Она могла стать русской Царицей. Ирина Годунова.


За фигурой мужа — им был сын Ивана Грозного Фёдор Иванович, за фигурой дея­тельного брата, Бориса Годунова, — сначала правителя при царе Фёдоре, а затем ставше­го русским царём, Ирина Годунова словно ушла в тень, на периферию истории. А между тем её личность, её судьба заслуживают иного к ней отношения. Ирина стала царицей в 27 лет, но ей довелось побывать во всех званиях женщины при царском дворе: она была царевной до 1584 г., затем царицей и вдовствующей царицей с 1598 г. до своей смерти 1604 г.

Год рождения Ирины неизвестен, официальная версия - 1564 г., но историки указывают на то, что родилась она в 1557 году.

В допетровской Руси супруги великих князей и царей вели закрытую, почти монашескую жизнь. Ирина Годунова ста­ла первой женщиной, начавшей играть в государстве немалую общественно-по­литическую роль. Был даже момент в на­шей истории, когда в боярских и высших церковных кругах думали о том, чтобы возвести Ирину на русский престол по­сле смерти её мужа-царя. Более того, вся Москва тогда ей присягнула, и Годунова, пожелай она того, могла бы стать русской государыней, Ириной I...

Годуновы вышли из не слишком знатных костромских бояр Сабуровых-Годуновых. Но один из их рода, Дмитрий, сумел при Иване Грозном добиться высокой при­дворной должности — стал постельничим. Именно благодаря ему Ирина и Борис ещё детьми попали в царские палаты.
Иван IV благоволил к молодому Борису Годунову. Неслучайно в 1571 году царь женил его на Марии Бельской — дочери любимого своего опричника, больше из­вестного в истории под именем Малюты Скуратова. И в царском дворце, и в во­енных походах Борис — всегда в ближай­шем окружении Грозного. А в 1578 году царь жалует Годунова боярством. Опекал Иван IV и сестру Бориса, Ирину, и в 1575 году по собственной воле выдаёт её замуж за сына своего Фёдора Ивановича, причём без традиционного в подобных случаях длительного выбора невесты.


Ирина Годунова
Облик Ирины Годуновой (1557—1603) восста­новлен С. А. Никитиным по её черепу.

Брак оказался удачным, даже счастли­вым, легко сложились взаимопонимание и согласие супругов. Одно печалило: не было детей. Кого только не приглашали к супру­гам: и докторов — русских и иностранных, и знахарей, и ворожей. Всё тщетно.

Особенно остро проблема царского на­следника встала в ноябре 1581 года, когда от рук отца погиб царевич Иван. По одной из распространённых версий, Иван Грозный обрушил свой гнев на беременную жену своего старшего сына Ивана (1554—1581) — Елену, происходившую из рода бояр Шере­метевых: на ней якобы была неподобающая одежда, когда царь вошёл к ней. От испуга у царевны случился выкидыш. Царевич Иван, пытавшийся защитить жену, вызвал лишь ещё большую ярость отца. В гневе тот будто бы посохом нанёс сыну смертельный удар в висок. (Кто не знает картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван»?)

Через три года, 18 марта 1584-го, скончал­ся и сам Грозный. На трон взошёл второй его сын, Фёдор Иванович. Теперь отсутствие наследника престола стало угрозой прекра­щения династии Рюриковичей и связывали её с царицей Ириной Годуновой. Против её «бесплодия» возникает настоящий заговор, во главе которого встают такие влиятельные люди, как митрополит Дионисий и боярин Иван Шуйский. К ним примыкают и дру­гие — недовольные духовные лица, бояре богатые торговые люди. Царю Фёдору Ивановичу подают прошение, вернее, даже требование: «Чтобы государь ради чадоро­дия второй брак приемлил», а первую жену Ирину отправил бы в монастырь.


Царь и Великий князь Федор Иоанович всея Росии. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672. РГАДА

За­мысел, однако, не удался. Царь Фёдор не только не выдал любимую Ирину, но и расправился с заговорщиками. Дионисия, лишённого сана, отправили в монастырь, были сосланы не только Иван Шуйский, но и многие другие лица, выступившие против царицы.

И в боярских кругах, и в народе о царе Фёдоре говорили как о государе сла­бом — не только физически, но и умствен­но. Возможно, так люди воспринимали его мягкосердечие и добродушие — качества особенно необычные после ещё памятного «пожара лютости», учинённого в стране его предшественником и отцом Иваном Грозным. Как бы то ни было, но фактиче­ским правителем при царе Фёдоре Ивано­виче всё в большей степени становился его шурин, Борис Годунов. И действительно, многое из того, что было сделано на Руси в царствование Фёдора Ивановича, бесспор­но, принадлежало замыслам и инициативе деятельной натуры его сподвижника.

С другой стороны, и царь Фёдор, и Бо­рис Годунов не могли не прислушиваться к мнениям жены и сестры — разумной Ирины. Подтверждение тому — сохра­нившиеся документы, на которых рядом с подписью царя Фёдора Ивановича стоит и подпись царицы Ирины. Более того, она нередко присутствовала при приёме ино­странных послов, вела переписку с пра­вителями других стран, в частности с ан­глийской королевой Елизаветой I. Участвовала царица и в решении важных политических дел.

Одно из таких решений, имев­ших не только государственное, но и историческое значение, — учреждение в Москве патриар­шества (первым патриархом стал Иов). О том, что Ирина Годунова сыграла в этом событии исключительную роль, можно судить хотя бы по та­кому факту. Приехавший в Москву по столь важному поводу Констан­тинопольский патриарх Иеремия II выступил перед присутствующими. А ответное слово впервые в исто­рии России произнесла женщи­на — Ирина Годунова. Слушавшие отозвались о её речи «как складной и прекрасной».


Святейший Иов, патриарх Московский и всея Росии.

1 января 1598 года, благополучно процарствовав 14 лет, царь Федор скончался. Патриарх Иов в «Житии царя Федора» утверждает, что умирающий вручил скипетр Ирине.
Избирательные грамоты Годунова и позднее царя Михаила Романова повествуют:

«После себя великий государь оставил свою благоверную, великую государыню Ирину Федоровну, на всех своих великих государствах».

Впервые за всю русскую историю женщина была провозглашена Вседержавной царицей России. Эта женщина представляла не род Рюриковичей, а род Годуновых.

Московский люд любил Ирину и имен­но в ней готов был видеть носительницу верховной власти — по крайней мере, до окончательного возведения на престол нового царя. Вот что говорилось в одном из документов тех лет: «... .покамест Бог цар­ство строит от всех мятежей и царя даст. И крест ей целоваша вся земля Российского государства».

Тем не менее через девять дней после смерти мужа, царя Фёдора Ивановича, Ирина Годунова объявила о своём реше­нии принять монашеский постриг и уйти в Новодевичий монастырь под именем Александры. И всё же до 21 февраля 1598 года, до дня избрания Бориса Годунова на царство, его сестра Ирина полтора месяца продолжала быть правительницей Русско­го государства. За эти дни она распоряди­лась выпустить из темниц заключённых, раздать хлеб бедным и нищим.

Инокиня Александра, в миру - царица Ирина (художник - К. Зубрилин)

Умерла Ирина Годунова 26 сентября 1603 года, примерно 45 лет от роду.

В общественно-политической жизни царица осталась весьма значимой фигурой. «Ирина Годунова, в отличие от предшествовавших цариц, играла общественную и политическую роль, которая уже расходилась с образом женщины той эпохи». Она не только принимала иностранных послов, но и участвовала в заседаниях боярской Думы, в решении важных политических вопросов.

Материал взят:
из статьи Доктора исторических наук Генриха Иоффе. "Она могла стать русской государыней" (Наука и жизнь. № 1, 2015)
из статьи Ирина Федоровна Годунова - жена царя Федора. (http://olga74ru.livejournal.com/90088.html)

Комментарии (2)

Всего: 2 комментария
#1 | Екатерина И. »» | 12.08.2017 22:40
  
1
Жены Русской Короны

После княгини Ирины, жены Ярослава Мудрого (имя, данное ей при постриге — Анна Новгородская), царица Ирина Годунова стала весьма значимой фигурой в истории России.

Женщина становится сильной в эпоху вырождения психического потенциала общества на фоне мужского угасания, и от того, насколько удается ей воспользоваться своей силой, зависит многое в рождении нового века.
#2 | Екатерина И. »» | 12.08.2017 22:57
  
2
Если же обратиться к жизни княгини Ирины, супруги Ярослава Мудрого, то ее вклад в процветании Руси отмечен многими, так например:

Святитель Илларион, митрополит Киевский (+1053 г., память 21 октября) в своем знаменитом «Слове о законе и благодати» пишет, обращаясь к уже покойному святому Владимиру — крестителю Руси: «Взгляни на сноху твою Ирину, взгляни на внуков и правнуков твоих, как они живут, как Бог их хранит, как они соблюдают веру, которую ты им завещал, как они восхваляют Имя Христово!»

Наши современники, исследователи тех времен, пишут - " восхваляя Ярослава Мудрого и его эпоху (которой Русь обязана бесповоротным утверждением христианства), следует помнить, что на протяжении трех десятилетий рядом с Ярославом находилась его умнейшая и достойнейшая супруга, которую он «так любил, что ничего не мог сделать против ее воли»."

Благоверная княгиня Ирина, как и царица Ирина Годунова, " исполнила свой человеческий долг во всех его проявлениях, что бывает труднее иного громкого подвига. Ею достойно исполнен долг супруги великого князя Ярослава, долг любящей матери и заботливой воспитательницы, долг государственного человека, использующего свои дарования на благо подвластной державы, наконец, долг христианки, настолько вжившейся в обычаи и традиции Православия, что с помощью Божией, при согласии и поддержке супруга и сына, при активной помощи новгородцев она инициировала построение собора Святой Софии, незримой, но прочной нитью связанного с Гробом Господним и Святой Землей."


Алексей Транковский. Ярослав Мудрый и Ирина

Цитата из статьи И. Самсонова. "Супруга Ярослава Мудрого благоверная княгиня Ирина и ее роль..."
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites