“Горячий снег” – книга, фильм и окопная правда о Сталинградской битве

20 декабря 1942 года немецкие танки вышли к маленькой замерзшей речушке Мышкова. Оттуда до Сталинграда и окруженной в нем 6-й армии генерала Паулюса оставалось каких-нибудь 35-40 километров. Шедшие там жестокие бои один из их участников, Юрий Бондарев, описал в романе “Горячий снег”, по которому режиссер Гавриил Егиазаров снял одноименный фильм – один из лучших советских фильмов о той Войне…
фрагмент фото “Советские солдаты атакуют при поддержке танков Т-34 в районе города Калач”.

Пехотный курсант с душой артиллериста
Юрий Васильевич Бондарев.

Главные герои Бондарева – артиллеристы, а повествование ведется от лица командира огневого взвода батареи лейтенанта Николая Кузнецова.

Между тем, сам автор начинал свой боевой путь вовсе не офицером и не артиллеристом. Летом 1942 года 18-летний Бондарев был направлен во 2-е Бердичевское пехотное училище, но звание получить не успел – в октябре курсантов срочно отправили на фронт, под Сталинград.

Там вчерашний курсант стал командиром минометного расчета, в декабре под Котельниковым был контужен, ранен, получил обморожение и в “боги войны” попал уже после госпиталя, а офицером стал только к концу войны.

В 1967 году, когда Бондарев, собирая материал для будущего романа, попытался в Мюнхене встретиться с фон Манштейном, 80-летний нацистский фельдмаршал отказался от встречи, сославшись на плохое самочувствие.

По словам Бондарева, он и сам не особо пожалел, что попытка не удалась. Он признавал, что “испытывал к нему то, что двадцать пять лет назад, когда стрелял по его танкам в незабытые дни 1942 года. Я понимал, почему этот “непобежденный на поле боя” не захотел встречаться с русским солдатом”.

Почему именно Манштейн

6-я армия считалась одной из самых боеспособных в вермахте. Именно ей было поручено стереть с лица город на Волге. Не получилось. Более 330 тысяч немецких солдат и офицеров попали в окружение, и вызволить их было поручено фельдмаршалу Эриху фон Манштейну.

Почему именно ему? За его плечами было авторство победоносной кампании 1940 года против Франции, оккупация Крыма в 1941-м и взятие Севастополя в 1942-м. Гитлер считал его лучшим военным стратегом: не получится у Манштейна – не получится ни у кого.

Фельдмаршал спешно сформировал группу армий “Дон”. В нее вошли несколько крупных соединений, самым мощным из которых была танковая группа генерала Германа Гота. Операция была названа по-немецки высокопарно – Wintergewitter (“Зимняя гроза”).

Фирменный стиль: удар там, где не ждали

Наступление началось 12 декабря 1942 года. Немцы практически сразу прорвали внешнее кольцо окружения на Котельническом направлении, буквально сметя 302-ю стрелковую дивизию 51-й армии генерала Николая Труфанова и вырвавшись на оперативный простор.

Советское командование ожидало удара, но западнее, из Нижне-Чирской. Там, на среднем Дону, расстояние до 6-й армии составляло всего 40 километров.

В итоге Манштейн сумел переиграть советских генералов Андрея Еременко (Сталинградский фронт) и Николая Ватутина (Юго-Западный фронт). Он выбрал более длинный маршрут и ударил с юга. 13 декабря танкисты Гота вышли к реке Аксай, пройдя четверть пути до Сталинграда. Оставалось совсем немного, и кольцо окружения было бы прорвано.

Как генерал Вольский сумел удивить сначала Сталина, а затем Гота
Атака советских танков КВ-1 Сталинградского фронта при поддержке пехоты.

На ликвидацию прорыва Ставка спешно перебросила 2-ю гвардейскую армию генерала Родиона Малиновского. Но ей предстояло форсированным маршем пройти зимой почти 300 километров, а до ее подхода врага нужно было как-то задержать.

Задачу эту командование возложило на 4-й механизированный корпус генерала Василия Вольского, отдельные танковые полки и 20-ю истребительно-противотанковую артиллерийскую бригаду.

Прежде чем рассказать, чем сумел удивить немцев генерал Вольский, никак невозможно умолчать об инциденте, в котором тот умудрился удивить самого… Сталина.

Дело в том, что накануне контрнаступления под Сталинградом, в ноябре 1942 года Вольский направил письмо Сталину, которое могло иметь огромные последствия. Как минимум, для самого Василия Тимофеевича.

Вот что в беседе с Константином Симоновым об этом письме рассказывал маршал Александр Василевский: «Вольский писал Сталину примерно следующее. Дорогой товарищ Сталин. Считаю своим долгом сообщить вам, что я не верю в успех предстоящего наступления (операции по окружению и разгрому армии Паулюса – прим. Ред.). У нас недостаточно сил и средств для него. Я убежден, что мы не сумеем прорвать немецкую оборону и выполнить поставленную перед нами задачу. Что вся эта операция может закончиться катастрофой, что такая катастрофа вызовет неисчислимые последствия, принесет нам потери, вредно отразится на всем положении страны, и немцы после этого смогут оказаться не только на Волге, но и за Волгой…

Как честный член партии, Вольский просил проверить реальность принятых решений, и, может быть, вовсе отказаться от операции.

Письмо дошло до адресата, но к счастью, не пострадал ни сам автор, ни разработчики победного для нас плана операции “Уран”. Генерал Вольский поучаствовал в нашем контрнаступлении, и впоследствии его неоднократно награждали и повышали в звании. Именно он заставил Гота “повертеться”.

Нацистам навязали активную оборону: танкисты Вольского со всех сторон, в том числе и с тыла, контратаковали дивизии Гота. Эта “вращающаяся битва”, как окрестили ее немцы (противники несколько раз менялись местами, штурмуя высоты южнее Верхне-Кумского), длилась целых пять дней.

Тогда 19 декабря Гот ввел в сражение 17-ю танковую дивизию. Она прорвала правый фланг советской обороны, угрожая 4-му мехкорпусу окружением. С тяжелым сердцем Вольский был вынужден отвести свои части на следующий рубеж обороны – речушку Мышкова.

Оттуда до группировки Паулюса танкистам Манштейна оставалось каких-то 35 километров. Но время было выиграно – за спиной 4-го корпуса уже заняли оборону 8-я и 3-я гвардейская стрелковые дивизии армии Малиновского и разворачивались пехотные части 5-й ударной армии, усиленные двумя танковыми бригадами.

“Гроза” была, а “гром” не грянул
Генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс (слева), командующий окруженной в Сталинграде 6-й армии Вермахта, начальник его штаба генерал-лейтенант Артур Шмидт (Arthur Schmidt) и его адъютант Вильгельм Адам (Wilhelm Adam) после сдачи в плен. Сталинград, Бекетовка,

Одной из важных частей “Зимней грозы” был план Donnerschlag (“Удар грома”), согласно которому 6-я армия должна была пойти из “котла” на прорыв, пробиться к реке Донская Царица и соединиться с войсками Манштейна. Но парадокс был в том, что сам командующий окружёнными на такой шаг не решился.

Ознакомившись с планом, начальник штаба 6-й армии генерал Артур Шмидт ответил фельдмаршалу, что это приведет к полной катастрофе. И Паулюс с ним согласился, сославшись на то, что фюрер категорически запретил ему оставлять Сталинград. Командующий группой армий “Дон” не стал настаивать.

Могла ли 6-я армия пробиться к войскам Манштейна? Об этом до сих пор спорят на исторических форумах. Известно лишь, что горючего у окруженной группировки оставалось всего на 30 километров пути. Кроме того, как только Паулюс начал бы прорыв, его тут же со всех сторон атаковали советские части, следившие за малейшими изменениями на переднем крае. Риск был слишком велик, а ресурсов слишком мало.

Сутки, вместившие четыре дня, и нафталин вместо снега

Танки Гота обрушились на советские позиции на северном берегу реки Мышкова. В романе Бондарева и снятом по нему фильме наши артиллеристы, пехотинцы и танкисты отбивают их ровно сутки, после чего выждав, когда немцы выдохлись, генерал Бессонов (в фильме его замечательно сыграл Георгий Жжёнов) вводит в бой свежий танковый корпус и отбрасывает врага.

На самом деле, бои длились не одни сутки, а четверо, с 20 по 24 декабря. Страшных и драматичных. С танковыми атаками и многократными бомбежками наших позиций.

Снег здесь действительно был горячим – от пламени подбитых танков, взрывов авиационных бомб и выстрелов артиллерийских орудий. Немцы, заняв плацдарм на северном берегу реки, несколько раз пытались его расширить и каждый раз откатывались назад.

К концу фильма зритель тоже верил, что снег горячий – на фоне подбитых танков, разрушенных окопов и ходов сообщений. Дело в том, что во время съёмок знаменитого фильма со снегом возникла проблема.

Снимали бои на танковом полигоне под Новосибирском, понадеявшись на местные морозы и обильные снега. И поначалу Сибирь себя оправдывала даже с лишком: от холода съёмочная аппаратура выходила из строя.

Но в марте зима внезапно закончилась, и снег начал быстро таять. Пришлось привести целую машину нафталина и посыпать им “окопы”. Запах стоял жуткий, но знали об этом только участники съёмок.

Финал картины снимали в подмосковном Алабино в конце апреля – начале мая. Погода стояла уже и вовсе летняя. И по воспоминаниям актеров, они буквально плавились в своих шинелях и ватниках. Зато не было нафталина. Здесь снег изображали мел и известка…

Конец “Зимней грозы”
Подбитый и севший на вынужденную (у самолета выпущены шасси) немецкий истребитель Мессершмитт Bf.109 в центре Сталинграда. Лето 1943 года.

А тогда, в 1942-м, судьба “Зимней грозы” решалась не на Мышковой, а на 250 километров северо-западнее. По плану Манштейна должно было быть два деблокирующих удара: главный наносил Гот, а вспомогательный, из Нижне-Чирской – генерал Карл-Адольф Холлидт.

Но там войска Юго-Западного фронта вместе с 6-й армией Воронежского фронта 16 декабря перешли в наступление и в ходе операции “Малый Сатурн”, прорвали оборону противника, которую держали союзники Германии – итальянцы и румыны.

Генералу Холлидту, чей фланг опасно обнажился, было уже не до Сталинграда. Советские части подошли к городу Каменск-Шахтинский, нацелившись на Ростов-на-Дону.

Манштейн понял, что назревает стратегическая катастрофа: группа армий “А”, в которую входил “Дон”, могла быть отрезана от Северного Кавказа и окружена. Нужно было срочно укрепить разваливающийся Чирский фронт.

Резервов не было, и 24 декабря фельдмаршал был вынужден изъять 6-ю танковую дивизию из группировки Гота. Тем самым фактически поставив крест на судьбе армии Паулюса. В тот же день 2-я гвардейская армия освободила Верхне-Кумский.

А затем Сталинградский фронт перешел в наступление на Котельническом направлении и отбросил главную “клешню” Манштейна на исходные рубежи. Операция Wintergewitter окончательно провалилась. В войне начинался перелом.

Автор: Сергей Варшавчик
https://foma.ru/goryachiy-sneg-kniga-film-i-okopnaya-pravda-o-stalingradskoy-bitve.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites