26 (14) мая 1829 года — героический бой брига «Меркурий»

капитан-лейтенант А.И. Казарский
бриг «Меркурий»
героический бой брига «Меркурий»
Памятник Казарскому А.И.

26 МАЯ 1829 г. - ПОДВИГ "МЕРКУРИЯ"

26 (14) мая 1829 года — героический бой брига «Меркурий», экипаж которого во главе с капитан-лейтенантом А.И. Казарским совершил поистине уникальный в истории отечественного флота подвиг. Уникальный по героизму, воинскому мастерству, самоотверженности и силе духа экипажа. Уникальный еще и потому, что прошло уже почти два века, а слава брига «Меркурий» и его экипажа не меркнет и неизменно служит примером воинской доблести.

Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты военно-морского дела отказывались в неё верить. Английский историк военного флота Ф. Джейн, например, говорил: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабля».

Блокада Босфора

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 годов Черноморский флот установил плотную блокаду Босфора. Базируясь на Сизополь, отряды русских судов постоянно дежурили у входа в этот пролив, чтобы своевременно обнаружить любую попытку турецкого флота выйти в море. В мае 1829 года в крейсерство у входа в Босфор был назначен отряд судов под командой капитан-лейтенанта П.Я. Сахновского. В отряд входили 44-пушечный фрегат «Штандарт», 20-пушечный бриг «Орфей» и 18-пушечный бриг «Меркурий» под командой капитан-лейтенанта А.И. Казарского. Корабли вышли из Сизополя 12 мая и взяли курс на Босфор.

Казарский был уже опытным морским офицером. За отличие при взятии Анапы он был досрочно произведен в капитан-лейтенанты, а затем вновь совершил геройский поступок при осаде Варны, за что был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость!». После этого он был назначен командиром брига «Меркурий».

Погоня

Рано утром 14 мая на горизонте показалась турецкая эскадра, шедшая от берегов Анатолии (южное побережье Черного моря) к Босфору. «Меркурий» лег в дрейф, а фрегат «Штандарт» и бриг «Орфей» пошли на сближение с противником для определения состава турецкой эскадры. Они насчитали 18 судов, среди которых были 6 линейных кораблей и 2 фрегата. Вскоре турки обнаружили русские суда и бросились в погоню. Сахновский приказал каждому нашему судну уходить от погони самостоятельно. «Штандарт» и «Орфей» поставили все паруса и быстро скрылись за горизонтом. «Меркурий» тоже уходил на всех парусах, однако два турецких корабля стали нагонять его. Это были 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана. Остальные турецкие корабли легли в дрейф, наблюдая, как адмиралы тешатся охотой на маленький русский бриг.

Около двух часов дня ветер стих. Казарский приказал идти на веслах, судно небольшое, и весла были его штатным средством передвижения. Но не прошло и получаса, как ветер вновь засвежел, и погоня возобновилась. Вскоре турки открыли огонь из погонных орудий (орудия, предназначенные для стрельбы прямо по курсу). Казарский пригласил офицеров на военный совет. Положение было исключительно трудным. По количеству пушек два турецких корабля превосходили «Меркурий» в 10 раз, а по весу бортового залпа — в 30 раз.

По давней флотской традиции первым высказался самый младший по чину. На «Меркурии» им был поручик Корпуса флотских штурманов И.П. Прокофьев. Он предложил драться. Совет единодушно решил сражаться до последней крайности, а затем свалиться с каким-либо из турецких кораблей и взорвать оба судна. Ободренный этим решением офицеров, Казарский обратился к матросам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все как один заявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге.

Команда быстро изготовила бриг к бою. Заняли свои места у орудий канониры, висевший за кормой ял сбросили в море, в кормовые порты поставили две 3-фунтовые пушки, которые сразу же открыли ответный огонь по противнику. На шпиль у крюйт-камеры положили заряженный пистолет, чтобы в нужный момент взорвать бриг. «Меркурий» строили по самой современной для того времени технологии, поэтому он был крепким и обладал неплохой мореходностью, но малая осадка делала его тихоходным. В сложившейся ситуации спасти его могли только маневр и меткость канониров.

Бриг «Меркурий» вступает в бой

Настоящий бой начался, когда «Селимие» попытался обойти бриг справа и дал залп всем бортом. Однако Казарскому удалось уклониться. Далее в течение получаса, используя весла и паруса, «Меркурий» избегал бортовых залпов противника. Но затем туркам удалось все-таки обойти его с двух сторон, и каждый из турецких кораблей дал по бригу по два бортовых залпа. На него посыпался град ядер, книпелей (два ядра, соединенных цепью или стержнем, применяются для вывода из строя такелажа судна) и брандскугелей (зажигательный снаряд). После этого турки предложили сдаться и лечь в дрейф. Бриг ответил залпом каронад и дружным огнем из ружей. Казарский был ранен в голову, но продолжал руководить боем. Он прекрасно понимал, что его главная задача лишить турецкие корабли хода, и приказал канонирам целить в такелаж и рангоут турецких кораблей.

Эта тактика русского брига полностью оправдалась, когда несколько ядер с «Меркурия» повредили такелаж и грот-мачту «Селимие», и тот был вынужден выйти из боя. Зато «Реал-бей» продолжал атаки с еще большей настойчивостью. В течение часа, меняя галсы, он бил бриг жесткими продольными залпами. Тогда Казарский решился на отчаянный маневр. Бриг резко изменил курс и пошел на сближение с турецким кораблем. На «Реал-бей» началась паника, поскольку турки решили, что русские взорвут оба корабля. Сблизившись на кратчайшую дистанцию, Казарский позволил своим канонирам с максимальной эффективностью бить по снастям турецкого корабля.

Риск был очень большой, ведь и турки могли теперь в упор стрелять по «Меркурию» из своих огромных орудий. Но наши артиллеристы не подвели. На «Реал-бее» сразу были перебиты несколько рей, паруса стали падать на палубу, турецкий корабль не мог маневрировать. «Меркурий» дал по нему еще один залп и стал уходить. Так бесславно для турок окончился этот неравный бой, длившийся более трех часов. Настало время подсчитать потери: на «Меркурии» было четверо убитых, шесть раненых, 22 пробоины в корпусе, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже и 133 в парусах.

Слава

Между тем, «Штандарт» и «Орфей» в тот же день с приспущенными флагами прибыли в Сизополь. Они доложили о появлении турецкого флота и о гибели «Меркурия». Командующий флотом вице-адмирал А.С. Грейг приказал немедленно выходить в море, чтобы отрезать турецкому флоту путь в Босфор. На следующий день русская эскадра на пути к Босфору встретила бриг «Меркурий». Вид судна лучше всяких слов говорил о том, какое сражение ему пришлось выдержать. Весь израненный бриг гордо шел на соединение со своей эскадрой. Казарский поднялся на борт флагманского корабля и доложил о геройских действиях офицеров и команды. Вице-адмирал А.С. Грейг в подробном донесении Императору Николаю I подчеркнул, что экипаж брига совершил «подвиг, которому в летописях морских держав нет подобного». После этого «Меркурий» продолжил путь в Севастополь, где его ждала торжественная встреча.

За этот бой Казарский был произведен в капитаны 2 ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и получил звание флигель-адъютанта. Все офицеры брига были повышены в званиях и награждены орденами, а матросы знаками отличия военного ордена. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. Бриг «Меркурий» стал гвардейским и был удостоен Георгиевского флага и вымпела. Кормовой Георгиевский флаг — высшая воинская награда на флоте. За 98 лет существование флага им было награждено только два корабля. Их заслуги были столь высоки, что более ни один император не произвёл подобного награждения. Однако эти флаги переходили по наследству к кораблям-преемникам, названным в честь этих кораблей.

«Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству» — повелел император Николай I. «Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных» — писала газета «Одесский вестник».

«Меркурий» прослужил в составе Черноморского флота до 9 ноября 1857 года. После этого три корабля поочередно носили название «Память Меркурия», принимая и передавая его Георгиевский флаг. Казарский скоропостижно скончался в 1833 году в Николаеве, когда ему было неполных 36 лет. Есть основания предполагать, что он был отравлен чиновниками порта, чтобы скрыть следы своих преступлений. На следующий год по инициативе командующего Черноморской эскадрой М.П. Лазарева на Мичманском бульваре Севастополя был поставлен памятник. Автором проекта стал известный архитектор А.П. Брюллов. На гранитном постаменте памятника высечена очень краткая, но такая многозначительная надпись: «Казарскому. Потомству в пример».

Владимир Додонов

http://www.korvet2.ru/brig-merkuri.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites