10 октября. Мученика Каллистрата и дружины его. Преподобного Савватия Соловецкого.

27 сентября по старому стилю / 10 октября по новому стилю
вторник

Мч. Каллистрата и дружины его: Гимнасия и иных (304).
Прп. Савватия Соловецкого (1435). Апп. от 70-ти Марка, Аристарха и Зины (I). Мц. Епихарии (284–305). Прп. Игнатия (963–975).
Сщмч. Петра, митр. Крутицкого (1937).
Сщмч. Димитрия Шишокина пресвитера (1918); сщмчч. Германа, еп. Вольского, и Михаила Платонова пресвитера (1919); сщмч. Феодора Богоявленского пресвитера (1937).


Флп., 235 зач., I, 1–7. Лк., 16 зач., IV, 37–44
– за понедельник и за вторник: Флп., 236 зач., I, 8–14. Лк., 18 зач., V, 12–16*.
* Если совершается полиелейная служба сщмч. Петра, митр. Крутицкого, то на утрене читается Евангелие от Матфея, 36 зач., X, 16–22, а на литургии – чтения за понедельник, за вторник, (под зачало) и священномученика: Рим., 99 зач., VIII, 28–39. Лк., 106 зач., XXI, 12–19.

Тропарь мученика Каллистрата и дружины его, глас 4:

Мученицы Твои́, Го́споди,/ во страда́ниих свои́х венцы́ прия́ша нетле́нныя от Тебе́, Бо́га на́шего,/ иму́ще бо кре́пость Твою́,/ мучи́телей низложи́ша,/ сокруши́ша и де́монов немощны́я де́рзости./ Тех моли́твами// спаси́ ду́ши на́ша.

Кондак мучеников, глас 4:
Многообра́зныя ра́ны претерпе́вше/ и венцы́ от Бо́га я́ве прии́мше,/ о нас моли́теся, блаже́ннии, Христу́,/ па́мять всепра́зднственную ва́шу соверша́ющих,/ велича́йший Каллистра́те со страда́вшими с тобо́ю,/ е́же умири́ти па́ству и лю́ди:// Той бо есть ве́рных утвержде́ние.

Тропарь священномученика Петра, митрополита Крутицкого, глас 2:
Бо́жиим смотре́нием к святи́тельскому служе́нию/ святы́м патриа́рхом Ти́хоном призва́нный,/ ста́ду Христо́ву яви́лся еси́ страж неусы́пный/ и защи́тник небоя́зненный,/ священному́чениче Пе́тре,/ жесто́кая заточе́ния и да́льная изгна́ния,/ страда́ние и смерть от богобо́рцев претерпе́л еси́,/ вене́ц му́ченический прия́в,/ на Небеси́ ны́не ра́дуешися./ моли́ Ми́лостиваго Бо́га,/ да сохрани́т Це́рковь на́шу от нестрое́ний,/ единомы́слие и мир лю́дем Свои́м дарует// и Спа́сет ду́ши на́ша.

Кондак священномученика Петра, митрополита Крутицкого, глас 4:
Дух ми́рен и кро́ток стяжа́в,/ тве́рдое упова́ние на милосе́рдие Бо́жие име́я,/ блюсти́тель ве́рный Це́ркве Росси́йския/ и испове́дник Христо́в яви́лся еси́,/ священному́чениче Пе́тре,/ при́сный о нас пред Бо́гом предста́телю// и моли́твенниче о душа́х на́ших.
********
Апостол Павел говорит удивительные слова: «Не будь побеждаем злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12, 21). Всем не понимающим слова Спасителя о том, как следует подставить левую щеку, надо вдуматься в слова: «побеждай зло добром». Если кто-то вторгается в нашу жизнь и делает нам зло, – а мы до того и не помышляли о зле, ходили в храм, молились, хранили душевный покой, – то что происходит, если мы отвечаем на зло злом? Мы теряем внутренний мир, недруг нас победил. Почему зло, исходящее от другого человека, изменяет мой внутренний мир? Почему другой побеждает меня? Это происходит всякий раз, когда мы на зло отвечаем злом. Мы уже побеждены. Зло господствует в нашем сердце. Был мир – нет мира. Был покой – нет покоя.

Мученик Каллистрат Византийский
Свя­той Кал­ли­страт ро­дом из Кар­фа­ге­на. Дед свя­то­го Кал­ли­стра­та Неоскор слу­жил при им­пе­ра­то­ре Ти­ве­рии в Па­ле­стине, под на­ча­лом про­ку­ра­то­ра Иудеи Пон­тия Пи­ла­та, и был сви­де­те­лем Крест­ных стра­да­ний Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Его му­че­ни­че­ской смер­ти и пре­слав­но­го Вос­кре­се­ния. Отец свя­то­го был хри­сти­а­ни­ном, он вос­пи­тал сы­на в ве­ре и бла­го­че­стии. Как и его отец, свя­той Кал­ли­страт стал во­и­ном и вы­де­лял­ся сре­ди со­рат­ни­ков-языч­ни­ков доб­рым по­ве­де­ни­ем и крот­ким нра­вом. Но­ча­ми, ко­гда все спа­ли, он обыч­но вста­вал на мо­лит­ву. Од­на­жды спав­ший воз­ле него во­ин услы­шал, что свя­той Кал­ли­страт при­зы­ва­ет Имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста, и до­нес об этом во­е­на­чаль­ни­ку. Тот при­звал Кал­ли­стра­та, до­про­сил его и хо­тел за­ста­вить при­не­сти жерт­ву идо­лам, на что свя­той от­ве­тил твер­дым и ре­ши­тель­ным от­ка­зом. То­гда во­е­на­чаль­ник при­ка­зал из­би­вать свя­то­го, а за­тем, из­ра­нен­но­го, во­ло­чить по ост­рым кам­ням. По­бои и пыт­ки не сло­ми­ли твер­дой во­ли и му­же­ствен­но­го тер­пе­ния стра­даль­ца. Му­чи­тель ве­лел за­шить свя­то­го в ко­жа­ный ме­шок и уто­пить в мо­ре. Од­на­ко ме­шок Про­мыс­лом Бо­жи­им на­ткнул­ся на ост­рый ка­мень и разо­рвал­ся, а свя­той Кал­ли­страт, под­дер­жан­ный дель­фи­на­ми, вы­шел на су­шу невре­ди­мым. Уви­дев та­кое чу­до, 49 во­и­нов уве­ро­ва­ли во Хри­ста. То­гда во­е­на­чаль­ник бро­сил свя­то­го Кал­ли­стра­та вме­сте с уве­ро­вав­ши­ми во­и­на­ми в тем­ни­цу. Все они бы­ли под­верг­ну­ты пе­ред тем бес­че­ло­веч­но­му из­би­е­нию. В за­то­че­нии свя­той Кал­ли­страт про­дол­жал про­по­ве­до­вать во­и­нам Сло­во Бо­жие и укреп­лял их дух к му­че­ни­че­ско­му по­дви­гу. При­зван­ные вновь к во­е­на­чаль­ни­ку, стра­даль­цы твер­до ис­по­ве­да­ли ве­ру во Хри­ста, по­сле че­го им свя­за­ли ру­ки и но­ги и бро­си­ли в пруд. Но свя­зы­вав­шие их узы рас­па­лись. Со свет­лы­ми ли­ца­ми сто­я­ли свя­тые му­че­ни­ки в во­де, ра­ду­ясь сво­е­му Кре­ще­нию, ко­то­ро­му со­пут­ство­вал му­че­ни­че­ский по­двиг. Над их го­ло­ва­ми был ви­ден пре­крас­ный свет­лый ве­нец, и все услы­ша­ли го­лос: «Му­жай­ся, Кал­ли­страт, со ста­дом тво­им, и иди успо­ко­ить­ся в веч­ных се­ле­ни­ях». Од­новре­мен­но с этим зна­ме­ни­ем зем­ля со­дрог­ну­лась и сто­яв­ший невда­ле­ке идол упал и раз­бил­ся. Ви­дя всё про­ис­хо­див­шее, 135 дру­гих во­и­нов так­же уве­ро­ва­ли в Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Во­е­на­чаль­ник, бо­ясь воз­му­ще­ния в вой­ске, су­дить их не стал, а свя­то­го Кал­ли­стра­та с дру­жи­ной опять за­клю­чил в тем­ни­цу, где они го­ря­чо мо­ли­лись и бла­го­да­ри­ли Со­зда­те­ля, дав­ше­го им си­лу пе­ре­но­сить стра­да­ния. Но­чью по при­ка­зу во­е­на­чаль­ни­ка му­че­ни­ков из­ру­би­ли ме­ча­ми на ча­сти. Свя­тые остан­ки их по­греб­ли остав­ши­е­ся в жи­вых 135 во­и­нов, а впо­след­ствии на ме­сте их стра­да­ния, как и пред­ска­зы­вал свя­той му­че­ник Кал­ли­страт, бы­ла со­ору­же­на цер­ковь.

Преподобный Савватий Соловецкий
Преподобный Савватий Соловецкий пришел в Кирилло-Белоезерский монастырь в 1396 году, где принял иноческий постриг. Там он подвизался долгое время, беспрекословно исполняя все послушания. Смирение, кроткая любовь к братии и строгая жизнь отличали преподобного Савватия среди других подвижников. Вскоре он стал тяготиться вниманием и уважением братии и приходивших мирян и, узнав, что на Ладожском озере есть каменистый остров Валаам, решил переселиться туда. Тяжко скорбя, простилась братия Кирилло-Белоезерского монастыря со святым старцем. На Валааме мирская слава также стала беспокоить смиренного старца. Между тем преподобный узнал, что на севере есть необитаемый Соловецкий остров; он стал просить у игумена благословения поселиться там в уединении. Однако игумен и братия не пожелали расставаться со святым старцем. По указанию Божию преподобный Савватий ночью оставил Валаамскую обитель и направился к берегам Белого моря. Когда он узнал от местных жителей, что остров находится в двух днях плавания, что на нем много озер и что на острове никто не живет, он еще больше возгорелся желанием там поселиться. Удивленные жители спрашивали убеленного сединами подвижника, как он будет там жить и чем питаться. «У меня такой Владыка, – отвечал преподобный, – Который и дряхлости дает силы свежей юности, и голодных питает досыта». Некоторое время преподобный Савватий оставался в часовне, стоявшей вблизи устья реки Выги, в местечке Сороки. Там он встретился с подвизавшимся в отшельничестве преподобным Германом, и они вместе решили переселиться на остров. На утлой ладье, помолившись Богу, старцы отправились по суровому морю и через три дня достигли Соловецкого острова. Подвижники поселились около Секирной горы, где водрузили крест и поставили келлию. В суровых условиях Севера подвизались старцы в течение нескольких лет и своими подвигами освятили безлюдный остров. И здесь порой враг человечества – диавол искушал святых старцев. Некий рыбак с женой, движимый чувством зависти, прибыл как-то на остров и поселился неподалеку от подвижников. Но Господь не допустил утвердиться мирянам рядом со старцами. Жене рыбака явились два юноши со светлыми лицами и высекли ее прутьями. Рыбак испугался, быстро собрал вещи и поспешил вернуться на прежнее место жительства. Однажды, когда преподобный Герман отправился по келейным нуждам на реку Онегу, преподобный Савватий, оставшись один, почувствовал приближение кончины и обратился с молитвой к Богу, чтобы Он сподобил его причаститься Святых Таин. За два дня преподобный доплыл до материка и в десяти верстах от реки Выги встретил игумена Нафанаила, шедшего в далекое селение причащать больного крестьянина. Игумен Нафанаил обрадовался встрече с преподобным, исполнил его желание и выслушал при этом рассказ о подвигах на острове. Простившись, они условились встретиться в храме на реке Выге.

Придя в храм, святой старец молитвенно благодарил Бога за причащение; он затворился в келлии, находившейся при храме, и стал готовиться к отшествию в вечные селения. В то время к берегу пристал новгородский купец Иоанн и, поклонившись святым иконам в храме, пришел к святому старцу. Получив благословение и наставление, он предложил преподобному часть своего богатства и был опечален, когда услышал отказ. Желая утешить купца, преподобный Савватий предложил ему остаться до утра и обещал благополучие в дальнейшем пути. Но Иоанн спешил отплыть. Внезапно началось землетрясение и на море поднялся шторм. Испугавшись, купец остался, а утром, войдя в келлию для благословения, увидел, что старец уже преставился. Вместе с подошедшим игуменом Нафанаилом они погребли преподобного Савватия в часовне и составили описание его жития. Это совершилось 27 сентября 1435 года. Через 30 лет святые мощи преподобного Савватия были перенесены преподобным Зосимой († 1478; память 17 апреля) и братией на Соловецкий остров и положены в Преображенском храме. В 1566 году мощи преподобных Савватия и Зосимы были перенесены в церковь, названную в их честь (совместная память 8 августа).

Преподобный Игнатий жил в Х веке в Каппадокии и с юных лет был посвящен родителями Богу. По достижении зрелого возраста он принял монашество и вскоре был хиротонисан в сан пресвитера. Затем святой Игнатий был поставлен игуменом обители Спаса, называемой «Глубокие реки», близ Константинополя. Преподобный Игнатий заботился о монастыре, украсил храмы и обнес обитель оградой. Скончался преподобный Игнатий в городе Амории в 975 году.
Мощи его по прошествии долгого времени обретены нетленными.

Священномученик Петр, митрополит Крутицкий
Священномученик Пётр, митрополит Крутицкий (в миру Пётр Фёдорович Полянский) родился в 1862 году в благочестивой семье священника села Сторожевое Воронежской епархии. В 1885 году он закончил по I разряду Воронежскую Духовную Семинарию, а в 1892 году Московскую Духовную Академию и был оставлен при ней помощником инспектора.

После занятия ряда ответственных должностей в Жировицком духовном училище, Пётр Фёдорович был переведён в Петербург, в штат Синодального Учебного Комитета, членом которого он стал. Будучи высокопоставленным синодальным чиновником, Пётр Фёдорович отличался бессребреничеством и строгостью. Он объездил с ревизиями едва ли не всю Россию, обследуя состояние духовных школ. При всей своей занятости он находил время для научных занятий и в 1897 году защитил магистерскую диссертацию на тему: «Первое послание святого Апостола Павла к Тимофею. Опыт историко-экзегетического исследования».

Пётр Фёдорович принимал участие в Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 годов. После революции Пётр Фёдорович до 1920 года служил управляющим Московской фабрикой «Богатырь».

Во время начавшихся гонений на святую Церковь, в 1920 году Святейший Патриарх Тихон предложил ему принять постриг, священство и стать его помощником в делах церковного управления. Рассказывая об этом предложении брату, он сказал: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то буду предателем Церкви, но, когда соглашусь, я знаю, я подпишу сам себе смертный приговор».

Сразу после архиерейской хиротонии в 1920 году во епископа Подольского, Владыка Пётр был сослан в Великий Устюг, но после освобождения из-под ареста Святейшего Патриарха Тихона — вернулся в Москву, став ближайшим помощником Российского Первосвятителя. Вскоре он был возведён в сан архиепископа (1923 год), затем стал митрополитом Крутицким (1924 год) и был включён в состав Временного Патриаршего Синода.

В последние месяцы жизни Патриарха Тихона митрополит Пётр был его верным помощником во всех делах управления Церковью. В начале 1925 года Святейший назначил его кандидатом в Местоблюстители Патриаршего Престола после священномучеников митрополита Казанского Кирилла и митрополита Ярославского Агафангела. После кончины Патриарха обязанности Патриаршего Местоблюстителя были возложены на митрополита Петра, поскольку митрополиты Кирилл и Агафангел находились в ссылке. В этой должности Владыка Пётр был утверждён и Архиерейским Собором 1925 года.

В своём управлении Церковью митрополит Пётр шёл по пути Патриарха Тихона — это был путь твёрдого стояния за Православие и бескомпромиссного противодействия обновленческому расколу.

Предвидя свой скорый арест, Владыка составил завещание о своих Заместителях и передал настоятелю Даниловского монастыря деньги, для пересылки ссыльным священнослужителям. Агенты Г. П. У. предлагали ему пойти на уступки, общая какие-то блага для Церкви, но Владыка им отвечал: лжёте; ничего не дадите, а только обещаете...».

В ноябре 1925 года митрополит Пётр был арестован — для него началась пора мучительных допросов и нравственных истязаний. После заключения в Суздальском политизоляторе, Владыку привезли на Лубянку, где ему предлагали отказаться от первосвятительского служения в обмен на свободу, но он ответил, что ни при каких обстоятельствах не оставит своего служения.

В 1926 году Владыка был отправлен этапом в ссылку на три года в Тобольскую область (село Абалацкое на берегу реки Иртыш), а затем на Крайний Север, в тундру, в зимовье Хэ, расположенное в 200 километрах от Обдорска. Ссылка вскоре была продлена на два года. Святителю удалось снять внаймы у местной старушки-самоедки домик из двух комнат. Сначала, отдохнув от Тобольской тюрьмы, святитель чувствовал облегчение от свежего воздуха, но вскоре с ним случился первый тяжёлый припадок удушья, астмы, и с тех пор он, лишённый медицинской помощи, не покидал постели. Он знал, что на его имя поступают посылки, но не получал их, пароход в Хэ приходил лишь раз в год. Но в той же ссылке Владыка вновь был арестован в 1930 году и заключён в Екатеринбургскую тюрьму на пять лет в одиночную камеру. Затем он был переведён в Верхнеуральский политизолятор. Ему предложили отказаться от Местоблюстительства, взамен обещая свободу, но Святитель категорически отказался от этого предложения.

Ни продление срока ссылки, ни переводы во всё более отдалённые от центра места, ни ужесточение условий заключения не смогли сломить волю Святителя, хотя и сокрушили могучее здоровье Владыки. Все годы тяжёлого одиночного заключения он даже словом не проявил ни к кому неприязни или нерасположения. В то время он писал: «...как Предстоятель Церкви я не должен искать своей линии. В противном случае получилось бы то, что на языке Церковном называется лукавством». На предложение властей принять на себя роль осведомителя в Церкви, Патриарший Местоблюститель резко ответил: «подобного рода занятия несовместимы с моим званием и к тому же несходны моей натуре». И хотя Первосвятитель был лишён возможности управлять Церковью, он оставался в глазах многих мучеников и исповедников, возносивших его имя за Богослужением, надёжным островком твёрдости и верности в годы отступлений и уступок богоборческой власти.

Условия заключения Святителя были очень тяжелы. Владыка страдал от того, что, чувствуя себя в ответе перед Богом за церковную жизнь, он был лишён всякой связи с внешним миром, не знал церковных новостей, не получал писем. Когда же до него дошли сведения о выходе «Декларации» митрополита Сергия (Страгородского), являвшегося его заместителем, Владыка был потрясён. Он был уверен в митрополите Сергии, в том, что тот осознаёт себя лишь «охранителем текущего порядка», «без каких-либо учредительных прав», что Святитель ему и указал в письме 1929 года, где мягко укорил митрополита Сергия за превышение им своих полномочий. В том же письме Владыка просил митрополита Сергия «исправить допущенную ошибку, поставившую Церковь в унизительное положение, вызвавшее в Ней раздоры и разделения...».

В начале 1928 года с Владыкой имел возможность встретиться и беседовать участник одной научной экспедиции, профессор Н. Ему Владыка так сказал о своей оценке деятельности митрополита Сергия: «Для Первоиерарха подобное воззвание недопустимо. К тому же я не понимаю, зачем собран Синод, как я вижу из подписей под Воззванием, из ненадёжных лиц. В этом воззвании набрасывается на Патриарха и меня тень, будто бы мы вели сношения с заграницей политические, между тем, кроме церковных, никаких отношений не было. Я не принадлежу к числу непримиримых, мною допущено всё, что можно допустить, и мне предлагалось в более приличных выражениях подписать Воззвание, но я не согласился, за это и выслан. Я доверял м. Сергию и вижу, что ошибся».

В 1929 году священномученику Дамаскину, епископу Стародубскому, удалось наладить через связного общение с митрополитом Петром. Через этого связного Святитель устно передал следующее:

«1. Вы, епископы, должны сами сместить митрополита Сергия.
2. Поминать митрополита Сергия за Богослужением не благословляю».

В 1930 году из зимовья Хэ Святитель написал ещё одно, последнее, письмо к митрополиту Сергию, где выразил огорчение, что тот, как лицо ему подчинённое, не посвятил его в свои намерения относительно легализации Церкви путём недопустимых компромиссов: «Раз поступают письма от других, то, несомненно, дошло бы и Ваше». Выражая своё отрицательное отношение к компромиссу с коммунистами и к уступкам им, допущенным митрополитом Сергием, Владыка прямо требовал от последнего: «если Вы не в силах защищать Церковь, уйдите в сторону и уступите место более сильному».

Таким образом, Святитель считал, что русские архиереи должны сами наложить прещение на митрополита Сергия за его антиканонические деяния. Возможно, для этого и было подготовлено в 1934 году Послание священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) о запрещении митрополита Сергия в священно-служении.

В 1931 году Владыку частично парализовало. Случилось это после визита Тучкова, предложившего Святителю стать осведомителем Г. П. У. Ещё ранее у него началась цинга. В 1933 году больного астмой престарелого Святителя лишили прогулок в общем тюремном дворе, заменив их выходом в отдельный двор-колодец, где воздух был насыщен тюремными испарениями. На первой «прогулке» Владыка потерял сознание. Когда его перевели с ужесточением режима в Верхнеуральскую тюрьму особого назначения, то поместили снова в одиночной камере, а вместо имени дали № 114. Это был режим строгой изоляции.

Есть свидетельства о том, что митрополит Сергий (Страгородский), ожидая освобождения законного Местоблюстителя, направил советскому правительству письмо, что в случае выхода из заключения митрополита Петра, вся Церковная политика уступок изменится в прямо противоположную сторону. Власти отреагировали должным образом, и Владыка Пётр, дождавшись дня освобождения — 23 июля 1936 года — в Верхнеуральской тюрьме, вместо свободы получил новый срок заключения ещё на три года. К этому моменту ему было уже семьдесят четыре года и власти решили объявить Святителя умершим, о чём и сообщили митрополиту Сергию, которому в декабре был усвоен Патриаршего Местоблюстителя — ещё при живом митрополите Местоблюстителе Петре. Так прошёл ещё год тяжкого заключения для больного старца-первосвятителя.

В июле 1937 года по распоряжению Сталина был разработан оперативный приказ о расстреле в течении четырёх месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. В соответствии с этим приказом администрация Верхнеуральской тюрьмы составила против Святителя обвинение: «...проявляет себя непримиримым врагом советского государства..., обвиняя в гонении на Церковь ее деятелей. Клеветнически обвиняет органы Н. К. В. Д. в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование Н. К. В. Д. отказаться от сана Местоблюстителя».

27 сентября (10 октября н. ст.) 1937 года в 4 часа дня священномученик митрополит Пётр был расстрелян в Магнитогорской тюрьме, и тем самым увенчал свой исповеднический подвиг пролитием мученической крови за Христа.

Канонизован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 1997 году.

Апостол и евангелист Марк
Марк или Иоанн-Марк (+ 63), апостол от 70, евангелист.
Память 4 января (70 ап.), 25 апреля, 27 сентября, 30 октября.

Племянник апостола Варнавы, родился в Иерусалиме. Дом его матери Марии примыкал к Гефсиманскому саду. Как говорит церковное предание, в ночь Крестных страданий Христа он следовал за Ним, завернувшись в плащ, и убежал от схвативших его воинов (Мк. 14, 51-52). После Вознесения Господня дом матери святого Марка стал местом молитвенных собраний христиан и пристанищем для некоторых из апостолов (Деян. 12, 12).

Святой Марк был ближайшим сподвижником апостолов Петра, Павла и Варнавы. Вместе с апостолами Павлом и Варнавой святой Марк был в Селевкии, оттуда отправился на остров Кипр и прошел его весь с востока на запад. В городе Пафе святой Марк был свидетелем того, как апостол Павел поразил слепотой волхва Елима (Деян. 13, 6-12).

После трудов с апостолом Павлом святой Марк вернулся в Иерусалим, а затем вместе с апостолом Петром побывал в Риме, откуда по его повелению отправился в Египет, где основал Церковь.

Во время второго благовестнического путешествия апостола Павла святой Марк встретился с ним в Антиохии. Оттуда он отправился на проповедь с апостолом Варнавой на Кипр, а затем опять ушел в Египет, где вместе с апостолом Петром основал много Церквей, в том числе в Вавилоне. Из этого города апостол Петр направил послание малоазийским христианам, в котором с любовью отзывался о святом Марке, своем духовном сыне (1 Пет. 5, 13).

Когда апостол Павел находился в узах в Риме, апостол Марк был в Ефесе, где кафедру занимал апостол Тимофей. Вместе с ним апостол Марк прибыл в Рим. Там он и написал святое Евангелие (ок. 62-63).

Из Рима святой Марк снова удалился в Египет и в Александрии положил начало христианскому училищу, из которого впоследствии вышли знаменитые отцы и учители Церкви. Ревнуя о устроении церковного богослужения, святой апостол Марк составил чин Литургии для Александрийских христиан. Затем святой Марк с проповедью Евангелия посетил внутренние области Африки, был в Ливии, Нектополе.

Во время этих путешествий святой Марк получил повеление от Духа Святого вновь идти в Александрию для проповеди и противодействия язычникам. Там он поселился в доме сапожника Аниана, которому исцелил больную руку. Сапожник с радостью принял святого апостола, с верой внимал его повествованиям о Христе и принял крещение. Вслед за Анианом крестились многие жители той части города, где он жил. Это возбудило ненависть язычников, и они собирались убить святого Марка. Узнав об этом, святой апостол поставил Аниана епископом, а трех христиан: Малка, Савина и Кердина - пресвитерами.

Язычники напали на святого Марка, когда апостол совершал богослужение. Его избили, волокли по улицам города и бросили в темницу. Там святой Марк удостоился видения Господа Иисуса Христа, Который укрепил его перед страданиями. На следующий день разъяренная толпа снова повлекла святого апостола по улицам города на судилище, но по дороге святой Марк скончался со словами: "В руки Твои, Господи, предаю дух мой".

Язычники хотели сжечь тело святого апостола. Но когда развели костер, все померкло, раздался гром и произошло землетрясение. Язычники в страхе разбежались, а христиане взяли тело святого апостола и погребли его в каменной гробнице. Это было 4 апреля 63 года.

В 310 году над мощами святого апостола Марка была построена церковь. В 820 году мощи святого были перенесены в Венецию и поставили в храме его имени.

В древней иконографической традиции, усвоившей святым Евангелистам символы, заимствованные из видения святого Иоанна Богослова (Откр. 4, 7), святой Евангелист Марк изображается со львом - в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа (Откр. 5, 5).

Святой апостол от 70-ти Аристарх упоминается святым апостолом Павлом в послании к Колоссянам (Кол. 4, 10) и к Филимону (Флм. 1, 23). Святой апостол Аристарх сопутствовал апостолу Павлу, а впоследствии был поставлен епископом в Сирийский город Апамею (память также 15 апреля).

Святой апостол от 70-ти Зина, ученик и сотрудник первоверховного апостола Павла, был прозван «законником», так как был ученым мужем и ведал юридическими делами в церковных судах.

О нем упоминается в послании святого апостола Павла к апостолу Титу (Тит. 3, 13): «Зину, законника, и Аполлоса позаботься отправить так, чтобы у них ни в чем не было недостатка». Впоследствии апостол Зина был епископом в Диосполе (или Лидде) в Палестине.

Святая мученица Епихария жила в Риме в царствование Диоклитиана (284–305). За твердое исповедание веры во Христа Спасителя ее подвергли мучениям: подвесили и рвали тело железными крюками, а затем избивали оловянными молотками. Святая мученица молилась, и Ангел Божий поразил мучителей. Тогда святая Епихария была обезглавлена.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites