Жизнеописание святителя Николая Сербского Велимировича, епископа Охридского и Жичского

Свт. Николай Сербский

Жизнеописание святителя Николая Сербского Велимировича, епископа Охридского и Жичского

Память: 5 / 18 марта, 20 апреля / 3 мая (Перенесение мощей), 30 августа / 12 сентября

Будущий святитель родился 23 декабря 1880 года в крестьянской семье в самом центре Сербии. Его родное село Лелич расположено неподалеку от Вальева. Родители будущего архиерея, крестьяне Драгомир и Катарина, были людьми благочестивыми и пользовались уважением соседей. Их первенец вскоре после рождения был крещен с именем Никола в монастыре Челие. Раннее детство его прошло в родительском доме, где в обществе братьев и сестер мальчик рос, укрепляясь духом и телом и получая первые уроки благочестия. Мать часто водила сына на богомолье в монастырь, первый опыт богообщения крепко запечатлелся в детской душе.
Жизнеописание святителя Николая Сербского Велимировича, епископа Охридского и Жичского

Позднее отец отвел Николу в тот же монастырь учиться грамоте. Уже в раннем детстве в мальчике проявились незаурядные способности и усердие к учебе. По воспоминаниям современников, в школьные годы Никола нередко предпочитал уединение детским забавам. На школьных переменах он убегал на монастырскую колокольню и там предавался чтению и молитве. Во время учебы в гимназии в Вальево он был одним из лучших учеников. Вместе с тем ему приходилось самостоятельно заботиться о хлебе насущном. Параллельно с учебой он, как и многие его сверстники, прислуживал в домах горожан.

По окончании 6-го класса гимназии Никола хотел сначала поступить в Военную академию, но медицинская комиссия признала его не годным для офицерской службы. Тогда он подал документы и был принят в Белградскую семинарию. Здесь Никола быстро выделился своими успехами в учебе, которые были прямым следствием его упорного труда и прилежания, столь необходимого для раскрытия полученных от Бога талантов. Всегда помня о том, насколько великим грехом будет закопать талант Божий, он неустанно трудился над тем, чтобы его преумножить. Во время учебы он читал не только учебную литературу, но познакомился и со многими классическими произведениями, принадлежащими к сокровищнице мировой литературы. Своими ораторскими способностями и даром слова Никола удивлял учеников и преподавателей семинарии. Во время учебы он принимал участие в издании газеты "Христианский благовестник", где публиковал свои статьи. Вместе с тем в семинарские годы Никола терпел крайнюю нужду и лишения, следствием которых стал физический недуг, от которого он страдал на протяжении нескольких лет.

По окончании семинарии он учительствовал в селах неподалеку от Вальева, где еще ближе познакомился с жизнью и душевным устроением своего народа. В это время он близко дружил со священником Саввой Поповичем и помогал ему в его служении. Летние каникулы по совету врача Никола проводил у моря, где познакомился со святынями Адриатического побережья Черногории и Далмации. Со временем впечатления, полученные в этих краях, нашли отражение в его ранних произведениях.

Вскоре по решению церковного священноначалия Никола Велимирович вошел в число государственных стипендиатов и был направлен на учебу за границу. Так он попал на Старокатолический богословский факультет в Берне (Швейцария), где в 1908 году защитил докторскую диссертацию на тему "Вера в воскресение Христово как основной догмат Апостольской Церкви". Следующий 1909 год он провел в Оксфорде, где подготовил диссертацию по философии Беркли, которую затем защитил на французском языке в Женеве.
В лучших европейских университетах он с жадностью впитывал знания, приобретя с годами прекрасное для того времени образование. Благодаря своему оригинальному мышлению и феноменальной памяти ему удалось обогатиться многими знаниями и затем найти им достойное применение.

Осенью 1909 года Никола возвращается на родину, где тяжело заболевает. Шесть недель он проводит в больничных покоях, но, несмотря на смертельную опасность, упование на волю Божию ни на минуту не покидает молодого подвижника. В это время он дает обет, что в случае выздоровления примет монашеский постриг и без остатка посвятит свою жизнь усердному служению Богу и Церкви. Действительно, поправившись и выйдя из больницы, он вскоре принял монашество с именем Николай и 20 декабря 1909 года был рукоположен в священнический сан.

Через некоторое время Сербский митрополит Димитрий (Павлович) направляет отца Николая в Россию для того, чтобы он ближе познакомился с русской церковной и богословской традицией. Сербский богослов проводит в России год, посещая ее многочисленные святыни и ближе знакомясь с душевным устроением русского человека. Пребывание в России оказало огромное влияние на мировоззрение отца Николая.

После возвращения в Сербию он преподает в Белградской семинарии философию, логику, психологию, историю и иностранные языки. Его деятельность не ограничивается только стенами духовного училища. Он много пишет и публикует в различных изданиях свои статьи, беседы и исследования на различные философско-богословские темы. Молодой ученый иеромонах выступает с беседами и лекциями по всей Сербии, благодаря чему приобретает широкую известность. Его выступления и беседы посвящены, в первую очередь, различным нравственным аспектам народной жизни. Непривычная и оригинальная ораторская манера отца Николая особо привлекает сербскую интеллигенцию.

Отец Николай, принимавший активное участие в общественной жизни, вызывал у многих удивление и уважение. Не только в Белграде, но и в других сербских краях начали говорить об образованном собеседнике и ораторе. В 1912 году он был приглашен на торжества в Сараево. Его приезд и выступления вызвали воодушевление в среде сербской молодежи Боснии и Герцеговины. Здесь он познакомился с лучшими представителями местной сербской интеллигенции. Яркие и смелые высказывания отца Николая не могли остаться незамеченным со стороны австрийских властей, управлявших Боснией и Герцеговиной. На обратном пути в Сербию он был задержан на несколько дней на границе, а на следующий год австрийские власти не разрешили ему приехать в Загреб для участия в торжествах, посвященных памяти митрополита Петра (Петровича-Негоша). Однако его приветственная речь все-таки была передана и зачитана перед собравшимися.

Труды отца Николая на благо своего народа умножились, когда в начале XX века Сербия вновь вступила на тернистый путь освободительных войн. Во время Балканских и Первой мировой войн иеромонах Николай не только внимательно следил за развитием событий на фронте и в тылу и выступал с речами, поддерживая и укрепляя сербский народ в его борьбе, но и непосредственно участвовал в оказании помощи пострадавшим, раненым и обездоленным. Свое жалование он пожертвовал до окончания войны на нужды государства. Известен случай, когда иеромонах Николай принимал участие в смелой операции сербских войск в начале Первой мировой войны. По воспоминаниям генерала Джукича, в сентябре 1914 года священник вместе с сербскими солдатами высадился на противоположный берег реки Савы и даже принял на короткое время командование небольшим отрядом в ходе кратковременного освобождения Земуна.

Однако как дипломат и оратор, владеющий несколькими европейскими языками, иеромонах Николай мог принести намного больше пользы сербскому народу в его неравной и отчаянной борьбе. В апреле 1915 года он был послан сербским правительством в США и Великобританию, где самоотверженно трудился на пользу сербских национальных интересов. Со свойственными ему мудростью и красноречием отец Николай старался донести до западных союзников истинную картину страданий сербского народа. Он постоянно выступал с лекциями в храмах, университетах и других общественных местах, внося таким образом неоценимый вклад в дело спасения и освобождения своего народа. Ему удалось идейно объединить не только православных, но и римо-католиков, униатов и протестантов, все более склонявшихся к идее борьбы за освобождение и объединение южнославянских народов.

Не в последнюю очередь благодаря деятельности отца Николая немалое число добровольцев из-за границы отправилось сражаться на Балканы, так что высказывание одного английского офицера о том, что отец Николай "был третьей армией", можно считать вполне справедливым.

25 марта 1919 года иеромонах Николай избран епископом Жичским, а уже в конце 1920 году переведен на Охридскую епархию. Именно как епископ Охридский и Жичский владыка Николай развил во всей полноте свою деятельность по всем направлениям церковной жизни, не оставляя при этом и богословско-литературных трудов.

Вне всякого сомнения, особое впечатление на владыку Николая оказал древний Охрид – колыбель славянской письменности и культуры. Именно здесь, в Охриде, в святителе произошла глубокая внутренняя перемена, которая с этого времени была особенно явной. Это внутреннее духовное перерождение и внешне проявлялось во многом: в речах, поступках и творениях.

Верность святоотеческим традициям и жизнь по Евангелию привлекали к нему верующих. К сожалению, и теперь владыку не оставляли многие неприятели и клеветники. Но он превозмогал их злобу своим открытым сердцем, жизнью и деланием пред лицом Божиим.
Владыка Николай, подобно святому Савве, постепенно становился настоящей совестью своего народа. Православная Сербия приняла владыку Николая как своего духовного вождя. К периоду епископства в Охриде и Жиче принадлежат фундаментальные творения святителя. В это время он активно поддерживает связь с простыми верующими людьми и движением "Богомольцы", восстанавливает запустевшие святыни, полуразрушенные монастыри Охридско-Битольской и Жичской епархий, приводит в порядок кладбища, памятники, поддерживает благотворительные начинания. Особое место в его деятельности занимает работа с детьми бедняков и сиротами.
Хорошо известен основанный им приют для бедных и осиротевших детей в Битоле – знаменитый "Дедушкин Богдай". Детские дома и приюты для сирот были открыты владыкой Николаем и в других городах, так что в них содержалось около 600 детей. Можно сказать, что епископ Николай был великим обновителем евангельской, литургической, подвижнической и монашеской жизни в традициях православного Предания.

Немалый вклад был внесен им и в дело объединения всех частей Сербской Церкви на территории новообразованного королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 года – Королевство Югославия).

Епископ Николай неоднократно выполнял различные церковные и государственные миссии. 21 января 1921 года владыка вновь прибывает в США, где проводит следующие шесть месяцев. За это время им было проведено около 140 лекций и бесед в самых известных американских университетах, приходах и миссионерских общинах. Повсюду его принимали с особым теплом и любовью. Особым предметом забот владыки было состояние церковной жизни местной сербской общины. По возвращении на родину владыка Николай подготовил и представил Архиерейскому Собору специальное сообщение, в котором подробно описал положение дел в сербской православной общине на североамериканском континенте. 21 сентября 1921 года того же года он был назначен первым сербским епископом-администратором США и Канады и нес это послушание до 1923 года. Владыка выступает с инициативой постройки монастыря святого Саввы в Либертвилле.

Архиерей посетил американский континент и позднее. В 1927 году по приглашению Американо-югославского общества и ряда других общественных организаций он вновь приезжал в США и читал лекции в Политическом институте в Вильямстауне. Во время двухмесячного пребывания он вновь выступал с беседами в епископальных и православных церквях, в Пристонском университете и Федеральном Совете Церквей.


В июне 1936 года владыка Николай вновь назначается на Жичскую епархию – одну из старейших и крупнейших в Сербской Церкви. При нем епархия переживает настоящее возрождение. Обновляются многие древние монастыри, строятся новые храмы. Предметом особых забот стал для него имеющий неоценимое значение для Сербской Церкви и истории монастырь Жича. Здесь стараниями владыки Николая развернулась активная реконструкция с участием известных специалистов и архитекторов. В период с 1935 по 1941 год здесь были построены церковь святителя Саввы с народной трапезной, кладбищенская церковь с колокольней, новый епископский корпус и многие другие постройки, большая часть из которых, к сожалению, погибла при бомбардировке монастыря в 1941 году.
Из-за политики правительства Стоядиновича в старой Югославии святитель Николай вынужден был вмешаться в известную борьбу против подписания конкордата между югославским правительством и Римско-католической Церковью. Победа в этой борьбе и отмена конкордата во многом была заслугой владыки Николая.

Накануне Второй мировой войны святитель вместе с патриархом Сербским Гавриилом сыграл значительную роль в отмене антинародного пакта правительства с гитлеровской Германией, благодаря чему был любим народом и особенно ненавидим оккупантами. Весной 1941 года, вскоре после нападения Германии и ее союзников на Югославию, святитель был арестован немцами.
В момент нападения Германии и ее союзников и последовавшей стремительной оккупации Югославии в апреле 1941 года владыка Николай находился в своей епископской резиденции в монастыре Жича под Кральево. Сразу после установления оккупационного режима в Белграде немецкие офицеры стали приезжать в Жичу, проводить обыски и допросы владыки Николая. Немцы считали сербского святителя англофилом и даже английским шпионом. Несмотря на то, что прямых улик сотрудничества владыки с англичанами найдено не было, немцы заставили его подать прошение в Священный Синод об освобождении от управления Жичской епархией. Вскоре это прошение было удовлетворено.

Само нахождение епископа Николая в Жиче вызывало у немцев беспокойство. 12 июля 1941 года владыка был переведен в монастырь Любостиню, где провел почти полтора года. Период затвора в Любостине стал для владыки Николая довольно плодотворным в творческом отношении. Невольно освободившись от административных обязанностей, святитель направил всю свою энергию на написание новых творений. Он писал здесь настолько много, что постоянно возникала проблема с поиском бумаги.
Несмотря на то, что владыка был отстранен от административного управления, в Любостине ему все равно приходилось участвовать в жизни епархии. Приезжавшие к архиерею священнослужители информировали его о положении дел и получали от него инструкции и распоряжения. Эти визиты вызывали у немцев подозрение. В Любостине гестаповцы продолжали допрашивать владыку. Немцы в то же время пытались использовать авторитет владыки в своих пропагандистских целях, но мудрый архиерей отклонял их лукавые предложения и сумел остаться не замешанным в их планах.

Несмотря на домашний арест, святитель не оставался безучастным к судьбе горячо любимой им паствы. Осенью 1941 года немцы провели в Кралево массовые аресты и расстрелы мужского населения. Узнав о разразившейся трагедии, владыка Николай, несмотря на официальный запрет, с риском для жизни добрался до города и лично обратился к немецкому коменданту с просьбой прекратить кровопролитие.

Тяжелым ударом для владыки стала немецкая бомбардировка монастыря Жича, когда была практически полностью разрушена вся западная стена храма Вознесения Господня. Тогда же погибли все монастырские строения, включая епископскую резиденцию.
В связи с обострением ситуации присутствие владыки Николая становилось для немцев все более проблематичным. Ими было принято решение о переводе узника в более удаленное и безопасное место, в качестве которого был избран монастырь Войловица около Панчево на северо-западе Сербии.

В середине декабря 1942 года он был перевезен в Войловицу, куда чуть позже был доставлен и патриарх Сербский Гавриил. Режим пребывания на новом месте был намного суровей. К узникам была приставлена постоянная охрана, окна и двери были постоянно закрыты, запрещалось принимать посетителей и почту. Узники, включая владыку Николая, были практически полностью изолированы от внешнего мира. Раз в месяц для встречи с заключенными приезжал капитан Майер, отвечавший за религиозные вопросы и контакты с Сербской Патриархией. Немцы открывали церковь и разрешали совершать Божественную литургию только по воскресеньям и праздникам. Присутствовать на богослужении могли только заключенные. Несмотря на строгую изоляцию, известие о нахождении в монастыре владыки Николая быстро разнеслось по округе. Жители окрестных сел неоднократно пытались попасть в обитель на богослужение, но этому препятствовала охрана.

В Войловице владыка Николай не оставлял своих трудов. Он взялся за редактирование сербского перевода Нового Завета, выполненного в свое время Вуком Караджичем. Обеспечив себя наиболее авторитетными переводами Нового Завета на других иностранных языках, он приступил к работе вместе с иеромонахом Василием (Костичем). Этому труду были посвящены почти два года пребывания в Войловице. В итоге обновленная редакция Нового Завета была закончена. Помимо исправления Нового Завета владыка исписывал целые тетради различными поучениями, стихотворениями, песнями, которые он посвящал разным духовным лицам и дорогим его сердцу людям. По воспоминаниям очевидцев, владыка вырезал из белградских газет некрологи умерших с фотографиями и постоянно молился об упокоении их душ.

От тех дней сохранился написанные владыкой Николаем в одной тетради "Молебный канон" и "Молитва Пресвятой Богородице Войловачской", как и написанные позже в Вене "Три молитвы в тени немецких штыков".

14 сентября 1944 года владыку Николая и патриарха Сербского Гавриила отправили из Войловицы в концентрационный лагерь Дахау, где они оставались до конца войны.

8 мая 1945 года они оба были освобождены американскими войсками. После освобождения из концлагеря святитель не вернулся на Родину, где к власти пришли коммунисты. Более того, он был записан новыми властями в ряды народных предателей, его имя на долгие годы стало объектом грязной клеветы.

Тем не менее сербский народ со вниманием следил за деятельностью святителя за границей, с любовью внимая его устному и письменному слову. Творения святителя читались и размножались, пересказывались и запоминались надолго. Богатство в Боге – вот что пленяло душу серба во владыке. В своем сердце святитель продолжал всю жизнь творить теплую молитву о своем народе и Родине.

Несмотря на ухудшение здоровья, владыка Николай находил силы для миссионерской деятельности и церковной работы, путешествовал по просторам США и Канады, ободряя малодушных, примиряя враждующих и научая истинам евангельской веры и жизни многие ищущие Бога души. Православные и другие христиане Америки высоко ценили его миссионерские труды, так что он по праву причислен к сонму апостолов и миссионеров Нового континента. Святитель Николай и в Америке продолжил свою писательскую и богословскую деятельность как на сербском, так и на английском языках. Он старался, насколько это возможно, помочь сербским монастырям и некоторым знакомым на Родине, посылая скромные посылки и пожертвования.

В США владыка Николай преподавал в семинарии святого Саввы в монастыре Либертвилль, академии святого Владимира в Нью-Йорке, в русских семинариях – Свято-Троицкой в Джорданвилле и Свято-Тихоновской в Саут-Канаане, в Пенсильвании.


Все свободное от работы в семинарии время владыка Николай посвящал научным и литературным трудам, которые представляют собой самую выдающуюся и богатую сторону его деятельности во время пребывания в Америке. Именно здесь лучше всего проявились данные ему от Бога таланты: широта знаний, ученость и трудолюбие. При знакомстве с этой стороной деятельности владыки поражает его необычайная плодотворность. Он писал много, писал постоянно и по различным вопросам. Его перо не знало отдыха, и часто случалось так, что он одновременно писал несколько работ. Святитель оставил богатейшее литературное наследие.
На родине югославские коммунисты не забывали о владыке. Известно, что при избрании нового патриарха в 1950 году имя святителя было в списке тех архиереев, которые, по мнению властей, ни в кое случае не должны были быть допущены в число кандидатов на патриарший престол. В числе других сербских архиереев владыка был зачислен в ярые противники коммунистического режима. По решению коммунистических властей владыка Николай был лишен югославского гражданства, что окончательно поставило крест на возможности его возвращения на родину. Тем не менее Священный Синод ежегодно извещал его о предстоящих Архиерейских Соборах, приехать на которые он уже не мог.

Последние месяцы своей жизни владыка провел в русском монастыре в Саут-Канаане (штат Пенсильвания). За день до своего упокоения он отслужил Божественную литургию и причастился святых Христовых таин. Святитель мирно отошел ко Господу рано утром в воскресенье 18 марта 1956 года. Из монастыря святителя Тихона тело его было перенесено в монастырь святого Саввы в Либертвилле и 27 марта 1956 года похоронено около алтаря храма в присутствии большого количества сербов и других православных верующих из всех уголков Америки. В Сербии на известие о кончине владыки Николая во многих церквях и монастырях звонили колокола и служились поминовения.


Несмотря на коммунистическую пропаганду, почитание владыки Николая у него на Родине росло, а труды его издавались за границей. О святителе Николае как о святом первым в сербском народе стал открыто говорить еще в 1962 году отец Иустин (Попович), а святитель Сан-Францисский Иоанн (Максимович) еще в 1958 году назвал его "великим святителем, Златоустом наших дней и вселенским учителем Православия".

Мощи святого владыки Николая были перевезены из США в Сербию 5 мая 1991 года, где их на аэродроме встречал Сербский патриарх Павел, многочисленные архиереи, духовенство, монашество и народ. Торжественная встреча была устроена в храме святого Саввы на Врачаре, а затем в Жичском монастыре, откуда мощи были перенесены в его родное село Лелич и положены в храме святителя Николая Мирликийского.

19 мая 2003 года Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви единогласно принял решение о канонизации епископа Жичского Николая (Велимировича). Определением Собора память его совершается 18 марта (в день упокоения) и 20 апреля / 3 мая (в день перенесения мощей). Общецерковное прославление угодника Божия святителя Николая, епископа Охридского и Жичского, совершено 24 мая 2003 года в храме святого Саввы на Врачаре.

8 мая 2004 года в Шабацкой епархии был освящен первый монастырь в честь святителя Николая Сербского. В этой обители находится музей святителя и "Дом владыки Николая".

Игнатий Шестаков, иеромонах
Православие.Ru - 30.06.2010.
http://www.k-istine.ru/sants/our_sants_nikolay_serbskiy-01.htm

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Фокин Сергей »» | 04.05.2018 20:30
  
2
Свт. Николай Сербский
Сон о Вере Славянской
Раскинулся широкий океан, у которого есть прилив и нет отлива. Это Славянская земля. Вашего прилива боится мир, Славяне. Боитесь ли вы его? Обычно, прилив служит океану для того, чтобы расшириться, и отлив, чтобы углубиться. Боитесь ли вы своего разлива без углубления? Не боитесь ли вы того, что ваш океан, расширившись столь пространно, может стать мелководным, подобно луже.
Вы говорите, что ваша душа широка. Да, широка, и всё дальше расширяется. Ваша душа стремится к берегам, которых ещё не видать. Но когда же ваша душа начнёт стремиться вглубь? Вот, широкая степь, на которой пасётся белое стадо, она привлекательна своим простором. Вот студёный колодец в пустыне, к которому стремится усталый караван, он привлекателен своей глубиной. Но ведь Небо привлекательнее и степи, и колодца, оно обладает и шириной, и глубиной.
Славяне, не будьте же только широки, подобно зеленой степи, и не будьте просто глубоки, подобно колодцу в пустыне. Будьте же и широки, и глубоки, словно Небо. Углубляйте своё дно, углубляйте его ревностно, ведь без глубины в разливе вы обмельчаете и пересохнете. То, что углубляет жизнь, - это Вера.
Не наука, но Вера. Наука – это светильник, который освещает путь. Не будьте же подобны юродивым девам, забывшим свои светильники. Вера – это светлость, сияющая внутри вас, осветляющая и обогревающая вашу душу. Если будет сиять свет внутри души вашей, всё просияет вокруг вас, и светильник науки, горящий перед вами, станет светлее вдвойне.
Не искусство, но Вера. Ведь Вера есть почтительное преклонение перед Вселенским творчеством, связывающее светлыми родственными связями людей, как малых творцов, и Бога, Несравненного и Непостижимого Творца. Когда искусство несет в себе молчаливое перерождение личности, тогда оно приближается к религии. Когда Вера дарит вдохновение к творчеству, тогда человек обретает большие прозрачные крылья. Вера открывает духовные очи, в то время как искусство часто их затмевает. Искусство либо служит в качестве Вероисповедания, либо превращается в сатиру.
Не экономика, но Вера. Ведь экономика может напитать и одеть тело, а не душу. Человек тогда живёт только хлебом земным и становится несчастным. Хлеб без Веры безвкусен и застревает в горле. Что толку одевать холодное тело, которое душа не греет. Или что толку от тёплого тела, в котором душа замёрзла?
Вера делает нищету богатой, а богатство ничтожным. Экономика есть обладание природой. Хорошая экономика глубоко вспахивает землю. Вера – вспахивает душу. Очень многие имеют мелкую экономику и слабую веру. Но где же те, которые вспахивают глубоко? Это вам предстоит сделать. Вера – это глубокое орало. Именно таким плугом следует вам вспахивать свою душу и душу всего мира во Вселенной. Без такого плуга вы поверхностны и мелко пашете, как и многие до вас и вокруг вас.
Ваша Вера должна иметь три знака, по которым вы будете узнаваемы: светлость, соборность и апостольство.
Светлость. Возведите очи свои ночью к небу и пересчитайте все возожжённые лампады, которые сияют и трепещут перед лицом Вышнего. И ощутите глубокое молчание, которым исполнен весь тот безкрайний алтарь. Молчаливый ветер вокруг молчаливых пламенных языков. И священная дрожь охватит вас, оттого, что осознаете то, что сокрыто в дневной суете, это редко доходит до сознания - то, что Вселенная пребывает в нимбе Святыни. Ежедневные мелкие события кажутся вам примитивными, но как только Святыня войдёт в вашу душу, те мелкие события встают под этот святой нимб великой вселенской Святыни.
Все события, мелкие и великие, проникаются приятельской творческой силой. Бог прикасается своим взором ко всякой твари и всякая тварь трепещет и светится, словно провод, передающий электричество. Вечно молчаливый Чудотворец прикасается к небытию, и из того небытия являются дела.
Всё, что не тронуто Богом, ничтожно. И всё, что находится далеко от Бога, ничтожно.
Наука далеко находится от Бога, она подобна кладбищенскому музею, наполненному мертвецкими костями, связанными и прошитыми золотыми нитями.
Искусство далеко от Бога, оно подобно невежливому гостю, который повернулся спиной к Хозяину вселенной. А Хозяин терпеливо наблюдает за ним и удерживает.
Экономика далека от Бога, она занята наполнением головы, и утробы одной и той же пищей.
Всё ничтожно, что удалено от Бога. Возведите очи к небу, и когда вы ощутите свою собственную душу отчуждённой от собственного тела, или, когда далёкие светила покажутся близкими вашей душе, тогда опустите очи свои вниз и посмотрите на землю, и на всё, что находится на земле. Видите ли, как свята земля! И всё, что на земле, так же свято. И грязь свята. Это ведь прах, из которого Бог сотворил Своих слуг! Свят человек, ведь человек есть наивысший священник Божий на земле. Святы животные, ведь они приносятся в жертву Богу. Свят и камень, ведь он служит жертвенником Богу Великому. Свят и воздух, ведь он проводит молитвы от земли к Небу. Свято и рождение, и венчание, и умирание.
Солнце непрестанно горит как жертвенник перед Господом. Посмотрите, и земля горит непрестанно. Всё на земле горит и согревает. Всё, что живёт и что мертво значит единое горение, точнее со-горение. Поэтому и Земля есть огненный жертвенник перед Богом, как и Солнце. Это сознание всеобщей святости зажжёт в ваших сердцах всеобщую любовь. Внешняя любовь быстро проходит, а любовь внутренняя остаётся. Внутренняя глубинная любовь обращена к Богу во всяком предмете своей любви.
О любви много мир говорит, и под любовью чего-только люди не подразумевают. О любви священной, основанной на светлости, меньше всего мир говорит. Вы исповедуете миру эту любовь. Вы научите мир иному языку любви, потому что научите иначе видеть вещи. На видении всеобщей святости вещей вы обоснуете всеобщую любовь свою. Вы станете созерцателями вселенского алтаря Божьего. Сущность вещей свята. Вы станете созерцателями духовной сущности вещей, и вы станете пронизаны этой духовной силой, так что будете видеть Наивысшего. И сила Наивысшего осенит вас, и Дух Святой сойдет на вас, и поэтому всё, что от вас родится или произойдёт. Будет свято.
Светлость – это первый знак, по которому будет узнаваться ваша Вера. Соборность – второй знак. До каких пор будет делиться Святая Вера в Бога на секты? До каких пор люди будут разорять духовное строение Божие и тем самым унижать род человеческий?

До тех пор, пока вы не исповедуете миру Святую Веру. До каких пор будет человек избегать человека во имя Божие? До каких пор малое творение – человек – будет плевать на святыню брата своего? До каких пор ненависть одного алтаря к другому алтарю будет считаться службой Богу? До каких пор храмы Божии будут исполнены холодными словами и холодными сердцами? До каких пор люди не без сердца и не без ума будут спасаться от сектантского раздора по поводу Бога на острове под названием «Атеизм».
До тех пор, пока вы не придёте и не провозгласите Соборную Церковь, которая соберёт и объединит народы, обращая полу-людей в боголюдей. Люди шёпотом говорят о соборности Веры. А во весь голос препираются о сектах. Люди не ведут речь о Боге, но спорят о рукавицах Божиих. Людей разделяет не вера в Бога, но вера в колдунов.
Гордость, приходящая от воображаемого всезнания, разорвала и раздробила Великую Церковь Божию. Вы придёте и утвердите среди людей и народов Соборную Церковь, единственно спасительную. Вас только ждёт мир. Все взоры направлены на вас. Вы утвердите то, что самое главное. И в том самом главном люди придут к согласию. А ведь спасает только то, что главное. То, что главное, стоит над грехом и смертью. Вы покажете сектантам далекие горизонты света, и они ощутят озон, без которого они задыхаются в своих тесных клетушках. Вы соберёте разъединенных братьев своею соборною верою. Вы сотрёте границы между людьми, народами и расами, между религиями и философиями.
Каждая религия услышит животворящий тон в вашей арфе, всякое верование откликнется на тот единственный звучный глубокий тон. Ваша вера должна стать палатой, в которой найдёт прибежище и богатый, и убогий, и философ, и простец. Ваша Вера должна быть широкой, так чтобы все племена земные могли найти в ней духовное добро, и должна быть глубокой, чтобы могла напоить жаждущие души и не пересохнуть.
Соберите всё лучшее в философиях, и все философы последуют за вашей Верой. Соберите в науках всё самое истинное, и учёные будут ценить вашу Веру. Соберите всю правду в смысле распределения земных богатств между братьями, и вы соберёте всех голодных и жаждущих. Соберите всех тех, которые расходились с вами в мелочах, но были согласны в главном, и вы соберёте всех блуждающих в разных сектах. Соберите всех тех, которые имели ложное учение и которые по тем ложным знаниям впали в ненависть, научите их лучшему знанию и совершенной любви. Соберите все народы и скажите им, что их патриотизм должен хранить границы земель, но не ограничивать человеческую любовь и правду.
Ваше призвание в том, чтобы собирать, а не расточать. До сих пор люди и народы создавали культуры. Теперь наступает эпоха, в которой целый род человеческий должен творить соборно. Теперь должно стать лучше, чем прежде. Вы призваны творить лучшее.
Культура, которая будет создана под вашей звездой, будет вершиной мощи и ума человеческого. Вы создадите лучший из миров, когда-либо созданных людьми.
Светлость – первый знак вашей Веры. Соборность – второй знак. Апостольство – третий.
Апостольство – это убеждение и самопожертвование. Апостольство пришло с Востока. Европа не знала об апостольстве. И сегодня всякое апостольство ищет светлости и теплоты на Востоке.
Посмотрите, от чего больше всего страдает мир? От холодных огней. От огней, красивых для ока, но никчёмных для озябшей души, они будто нарисованные и ничего в них нет, кроме огненного цвета. Холодные огни символизируют многих, очень многих учителей Веры, призывающих народ к очагу, у которого они сами не способны обогреться.
Апостольство пришло с Востока. Сегодня Запад господствует в мире. Но, хватит уже нам жить в западном холоде. Сегодня и сам Запад ожидает нового апостольства с Востока. А вы и есть с Востока. Солнце всегда заходило на Западе. Все их убеждения лопнули, и воля к самопожертвованию иссохла. Все ждут вас, чтобы вы сказали новое слово. То новое слово должно быть словом Веры.
Не надейтесь на победу мечом, ведь тот, кто мечом побеждает, мечом может и погибнуть. Не надейтесь на победу политикой, ведь то, что для стариков считалось политикой, для молодых становится неприемлемым. Надейтесь только на победу Верой. Такая победа долговечна. Ведь это победа не над телами, а над сердцами. Отяжелели сердца у людей, прижались к земле, у простых людей от незнания, у людей учёных – от излишнего знания. Вы должны воскликнуть: воздвигните сердца к небу! Заплесневели души от пессимизма, вы должны прийти со свежим крепким оптимизмом.
Философии отправились в архивы, и люди смотрят на них с болью и презрением, как на тысячелетнюю напрасную муку. Вы должны прийти с философией, основанной на Вере, что послужит оплотом для единой всечеловечной культуры.
Искусство стало чудовищным. Болезненная тяга к гипериндивидуализму и гипероригинальности произвела уникальное уродство, якобы предназначенное для прославления красоты в современном вкусе. Вы призваны возродить красоту и вылечить болезненный вкус людей. Вера творческого человека, соединенная с Богом, людьми и природой, может послужить единственным лекарством.
Экономика стала чудовищной. Один человек имеет еды больше, чем миллион его ближних. И пока один ест пищу миллиона других, тот миллион делит обед одного человека. Как один человек может съесть пищу, приготовленную Отцом Небесным для миллиона сынов его? И как миллион голодных может насытиться обедом, предназначенным одному человеку? Вы должны прийти с единой лучшей экономической правдой.
Царство земное принадлежит Царству Небесному, и отделить одно от другого невозможно. В Царстве земном должна господствовать наряду с Земной Небесная правда, как то, что и в Небесном Царстве не презираются земные мерила ценностей. Небесная правда есть любовь. Вы воздвигните эту небесную правду над людьми и станете чудотворцами, сможете пятью хлебами накормить пять тысяч голодных. Ведь пять хлебов и любовь делают больше нежели пять тысяч хлебов и ненависть.
Только с помощью Веры вы сможете обогреть охладевшие сердца любовью. Верой – ведь любовь составляет её три четверти.
Чудовищным стал и брак. Посмотрите, как чудовищна стала эта самая тесная связь между смертными. По первобытной заповеди Божьей человек воистину оставляет отца своего и мать свою, и прикрепляется к жене своей, и становятся двое одним телом. Но люди односторонне поняли Заповедь Господню! Господь мыслит ведь не только о единстве тел, но и душ. Об этом люди забыли, что и стало великим несчастьем мира. Два теплых тела с холодными душами также легко отталкиваются, как и привлекаются, потому что быстро разжигаются и быстро остывают. Брак стал досадной обязанностью. Две пары глаз, которые прежде горели страстью при встрече, время спустя лениво закрываются при встрече, выражая тем самым досаду и презрение. Брак стал неморальной вещью. При наличии университетской кафедры, с которой излагается по параграфам философия брака, при наличии консисторий, стерегущих неразрывность брачных уз, при церковных обрядах, которые освещают брак, брак перестал быть святым.
Человек без детей ненавидит безплодную жену. Человек со множеством детей ненавидит жену за многоплодие. Жена, способная рожать, избегая муки рождения, презирает мужа, убивает плод свой в утробе своей. Жена в суетливой гордыне уничтожает в себе целое поколение человеческое, чтобы только сохранить форму своего тела. Жена, связанная обязанностью с одним мужем, стремится быть с другим, только бы не со своим.
Зло есть ненавидеть жену безплодную. Зло есть ненавидеть жену многоплодную. Зло есть убивать плод свой в утробе своей. Зло есть травить в себе человеческое существо ради удовлетворения своего тщеславия. А ложь и сплетни есть вероломное влечение к другим, вне брачной ограды, и модный маскарад ради других.
Разве брак не стал злодеянием? Злодеяние, ложь, гнездо сплетен, источник лжи и досады, и самой глубокой отвратности тела от тела. Всё это взрывоопасно для канонистов и стражников в консисториях, так же, как и для освящения брака в Церкви. Заповедано: рождайтесь и размножайтесь, наполняйте землю и владейте ею.
Человеческий род умножился и земля наполнена людьми. Нужно ли прекратить рождение и умножение? Нет. Ведь человек ещё не овладел землёю. Еще природа в человеке и вокруг него сильнее самого человека. Культурой осваивается и облагораживается природа и так материальный мир воздвигается в мир духовный. Культура вкладывает душу в каждую вещь и взращивает душу в каждом человеке. Культуре требуется безчисленное количество слуг и работников, требуется перенаселенность и стесненность. Поэтому ещё требуется соединение тел, но соединение тел без соединения душ является самым отвратительным и презренным делом.
Вы придете и освятите всю жизнь; вы освятите связь, от которой рождаются люди. Над каждым таким союзом бдит целый свод небесный, чтобы изречь свой приговор в вечности и безконечности. Великая душа всего мира присутствует на событии – ведь начало одного нового человека для Вселенной значит начало нового события, новой драмы, - как же души тех тел, которые соединяются, могут отсутствовать при этом?
Вы придёте и дадите новый истинный смысл браку, единственное точное определение. Могут ли и души венчаться? Могут ли и души воплощаться? Вы ответите на эти вопросы.
Чудовищным стало воспитание. Целокупное сегодняшнее воспитание молодёжи основывается на мысли: человек живёт ради хлеба земного. Три ядовитых растения созревают на такой основе: - Эгоизм - Обжорство - Пессимизм Первое, подобно маку, под красивым внешним видом, скрывает убийственную отраву. Второе, подобно плющу, обвившему дуб, непрестанно высасывает из мощного ствола сок. Третье, подобно грибку плесени, разрастается в потёмках и отравляет жизнь.
Да, природа лучше заботиться о своих детях, чем люди. Природа устремляет растения расти одной частью в землю, а другой к солнцу. Люди сегодня устремляют своих детей расти только в землю. Поэтому тёмные и землевидные нынче многие дети. Мало детей Солнца.
Вы придёте и сделаете всех детьми Солнца. Вы станете воспитывать новое человечество не на мысли, что человек живёт только от хлеба и ради хлеба. Вы направите новое человечество стремиться к светлости, к Богу. Вы поставите перед воспитанием цель не борьбу за выживание – эту кошачью и обезьянию цель – но героизм. Борьбу за выживание проповедуют самые тупые и трусливые, которые не решаются двигаться вперёд. Это отправная точка. Героизм есть точка завершающая, к ней и надо стремиться, а не задерживаться на исходной точке.
Эгоизм есть мать страха. А вы воспитаете безстрашное поколение, для которого свобода станет атмосферой целой души.
Обжорство есть мать всех болезней. И земля долго была больницей. Вы принесёте здоровье. Вы упраздните причину болезни и болезней не станет. С вами придёт здоровое человечество чтобы послужить Богу, только Богу, и через Бога будет господстовать на земле.
Пессимизм есть несовершенное самоубийство. Тысячи человеческих голов ежедневно заняты помыслами о самоубийстве. Вы придёте как спасители тех, которые стоят на краю пропасти, и как барьер для тех, кто приближается к той пропасти.
И культ стал чудовищным. Это гардероб, заслонивший господина. Через культ, как через призму следует видеть Бога, но призма замутилась так, что слабые очи людей ничего не видят и задерживают свой взор на призме, как на самом божестве. Кусочек металла или обрывок одежды ценится столь высоко, сколько ценится сам Бог.
Священный обряд больше не рассматривается как новая связь с Богом, новая обязанность перед Богом, но как одолжение Богу необходимого долга. Когда сущность Веры утопает в культе, так что её уже не видать, тогда веселятся суеверные и неверные. Суеверные радуются тому, что им не надо биться над поиском сущности за внешними путями, а неверные радуются тому, что легко им критиковать веру Божию и глумится над безтолковостью.
Культ прекрасная вещь. Вся культура в итоге есть культ Богу. Тот культ создают и осуществляют верующие и неверующие – осознанно и неосознанно, вольно и невольно.
Целая человеческая культура есть культ Богу, но дивный и особенный, высокохудожественный и церемониальный культ, - только когда в нем больше смысла, тогда он истиннее, теплее и душевнее, и вместе с тем возвышеннее и прекраснее.
Вы принесёте новый культ миру. Ваша культура станет одним культом Богу. Ваш особенный культ будет искренним как наука, прекрасным как искусство, возвышенным как Бог, пространным как душа всех сынов Небесного Отца.
Распростёрся широкий океан, у которого есть широта без глубины. Это славянская земля.
Вы славяне подобны сфинксу для других рас и народов. Вы еще не проговорили внятно. Когда вы начинали говорить через своих лучших сынов, вы приходили в экстаз и становились непонятными миру, заливаясь слезами об униженных и оскорблённых в мире, о самых малых и ничтожных, о бедных Божьих людях. Ваши самые гениальные слова всегда завершались слезами и всхлипами.
Кто вы? – спрашивает вас мир.
Одни вас боятся, другие вас презирают, а третьи находятся в недоумении, не зная, презирать ли вас или бояться.
Вы самый младший брат европейских рас. Кто-то добавляет, что самый безумный. Но этому безумному сыну Отец дал самую пространную землю. Потому ли, что глуп или потому что Отец имеет к нему особое доверие?
Вы только появились на горизонте. Вы всё ещё заря. Какой день вы несёте?
Хватит уже хмурых и мрачных времён! Принесите же нам бодрость и тепло! Пусть все взирающие на вас очи будут светлы, а на лицах сияет улыбка.
Пусть же Бог идёт перед Вами, а Сын пусть парит над вами в сиянии и славе!
Мир желает Бога. Если Бога имеете, тогда есть у вас что принести в мир, есть ради чего приходить на мировую историческую сцену.
Кто вы? – спрашивает вас мир.
Ответьте прежде всего себе. Не будьте сфинксом для себя. И молчите, пока не ощутите себя верующими. Если нужно подождать и тысячу лет, молчите. А когда исполнитесь Богом, когда пламенный дух Веры охватит ваши сердца и умы, тогда ответьте себе и другим пламенным языком.
- Мы самые младшие и самые недостойные слуги Божии, которых Бог послал в мир ради спасения всех людей.
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_16346/
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites