Архимандрит Георгий (Капсанис) Благодатные люди

Архимандрит Георгий (Капсанис)

Архимандрит Георгий (Капсанис) Благодатные люди

Предлагаем ва материала. Первый представляет собой беседу отца Георгия с радиослушателями, записанную на радиостанции Элладской Церкви 14 марта 1993 года.

Отец Константин попросил меня рассказать о благодатных людях, которые есть на Святой Горе. Прежде всего, я хотел бы сказать, что благодатны все христиане, потому что все христиане имеют благодать святого Крещения. Благодатны и монахи, потому что помимо благодати святого Крещения они имеют и благодать ангельского образа. Конечно, проблема в том, что из-за наших страстей мы утаиваем эту благодать, как таится огонь под пеплом, и его не видно. Но когда с помощью нашего покаяния, наших упражнений, нашего духовного подвига и молитвы мы постепенно изгоняем страсти, то пепел страстей потихоньку оседает, и огонь Божественной благодати, который горит внутри нас, выходит наружу. Вот в тех людях, которые подвизаются таким образом, и выходит наружу благодать Божия. Вот такие люди благодатны, и это видно.

Церковь Божия всегда имела благодатных людей. Эти благодатные люди всегда были «солью земли». Они являли благодать миру. Они дарили смысл и радость и людям, и тому времени, в которое жили. Но и после своего успения они по присущей им благодати продолжают утешать людей и помогать им. Святой Григорий Палама, память которого мы сегодня празднуем, говорит, что Божественная благодать осеняет, прежде всего, души святых, а из их душ передается их телам. А когда они умирают, остается в их мощах и в их гробницах, на их иконах и в освященных в их честь храмах. Это благодать Божия жива на ликах святых и впоследствии сохраняется на всем, что с ними связано. Поэтому мы, православные, поклоняемся святым мощам, святым иконам, священным храмам, поскольку все это несет в себе благодать Божию, которую имели Божия Матерь и святые.

Теперь я перейду к конкретному вопросу отца Константина о благодатных людях на Святой Горе. Я хотел рассказать вам и о своем собственном опыте, и об опыте многих паломников, посещающих Святую Гору. На Афоне мы встречаем наших благодатных братьев (и это то, что дает покой и паломникам на Святую Гору). Разумеется, под «благодатными» братьями мы не подразумеваем тех, кто совершает чудеса и знамения, но тех, кто стяжал мир в душе, любовь и смирение.

За время моего пребывания на Святой Горе Бог сподобил меня узнать благодатных людей и получить от них духовную пользу. Я должен сказать, что монахи Святой Горы, особенно те, кто подвизался долгие годы, имеют некоторые общие свойства, которые, по крайней мере, на меня произвели большое впечатление. Первое свойство заключается в том, что они не имеют никакого уважения к себе, не имеют к себе доверия и почтения за свою добродетельную жизнь. Они изрядно упражняются и подвизаются, но считают, что ничего не сделали и уповают на то, что будут спасены лишь по милости Божией.

Один такой монах почил в одном из скитов на Святой Горе от неизлечимой болезни довольно молодым. Он знал, что страдает от неизлечимой болезни и знал, что умирает. Это был хороший монах-подвижник. Незадолго до кончины его спросил более молодой брат: «Отче, ты уже уходишь. Я бы хотел, чтобы ты сказал мне что-то из своего опыта на пользу моей душе». И тот умирающий монах сказал ему следующее: «Знаешь, брат, я подвизался в своей жизни и в постах, и в молитвах, и в бдениях, и в послушании, и по благодати Божией насколько мог, пытался хранить монашеские обеты. Но теперь я не надеюсь на все это. Единственное, на что я уповаю, это на Кровь Распятого». То есть, он имел в виду милость Божию.

И вот это есть первое характерное свойство всех благодатных монахов на Святой Горе, что они не надеются на себя, на свои упражнения и подвиги, но на благодать Божию. Я знал отцов, которые провели на Святой Горе 60-70 лет, которые строго подвизались, но когда ты их спрашивал об их жизни, они говорили: «Прошла моя жизнь, а я так и не сделал ничего хорошего, у меня нет ни одной добродетели, и я не принес за все это время никакого плода».

Я вспоминаю старца Авксентия, который почил в возрасте 90 лет, около десяти лет тому назад. Это был очень добродетельный и святой монах. Как-то (это было Пасхальное воскресенье) в монастырь должны были придти отцы и миряне-паломники, которых было довольно много, чтобы причаститься Пречистых Таин. Перед Божественным Причащением, стоя в Царских вратах, я обратился к нашим братьям-мирянам: «Я прошу подходить тех, кто исповедался и подготовился. А тот, кто не готовился, пускай до Причастия исповедуется». Отец Авксентий (он был слепым) решил, что я говорил это монахам. Он стоял первым в чреде отцов (он был самым старшим, пришел в монастырь в 1917 году) и ждал своей очереди, чтобы причаститься. И вот он решил, что я просил, чтобы и отцы исповедовались. И он стал исповедоваться прямо перед всеми. И что это была за исповедь? «Я плаваю в море суеты. Ничего я не сделал в моей жизни. Не знаю, ни где я нахожусь, ни куда иду», – говорил он и испрашивал милости Божией. Это смирение всегда было свойственно отцу Авксентию. Поэтому всякий раз, когда мы спрашивали у него совета, он избегал что-либо нам отвечать, говорил только: «Молитва. Молитва. Говорите: “Господи, Иисусе Христе!”». И: «Читайте “Эвергетинос” (сборник душеполезных чтений, составленный в XI веке монахом Павлом из Эвергетидского монастыря в Константинополе, переработан и дополнен в XVIII веке преподобным Никодимом Святогорцем. – Прим.перев.)». Он скрывал свои добродетели и большое духовное знание и мудрость, которые имел. Он жил всю жизнь по-настоящему сокровенно от глаз других отцов, которые, хотя и жили в соседних с ним кельях, не подозревали о великих упражнениях и подвигах отца Авксентия. У нас есть достоверная информация о том, что отец Авксентий был удостоен каждодневно созерцать нетварный Свет. Это, конечно, нечто потрясающее, но это происходило, а мы уверены, что происходило, потому что отец Авксентий имел предпосылки к тому, чтобы быть в состоянии достигнуть боговидения. Вот это то, что лично меня потрясает: смирение отцов Святой Горы, которые считают себя ничем, «нулем», как говорит святой Никодим Святогорец.
Есть в нашем монастыре и другой монах, ему 97 лет. Он пришел в монастырь в 1924 году, был послушником приснопамятного прозорливого и святого игумена Григориата отца Афанасия. И сам он очень добродетельный старец, я не назову его имени, потому что он жив (речь идет об отце Исихии, когда записывалось это интервью, он был еще жив. – Прим. перев.). Я помню, как однажды сказал ему, что он так много совершил подвигов, а он ответил: «Ничего я не сделал. Вся моя жизнь прошла в пустословии». Он не считал себя достойным даже того, чтобы мы сварили чашечку кофе для него. Если мы готовим кофе для кого-то другого, пускай и для него, но для него одного – «нет». Он никогда ничего не просил. За столько лет, сколько я уже в монастыре, он никогда не попросил для себя даже рясы, ни подрясника и ничего иного. Он ходит во всем ветхом и этим доволен. Единственное, о чем он сожалеет, это то, что не может выполнять послушание и, по его словам, «даром ест хлеб». Этот старчик, наделенный таким глубоким смирением, имеет большую благодать и большой мир в душе. Когда миряне-христиане приходят, чтобы его увидеть – кажется, что Бог его извещает – они еще не успеют ему рассказать что-то и задать конкретные вопросы, он говорит им то, что каждый имеет духовную нужду узнать.

Другой монах, который жил в нашем монастыре и почил несколько лет тому назад, отец Ефрем, тоже имел это глубокое смирение. Как-то он, больной, находился в больнице «Феагенио» в Салониках. Там я навестил его. Когда я приблизился к его кровати, он поднял свои ручки и сказал мне: «Иди сюда, Геронда, я хочу исповедоваться». Он начал исповедоваться прямо при всех. Все больные слушали его исповедь, а старчик делал это в простоте сердечной, ему не пришло в голову, что другие слышат его. «Я хочу, чтобы ты меня простил, Геронда», – сказал он, – «потому что я тебя огорчал». «Ты меня не огорчил», – ответил я, – «скорее это я тебя огорчал, потому что бываю немного строг». А он говорит: «Ты это делал ради моего спасения, а я тебя беспокоил из-за своих страстей. А ты именно так и должен был поступать со мной». Тогда я повернулся и обратился к мирянам, которые все слышали: «Вы видите, какое смирение имеет отец Ефрем и что он говорит?!» Тогда отец Ефрем обернулся и сказал им: «Братья мои, я исповедую вам, я не имею никакой добродетели. За столько лет на Святой Горе я не сделал ничего. Я прошу вас, помолитесь о моем спасении». И тогда все миряне пришли в умиление и начали плакать, видя смирение монаха, который был рядом с ними, ибо они видели, сколь он добродетелен и терпелив. Один юноша из работников больницы, присутствовавший при этом, перекрестился и сказал: «Слава Богу, что существует Святая Гора».

Итак, то свойство, о котором я свидетельствую на основании своего личного опыта на Святой Горе, это глубокое смирение всех отцов, которые считают себя никчемными. И это не притворное, не показное смирение. Это подлинное смирение, это действительно их мнение о себе: что в самом деле они не имеют добродетелей и не принесли никакого духовного плода в монашестве. При этом они имеют мир в душе и не страшатся смерти, потому что их совесть извещает их – несмотря на ощущение собственной духовной нищеты – о том, что они имеют благодать и милость Божию.

Скажу еще об одном, о том, что произвело на меня впечатление на Святой Горе (а, вероятно, и на вас, тех, кто бывал на Святой Горе). Это то, что отцы не безлики, они не все на одно лицо – каждый из них имеет свои собственные черты, свою неповторимую личность. И добродетели каждого из них, и поведение, и весь подвиг несут на себе отпечаток его личности. Они никогда не желают показывать, что имеют добродетели. Напротив, они запросто демонстрируют свои случайные оплошности, вплоть до того, что миряне, видя огрехи монахов, соблазняются. Но это их не заботит, потому что они хотят показать то, что есть, они не хотят показывать того, чего на самом деле нет. То есть, существует такой подлинный и истинный дух у отцов Святой Горы.

Недавно мне рассказали об одном монахе, великом постнике и великом подвижнике: он может на протяжении многих дней питаться маковой росинкой, а когда приходит в Карьес, он идет в таверну и пьет пиво. Он это делает для того, чтобы казалось, чтобы у людей сложилось впечатление, что он нерадивый и невоздержанный монах, который не подвизается. Так он пускает людям пыль в глаза, чтобы скрыть от них свои многодневные посты и свой великий подвиг.

Конечно же, вы слышали о юродивых ради Христа. Есть и на Святой Горе у некоторых из монахов такое юродство. Поэтому не стоит поспешно делать выводы о монахах, которые у нас на глазах вытворяют вещи немного чудаковатые или, на первый взгляд, производят впечатление людей недобродетельных, потому что это может происходить ради того, чтобы сокрыть добродетель и великие подвиги, которые вершат эти монахи.

Разумеется, благодатные отцы Святой Горы – это не только те, которых знает мир благодаря их великой добродетели, их рассуждению, их дару прозорливости, но и другие отцы, не известные так широко. И они благодатны, и они подвизаются, плачут, каются непрестанно в своих грехах, в грехах всего мира. Постепенно они получают благодать от Бога, и Бог удостаивает их поистине христианской кончины. За то время, которое Господь сподобил меня быть на Святой Горе, я видел успение 15-ти отцов. На меня произвело впечатление, что у всех этих отцов была очень хорошая смерть, хотя как люди, может, они и не были лишены каких-то слабостей. Господь удостоил их уйти из жизни в полнейшем мире, исповедании грехов и покаянии. А некоторые из них даже предвидели свой конец. Это утешает и нас, более молодых, что Бог тем, кто подвизается, действительно дарует Свою благодать и удостаивает их с миром уйти из этой жизни, уйти в благодати, и так перейти в жизнь вечную, туда, где нас ожидает Христос, Божия Матерь и святые.
Благодатные отцы-святогорцы и свои тела оставляют на погостах Святой Горы. Их кости часто благоухают. Так было и в нашем монастыре во время ремонтных работ в монастырской костнице. Эта костница располагается снизу под кладбищенским храмом Всех Святых, в котором мы служим по субботам. Каждую пятницу вечером совершается панихида, за которой поминаются имена всех усопших отцов. Под этой часовней упокоеваются их кости. Когда в костнице шла реставрация, кости перенесли в часовню. В тот период всякий, кто входил в кладбищенский храм, ощущал, как его обволакивает насыщенное благоухание.

Перевод с новогреческого выполнен по журналу «Святой Григорий» («Ο Όσιος Γρηγόριος»), издаваемому братией монастыря Григориат на Святой Горе Афон.

http://www.isihazm.ru/?id=384&sid=1&iid=2904

8 июня вспоминаем архимандрита Георгий Капсаниса



Приснопамятный архимандрит Георгий Капсанис отошел ко Господу ранним утром 8 июня 2014 года, в день Святой Троицы. Один из величайших богословов и церковных деятелей XX столетия отказался от мирской карьеры и состояния и безраздельно посвятил себя служению Церкви, сыграв ключевую роль в возрождении афонского монашества. Отец Георгий привел ко Христу огромное число людей. Среди его духовных чад были епископы, священники, монахи и монахини, известные ученые, военные, политики, люди всех возрастов, достатка и социального положения.



Георгий Капсанис родился в Афинах в семье образованных и благочестивых родителей. С юных лет он подружился с митрополитом Лимносским, выдающимся церковным историком о. Василием Атесисом. Любовь владыки к науке и пример его благочестивой жизни вдохновили Георгия последовать по его стопам. Он с отличием окончил Богословский факультет Афинского университета, после чего продолжил свое обучение за рубежом.

Вернувшись в Афины о. Георгий преподавал в Университете на кафедре пастырского богословия и канонического права. В 1969 году он получил степень кандидата богословия после защиты диссертации «Пастырская забота Церкви о заключённых». Георгий Капсанис был одним из первых преподавателей, который рассматривал богословие исключительно как опытную святоотеческую дисциплину, полностью отвергнув схоластический позитивизм.

По словам одного из учеников о. Георгия, митрополита Фиотидского Николая, - “другие преподаватели давали нам только сухие знания, а Георгий Капсанис погрузил нас в литургический и церковный опыт, за что все студенты были ему очень благодарны”.



Параллельно с преподавательской деятельностью Георгий Капсанис основал общество «Пантократор» в одном из районов города Афины. Он организовывал различные духовно-просветительские мероприятия, богословские конференции, лекции для юношества.
К 1970 году отец Георгий практически закончил написание докторской диссертации «Пастырское служение по священным канонам». Перед ним открылись перспективы блестящей научной карьеры, однако мирская слава не привлекала талантливого ученного.
В 1972 году Афинский архиепископ Иероним предложил известным ученым-богословам стать священнослужителями и потрудиться на благо Православной Церкви. Одним из первых на этот призыв откликнулся монахолюбивый и благочестивый преподаватель Университета Георгий Капсанис.

Вспоминает близкий друг Георгия Капсаниса митрополит Навпактский Иерофей (Влахос): “Однажды он сказал мне, что принял решение стать священником под впечатлением от разговора с иностранным ученным, который удивился, как мирянин может заниматься вопросами пастырского богословия”.



Осенью 1972 года отец Георгий был пострижен в монахи Афинским архиепископом в монастыре Успения Пресвятой Богородицы Пендели. В воскресение второй недели Великого Поста был рукоположен во диакона, а затем в Лазареву Субботу пресвитера.
Вскоре были пострижены в монашество духовные чада о. Георгия Капасаниса – отец Паисий из Козани и отец Мелетий из города Лариса (ныне епископ Катангский (Александрийская Православная Церковь)).

По приглашению митрополита Халкидского Николая в конце 1972 г. о.Георгий отправился на остров Эвбея, где принял на себя труды по возрождению знаменитого в прошлом монастыря святого Георгия Армас.



Вскоре он получил сан архимандрита, а 8 апреля 1973 г. состоялось его игуменское поставление. Годы пребывания о. Георгия на Эвбее стали периодом настоящего духовного расцвета для острова. Монастырь Святого Георгия Армас не только возродился из руин, но и стал крупнейшим просветительским и литургическим центром. На богослужения в обители стекалась молодежь со всей Греции, множество нецерковных людей после беседы с отцом Георгием обратились ко Христу. Были построены новые братские корпуса и отреставрирован соборный храм Армасского монастыря.

Отец Георгий подобрал братию из шести монахов: Павла (ныне митрополита Сиатисты), Панарета, Мелетия, Тимофея, Нектария, Симеона, Никодима и Григория.

8 июля 1974 году монашеская община отца Георгия в полном составе переселилась на Святую Гору Афон. Через несколько дней братия пригласила их в монастырь Григориат, 26 июля того же года архимандрит Георгий был избран игуменом этой обители.



Вспоминает митрополит Иерофей (Влахос): «В 1970 годы наблюдался массовый приход монашеских братств из Элладской Церкви на Святую Гору. В связи с этим некоторые пожилые монахи опасались возможного обмирщения Афона. Однако, отец Ефрем Филофейский сказал мне, что не боится за отца Георгия. Он выразил уверенность, что тот легко приспособиться к Святой Горе, так как обладает смиренным духом и не боится советоваться с опытными монахами и игуменами».



Трудами отца Георгия Григориат из небольшой угасающей обители превратился в образцовый монастырь и один из главных духовных центров православного мира.

Григориат начал вести активную издательскую деятельность. Особую популярность у читателей получили труды самого отца Георгия. Они были переведены и изданы в десятках стран, приведя множество людей к Православию.

На русский язык переведен один из важнейших трудов о. Георгия «Пастырское служение по священным канонам» (М: Святая Гора, 2006). Этот основанный на святоотеческом учении богословский труд, в полноте раскрывает и обосновывает необходимость осуществлять духовничество, руководствуясь священными канонами. По словам профессора Канонического права Константина Муратидиса “Пастырское служение” – это уникальное произведение, “зрелый духовный плод” и “важнейший вклад в сокровищницу православной мысли”. Владыка Иерофей (Влахос) признается, что “прибегает к этой книге всякий раз когда сталкивается с пастырскими и каноническими затруднениями”.

С середины 1970-х годов братия Григориата под руководством игумена Георгия осуществляла миссионерскую деятельность в Колвези (Заир, с 1997 Демократическая Республика Конго). Был построен интернат для мальчиков, открыто 55 приходов, крещено более 2000 коренных африканцев.


Особое попечение отец Георгий оказывал наркозависимым молодым людям. В Григориате была создана специальная реабилитационная программа, благодаря которой от наркотической зависимости избавились сотни молодых людей.

Отец Георгий окормлял несколько женских монастырей, духовно руководил сестрами и оказывал им материальную поддержку.
С 1996 года стал выходить ежегодный журнал «Преподобный Григорий», в котором публиковались проповеди игумена, исторические и агиографические статьи, материалы по таким проблемам, как экуменизм, глобализация, экспансивная политика США. Отец Георгий сотрудничал и с другими изданиями (в частности, популярным журналом “Паракатафики”).



Перу Георгия Капсаниса принадлежат десятки произведений, вошедших в золотой фонд православной книжности: «Опыт познания благодати Божией, «Подвиг во Христе в наше время отступничества от Бога», «Православие и гуманизм — православие и папизм», «Крест Христов и его значение в нашей жизни», «Молитва Господня», «Православное монашество и Святая Гора», «Вопросы экклезиологии и пастырства», «Бог явился во плоти: Рождественские проповеди», «Евхаристическая жизнь», «Воскресение Христово видевше», «Святой Григорий Палама – учитель обожения», «Кризис богословия и экуменизм в Америке».

Наибольшую известность приобрел труд о. Георгия «Обожение как смысл человеческой жизни». Под впечатлением от прочтения этой книги в Православие обратилось множество людей.

Монастырь Григориат трудами о. Георгия Капсаниса стал настоящим центром подготовки православных богословов и церковных писателей. Защитниками Православного Предания стали многие ученики старца Георгия. Они регулярно выступают перед мирянами, издают духовно-просветительскую литературу (http://www.agionoros.ru/docs/251.html).

Отец Георгий пользовался огромным авторитетом в догматических вопросах. Его критическая позиция относительно экуменического диалога, католического богословия, еретических течений была лишена поверхностности и тенденциозности. Все труды отца Георгия (от небольших статей до фундаментальных исследований) были построены на богатой источниковой базе и буквально обезоруживали оппонентов.

По словам митрополита Фиотидского Николая “Георгий Капсанис твердо и непреклонно защищал Православное Предание, но никогда не был фанатиком. Все свои мысли он просеивал через сито Умной молитвы, очищения в Святых таинствах, преображения души и ума через участие в Божественной Литургии”.


Все кто близко знал отца Георгия отмечают такие его личные качества, как безграничная и нелицемерная любовь, детская прямота и незлобие.

13 февраля 2014 года архимандрит Георгий оставил пост игумена монастыря по состоянию здоровья. 8 июня 2014 отошел ко Господу.

Митрополит Иерофей (Влахос) называет отца Георгия «вселенским учителем, который сочетал святогорский и монашеский опыт с мудростью и рассуждением». По словам владыки Иерофея, для тех, кто имел счастье познакомиться с отцом Георгием он был «отцом, братом, учителем советником, сподвижником, другом, поддержкой, увещанием, утешением и радостью». Старец Георгий «жаждал Небесного града, жил ради Царствия Небесного… главной его заботой было благо Православной Церкви, служению которой он посвятил всю свою жизнь».
Афанасий Зоитакис

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites