Бабушка

9
25 апреля 2018 в 01:10 756 просмотров
бабушка

В моей жизни был человек удивительной чистоты. Бабушка. Худенькая, некрасивая, с длинным носом и единственным зубом. Глаза у неё были голубыми – такой необыкновенной голубизны не встречала я даже в настоящее время разноцветных контактных линз. Руки у неё были нескладными, большими с глубокими морщинами на самых ладонях. Она неловко их прятала на коленях, когда там не было маленького правнучка. В маленькой комнате у окна она читала Библию. На подоконнике стояла икона, привезённая к зятю из проданного за копейки деревенского дома. Единственное её богатство. Икона была писанная – Христос Вседержитель, с обратной стороны – пожелтевшая газетная вырезка – красноармеец со штыком. Мама вспоминала - когда в дом входили чужие, икону переворачивали красноармейцем к гостю. Красноармеец истлел от времени, а Христос был всё тот же.

Старенькая была бабушка – девяносто лет.
-Грехи умереть не дают. Пособороваться бы, - вздыхала. Слова этого в доме у нас никто не знал.

Из дома бабуля давно не выходила. Десять лет, наверное. А в последние годы потеряла память, помогать по дому не могла, ноги отказали, бегала на четвереньках и спрашивала – чем помочь и беспокоилась:

-А Лена где? А Валя? А Женя? – а через минуту уже забывала сказанное ей и снова повторяла свои вопросы, нарывалась на грубость, в ответ на которую почему-то радостно улыбалась и снова спрашивала:

- А Лена где? А Женя?

Память о прошлом её, однако, не покидала.

-Страшный грех на мне. Когда блокаду с Ленинграда сняли, мои выжившие отыскали меня в нашей деревне – косточки одни от них остались – не узнать. Кушать просили. А у меня не было ничего. Только я складом с продуктами заведовала. До меня двух завскладом под трибунал отдали за воровство. Никогда ничего для себя там не взяла. И им, умирающим, отказала. Думала, расстреляют, а Валюша с Зоей сиротами останутся.
-Бабуля, как ты могла чужое отдать? Это воровство было бы.
- Бог иначе правду меряет.

Умирала бабушка тяжело. Сердце было здоровое, а желудок не работал. Сгнил у живой ещё бабушки желудок. Несколько недель голодом умирала, а умереть не могла.
-Хлебушка, - просила. А я заливалась слезами ставила ей капельницы с питательным раствором.

-Батюшка, мне страшно. Во сне бабушку свою видела. Будто она не мёртвая и не живая. И кругом все такие же – живые мертвецы. Я думала, что бесы, крестила их во сне – не пропадают. Знаю, нельзя сны разгадывать.

-Без исповеди умерла, без святого Причастия. Молиться нужно за неё – много молиться. Любовь не умирает. Где она есть – есть надежда.


Бабушку мою звали – Надеждой.
Только я всегда надеялась, Господи мой, что она за нас в Царствии Твоём молится. Где же мне быть, если она в таком страшном месте? Дорогая моя, бабушка. Она крестила меня во след, Господи! Как же так. А любви во мне нет, Господи. Такой, которая никогда не перестаёт быть. Чем спасать? Чем спастись? Помилуй, Господи.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites