора Ликиния (307–324). Еще до своего мученического подвига святой Севериан проявил искреннее сострадание к 40 воинам-христианам, пострадавшим за исповедание Имени Христа. Он посещал узников в темнице, укрепляя их дух, призывая к мужеству и стойкости. Через полгода после страдальческой кончины мучеников на озере Севастийском (память 9 марта) Севериан был также привлечен к суду за исповедание христианской веры и подвергнут жестоким истязаниям. Глубоко преданный Воле Божией, святой Севериан во время мучений призывал Господа, испрашивая у Него крепости переносить страдания и до конца пройти свой мученический подвиг. После изощренных истязаний, несломленный в своей вере, святой мученик был повешен с камнем на шее вниз головой на городской стене и так преставился. Тело его было перенесено севастийскими христианами к его дому, куда стекались местные жители проститься с ним и просить его святых молитв. При этом воскрес умерший, но еще непогребенный слуга святого Севериана, который, встав со смертного одра, пришел проводить в последний путь своего хозяина. Он прожил потом еще 15 лет, никуда не отлучаясь от места погребения святого мученика.

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий, ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, ро­дил­ся в на­ча­ле трид­ца­тых го­дов XVII сто­ле­тия в По­доль­ской гу­бер­нии. Он про­ис­хо­дил из древ­не­го дво­рян­ско­го ро­да По­ло­ниц­ких-Уг­лиц­ких; ро­ди­те­ля­ми его бы­ли иерей Ни­ки­та и Ма­рия. Бла­го­че­стие, ца­рив­шее в се­мье бу­ду­ще­го свя­ти­те­ля, бла­го­твор­но со­дей­ство­ва­ло ду­хов­но­му раз­ви­тию маль­чи­ка. С дет­ства он от­ли­чал­ся кро­то­стью и при­ле­жа­ни­ем к мо­лит­ве. При­род­ные спо­соб­но­сти юно­ши рас­кры­лись в Ки­е­во-Брат­ской кол­ле­гии при Ки­ев­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре. Это бы­ло вре­мя са­мо­го рас­цве­та кол­ле­гии (ко­нец со­ро­ко­вых го­дов XVII ве­ка), ко­гда ее рек­то­ра­ми бы­ли ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий (Ги­зель), а за­тем игу­мен, впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, Ла­зарь (Ба­ра­но­вич), а в чис­ле на­став­ни­ков – иеро­мо­нах Епи­фа­ний (Сла­ви­нец­кий), иеро­мо­нах Ар­се­ний (Са­та­нов­ский), епи­скоп Бе­ло­рус­ский Фе­о­до­сий (Ба­ев­ский), игу­мен Фе­о­до­сий (Са­фо­но­вич) и Ме­ле­тий (Дзик), ко­то­рые бы­ли про­све­щен­ней­ши­ми людь­ми то­го вре­ме­ни. То­ва­ри­ща­ми свя­то­го Фе­о­до­сия по кол­ле­гии бы­ли бу­ду­щие вы­да­ю­щи­е­ся пас­ты­ри: Си­ме­он По­лоц­кий, Иоан­ни­кий Го­ля­тов­ский, Ан­то­ний Ра­ди­вил­лов­ский, Вар­ла­ам Ясин­ский. Ки­е­во-Брат­ская Бо­го­яв­лен­ская шко­ла яв­ля­лась в то вре­мя глав­ным цен­тром борь­бы пра­во­сла­вия про­тив на­па­док ка­то­ли­че­ско­го ду­хо­вен­ства, иезу­и­тов и уни­а­тов.

В го­ды обу­че­ния окон­ча­тель­но утвер­ди­лось при­зва­ние свя­то­го Фе­о­до­сия к ино­че­ско­му по­дви­гу: всё сво­бод­ное от за­ня­тий вре­мя он от­да­вал мо­лит­ве, бо­го­мыс­лию и чте­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния.

Мож­но по­ла­гать, что свя­той не окон­чил пол­но­го кур­са кол­ле­гии, так как по­сле ра­зо­ре­ния По­до­ла по­ля­ка­ми она на несколь­ко лет пре­кра­ти­ла свою де­я­тель­ность. Свя­ти­тель на всю жизнь со­хра­нил глу­бо­кую при­зна­тель­ность вос­пи­тав­ше­му его Ки­е­во-Брат­ско­му мо­на­сты­рю. В си­но­ди­ке Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря сде­ла­но сле­ду­ю­щее за­ме­ча­ние о свя­том Фе­о­до­сии: «Был он муж бла­го­ра­зу­мен и бла­го­тво­рящ Ки­ев­ско­му Брат­ско­му мо­на­сты­рю».

По по­лу­че­нии об­ра­зо­ва­ния бу­ду­щий свя­ти­тель при­нял ино­че­ский по­стриг в Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре с име­нем Фе­о­до­сий, в честь пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го (па­мять 3 мая).

Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том Ди­о­ни­си­ем (Ба­ла­ба­ном) он был по­став­лен ар­хи­ди­а­ко­ном Ки­е­во-Со­фий­ско­го со­бо­ра, а за­тем на­зна­чен на­мест­ни­ком мит­ро­по­ли­чье­го ка­фед­раль­но­го до­ма. Но вско­ре он оста­вил Ки­ев и по­се­лил­ся в от­да­лен­ном Кру­тиц­ком мо­на­сты­ре (Чер­ни­гов­ской епар­хии), воз­ле ме­стеч­ка Ба­ту­ри­на, сла­вив­шем­ся стро­гой ино­че­ской жиз­нью. Там он был по­свя­щен в сан иеро­мо­на­ха. В 1662 го­ду свя­той Фе­о­до­сий был на­зна­чен игу­ме­ном Кор­сун­ско­го мо­на­сты­ря Ки­ев­ской епар­хии, а в 1664 го­ду – на­сто­я­те­лем древ­не­го Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря. Эта оби­тель неза­дол­го пе­ред тем на­хо­ди­лась в ру­ках уни­а­тов и бы­ла со­вер­шен­но ра­зо­ре­на. Но свя­то­му Фе­о­до­сию бла­го­да­ря сво­ей энер­гии и на­стой­чи­во­сти уда­лось быст­ро воз­ро­дить Вы­ду­биц­кий Ми­хай­лов­ский мо­на­стырь. Он осо­бен­но за­бо­тил­ся об устро­е­нии цер­ков­но­го бла­го­ле­пия. Он со­здал пре­крас­ный хор, ко­то­рый сла­вил­ся не толь­ко в Ма­ло­рос­сии, но и в Москве, ку­да свя­той Фе­о­до­сий в 1685 го­ду по­сы­лал сво­их пев­чих. За­бо­тясь о ду­хов­ном воз­рас­та­нии на­сель­ни­ков оби­те­ли, свя­той игу­мен, сам стро­гий по­движ­ник, устро­ил в 1680 го­ду неда­ле­ко от оби­те­ли, на ост­ро­ве Ми­хай­лов­щине, неболь­шой скит для бра­тии, же­лав­шей уеди­не­ния. Он на­зна­чил ту­да устро­и­те­лем и на­мест­ни­ком од­но­го из са­мых рев­ност­ных ино­ков оби­те­ли – иеро­мо­на­ха Иова (Опа­лин­ско­го). В быт­ность свя­то­го Фе­о­до­сия игу­ме­ном Ки­е­во-Вы­ду­биц­ко­го мо­на­сты­ря ему при­шлось пе­ре­жить тя­же­лые дни. Вме­сте с дру­ги­ми игу­ме­на­ми он был об­ви­нен Ме­фо­ди­ем, епи­ско­пом Мсти­слав­ским и Ор­шан­ским, в из­мене рус­ско­му пра­ви­тель­ству и в мни­мой пе­ре­пис­ке с из­мен­ни­ка­ми Рос­сии. 20 сен­тяб­ря 1668 го­да свя­то­му Фе­о­до­сию при­шлось да­вать объ­яс­не­ния по это­му де­лу. 17 но­яб­ря 1668 го­да кле­ве­та бы­ла об­на­ру­же­на, и свя­той Фе­о­до­сий вме­сте с дру­ги­ми игу­ме­на­ми по­лу­чил про­ще­ние. Прео­свя­щен­ный Ла­зарь (Ба­ра­но­вич) оце­нил вы­со­кие ду­хов­ные ка­че­ства свя­то­го Фе­о­до­сия и при­бли­зил его к се­бе. Он на­зы­вал его «ов­цой ста­да Хри­сто­ва, на­учив­шей­ся по­кор­но­сти», и про­ро­че­ски же­лал, чтобы имя свя­то­го Фе­о­до­сия бы­ло на­пи­са­но на небе­сах. Ко­гда в 1679 го­ду прео­свя­щен­ный Ла­зарь стал ме­сто­блю­сти­те­лем Ки­ев­ской мит­ро­по­лии, он на­зна­чил свя­то­го Фе­о­до­сия сво­им на­мест­ни­ком в Ки­е­ве, а сам оста­вал­ся в Чер­ни­го­ве. В ка­че­стве на­мест­ни­ка ме­сто­блю­сти­те­ля Ки­ев­ской мит­ро­по­лии свя­той Фе­о­до­сии при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие во мно­гих цер­ков­ных со­бы­ти­ях. В 1685 го­ду он участ­во­вал с пра­вом ре­ша­ю­ще­го го­ло­са в из­бра­нии епи­ско­па Ге­део­на (Чет­вер­тин­ско­го) мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским и вме­сте с Иеро­ни­мом (Ду­би­ною), игу­ме­ном Пе­ре­я­с­лав­ским, был по­слан в Моск­ву с из­ве­ще­ни­ем об из­бра­нии. В Москве оба пред­ста­ви­те­ля бы­ли при­ня­ты с по­че­том и ува­же­ни­ем. Ре­зуль­та­том это­го по­соль­ства бы­ло вос­со­еди­не­ние Ки­ев­ской мит­ро­по­лии с Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

В 1688 го­ду свя­той Фе­о­до­сии был на­зна­чен ар­хи­манд­ри­том Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря на ме­сто по­чив­ше­го ар­хи­манд­ри­та Иоан­ни­кия (Го­ля­тов­ско­го). С то­го вре­ме­ни вся де­я­тель­ность свя­то­го пе­ре­но­сит­ся из Ки­е­ва в Чер­ни­гов. Это на­зна­че­ние со­сто­я­лось глав­ным об­ра­зом по же­ла­нию прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Свя­то­му Фе­о­до­сию при­шлось нема­ло по­тру­дить­ся над бла­го­устрой­ством Елец­кой оби­те­ли, так как мо­на­стырь этот, еще не опра­вив­ший­ся по­сле опу­сто­ше­ния иезу­и­та­ми и до­ми­ни­кан­ца­ми, был весь­ма бе­ден и неустро­ен. Тру­да­ми свя­то­го Фе­о­до­сия уда­лось до­стиг­нуть в про­дол­же­ние двух-трех лет для Елец­кой оби­те­ли бла­го­со­сто­я­ния, вполне обес­пе­чи­вав­ше­го ее су­ще­ство­ва­ние. Свя­той и в сво­ей но­вой долж­но­сти ока­зы­вал все­мер­ное со­дей­ствие прео­свя­щен­но­му Ла­за­рю во всех важ­ных де­лах. Он участ­во­вал в со­став­ле­нии со­бор­но­го от­ве­та Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ху Иоаки­му на его во­прос­ные гра­мо­ты об от­но­ше­нии Ки­ев­ской мит­ро­по­лии к Фло­рен­тий­ско­му Со­бо­ру и в об­суж­де­нии во­про­са о вре­ме­ни пре­су­ществ­ле­ния Свя­тых Да­ров, под­ня­то­го на этом Со­бо­ре. Ко­гда же пат­ри­арх не удо­вле­тво­рил­ся эти­ми от­ве­та­ми и в Моск­ву в на­ча­ле 1689 го­да был по­слан Ба­ту­рин­ский игу­мен свя­той Ди­мит­рий (Туп­та­ло) (бу­ду­щий мит­ро­по­лит Ро­стов­ский), свя­той Фе­о­до­сий ез­дил с ним в ка­че­стве пред­ста­ви­те­ля от прео­свя­щен­но­го Ла­за­ря. Ему по­ру­че­но бы­ло пе­ре­дать пат­ри­ар­ху от­вет­ное пись­мо и вы­яс­нить недо­ра­зу­ме­ния. 11 сен­тяб­ря 1692 го­да свя­той Фе­о­до­сий был тор­же­ствен­но хи­ро­то­ни­сан во ар­хи­епи­ско­па в Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

Об управ­ле­нии свя­ти­те­лем Фе­о­до­си­ем Чер­ни­гов­ской епар­хи­ей со­хра­ни­лось ма­ло све­де­ний. Осо­бен­ное вни­ма­ние свя­ти­тель об­ра­щал на про­буж­де­ние и под­дер­жа­ние в пастве ду­ха ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. С этой це­лью он за­бо­тил­ся о под­дер­жа­нии ста­рых и устрой­стве но­вых мо­на­сты­рей и хра­мов. В са­мом на­ча­ле его свя­ти­тель­ства по его бла­го­сло­ве­нию был со­здан Пе­че­ник­ский де­ви­чий мо­на­стырь, и он сам освя­тил храм этой оби­те­ли в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. В 1694 го­ду по его бла­го­сло­ве­нию был ос­но­ван Лю­бец­кий скит в двух вер­стах от Лю­бе­ча; в 1694 го­ду свя­ти­тель освя­тил в Дом­ниц­ком муж­ском мо­на­сты­ре храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а ле­том 1695 го­да – ве­ли­че­ствен­ный храм в честь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­стро­ен­ный на вер­шине го­ры Бол­дин­ской близ древ­не­го Ильин­ско­го мо­на­сты­ря. При свя­ти­те­ле Фе­о­до­сии в Чер­ни­гов­ской епар­хии за­ме­ча­ет­ся осо­бен­ный подъ­ем и уси­ле­ние ино­че­ства. Свя­ти­тель уде­лял так­же боль­шое вни­ма­ние ду­хо­вен­ству и был стро­го раз­бор­чив при вы­бо­ре кан­ди­да­тов свя­щен­ства. Он осо­бен­но по­кро­ви­тель­ство­вал чер­ни­гов­ским ду­хов­ным шко­лам, при­гла­шал в них из Ки­е­ва уче­ных мо­на­хов, сре­ди ко­то­рых был свя­той Иоанн (Мак­си­мо­вич), бу­ду­щий мит­ро­по­лит То­боль­ский, сде­лав­ший­ся впо­след­ствии по­мощ­ни­ком и пре­ем­ни­ком свя­ти­те­ля и устро­и­те­лем чер­ни­гов­ских ду­хов­ных школ. Стро­гая спра­вед­ли­вость в от­но­ше­нии к ду­хо­вен­ству и пастве, глу­бо­кое со­стра­да­ние, снис­хо­ди­тель­ность и хри­сти­ан­ское ми­ро­лю­бие бы­ли от­ли­чи­тель­ны­ми чер­та­ми де­я­тель­но­сти свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия. К нему ча­сто об­ра­ща­лись за по­мо­щью и со­ве­том не толь­ко пра­во­слав­ные, но и ли­ца дру­гих ис­по­ве­да­ний.

Но недол­го свя­ти­тель Фе­о­до­сии окорм­лял Чер­ни­гов­скую паст­ву. Чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, он вы­звал к се­бе в Чер­ни­гов на­мест­ни­ка Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, свя­то­го Иоан­на (Мак­си­мо­ви­ча) и воз­вел его из иеро­мо­на­ха в ар­хи­манд­ри­та Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря. В но­вом ар­хи­манд­ри­те он за­ра­нее го­то­вил се­бе пре­ем­ни­ка. 6 фев­ра­ля 1696 го­да свя­ти­тель Фе­о­до­сий скон­чал­ся и был по­гре­бен в Чер­ни­гов­ском ка­фед­раль­ном Бо­ри­со­глеб­ском со­бо­ре, за пра­вым кли­ро­сом, в осо­бо сде­лан­ном для то­го скле­пе. Впо­след­ствии его пре­ем­ник свя­ти­тель Иоанн (Мак­си­мо­вич) по­стро­ил над его гро­бом кир­пич­ный свод с хва­леб­ной над­пи­сью в сти­хах в бла­го­дар­ность за чу­дес­ное ис­це­ле­ние от тяж­кой бо­лез­ни. Осо­бое бла­го­дат­ное да­ро­ва­ние, ко­то­рое стя­жал свя­ти­тель Фе­о­до­сий, за­сви­де­тель­ство­ва­но его по­движ­ни­че­ской жиз­нью и со­кро­вен­ной по­мо­щью всем, воз­но­сив­шим ему мо­лит­вы.
Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия со­вер­ши­лось 9 сен­тяб­ря 1896 го­да.

Пре­по­доб­ный Фе­о­фан, ис­по­вед­ник и пост­ник, ро­дил­ся в се­мье языч­ни­ков. В юно­ше­стве Фе­о­фан уве­ро­вал во Хри­ста, кре­стил­ся и тай­но от ро­ди­те­лей языч­ни­ков ушел на го­ру Да­вис к стар­цу-от­шель­ни­ку, ко­то­рый под­ви­зал­ся там в те­че­ние 75 лет. По­движ­ник на­учил от­ро­ка чте­нию свя­щен­ных книг и пра­ви­лам ино­че­ско­го жи­тия. Через пять лет ста­рец умер, и свя­той Фе­о­фан про­вел в оди­но­че­стве в его пе­ще­ре 58 лет. За­тем он со­шел с го­ры и стал про­по­ве­до­вать ве­ру Хри­сто­ву сре­ди языч­ни­ков и мно­гих об­ра­тил в хри­сти­ан­ство. По при­ка­за­нию рим­ских им­пе­ра­то­ров Кар­ла (282–283) и его сы­но­вей Ну­ме­ри­а­на и Ка­ри­на (283–284) свя­той Фе­о­фан был схва­чен и под­верг­нут ис­тя­за­ни­ям. Свя­той ис­по­вед­ник му­же­ствен­но пе­ре­нес стра­да­ния и был от­пу­щен жи­вым. Воз­вра­тив­шись на го­ру, свя­той Фе­о­фан про­жил там еще 17 лет и мир­но скон­чал­ся (око­ло 300 г.).

Блаженный Никита жил в Константинополе и занимал должность хартулария (письмоводителя).

Называют его «сокровенным» потому, что, живя в миру, среди городской суеты, тайными подвигами благочестия достиг духовного совершенства и был великим угодником Божиим.

Его святая жизнь открылась при необыкновенных обстоятельствах. Два друга, некий священник и диакон Созонт, поссорились. Священник умер, и диакон очень скорбел, что они не успели помириться. Опытному старцу-подвижнику он рассказал о терзавшем его совесть грехе. Тот подал ему письмо и велел отдать его первому, кого Созонт встретит в полночь у храма Святой Софии, Премудрости Божией. Им оказался святой Никита-хартуларий. Прочитав письмо, он заплакал и сказал, что на него возлагается то, что превышает его силы, но молитвами старца, пославшего Созонта, он постарается это исполнить. Сотворив поклон перед церковными дверями, святой Никита сказал: «Господи, открой нам двери милости Твоей», – и двери храма сами собой открылись. Оставив диакона на пороге, святой Никита стал молиться, и Созонт видел, как его осиял чудный свет. Затем они вышли из храма, и двери закрылись. Подойдя к церкви Влахернской Божией Матери, святой Никита снова помолился и опять перед ними отверзлись двери. В храме стало светло, и из алтаря вышло два ряда священников, среди которых диакон Созонт узнал своего умершего друга.

Святой Никита тихо сказал: «Отче пресвитер, побеседуй с братом твоим, и прекратите вражду, которую вы имеете между собой». Тотчас священник и диакон Созонт поклонились друг другу, с любовью обнялись и примирились.

Священник ушел обратно, и двери сами собой затворились. Блаженный Никита сказал диакону: «Брат Созонт, спаси душу свою для себя и для моей пользы. Отцу же, пославшему тебя, скажи, что чистота его святых молитв и его упование на Бога могут и мертвых воздвигнуть». После этих слов блаженный Никита стал невидим для Созонта. Вернувшись к своему старцу-духовнику, диакон со слезами благодарил его за то, что, по его молитвам, великий сокровенный угодник Божий Никита-хартуларий снял грех с живого и мертвого.

Пре­по­доб­ный Онуф­рий Во­рон­ский про­сла­вил­ся свя­то­стью сво­ей жиз­ни и ино­че­ски­ми по­дви­га­ми во сла­ву Гос­по­да Бо­га. Скон­чал­ся он в 1789 го­ду.

Его про­слав­ле­ние бы­ло со­вер­ше­но Ру­мын­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, а 21 ав­гу­ста 2007 го­да его имя бы­ло вне­се­но в ме­ся­це­слов со­глас­но опре­де­ле­нию Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви

III Вселенский Собор
Тре­тий Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 431 г. в го­ро­де Ефе­се им­пе­ра­то­ром Фе­о­до­си­ем II Млад­шим.

События, предшествовавшие Собору
Со­бор был со­зван про­тив лже­уче­ния ар­хи­епи­ско­па Несто­рия Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, ко­то­рый нече­сти­во учил, буд­то Пре­свя­тая Де­ва Ма­рия ро­ди­ла про­сто­го че­ло­ве­ка Хри­ста, с Ко­то­рым по­том Бог со­еди­нил­ся нрав­ствен­но, оби­тал в Нем, как в хра­ме, по­доб­но то­му, как преж­де оби­тал в Мо­и­сее и дру­гих про­ро­ках. По­то­му и Са­мо­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста Несто­рий на­зы­вал бо­го­нос­цем, а не Бо­го­че­ло­ве­ком, а Пре­свя­тую Де­ву на­зы­вал хри­сто­ро­ди­цею, а не Бо­го­ро­ди­цею (по­дроб­нее см. Несто­ри­ан­ство).

Опре­де­лен­ное вре­мя это уче­ние рас­про­стра­ня­лось толь­ко как част­ное мне­ние в круж­ке лю­дей, за­ни­мав­ших­ся бо­го­слов­ски­ми во­про­са­ми, и по­то­му оно не встре­ча­ло опро­вер­же­ний и осуж­де­ний со сто­ро­ны Церк­ви. Но Несто­рий, став в 428 го­ду ар­хи­епи­ско­пом Кон­стан­ти­но­по­ля, за­те­ял сде­лать это уче­ние об­ще­цер­ков­ным. Ак­тив­ная про­по­ведь но­во­го уче­ния при­ве­ла к вол­не­ни­ям в Кон­стан­ти­но­по­ле. Несто­рия ста­ли об­ви­нять в ере­си Пав­ла Са­мо­сат­ско­го, так как бы­ло по­нят­но, что речь идет не толь­ко о на­зва­нии Де­вы Ма­рии Бо­го­ро­ди­цей, а о Ли­це Иису­са Хри­ста. Несто­рий стал пре­сле­до­вать сво­их про­тив­ни­ков и да­же осу­дил их на Кон­стан­ти­но­поль­ском со­бо­ре 429 г., но тем толь­ко уве­ли­чил чис­ло сво­их вра­гов, ко­то­рых и без то­го бы­ло мно­го по слу­чаю пред­при­ня­то­го им ис­прав­ле­ния нра­вов кли­ра. Ско­ро слух об этих спо­рах про­ник и в дру­гие церк­ви, и здесь на­ча­лись рас­суж­де­ния.

В Ан­тио­хии и Си­рии очень мно­гие при­ня­ли сто­ро­ну Несто­рия, по пре­иму­ще­ству ли­ца, вы­шед­шие из Ан­тио­хий­ско­го учи­ли­ща. Но в Алек­сан­дрии и Ри­ме уче­ние Несто­рия встре­ти­ло силь­ное про­ти­во­дей­ствие, оно бы­ло осуж­де­но в 430 го­ду на Рим­ском и Алек­сан­дрий­ском со­бо­рах.

Для пре­кра­ще­ния та­ко­го раз­до­ра меж­ду пред­сто­я­те­ля­ми зна­ме­ни­тых церк­вей и утвер­жде­ния пра­во­слав­но­го уче­ния им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II ре­шил­ся со­звать Все­лен­ский Со­бор. Несто­рий, чью сто­ро­ну в то вре­мя за­ни­мал Фе­о­до­сий, сам про­сил со­зы­ва Все­лен­ско­го Со­бо­ра, на­хо­дясь в убеж­де­нии, что его уче­ние, как пра­виль­ное, вос­тор­же­ству­ет.

История Собора
Фе­о­до­сий на­зна­чил со­бор в Ефе­се в са­мый день Пя­ти­де­сят­ни­цы 431 г. В Ефес при­бы­ли свт. Ки­рилл Алек­сан­дрий­ский с 40 еги­пет­ски­ми епи­ско­па­ми, Иуве­на­лий Иеру­са­лим­ский с па­ле­стин­ски­ми епи­ско­па­ми, Фирм, еп. Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской, Фла­виан Фес­са­ло­ни­кий­ский. При­был и Несто­рий с 10 епи­ско­па­ми и два выс­ших чи­нов­ни­ка, дру­зья Несто­рия. Пер­вый – Кан­ди­ди­ан – как пред­ста­ви­тель им­пе­ра­то­ра, вто­рой – Ири­ней – про­сто как рас­по­ло­жен­ный к Несто­рию. Не бы­ло толь­ко Иоан­на Ан­тио­хий­ско­го и пап­ских ле­га­тов. По про­ше­ствии 16 дней сро­ка, на­зна­чен­но­го им­пе­ра­то­ром для от­кры­тия со­бо­ра, Ки­рилл ре­шил­ся от­крыть со­бор, не до­жи­да­ясь от­сут­ству­ю­щих. Чи­нов­ник Кан­ди­ди­ан про­те­сто­вал про­тив это­го и по­слал до­нос в Кон­стан­ти­но­поль.

Открытие Собора. Низложение Нестория
Пер­вое за­се­да­ние бы­ло 22 июня в церк­ви Бо­го­ро­ди­цы. Несто­рия при­гла­ша­ли на со­бор три ра­за. Но в пер­вый раз он дал от­вет неопре­де­лен­ный, вто­рой раз от­ве­чал, что при­дет, ко­гда все епи­ско­пы съе­дут­ся, а в тре­тий – да­же не вы­слу­шал при­гла­ше­ния. То­гда со­бор ре­шил рас­смот­реть де­ло Несто­рия без него. Бы­ли про­чи­та­ны Ни­кео-Ца­ре­град­ский сим­вол, по­сла­ния к Несто­рию, ана­фе­ма­тиз­мы Ки­рил­ла и по­сла­ния Несто­рия к Ки­рил­лу, его бе­се­ды и про­чее.

От­цы на­шли, что по­сла­ния Ки­рил­ла за­клю­ча­ют в се­бе пра­во­слав­ное уче­ние и, на­про­тив, по­сла­ния и бе­се­ды Несто­рия – непра­во­слав­ное. По­том от­цы про­ве­ри­ли, как Несто­рий учит в на­сто­я­щее вре­мя, не от­ка­зал­ся ли он уже от сво­их мыс­лей. По сви­де­тель­ству епи­ско­пов, бе­се­до­вав­ших в Ефе­се с Несто­ри­ем, ока­за­лось, что он при­дер­жи­ва­ет­ся преж­них мыс­лей. На­ко­нец, бы­ли про­чи­та­ны из­ре­че­ния от­цов Церк­ви, пи­сав­ших о Ли­це Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Здесь то­же Несто­рий про­ти­во­ре­чит им. При­няв все это во вни­ма­ние, от­цы Ефес­ско­го со­бо­ра при­зна­ли уче­ние Несто­рия ере­ти­че­ским и опре­де­ли­ли ли­шить его са­на и от­лу­чить от цер­ков­но­го об­ще­ния. Под при­го­во­ром под­пи­са­лось 200 епи­ско­пов, и пер­вое за­се­да­ние кон­чи­лось.

В тот же день со­бор в Ефе­се объ­явил о низ­ло­же­нии Несто­рия и по­слал уве­дом­ле­ние об этом кли­ру в Кон­стан­ти­но­по­ле. Ки­рилл еще от се­бя на­пи­сал пись­ма епи­ско­пам и на­сто­я­те­лю Кон­стан­ти­но­поль­ско­го мо­на­сты­ря ав­ве Дал­ма­ту. Вско­ре бы­ли от­прав­ле­ны и ак­ты со­бо­ра им­пе­ра­то­ру. Несто­рию был объ­яв­лен при­го­вор на дру­гой день по­сле за­се­да­ния. Он, ко­неч­но, его не при­нял и в до­не­се­нии им­пе­ра­то­ру жа­ло­вал­ся на непра­виль­ные, буд­то бы, дей­ствия со­бо­ра, об­ви­нял осо­бен­но Ки­рил­ла и Мем­но­на и про­сил им­пе­ра­то­ра или пе­ре­ве­сти со­бор в дру­гое ме­сто, или дать ему воз­мож­ность бла­го­по­луч­но воз­вра­тить­ся в Кон­стан­ти­но­поль, по­то­му что, по его сло­вам, его жиз­ни угро­жа­ет опас­ность.

Альтернативный собор сторонников Нестория. Низложение Кирилла
Меж­ду тем в Ефес при­был Иоанн I Ан­тио­хий­ский с 33 сир­ски­ми епи­ско­па­ми. От­цы со­бо­ра его уве­до­ми­ли, чтобы он не вхо­дил в об­ще­ние с осуж­ден­ным Несто­ри­ем. Но Иоанн был не до­во­лен ре­ше­ни­ем де­ла не в поль­зу Несто­рия, и по­то­му, не вхо­дя в об­ще­ние с Ки­рил­лом и его со­бо­ром, со­ста­вил свой со­бор с Несто­ри­ем и при­е­хав­ши­ми епи­ско­па­ми. К Иоан­ну при­мкну­ло несколь­ко епи­ско­пов, быв­ших на со­бо­ре св. Ки­рил­ла. На со­бор Иоан­на так­же при­был им­пе­ра­тор­ский упол­но­мо­чен­ный. Со­бор Иоан­на при­знал осуж­де­ние Несто­рия неза­кон­ным и на­чал суд над Ки­рил­лом, Мем­но­ном и дру­ги­ми епи­ско­па­ми, осу­див­ши­ми Несто­рия. Ки­рил­лу бы­ло неспра­вед­ли­во по­став­ле­но в ви­ну, меж­ду про­чим, что уче­ние, из­ло­жен­ное в его ана­фе­ма­тиз­мах, сход­но с нече­сти­ем Ария, Апол­ли­на­рия и Ев­но­мия. И вот со­бор Иоан­на осу­дил и низ­ло­жил Ки­рил­ла и Мем­но­на, от­лу­чил от цер­ков­но­го об­ще­ния, впредь до рас­ка­я­ния, про­чих епи­ско­пов, осу­див­ших Несто­рия, до­нес обо всем в Кон­стан­ти­но­поль им­пе­ра­то­ру, кли­ру и на­ро­ду, про­ся им­пе­ра­то­ра утвер­дить низ­ло­же­ние Ки­рил­ла и Мем­но­на.

Император в затруднении
Фе­о­до­сий, ко­то­рый по­лу­чил, кро­ме до­не­се­ний Ки­рил­ла, Несто­рия и Иоан­на, еще до­не­се­ние Кан­ди­ди­а­на, не знал, как по­сту­пить в этом слу­чае. На­ко­нец, он рас­по­ря­дил­ся, чтобы все по­ста­нов­ле­ния со­бо­ров Ки­рил­ла и Иоан­на бы­ли уни­что­же­ны и чтобы все епи­ско­пы, при­быв­шие в Ефес, со­бра­лись вме­сте и по­кон­чи­ли спо­ры мир­ным об­ра­зом. Ки­рилл не мог со­гла­сить­ся с та­ким пред­ло­же­ни­ем, так как на его со­бо­ре бы­ло вы­не­се­но пра­виль­ное ре­ше­ние, а Иоанн Ан­тио­хий­ский пред­став­лял дей­ствия сво­е­го со­бо­ра пра­виль­ны­ми, о чем оба до­но­си­ли в Кон­стан­ти­но­поль.

По­ка ве­лась эта пе­ре­пис­ка, Со­бор под пред­се­да­тель­ством Ки­рил­ла про­дол­жал свои за­се­да­ния, ко­то­рых бы­ло семь. На вто­ром за­се­да­нии бы­ло про­чи­та­но по­сла­ние па­пы Ке­ле­сти­на, при­ве­зен­ное толь­ко те­перь при­быв­ши­ми ле­га­та­ми, и при­зна­но бы­ло вполне пра­во­слав­ным; в тре­тьем – рим­ские ле­га­ты под­пи­са­ли осуж­де­ние Несто­рия; в чет­вер­том – Ки­рилл и Мем­нон, непра­виль­но осуж­ден­ные Иоан­ном (ко­то­рый не явил­ся на при­гла­ше­ние явить­ся на за­се­да­ние) бы­ли оправ­да­ны; в пя­том – Ки­рилл и Мем­нон для опро­вер­же­ния об­ви­не­ний, воз­ве­ден­ных на них Иоан­ном, осу­ди­ли ере­си Ария, Апол­ли­на­рия и Ев­но­мия, а Со­бор от­лу­чил от цер­ков­но­го об­ще­ния са­мо­го Иоан­на и си­рий­ских епи­ско­пов; в ше­стом – за­пре­ще­но на бу­ду­щее вре­мя из­ме­нять что-ли­бо в Ни­кео-Ца­ре­град­ском Сим­во­ле или вме­сто него со­став­лять дру­гие, на­ко­нец, в седь­мом – Со­бор за­нял­ся ре­ше­ни­ем част­ных во­про­сов по раз­гра­ни­че­нию епар­хий. Все со­бор­ные ак­ты бы­ли по­сла­ны им­пе­ра­то­ру для утвер­жде­ния.

Те­перь Фе­о­до­сий на­хо­дил­ся в еще боль­шем за­труд­не­нии, чем преж­де, по­то­му что непри­язнь меж­ду Со­бо­ром и сто­рон­ни­ка­ми Иоан­на уве­ли­чи­лась в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни. А вель­мо­жа Ири­ней, при­быв­ший в сто­ли­цу из Ефе­са, силь­но дей­ство­вал при дво­ре в поль­зу Несто­рия. Епи­скоп Ака­кий Бер­рий­ский по­дал им­пе­ра­то­ру со­вет, уда­лив от со­бор­ных рас­суж­де­ний Ки­рил­ла, Мем­но­на и Несто­рия, по­ру­чить всем осталь­ным епи­ско­пам пе­ре­смот­реть вновь де­ло Несто­рия. Им­пе­ра­тор так и по­сту­пил. Он по­слал в Ефес чи­нов­ни­ка, ко­то­рый взял под стра­жу Ки­рил­ла, Мем­но­на и Несто­рия, и на­чал при­нуж­дать к со­гла­сию про­чих епи­ско­пов. Но со­гла­ше­ния не по­сле­до­ва­ло.

Защита Православия аввой Далматом. Император утверждает определение Собора
Меж­ду тем св. Ки­рилл на­шел слу­чай из-под стра­жи на­пи­сать кли­ру и на­ро­ду кон­стан­ти­но­поль­ско­му, а так­же ав­ве Дал­ма­тию о про­ис­хо­дя­щем в Ефе­се. Ав­ва Дал­ма­тий со­брал ино­ков кон­стан­ти­но­поль­ских мо­на­сты­рей и вме­сте с ни­ми при мно­го­чис­лен­ном сте­че­нии на­ро­да, с пе­ни­ем псал­мов, с го­ря­щи­ми све­тиль­ни­ка­ми, от­пра­вил­ся ко двор­цу им­пе­ра­то­ра. Вой­дя во дво­рец, Дал­ма­тий про­сил им­пе­ра­то­ра, чтобы пра­во­слав­ные от­цы бы­ли осво­бож­де­ны из за­клю­че­ния и чтобы бы­ло утвер­жде­но опре­де­ле­ние со­бо­ра от­но­си­тель­но Несто­рия.

По­яв­ле­ние зна­ме­ни­то­го ав­вы, 48 лет не вы­хо­див­ше­го из сво­е­го мо­на­сты­ря, про­из­ве­ло силь­ное впе­чат­ле­ние на им­пе­ра­то­ра. Он обе­щал утвер­дить ре­ше­ние со­бо­ра. За­тем в церк­ви, ку­да от­пра­вил­ся ав­ва Дал­ма­тий с ино­ка­ми, на­род от­кры­то про­воз­гла­сил ана­фе­му Несто­рию. Та­ким об­ра­зом ко­ле­ба­ния им­пе­ра­то­ра кон­чи­лись. Оста­ва­лось толь­ко при­ве­сти сир­ских епи­ско­пов в со­гла­сие с со­бо­ром. Для это­го им­пе­ра­тор при­ка­зал спо­ря­щим сто­ро­нам вы­брать по 8 де­пу­та­тов и при­слать их в Хал­ки­дон для вза­им­ных рас­суж­де­ний в при­сут­ствии им­пе­ра­то­ра. В эту де­пу­та­цию со сто­ро­ны пра­во­слав­ных во­шли два рим­ских ле­га­та и епи­скоп Иуве­на­лий Иеру­са­лим­ский. Со сто­ро­ны за­щит­ни­ков Несто­рия – Иоанн Ан­тио­хий­ский и Фе­о­до­рит Кир­ский. Но и в Хал­ки­доне не бы­ло до­стиг­ну­то со­гла­ше­ние, несмот­ря на за­бо­ты Фе­о­до­сия. Пра­во­слав­ные тре­бо­ва­ли, чтобы сир­ские епи­ско­пы под­пи­са­ли осуж­де­ние Несто­рия, а сир­ские не со­гла­ша­лись и не хо­те­ли при­ни­мать, как они вы­ра­жа­лись, дог­ма­тов Ки­рил­ла (ана­фе­ма­тиз­мов). Так де­ло и оста­лось нере­шен­ным. Впро­чем, Фе­о­до­сий те­перь пе­ре­шел ре­ши­тель­но на сто­ро­ну пра­во­слав­ных епи­ско­пов. По окон­ча­нии хал­ки­дон­ско­го со­ве­ща­ния он из­дал указ, в ко­то­ром при­ка­зал всем епи­ско­пам воз­вра­тить­ся на свои ка­фед­ры, в том чис­ле и Ки­рил­лу, а Несто­рия еще преж­де уда­лил в Ан­тио­хий­ский мо­на­стырь, из ко­то­ро­го он преж­де был взят на кон­стан­ти­но­поль­скую ка­фед­ру. Пре­ем­ни­ком Несто­рия пра­во­слав­ные епи­ско­пы по­ста­ви­ли Мак­си­ми­ли­а­на, из­вест­но­го сво­ей бла­го­че­сти­вой жиз­нью.

После Собора. Восточный раскол и примирение 433 г.
Во­сточ­ные епи­ско­пы во гла­ве с Иоан­ном Ан­тио­хий­ским, от­прав­ля­ясь из Хал­ки­до­на и Ефе­са на свои ка­фед­ры, по до­ро­ге со­ста­ви­ли два со­бо­ра, один в Тар­се, на ко­то­ром сно­ва осу­ди­ла Ки­рил­ла и Мем­но­на, и дру­гой в Ан­тио­хии, на ко­то­ром со­ста­ви­ли свое ис­по­ве­да­ние ве­ры. В этом ис­по­ве­да­нии бы­ло ска­за­но, что Гос­подь Иисус Хри­стос – со­вер­шен­ный Бог и со­вер­шен­ный че­ло­век и что на ос­но­ва­нии нес­лит­но­го в Нем един­ства Бо­же­ства и че­ло­ве­че­ства Пре­свя­тая Де­ва Ма­рия мо­жет быть на­зва­на Бо­го­ро­ди­цей. Та­ким об­ра­зом, во­сточ­ные от­цы от­сту­пи­ли от сво­их несто­ри­ан­ских воз­зре­ний, но от ли­ца Несто­рия не от­ка­за­лись, по­че­му раз­де­ле­ние меж­ду ни­ми и Ки­рил­лом про­дол­жа­лось. Им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий не те­рял все-та­ки на­деж­ды при­ми­рить церк­ви и по­ру­чил ис­пол­нить это сво­е­му чи­нов­ни­ку Ари­сто­лаю. Но толь­ко Пав­лу, епи­ско­пу Эмес­ско­му, уда­лось при­ми­рить от­цов сир­ских с алек­сан­дрий­ски­ми. Он убе­дил Иоан­на Ан­тио­хий­ско­го и дру­гих сир­ских епи­ско­пов со­гла­сить­ся на осуж­де­ние Несто­рия, а Ки­рил­ла Алек­сан­дрий­ско­го – под­пи­сать Ан­тио­хий­ское ис­по­ве­да­ние ве­ры. Ки­рилл, ви­дя, что это ис­по­ве­да­ние пра­во­слав­ное, под­пи­сал его, но не от­ка­зал­ся и от сво­их ана­фе­ма­тиз­мов. Та­ким об­ра­зом мир был вос­ста­нов­лен лишь в 433 го­ду. С Ан­тио­хий­ским ис­по­ве­да­ни­ем ве­ры, как с пра­во­слав­ным, бы­ла со­глас­на вся Все­лен­ская Цер­ковь и оно по­лу­чи­ло зна­че­ние точ­но­го ис­по­ве­да­ния ве­ры древ­не­пра­во­слав­но­го уче­ния об об­ра­зе со­еди­не­ния в Гос­по­де Иису­се Хри­сте двух естеств и их вза­им­ном от­но­ше­нии. Им­пе­ра­тор утвер­дил это ис­по­ве­да­ние и при­нял окон­ча­тель­ное ре­ше­ние от­но­си­тель­но Несто­рия. Он был со­слан в 435 г. в один оа­зис в еги­пет­ских пу­сты­нях.

Решения Собора
На Со­бо­ре бы­ло из­ло­же­но во­семь пра­вил. Из них, кро­ме осуж­де­ния несто­ри­ан­ской ере­си, важ­но – пол­ное за­пре­ще­ние не толь­ко со­став­лять но­вый, но да­же до­пол­нять или со­кра­щать, хо­тя бы од­ним сло­вом, Сим­вол, из­ло­жен­ный на двух пер­вых Все­лен­ских Со­бо­рах.

Вме­сте с за­блуж­де­ни­я­ми Несто­рия бы­ла осуж­де­на и по­явив­ша­я­ся на за­па­де пе­ла­ги­ан­ская ересь. Осуж­де­ние ере­си Пе­ла­гия бы­ло про­из­не­се­но еще в 418 го­ду на По­мест­ном Со­бо­ре в Кар­фа­гене и толь­ко бы­ло под­твер­жде­но Тре­тьим Все­лен­ским Со­бо­ром.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites