Митрополит Тернопольский Сергий :" Господь выводит нас из ада этого мира и ставит на путь спасения"

Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
МИТРОПОЛИТ ТЕРНОПОЛЬСКИЙ СЕРГИЙ: «ГОСПОДЬ ВЫВОДИТ НАС ИЗ АДА ЭТОГО МИРА И СТАВИТ НА ПУТЬ СПАСЕНИЯ»

«Для настоящего христианина скорби в радость и во спасение, “ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется” (Рим. 10: 13), – эти слова утешения говорил митрополит Сергий пастве отобранного раскольниками храма в селе Куты Шумского района Тернопольской области в августе 2017 года в шатре палатки, где совершалась Божественная литургия. – Если человек страдания принимает с терпением, то ничто не может дать ему такой радости, которую дарует ему Господь. Это та радость, которую ничто в этом мире не может отнять от нас…». К терпению, мужественному перенесению скорбей и исповедничеству, к любви и прощению не устает призывать многострадальную тернопольскую паству их правящий архиерей – один из авторитетнейших и почитаемых в народе иерархов Украинской Православной Церкви.
Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
Вот уже 27-й год возглавляет эту западноукраинскую кафедру митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий (Генсицкий). Он принял ее сразу после епископской хиротонии в 1991 году, в 40-летнем возрасте, будучи иеромонахом Почаевской Лавры, когда по Западной Украине уже покатилась волна захватов храмов униатами и автокефалистами, а затем и раскольниками лжепатриарха Филарета Денисенко. Удивительно, что молодой иерарх в числе двух других – епископа Онуфрия, нынешнего Предстоятеля УПЦ, и епископа Алипия (ныне схиархиепископ Краснолиманский) – не побоялся дезавуировать свою подпись под требованием Филарета предоставить УПЦ статус автокефалии, что неминуемо привело бы Украинскую Церковь к расколу. Собственно, это и произошло через год, когда отпавший от Церкви Филарет провозгласил создание так называемой «УПЦ Киевского патриархата», породив кровоточащий раскол, за что был лишен сана и предан анафеме. Но тогда, в конце 1991-го, еще законный митрополит Филарет был в бешенстве, издал указ о смещении с кафедр Онуфрия, Сергия и Алипия, но боголюбивая паства не пожелала отпускать своих иерархов.

Гонения на православных Тернопольщины начались еще до распада СССР. В 1989 году, после встречи М.С. Горбачева с папой Иоанном Павлом II в Ватикане, на Украине была возрождена греко-католическая «церковь» и при попустительстве властей начались массовые захваты православных храмов. Решением облсовета Тернопольский кафедральный собор был передан униатам, и православные перебрались в храм Рождества Христова на ул. Русскую, 22. Сюда и прибыл новоназначенный владыка Сергий в феврале 1991 года. Но на храм уже положили глаз «автокефалы» УАПЦ, выплывшие из-за океана также на волне «перестройки». Организовывал захваты и грабежи церковного имущества инициатор создания Народного Руха Украины, нардеп и активный национал-патриот Василий Червоний, в политической программе которого была идея «ликвидации УПЦ Московского Патриархата на Украине». Кстати говоря, Червоний трагически-печально закончил свою жизнь: он умер от удара молнии на рыбалке в 2009 году.
проскомидия в палаточном храме с.Куты Шумского района
Отобранный храм Рождества Христова был передан раскольникам УАПЦ, и епископ Сергий с паствой вынужден был перейти молиться в епархиальный дом на храмовой территории, который неоднократно подвергался грабежам и нападениям. Владыка долго и безрезультатно ходатайствовал перед областной администрацией о выделении места под строительство нового кафедрального собора. Инициативу верующих канонической Церкви всячески поддерживал Блаженнейший Митрополит Владимир (Сабодан; † 2014), прибывший в Киев в июне 1992 года после исторического Харьковского архиерейского собора УПЦ, на котором он был избран Предстоятелем вместо ставшего на путь раскола Филарета. В связи с нарушением прав верующих на Украине посылались обращения в ООН, Всемирный совет церквей и другие международные организации. Наконец православным Тернополя выделили место под строительство храма в Восточном массиве областного центра, и после передачи епархиального дома УПЦ автокефальной общине владыка Сергий с паствой перешел молиться в подземную часть строящегося собора.
С прихожанами с.Куты после службы в палаточном храме.Август 2017
Удивительно также, что во все периоды политических обострений в стране, во времена «майданов» (в 2004 и 2014 годах), когда активизировались радикальные националистические силы и умножались нападки на каноническую Церковь с захватами православных храмов, владыка Сергий ни разу не призвал паству к ответным силовым действиям, но лишь к мужественному стоянию в вере, преданности Православию, молитве и смирению.

«Господь пришел нас всех исцелить, объединить. Если мы разделяемся, то уже противопоставляем себя друг другу, – говорил архипастырь. – Если мы разделяемся по национальному признаку, то упраздняем заповеди Господни, слова апостола Павла о том, что нет ни эллина, ни иудея, ни свободного, ни раба, но все во Христе Иисусе. Потому что если мы здесь немирные друг с другом, как мы будем любить Бога? Как мы будем Ему служить? Что мы ответим, когда встанем пред Ним на Суде? Что мы ходили на Майдан и ненавидели наших братьев по вере?»
Тернопольский Кафедральный собор мучениц Веры,Надежды,Любови и матреи их Софии
Золотыми куполами взметнулся к небу построенный красавец-собор во имя мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. В новом епархиальном доме разместился духовно-просветительский центр, воскресные школы для детей и взрослых, редакции епархиальных СМИ. В воскресные и праздничные дни собор переполнен, а на Пасху и Рождество, в день престольного праздника всё храмовое подворье заполнено людьми: паства, верная канонам и своему любимому архиерею, внимает его наставлениям, остается верной Православию, несмотря на тяжелую атмосферу неприязни и враждебности.

«В Тернополе сейчас такое соотношение конфессий: 70 храмов имеют различные религиозные общины, – рассказывал журналистам владыка Сергий. – А в распоряжении верующих Украинской Православной Церкви – наш единственный построенный собор. Мы просили участки для новых приходов УПЦ, но для нас нет места. Получается, что мы на своей земле, на своей родине – чужие. Конечно, Бога благодарим за то, что есть. В советское время тоже был один храм, дело не в этом, главное – чтобы была живая литургическая жизнь. И Господь наш постоянно показывает, что Он с нами. Но жаль народ в целом, исторически православный, который пребывает в таком заблуждении…».

Как в условиях нового всплеска агрессии сохранить душевный мир? Как не ожесточится и не прибегнуть к справедливому мщению? Как спасаться в этих условиях и находить силы для молитвы? Эти и другие вопросы намеревались мы задать митрополиту Сергию во время недавней встречи в Тернополе – 13 ноября сего года.

Владыка вышел уставшим. И все же краткая беседа состоялась.

Его каждый будничный день начинается в 7:30 молитвой в алтаре собора, где он вынимает частички о многочисленных духовных чадах, о скорбящих, болящих, терпящих гонения, о почивших и здравствующих служителях Церкви Христовой. Затем следует длительный прием духовенства и мирян в епархиальном управлении. К владыке можно попасть без всякой записи, прямо с улицы, у него нет личного секретаря, который бы предварительно опрашивал посетителей о цели прихода. Люди размещаются в комнате ожидания, и митрополит сам выходит к ним и только по ему ведомому правилу приглашает тех или иных прихожан и священников.

Когда последний посетитель ушел, и мы дождались встречи с ним.

– Как спасаться, спрашиваете? – тихим голосом заговорил владыка. – Взирая на Пастыреначальника Христа. Мы в своей жизни готовимся ко встрече с Ним в любых условиях. К Нему идем… Поэтому море бушует житейское, враг ищет, кого поглотить, а мы, забывая заднее, стремимся в горнее. Эти обстоятельства понуждают нас быть в духовном трезвении, понуждают нас, ленивых, на молитву, вынуждают нас искать помощи у Спасителя. И таким образом, обращаясь к Богу, укрепляемся в вере и начинаем понимать: оказывается, враг борется против нашего спасения, а мы об этом забываем, а он нам напоминает… И мы, переживая это непростое время, пытаемся спастись.

Господь напоминает нам этими испытаниями тщетность надежды на мир, на князи человеческие, на богатство и другие мирские ценности. А мир нас постоянно обманывает, лукавит, хочет затянуть в бездну адскую. Поэтому мы взываем: «Господи, спаси! Господи, помилуй и прости нас, грешных!» И Господь помогает нам. Ведь Господь нас слышит не тогда, когда мы сидим в покое и расслаблены, а когда мы действительно чувствуем беду, тревогу за свои святыни, тревогу о личном спасении. Тогда действительно вопль наш – из глубины души, из сердечного покаяния. Лишь с сердечным покаянием и надеждой на помощь и милость Божию возможно преодолеть все трудности. Господь слышит и помогает и утешает. И в этом мы видим чудо милости Божией, и за это благодарим Господа.

– Владыка, сейчас люди очень политизированы, ежедневно на них обрушивается поток политической информации, часто необъективной и агрессивной. И люди верят в то, что говорят СМИ. Как быть, чтобы не стать заложником такой информационной блокады?
Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
- Наверное, доверие должно быть не к средствам массовой информации. Ведь еще Антоний Великий услышал глас: «Внимай себе! А то суды Божии, и тебе нет пользы их исследовать». А мы говорим и оправдываемся: мол, доверчивые мы и хорошие! Кому мы доверяем? Чей голос мы слушаем? Церкви Христовой, святых отцов? Или голос немощных людей, которые сами заблудились?.. Поэтому нужно серьезно отнестись и ответить на вопрос: кому отдаем свое внимание, кого мы слушаем, на кого надеемся? Откроем Священное Писание, хотя бы Псалтирь – что там сказано? «Не надейтесь на князей, на сынов человеческих, в которых нет спасения» (Пс. 145: 3). А наши церковные молитвы о чем говорят? «Все упование на Тя возлагаю, Матерь Божия… Сохрани мя под кровом Твоим».

Если мы обратимся к Господу, к Матери Божией, к Святой Церкви, то увидим, что там в каждой строчке церковных молитв и песнопений есть все необходимое для нашего спасения. И если мы доверимся Господу, то непременно убедимся, что Он наше доверие не посрамит, а защитит от этого мира. Поможет этот мир не презирать, не ненавидеть, а сочувственно отнестись к нему, сочувственно сострадать людям, не знающим Бога, понимая, что они заблудились. И будем благодарить Бога, что Он выводит нас из ада этого мира и ставит на путь спасения. Этого мы желаем и людям в миру, которые заблуждаются, ищут Господа или не ищут Его. Желаем всем обрести путь Господа, путь спасения и жить полнотой жизни Святой Церкви. Тогда и в стране нашей наступит мир.

– То есть для того, чтобы как-то исправлять окружающий мир и достигать взаимопонимания и любви, необходимо начинать с себя, с работы над собой?

– Безусловно. Ведь если мы живем покаянной жизнью, молимся, сострадаем грешникам, каемся сами, благодать Божия укрепляет нас и помогает и действует на тех, которые заблудились. И меняется, образно говоря, духовный климат и вокруг нас, и внутри нас, и в обществе, и в государстве. Мы знаем, что благодать Божия меняла и гонителей Церкви и преобразовывала их. Поэтому от нас требуются и терпение, и смирение, и молитва. У святых отцов можно найти примеры, когда даже самые ярые гонители Церкви, видя стойкость христиан, в глубине души их уважали и почитали. А многие и сами становились в ряды мучеников. Может, наши современники, чинящие зло Церкви, не могут быть такими, но искорка уважения к нам в них все же остается. Они видят, что православные верующие не подчиняются духу времени, не повторяют политические лозунги, а жизнью своей проповедуют любовь, твердость и стойкость в вере, и в глубине души они уважают нас. Поэтому дай Бог нам быть примером и для ближних, и для тех, кто восстает против нас. И чтобы этот пример был примером любви к ближним нашим и к недругам нашим. И чтобы этой любовью, растворенной любовью Христа, мы желали всем спастись.
Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
С митрополитом Сергием (Генсицким)
беседовал Сергей Герук
20 ноября 2017 г.

Источник: Православие.ру
http://www.pravoslavie.ru/108284.html

__________________
См. также:
Митрополит Тернопольский Сергий посетил пострадавших от избиения защитников храма в Катериновке

Тернополь, 5 октября 2015 г.
Митрополит Сергий посетил в больнице пострадавих от избиения раскольниками защитников храма в Катериновку

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | С. Александра »» | 27.11.2017 12:34
  
2
из архивов сми СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ЖИЗНЬЮ

Архиепископ Сергий (в миру Борис Наумович Генсицкий) родился 4 декабря 1951 года в селе Долиняны Хотинского района Черновицкой области в семье священника.
В 1970 году окончил Новоселицкое медицинское училище, получив диплом фельдшера, и до 1971 года работал в Драгинецкой участковой больнице.
После службы в армии 15 июля 1973 года епископом Смоленским и Вяземским Феодосием рукоположен во диакона и назначен первым диаконом Успенского кафедрального собора города Смоленска. В 1975 году назначен исполняющим обязанности секретаря Смоленского епархиального управления. В 1976 году возведён в сан протодиакона и утверждён в должности секретаря. В 1983 году окончил Московскую Духовную Семинарию.
В мае 1985 года принят в число братии Свято-Успенской Почаевской Лавры. 6 декабря 1985 года пострижен в монашество с именем Сергий и назначен на послушание бухгалтера. В 1986 году возведён в сан архидиакона.
28 августа 1990 года рукоположен во иеромонаха архиепископом Тернопольским Лазарем.
17 февраля 1991 года совершилась хиротония архимандрита Сергия во епископа Тернопольского и Кременецкого.

Интервью с Высокопреосвященнейшим Сергием,
архиепископом Тернопольским и Кременецким

- Ваше Высокопреосвященство, Вы возглавили Тернопольскую епархию в тяжёлое для Украинского Православия время, расскажите, пожалуйста, о современном положении канонической Православной Церкви на Западной Украине.
- Основная сложность заключается в том, что наша епархия находится на рубеже православного и католического миров. Часть епархии это бывшая Австро-Венгрия, часть -царская Волынь. И как раз народ, который здесь живёт, острее ощущает эту проблему. Где-то православные и католики могут спокойно проводить совместные встречи. У нас никакое молитвенное общение с иноверцами, раскольниками на уровне простого народа не воспринимается.
Когда случилась перестройка, все старые устои стали рушиться и, к сожалению, оказалось, что наш народ к этому не готов. Вчера, например, все люди ходили в одну православную церковь в Тернополе, никто ничего не говорил. Сегодня, вдруг, находятся люди, которые эту же Церковь - Церковь, которая дала им духовную жизнь, которая поучала, освящала, благодатствовала в них, - проклинают.
В этом видно очень сильное влияние католицизма, которое проявляется и по прошествии пятидесяти лет после сурового 1946 года. Используют политический аргумент - всё, что было связано с Православием, пришло сюда, на запад, к сожалению, в связи с широкой политикой, с мирским духом богоборчества. Поэтому народ воспринял эти новые веяния как попрание своих духовных ценностей.
Сыграл свою роль и узко националистический фактор. Тем не менее, есть очень много прихожан, которые перенесли тяготы гонений, были высланы. Они страдали за то, что ратовали за свой народ, за идею Украины. И они, пережив десятилетия гонений, высылки куда-то на север, в суровые условия, сейчас являются прихожанами Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Они мыслят здраво, понимая, что смысл в вере, а не в изменчивых политических страстях. Да, они исповедники, да, они страдали за Украину, они страдали за то, что было связано с верой. И поэтому внешнее, национальное, их не ослепило. И они ревностно стоят на защите канонического Православия.
Виноваты и священнослужители, которые не занимались воцерковлением народа. Если бы служили верой-правдой, исповеднически, не лукавя, не лицемеря, не угождая страстям человеческим, то возможно 80 процентов прихожан осталось верными каноническому Православию. Получилось наоборот. У нас в Тернополе -37 храмов разных конфессий, и один -строящийся -Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, единственной канонической Церкви в Украине. Местные власти под различными предлогами отказываются от регистрации наших общин, говорят воткрытую: "Вы -москали, мы вас не зарегистрируем", хотя по закону для регистрации достаточно наличие подписей десяти человек. Кого хочешь регистрируют, а общинам канонической Церкви в регистрации отказывают. Где крестить ребёнка, где венчаться, где хоронить?
Конечно очень тяжело, когда презирают, когда оскорбляют, когда вчерашние друзья, кумовья, родственники называют тебя "зрадником", "москалём". Но есть такие люди, которые несут свой крест в терпении, молитве и в укреплении Православия. Они не озлобляются, что очень важно, раскольников жалеют. Эти люди строят храмы, сохраняют общины, в домах молятся, ездят за десятки километров к святыням, но верой не поступаются. Конечно их немного, но Господь же не в количестве, не в силе человеческой. Мне приходилось служить в таких молитвенных домах. Первый раз пришёл, думаю: как возможно в этом домике молиться после прекрасных храмов Почаевской Лавры? Но когда увидел, как люди стоят в тесноте не шелохнувшись, и не просто стоят, а молятся со слезами в течении всей длинной службы, я получил огромный урок. Я увидел, что живёт вера в народе, который оставляет грудных детей и домашние дела, чтобы защищать православные храмы и святыни. И потому так важно, чтобы Господь помог нашему народу устоять в вере, послал ему пастырей, которые своим примером поддержат его. Народ всё сделает, только чтобы был человек, которому можно довериться, открыться, за которым можно пойти. А народ и защитит, и накормит, и построит храм. Сегодня всем нам необходимо понять, что мы -служители истины и тут, нужен только пример своей жизни, не идти на трибуны, ни перед кем не распинаться, не доказывать, а свидетельствовать жизнью. А это требует и времени, и высшего мужества.
-Возможно ли решить проблему церковных расколов на Украине, придав Украинской Православной Церкви статус автокефальной? Необходима ли Украинской Православной Церкви автокефалия?
-У нас даже сам этот термин не воспринимается -Господь попустил и люди сами увидели, что это есть в реальной жизни. Спокойное было село, молились. Вдруг нашлись какие-то новые идеи, новые последователи их, и сделали раскол. Но народ все-таки не обманешь. Идея автокефалии разделяет народ, а разделение не спасает. Кроме того, идея автокефалии вызывает недоверие к власти. Когда мы говорим даже о канонической автокефалии, возникает вопрос: ради чего это делать? Ради спасения? У нас на западе раскольники говорят: мы вынуждены это сделать, чтобы защититься от навалы католицизма, униатов. Странное дело: когда два кулака вместе, такая мощь, а разделись -поодиночке как выстоим? Мы видим, что разделение провоцируют те, кто не хочет жить жизнью Церкви, те, кто раньше не ходил в церковь и даже гнал её. Идея автокефалии несёт не умиротворение, не духовную силу, а гибель. Дело доходит до курьёзов. Мы часто беседуем с раскольниками. Однажды я говорю: "Мы, люди верующие, в Царство Небесное, если Господь сподобит, попадём, как же там будем делиться?" Они говорят: "Мы там с москалями не будем". Представляете? Любая автокефалия, какая бы она ни была, - каноническая, неканоническая, - не принесёт пользы. Будет новый раскол. Мы настолько ослаблены, что не можем разделяться. Есть масса людей - священнослужителей, представителей епископата, которые не примут автокефалию, и на чьей совести это будет? Поэтому избави Бог нас от всяких новшеств. А дай Бог нам беречь единение во Христе и друг с другом. Это единственное, что может помочь нам выжить сейчас и надеяться на будущее, не столько земное, сколько вечное.
Затрону ещё один вопрос. Вы знаете, в спорах об автокефалии есть какая-то своеобразная провокация, своеобразный вид гонений. Главное дело для нас, священнослужителей, для христианина - это молитва. Но что делается? В газете написали статью - вот вы такие-сякие. Приносят: вот, Владыка, статья. Как нас оскорбляют, - давайте будем писать опровержение, защищаться. То есть мы завелись. Мы думаем, как отправить статью в другую газету, как обсуждать раскольников и клеймить их. Мы расстроены, не в себе, нет в нас мирного духа, и конечно нет уже Христа с нами. Мы готовы мстить, доказывать. А мы должны беречь молитву. И всё, что нас отвлекает от молитвы, должно нас настораживать. Вот эта идея автокефалии. Мы о ней можем рассуждать, доказывать, убеждать. А если мы верующие? Появилось что-то новое, нам непонятное. Становимся на молитву: "Господи, вразуми, помоги - угодно Тебе это или нет" и успокаиваемся. Мы стали мыслить слишком по-человечески. Автокефалия, реформы, изменения. Никто не думает о том, как нужно помолиться, как лучше покаяться.
- Хотелось бы продолжить разговор о внутрицерковных реформах. Всё чаще раздаются голоса, призывающие к переходу на новый стиль, переводу богослужения на русский и украинский языки, изменению богослужебного устава. Как вы относитесь к этим идеям?
- Что касается нового стиля, я могу только согласиться с мнением тех святителей-исповедников, которые говорят о том, что его введение губительно для Церкви. Народ Божий, особенно старые люди, у которых церковной жизнью пронизаны семейный и трудовой быт, живут по старому стилю и с ним связывают все события личной жизни. Введение нового стиля, в котором нет потребности, вносит разделение. У нас, в Почаеве, такая попытка была после революции, когда митрополит Варшавский пытался ввести новый стиль. Приехали служить в Лавру по новому стилю, а народ поёт тропарь по старому стилю. И народ победил. И свидетельств сколько явных есть в поддержке именно старого стиля. Например, Преображение. На Святой Земле облако сходит на Фавор только по старому. И если, не дай Бог, в нашей Церкви, кто-то попытается перейти на новый стиль, это будет только новый раскол.
Отрицательно относимся мы и к переводу богослужения с церковнославянского языка. Мне кажется, что лучше, как говорили многие святители на Поместном Соборе 1918 года, давать разъяснения трудных мест, издавать словари, вспомогательные пособия. Нужно помочь людям понять сокровища нашего языка. Но не нужно переводить всё Бог весть ради чего и для какой цели. Не для глубокого познания это делается, а для отторжения от Церкви. Вспоминаю наш, западный, опыт. После революции в независимой Польше сразу же проводилась реформа в Церкви. Предлагалось упразднить церковнославянский язык, ввести украинский. Даже приснопамятный митрополит Дионисий, сам владимирец по рождению, стал учить украинский язык. Но за этим последовала полонизация. Украинский язык попытались заменить польским. Только тогда опомнились, поняли, что этого делать нельзя и вернулись к церковнославянскому языку. Очень много есть у нас раскольнических приходов, которые тем не менее служат на церковнославянском. Ещё один яркий пример - Гузар, глава униатской церкви, издал указ, включающий рекомендацию о прекращении украинизации и о возвращении, где только это возможно, к церковнославянскому языку. Ещё один вопрос - кто будет заниматься переводом? Мы слышали однажды выступление на конгрессе украинцев титулованного представителя интеллигенции, который сказал, что нужно переводить богослужебные тексты на украинский язык. И начать надо с книги "Октоих", "є така книга, її треба перекладати". Простите, если он, учёный муж, не может правильно назвать книгу, как он её сможет перевести? Мы должны чётко сознавать, что церковнославянский язык нам оставили святые равноапостольные. И поэтому, если переводить так, как у нас переводится сплошь и рядом - и в раскольнических храмах, и в наших, это -богоборчество, и кощунство. Я украинец, и люблю свой язык, и я его прекрасно понимаю, но сколько ни встречал переводов на украинский язык, во всех вижу изъяны. Опять же, получается, что перевод разъединяет, а не объединяет. Церковнославянский язык - это объединяющее начало польского, белорусского, украинского, русского, сербского, болгарского народов. А кому-то не нравится, что мы едины. Об этом надо говорить. И ещё вопрос в том, что приносят реформы живого, действенного, жизнеутверждающего в Церковь? Другое дело, если бы мы полностью исполнили существующий церковный закон, достигли совершенства. Но если мы не можем исполнить элементарные заповеди, зачем нам ещё делать какую-то реформу в церковном календаре? Спрашивается - ради кого это делается? Ради церковной жизни? Нет. Ради священнослужителей? Нет. Это навязано извне, от людей, которые не живут Церковью, не живут покаянной жизнью. Не зная ни молитвы, ни стояния в вере, они хотят низвести Церковь с духовного на какой-то бытовой, политический уровень. Нужно беречь то, что есть в сокровищнице жизни нашего народа, который говорит нам своим терпением, своим исповедничеством: "Братья, не искушайте нас". Всё-таки Господь даёт нам возможность постигать науки, знать историю Матери-Церкви. А мы, к сожалению, народ смущаем.
Зачастую получается, что ныне живём жизнью церковной, не исполняем элементарных правил, даже утренние и вечерние молитвы не читаем, а хотим делать реформу в Церкви. Для чего? Чтобы спастись? Нет. Чтобы оправдать своё беззаконие, узаконить его. Идеи реформ околоцерковны, но проникают в жизнь Церкви. Поэтому нам нужно уклоняться от них, беречь тот остаток, что есть у нас, и в этом остатке постараться жить духом Христовым, общинным Духом. Нужно попытаться избежать духа реформаторства, отвлекающего нас от главного, – от спасения души, от жизни Церкви, от молитвы. Протоиерей Валентин Свенцицкий, исповедник, говорил: "Назад к уставу". У нас наоборот: сократить, изменить, перевести, а что-то не слышно, чтобы кто-то сказал: "Братья, давайте жить этой жизнью". Апостол прямо говорил: "Если бы я угождал человекам, то не был бы раб Христов". У нас понятия о том, кому мы служим, ради чего живём на земле, изменились. Пытаемся только приспособиться, устроиться получше, поудобнее.
Афонские и другие старцы говорят, что нужно находить время уединяться, уходить внутрь себя для молитвы. Иначе - не устоим. Вспомните Шевченко: "Молiтеся – поборете". Вот главное что надо делать. Старец Паисий Афонский учил: "Если мы будем являть образ своей жизни, пример нашей жизни обратит раскольников быстрее, чем всякие реформы и изменения". Вот о чём нужно нам стараться сейчас, усердствовать. Покаяние, благочестивая жизнь и молитва. Не будет этого - никакие реформы нас не спасут.
- Ваше Высокопреосвященство, как вы относитесь к разговорам о скором наступлении "последних времён"?
- Вот это как раз нам предупреждение, что бы мы готовились к испытаниям, не расслаблялись. Видим признаки конца - лжепророков, лжецеркви, потерю любви, значит надо собираться духовно: уклоняться от зла, беззакония, чаще жить литургической жизнью. Видя всё совершающееся сейчас, мы должны ожидать встречи со Христом, готовить себя к этой встрече. В Священном Писании всё есть. Посмотрите на первых христиан - они ждали пришествия Господня, ждали конца света, а мы говорим - это не скоро будет. Христос прямо говорит: "Радуйтесь при переходе в вечную жизнь", к этому нужно готовиться, а не унывать и не думать, как бы ещё приспособиться, чтобы потянуть время. Дескать, мы ещё поживём, не пугайте нас. Значит мы далеки от того идеала, которым жили первые христиане. А к нему нужно стремиться. Поэтому говорить о временах последних надо, но говорить не так: "Всё нельзя!" Надо жить полнокровной жизнью, чтобы Господь застал нас трудящимися ради спасения, чтобы мы не праздно почивали. Вот сейчас многие говорят: "Нельзя жениться, рожать тоже нельзя, нельзя ничего строить", но сложа руки тоже нельзя жить, нужно всё делать, безделье душу губит. Но надо стараться, чтобы наше дело было осмыслено во имя Божие, ради спасения нашей души, ради пользы ближнего.
Сейчас возрастает личная ответственность каждого. Не будет, как мне скажут - так и поступлю. Мы должны приучаться к тому, что, возможно не у кого будет спросить, некогда. Или можно спросить и ошибиться, поэтому мы должны искать сейчас того, кто нас не обманет, а чтобы учиться, во всех вопросах к Богу обращаться надо.
И не пугаться ни в коем случае. Один духовной жизни батюшка говорил: "Вы себе только представьте: миг - и уже вечность". Кого бояться? Антихриста? А что Священное Писание говорит: "Господь убьёт его духом уст Своих". Без всякого усилия. Так если мы со Христом, кого нам бояться? А бояться надо того, что мы не со Христом, и искать убежища для защиты, которое Христос готов нам дать. И всё, что происходит сейчас, должно напомнить нам, что мы - Христовы. "Господи, помоги!" – и всё. И поможет. [/U]
- Во времена церковных нестроений мы особенно нуждаемся в примерах для подражания. Встречали ли Вы на своём жизненном пути людей, которые воплотили идеал христианской жизни православного пастырского служения?
- Хотелось бы вспомнить старца архимандрита Серафима (Тяпочкина), который служил в Белгородской епархии. Что меня в нём поразило, это его какое-то особенное отношение к Литургии. В общении отец Серафим был человек простой, но войдя в храм, встав у престола, он преображался. Старец поднимался на такую высоту, что на него боязно было смотреть. Он весь уходил в молитву, весь во внимание. Лишнее движение при нём боязно было сделать в алтаре. Он весь отдавался тому, что совершалось в священнодействии. И я даже боялся с ним тогда сослужить. Когда я сказал об этом отцу Серафиму, он улыбнулся: "Не смущайтесь". После Литургии жду его полчаса, час. Оказывается, старец после службы, возгретый молитвой, уходил в свою келлию и сразу же совершал какое-то особое келейное правило. И только спустя часа два он приступал к трапезе. Он весь отдавался служению людям, весь светился неземным светом, во всём чувствовалась любовь. Тогда я уже никакого страха не чувствовал. Наоборот, ощущал себя, как у родного отца. Несмотря на старческую немощь и в то же время множество посетителей, он служил, он молился. И я видел, что это - главное в жизни священнослужителя.
Удивительный старец - отец Кирилл. Это жемчужина, сокровище духовное. Я как-то однажды возроптал, что мне тяжело нести послушание, и Господь мне дал вразумление - будучи в Троице-Сергиевой Лавре, я просто увидел день отца Кирилла. Человек пожилой, обременённый, принимает сотни людей в день, и при этом не пропускает ни братского правила, ни Литургии. Люди идут к нему после братского правила до Литургии, и после Литургии, до трапезы, до ужина и после ужина. И уже после всего, после десяти часов в комнатке, батюшка целый час читал Священное Писание. И приходила братия - лаврская братия и братия учащаяся. Батюшка что-то комментировал, что-то разъяснял, отвечал на вопросы. Это было живое чтение. Я такого больше ни у кого не испытывал. И когда я увидел этот день батюшки, я просто был пристыжен. О чём говорить, чувствуется, что батюшка живёт духом, живёт благодатью и благодать эта явственна. Батюшка не возмущается, не повышает голоса, не раздражается. Никакой тени уныния, смущения, расстройства, раздражения. Все - с любовью. Это явлено чудо Божие, которое совершается в немощи его телесной, но в силе любвеобильного его духа, который видя всё, зная всё, взбодрит, успокоит, благотворит и укрепит духовно, показав, что всё совершающееся - это не столь страшно, бояться не надо.
Удивлялся терпению, благоговению простых деревенских людей, которые приходили в храм. И ещё, в храме, понятно, такое поведение и должно быть, но удивлялся я, видя их отношения в семье. Приходилось видеть некоторые семьи - простые, малограмотные люди, но у них было какое-то благоговейное отношение друг к другу и к любому человеку, который с ними соприкасался. Чувствовалось, что они не просто тебя уважают, они относятся к тебе как к образу и подобию Божию. Было в этих людях какое-то внутреннее благородство и удивительная любовь между собой. Они не оскорбляли власть, не сетовали на бедность, жизненные проблемы, обстоятельства. Свой жизненный крест они несли кротко, несли с радостью.
Вот, что меня поразило в этих людях.
- Ваше Высокопреосвященство, позвольте поблагодарить Вас за духовнополезную беседу. В заключении традиционный вопрос: что бы Вы хотели пожелать читателям "Андреевского вестника"?
- Мы переживаем спасительное, благодатное время. Господь даёт нам возможность свободно помолиться, соприкоснуться со святыней, изучать духовную литературу. Больше уже нечего давать. И надо приобретать всё, что нам щедро посылается Господом. Не нужно расслабляться - долго это время не продлится. Придёт пора, когда всё, что мы собрали, или сгорит, или устоит. И поэтому мы должны чаще общаться друг с другом, учиться стоянию в вере у духовных людей, у новомучеников и исповедников. И очень важно сейчас, чтобы нас не увлекали в сторону, не отвлекали от Христа. Не стоит отвлекаться на праздные разговоры, размышления, на тщетные человеческие попытки спасти Церковь. Не мы спасаем Церковь - Христос спасает Церковь. А мы должны спасаться и жить в Церкви. Мы призваны для молитвы, а думаем как нам пикироваться с раскольниками. Рассуждаем: "раскольники такие-сякие", а себя не знаем и какие мы в этот момент тоже не знаем. Это - наша ошибка. Этим враг нас уловляет. Возьмём, к примеру, Тернополь. Сейчас мы чуть-чуть расслабились, а раньше чуть что не так - приходим в храм для покаяния и молитвы, читаем Псалтирь. Люди оставляли всё и шли молиться, чувствовали опасность и чувствовали благодать Божию. Такая жизнь у нас тогда была - просто радость в испытаниях. Ведь даже за раскольников следует молиться, чтобы Сам Господь спас их, неразумных. Все мы - дети Божии, и если мы имеем образ жизни детей Божиих - это лучше всякой проповеди вразумит, остановит и всем нам поможет. Многие сейчас упрекают нас в том, что мы хуже раскольников. Сам Господь хочет нам помочь, а мы пренебрегаем Им. В самом деле - имеем такое богатство! И учимся мудрованиям человеческим, а Божиих не знаем. Что нам рассуждать о чём-то великом, когда есть у нас малое, которое нам нужно спасать. Но для этого надо жить жизнью Церкви.
Лёгкого пути нам никто не обещал, райской жизни - тоже не обещано, но радуйтесь, если Господь даёт возможность потерпеть за Христа, устоять в вере. Если нам дано сейчас потерпеть в нашей жизни, если ничего доброго нет, то давайте потерпим. Христос грядет. Мы должны спешить навстречу Христу. Но к радости встречи мы должны придти через крест. И дай Бог, чтобы мы устояли на кресте, и чтобы Господь увенчал нас за малое.

С Высокопреосвященнейшим Сергием, архиепископом Тернопольским и Кременецким
беседовали чтецы Димитрий Трибушный и Александр Литвинов, воспитанники 4-го курса ОДС."
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites