Легендарный морской спецназ "Холуай"

Легендарный морской спецназ "Холуай"

Легендарный морской спецназ "Холуай"

Само слово "Холуай" (в некоторых источниках - "Халуай" и "Халулай") по одной из более правдоподобных версий означает "гиблое место".
Но все началось еще в годы Великой Отечественной войны. Тогда на Северном флоте довольно успешно действовал 181-й разведывательный отряд, выполняющий специальные операции в тылу врага. Одной из лучших страниц истории деятельности этого отряда стал захват двух береговых батарей на мысе Крестовой (которые закрывали вход в бухту и могли запросто разбить десантный конвой) при подготовке высадки десанта в порт Лиинахамари (Мурманская область). Это, в свою очередь, обеспечило успех проведения Петсамо-Киркенесской десантной операции, ставшей залогом успеха в освобождении Советского Заполярья. Сложно представить, что отряд численностью в несколько десятков человек, захватив только лишь несколько орудий немецких береговых батарей, по сути обеспечил победу во всей стратегической операции, но, не смотря ни на что, это так – для этого как раз разведывательный отряд и создавался, чтобы небольшими силами бить врага по уязвимым местам.
Командир 181-го разведывательного отряда старший лейтенант Виктор Леонов и двое его подчиненных (Семен Агафонов и Андрей Пшеничных) за этот довольно короткий, но важный бой стали Героями Советского Союза.
В апреле 1945 года часть личного состава 181-го отряда во главе с командиром была переведена на Тихоокеанский флот для формирования 140-го разведывательного отряда ТОФ, который планировалось использовать в надвигающейся войне с Японией. К маю того же года отряд был сформирован на острове Русский в количестве 139 человек и приступил к боевой подготовке. В августе 1945 года 140-й разведотряд участвовал в захвате портов Юки и Расин, а также военно-морских баз Сейсин и Гензан. По итогам этих спецопераций главный старшина Макар Бабиков и мичман Александр Никандров 140-го разведывательного отряда ТОФ стали Героями Советского Союза, а их командир Виктор Леонов получил вторую звезду Героя. Несмотря на это, по завершении войны все подобные разведывательные формирования в ВМФ СССР были расформированы, якобы за ненадобностью.
Лишь только Директивой Главного Военно-морского Штаба от 24 июня 1953 года подобные формирования специальной разведки формируются на всех флотах. Всего было сформировано пять разведывательных пунктов специального назначения на всех флотах и Каспийской флотилии.
И вот в марте 1955 года на остров Русский заселяется новая воинская часть с весьма специфическими задачами, секретность существования которой была доведена до высочайшего предела.
Однако "Днём части" считается 5 июня 1955 года – день, когда часть закончила свое формирование и вошла в состав флота как боевая единица.
Несколько месяцев часть базировалась на Улиссе, и личный состав проживал на борту старого корабля, и перед убытием в пункт постоянной дислокации на острове Русский, матросы-разведчики на учебной базе подводных лодок прошли ускоренный курс водолазной подготовки.
Прибыв в расположение части в бухте Холуай, моряки-разведчики первым делом взялись за строительные работы, ибо своё жилье нужно было как-то обустраивать, и никто им в этом деле помогать не собирался.
1 июля 1955 года в части началась одиночная боевая подготовка будущих водолазов-разведчиков по программе подготовки частей специального назначения. Немного позже началось боевое слаживание групп.
В сентябре 1955 года вновь образованный морской спецназ принял участие в первых своих учениях – высадившись на лодках в Шкотовском районе, морские разведчики произвели разведку военно-морской базы "Абрек" и элементов её противодиверсионной обороны, а также автомобильных дорог в тылу условного "противника".
Уже в то время командование части пришло к пониманию, что отбор в морской спецназ должен быть максимально жёстким, если не сказать жестоким.
Кандидатов на службу, которые призывались из военкоматов или переводились из учебных частей флота, ждали суровые испытания – в течение недели они подвергались запредельным нагрузкам, которые подкреплялись жёстким психологическим прессингом. Выдерживали далеко не все, и кто не выдержал, тут же переводились в другие части флота.
Зато те, кто выдерживал, тут же зачислялись в элитную часть и приступали к боевой подготовке. Эту испытательную неделю стали называть "адской". Позже, когда США создали свои подразделения "морских котиков" (SEAL), они переняли нашу практику отбора будущих бойцов как самую оптимальную, позволяющую в короткие сроки понять, на что способен тот или иной кандидат, готов ли он к службе в частях морского спецназа.
Офицерам скидок тоже нет – испытания проходят все. В основном поставщиком командных кадров для "Холуая" являются три военных училища – Тихоокеанское военно-морское (ТОВВМУ), Дальневосточное общевойсковое (ДВОКУ) и Рязанское воздушно-десантное (РВВДКУ), хотя, если человек хочет, то ничего не препятствует офицеру из других училищ поступить на службу в морской спецназ – было бы желание.
В 1956 году морские разведчики начали осваивать парашютные прыжки. Обычно сборы проходили на аэродромах морской авиации – по подчинённости. За первые сборы весь личный состав выполнил по два прыжка с высоты 900 метров с самолетов Ли-2 и Ан-2, а также учились десантироваться "по-штурмовому" из вертолетов Ми-4 — как на землю, так и на воду.
Еще спустя год морские разведчики уже освоили высадку на берег через торпедные аппараты подводных лодок, лежащих на грунте, а также возвращение на них, после выполнения задачи на береговых объектах условного противника. По итогам боевой подготовки в 1958 году 42-й морской разведпункт стал лучшей специальной частью Тихоокеанского флота и был награжден переходящим вымпелом Командующего ТОФ.
Во многих учениях разведчики нарабатывали необходимые навыки, приобретали специальные знания и высказывали свои пожелания по составу оснащения. В частности, еще в конце пятидесятых годов морские разведчики сформулировали требования к вооружению – оно должно быть легким и бесшумным (в результате появились образцы специального вооружения – малогабаритные бесшумные пистолеты МСП, бесшумные гранатометы "Тишина", подводные пистолеты СПП-1 и подводные автоматы АПС, а также много другого специального вооружения). Также разведчики хотели иметь непромокаемую верхнюю одежду и обувь, а глаза нужно было защищать от механических повреждений специальными защитными очками (к примеру, сегодня в комплект снаряжения входит четыре разновидности защитных очков).
К этому времени уже определились и со специализацией, которая условно делилась на три направления:
— часть личного состава была представлена водолазами-разведчиками, которые должны были заниматься разведкой военно-морских баз противника с моря, а также минировать корабли и портовые сооружения;
— часть моряков занималась ведением войсковой разведки – проще говоря, высадившись с моря, действовали на берегу как обычные сухопутные разведчики;
— третье направление было представлено специалистами радио и радиотехнической разведки – эти люди занимались ведением инструментальной разведки, которая позволяла быстро обнаружить в тылу врага наиболее важные объекты, как то полевые радиостанции, радиолокационные станции, посты технического наблюдения – в общем, всё то, что излучало в эфир какие-либо сигналы и подлежало уничтожению в первую очередь.
В морской спецназ стали поступать специальные подводные носители – иначе говоря, небольшие подводные аппараты, которые могли доставлять диверсантов на большие расстояния. Таким носителем был двухместный "Тритон", позже – тоже двухместный "Тритон-1М", еще позже появился шестиместный "Тритон-2". Эти аппараты позволяли диверсантам незаметно проникать прямо в базы противника, минировать корабли и причалы, выполнять иные разведывательные задачи.
В 2015 году Виктор Леонов вернулся в свою часть навсегда. В день 60-летия образования разведывательного пункта на территории воинской части в торжественной обстановке был открыт памятник настоящей легенде морского спецназа, Дважды Герою Советского Союза Виктору Николаевичу Леонову.
В 1982 году настал момент, когда Родина востребовала профессиональные навыки морских спецназовцев. С 24 февраля по 27 апреля штатная группа специального назначения впервые выполняла задачи боевой службы, находясь на одном из кораблей ТОФ.
В 1988 – 1989 годах в течение 130 суток находилась на боевой службе разведывательная группа, оснащенная подводными носителями "Сирена" и всеми необходимыми боевыми средствами. К месту выполнения боевой задачи "холуаевцев" доставил малый разведывательный корабль из состава 38-й бригады разведывательных кораблей ТОФ. Что это были за задачи, пока говорить рано, ибо они до сих пор скрыты завесой секретности. Ясно одно – какому-то врагу в эти дни стало очень плохо…
В 1995 году группа военнослужащих 42-го морского разведывательного пункта специального назначения принимала участие в боевой операции по наведению конституционного режима в Чеченской Республике.
Группа придавалась действующему там 165-му полку морской пехоты Тихоокеанского флота и, по отзывам старшего начальника группировки морской пехоты ТОФ в Чечне полковника Сергея Константиновича Кондратенко, действовала блестяще. Разведчики в любой критической ситуации сохраняли хладнокровие и мужество. Пятеро "холуаевцев" сложили головы на этой войне. Прапорщику Андрею Днепровскому посмертно было присвоено звание Героя России.
Сегодня "Холуай" уже в новом облике, с несколько измененной структурой и численностью, после череды оргштатных мероприятий продолжает жить своей жизнью – по своему особому, "спецназовскому" укладу. Многие дела этой части никогда не будут рассекречены, а о каких-то еще будут написаны книги. Имена людей, которые сегодня служат здесь, закрыты для общественности, и это правильно.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites