Памяти иеромонаха Владимира (Шикина), клирика Дивеевского монастыря.

Сегодня, на день памяти святого Владимира, не могу не вспомнить еще одного Владимира, своего духовника иеромонаха Владимира, клирика Свято-Троицкого Серафима-Дивеевского монастыря.
Таких людей в миру уже нет. В монастырях, в подвижничестве, в потаенных уголках, по скитам, на Афоне и т.д., возможно есть, в миру уже нет.



Иеромонах Владимир (Шикин). Фото как есть с моей стены у иконостаса.


Он стал камнем преткновения для многих в Дивеевском монастыре, был неординарным, многими клириками незамеченным как носитель Силы Божией, и даже осуждаем, и подвергался прощениям правящего архиерея.
О нём есть книга «Пасхальная память», со многим в этой книге я несогласен, но в целом книга верна - это был потрясающей личности человек, по неведомым для меня причинам отмеченный Богом, книга лишь попытка обычных грешных людей, объяснить и показать достоинство духовника, о силе и значении которого мало кто может понять.

Только по своему личному опыту, я мог бы написать целую книгу о нём, и эта книга была бы совсем иной от «Пасхальная память», но атмосфера недопонимания о нём, от фанатичного восторга до бесовской вражды на память духовника, заставляют меня не делать этого. Не в коня корм, уж простите; одни глумятся, другие возносят, а суть о нем остается скрыта за страстями немощных людей пытающихся оценить неоценимое.

Мое знакомство с ним произошло странным образом, один из известных духовников афонитов написал мне о покровительстве Царицы Небесной и отправлял меня на окормление к Ней в Дивеево. Я просил духовного окормления, и мне было сказано, что моим духовником должен быть тот, кто проводит меня в дорогу. Смысл этих слов для меня был несовсем понятен, и я предполагал, что познакомлюсь в Дивеево с каким-нибудь духовником. На исповедь пошел к первому попавшемуся священнику, но никаких разговоров не случилось, все было как обычно. В день отъезда стал брать благословение у священника, а он взял и надавал мне по шее, в прямом смысле, схватил мою голову и ударил несколько раз по шее и спине, и ….. прогнал меня. Вон. Мне стало так обидно, что даже навернулись слёзы, решил больше сюда не приеду хватит мне и других мест, где нет таких неадекватов.
Я ушел на квартиру в которой снимал комнату, где дожидался отъезда, билет был куплен на вечерний автобус до Арзамаса.
Пришел к самой посадке в автобус, и увидел отца Владимира в подряснике бегающего вдоль автобуса и кого-то выискивающего, вновь ожили воспоминания пережитого, и я попытался остаться и пройти незамеченным. И вдруг отец Владимир окликнул меня по имени, как-то проникновенно, сильно, и подбежав взял меня за руки и отвел в сторону со словами: ты меня прости, я тебя люблю, так надо было; я пришел тебя проводить, я люблю тебя, я жду тебя здесь, ты обязательно сюда приезжай. И я испытал какое-то невероятное облегчение, как будто вся тяжесть прожитой жизни с меня сошла; и я вспомнил наказ афонитов.
,
Это был поистине одаренный Богом человек, о котором я пока не готов писать много, но в книге о нем Пасха Красная отражено многое.
У него было множество даров от Бога, каких нет у теперь живущих в миру людей, но и врагов у него было достаточно. Даже сейчас, по прошествии почти двух десятилетий после его смерти, среди около церковных, и среди около Дивеевских так называемых христиан, есть его противники и враги. Даже такие которые затирают и блокируют в интернете память о нем. Не буду называть их имена они известны, они вызывают сочувствие. Когда я отправил вопрос духовнику (другому) почему такие притязания на отца Владимира, он ответил: если бы ты знал сколько было вражды и притязаний на преподобного Серафима Саровского, даже от братий его монастыря, ты бы всё понял. А, этот духовник был столп до Неба, и знал, что писал.

Всё что говорил мне отец Владимир, всё сбылось; и выпитые «бочки» с кагором в одном из мордовских монастырьков, и распри в скиту в который он меня сам и привез, и расставание (смерть) перепоручая меня другому духовнику, и многое другое.
Возможно я когда-нибудь напишу об этом, если будет на то воля Божья, и его молитвенное благословение, но расскажу об одном случае, показывающем насколько отец Владимир был связан с духовным миром.

Мне предложили рукоположение в священники в Пензенской епархии, я дал согласие только в том случае, если меня благословит кто-то из окормлявших меня духовников лично. Отец Владимир был рядом и я поехал к нему за благословением и за рекомендацией, которую обязан предоставлять ставленник на священство от своего духовника.
Отец Владимир лично в своей келье написал мне рекомендацию в священство, но вручая её сказал: «я знаю, что для тебя это искушение, но ради владыки Серафима отправляю тебя к нему», и дал мне наказ(!) что именно сделать, и что именно сказать владыке Серафиму (почти, как в житии преподобного Серафима). Я приехал в Пензу к владыке Серафиму и всё это исполнил(!). Владыка Серафим убрал документы в свой сейф, и наказал мне никому ничего не рассказывать, включая его секретаря. Что я и сделал, вызвав недовольство секретаря и окружение владыки, который отделил меня от его свиты, назначив сразу, без рассмотрения комиссии день моего рукоположения в Великий Пост, в субботу акафиста Пресвятой Богородице, которая выходила в тот год через неделю после Благовещения. На Благовещение владыка Серафим отслужил в последний раз, после чего попал в больницу, и после продолжения болезни скончался.
Я понял, что свершилось то, что должно было быть и оставил Пензу. Мои новые товарищи по Пензе удивлялись почему я уезжаю, но я уехал понимая что имел ввиду отец Владимир в своих наставлениях направляя в Пензу.
Потом мордовские монахи, с которыми мы выпили мно-о-ого вина, и секретарь епархии наделали мне много подлостей послуживших к моему смирению, но это уже было предсказано (улыбка).
Мои документы остались в сейфе владыки Серафима, скорее всего попали в руки приемника владыки Варсонофия, тот что теперь в Питере, и канули в неизвестность. Но никто до сих пор не знает, почему покойный владыка Серафим одаривал меня своим вниманием, давая мне после литургии большие просфоры из алтаря, в епархии все знали, что это знак его особого внимания, потому-что это был результат духовного общения между иеромонахом Владимиром и архиепископом Серафимом.

Ну, вот, помянул двух хороших людей, и этому рад!
А, у иеромонаха Владимира сегодня День Ангела!
И есть подлинное свидетельство, что он в обителях Божиих пребывает вместе с Дивеевскими святыми! Аминь.


http://diveevoo.livejournal.com/492489.html

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Екатерина И. »» | 28.07.2017 21:54
  
5
18 августа 1994 года

Знакомство наше случилось, как сейчас помню, накануне Преображения. В то время меня донимал один вопрос: можно ли спасти душу человеку моей мятежной профессии?

С ним-то мы и отправились вместе с супругой в Дивеево.

Прибыв на богомолье, прямо с автобуса поспешили к мощам преподобного Серафима. Да опоздали – служба уже отошла. На монастырской площади не было ни души. Лишь из ворот Троицкого храма скользнула вниз по широкой лестнице фигурка священника.

Тот увидал притомившихся путников и обрадовался им, словно старым знакомым. Таким и остался в нашей памяти его образ: цепкий взгляд из-под черных бровей да разлетевшиеся по плечам волосы.

– Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа! – радостно молвил батюшка. И с размаху напечатал крест на моем лбу, животе и на плечах. Да не просто благословил, а словно пронзил своей рукой – мы едва устояли на ногах! И очнулись от долгой дороги: «Где мы? В Дивеево!»

– Вечером, – сказал священник, – приходите ко мне на исповедь. И, ласково обняв за плечи, двинулся дальше.

– Кто это? – спросили в притворе церкви.

– Да это же монастырский батюшка – отец Владимир. Он здесь мирян исповедует.

– Ну, слава Богу! – перемолвились мы. – Только приехали, а нас уже батюшка обласкал. Крепко благословляет – со властью и силой! Мы тут ничьи, давай прибьемся к нему!

Ну и прибились. Когда над монастырем загудел благовест, мы отыскали отца Владимира в южном приделе Троицкой церкви. Вокруг него уже собралось много народу.

Сперва батюшка сказал краткую проповедь. Потом велел всем исповедникам читать «Царю Небесный». Эту молитву твердили хором, как первоклассники на уроке, – раз, другой, третий. И после каждого раза отец Владимир клал земной поклон в сторону алтаря, подавая пример остальным.

Началась исповедь. Очередь к нему была велика, и каждый сосредоточенно вспоминал свои грехи. Время словно замерло.

И тут произошло невероятное.

– Да как ты мог? – разрезал тишину голос отца Владимира. Исповедовался у него средних лет мужчина.

– Раздевайся! – строго потребовал священник. Мы с ужасом посмотрели на него.

– Давай, давай! Как делал тогда, так и теперь раздевайся! – твердо настаивал отец Владимир, глядя на растерянного грешника.

Тот медленно стал расстегивать рубашку, брючный ремень.

У нас перехватило дыхание – до того было нелепым раздеванье посреди церкви. В тот миг я даже услыхал тиканье часов на запястье.

Мужчина переступал босыми ногами по холодному полу и в нерешительности поддерживал расстегнутые брюки.

– Ладно, – остановил его отец Владимир, когда люди стали отворачиваться от режущей наготы. – Ладно, иди!

Полуголый грешник прошлепал к западной стене храма. Ботинки с рубахой, как бездыханное тело, лежали на полу. А «вынутая» душа, наверное, горела от стыда под косыми взглядами.

Меня объял липкий страх. Я понял, что на исповедь сейчас не пойду...

Но брошенные вещи по просьбе священника вскоре вернули владельцу. Когда тот вернулся одетый, отец Владимир ласково обнял его за плечо и стал говорить что-то на ухо.

Мужчина рыдал в голос. Глядя на него, плакали люди.

Мой страх сменился каким-то теплым чувством к отцу Владимиру. Скорее рассказать ему все! Вот и моя очередь. Я шагнул к аналою.

Исповедовал батюшка строго, а если в каком грехе был невиновен, то он радовался со словами: «Так ты же наш, наш!» И каждого старался погладить, как отец ласкает своих детей. Прижимал к себе за плечо, притягивал за макушку головы. Пристально вглядывался в твои глаза, стараясь через них увидеть само нутро человека. Тут я и разглядел его воспаленные от бессонницы очи, излучающие тихую радость.

Но не только лаской лечил нас отец Владимир. Видя наши немощи, он прямо на исповеди заставил меня класть земные поклоны. Да и сам принялся за них со словами:

– Это лучшее упражнение, чтоб наша плоть не бунтовала!

Так мы своими лбами и меряли церковный пол. Но скольких моих поклонов стоил один его поклон!

Наконец дошла очередь до вопроса, с которым я приехал в Дивеево. Стал разведывать у него насчет своей профессии, куда мне дальше.

А он улыбнулся и говорит, что до принятия священства тоже был журналистом! И указал мне на пример современных подвижников Серафима Роуза и Германа Подмошенского, как они издавали в Америке православный журнал с помощью ручного набора.

– Выпускай газету с православным душком, – несколько раз повторил отец Владимир, – и присылай ко мне свою газету!

– Прислать газету? – не понял я. Зачем ему светское издание да еще из другой области? Наверное, предлагает из вежливости. Будет с него и своих забот.

Но мое недоумение стало еще больше, когда он на прощание сказал:

– Приходи ко мне домой!

Тут я смутился окончательно. Да мы у приходского-то священника в гостях не бывали. А через этого монастырского батюшку проходят тысячи людей – и всех не обласкаешь! Мы, может, видимся-то первый и последний раз в жизни.

Словом, такой исповеди я не мог вместить. Мы ведь привыкли по-другому: «сдал» грехи, поцеловал руку и пошел... грешить дальше. А здесь – отцовская любовь незнакомого священника!

О многом еще сказал тогда отец Владимир. Назначил он и срок моего «послушания» в газете. Я поначалу не придавал этому значения. А вспомнил только после смерти батюшки, когда на сороковой день неожиданно для меня решился вопрос о смене места работы. Так уж совпало.

Сколько же в жизни удивительных совпадений!

http://www.rusvera.mrezha.ru/444/4.htm - Н.Мочалов, г.Вятка
#2 | Екатерина И. »» | 28.07.2017 22:10
  
4
Август 1999 года

Тайна святости [ред. Николая II]– доступна ли она нашему рассудку? Признаюсь честно, моему – нет. Отказаться от всех Царских привилегий, обречь на страдания любимую Семью, не воспользоваться шансом бежать заграницу, добровольно пойти на заклание – все это противоречит здравому смыслу. Но подобное познается подобным.

Небесная высота Государева подвига приоткрылась мне, грешному, через тайну смерти отца Владимира. Дивеевский пастырь по примеру любимого им Государя исполнил большую из всех заповедей – «душу свою положил за други своя» (Ин. 15, 14).

Однажды среди разных публикаций о батюшке встретилась мне такая история, похожая на легенду. Впрочем, потом она была подтверждена и другими источниками. В августе 1999 года в Дивеево приехала одна семья. Верующая жена привезла к отцу Владимиру тяжелобольного мужа. Врачи ему помочь уже не могли, оставалась надежда на чудо. И оно случилось.

После долгой и мучительной исповеди у отца Владимира умирающий мужчина пошел на поправку. Этот факт засвидетельствовала в своем письме в Дивеево его супруга: муж чудесно исцелился от онкологического заболевания. А еще она сообщила со слов своего мужа и другую подробность. Во время той решающей исповеди отец Владимир, видя неумение гибнущего человека принести покаяние, обнял его за плечо и сказал: «Не переживай, все твои грехи я беру на себя». Спустя короткое время врачи диагностировали у батюшки рак.

Последние месяцы жизни стали его Голгофой: батюшка умирал голодной смертью. Неужели, спросите вы, он умер вместо исцеленного грешника? – Бог весть! Отец Владимир и прежде без колебаний раздавал людям все, что имел.

В январе 2000 года он получил благословение от архимандрита Кирилла (Павлова) на монашеский постриг. После принятия ангельского чина с именем Владимир батюшка почувствовал силы и снова смог служить литургию.

Все духовные чада надеялись на исцеление своего пастыря. Но отец Владимир тихо готовился к переходу в иную жизнь. «Когда же созреет плод, тотчас посылается серп» (Мк. 4, 29).

А последнюю службу в земной жизни иеромонах Владимир сослужил в московском храме святителя Николая в Пыжах у протоиерея Александра Шаргунова. На богослужении читался акафист Царственным страстотерпцам, еще не прославленным в ту пору на Церковном Соборе. Но миро с чудотворного образа Царя Николая текло в несколько струй. И весь храм молился за тяжко болящего иеромонаха Владимира. «Я не достоин такой любви», – плакал в умилении отец Владимир.

Свидетелем его праведной кончины была лишь его матушка Ирина: «Вечером он попросил: «Дай-ка мне, матушка, четочки, что отец Кирилл подарил. Дивный старец! Столько у него любви!.. Ну а ты почитай Псалтирь». Я прочитала Трисвятое по Отче наш, и отец Владимир тихо возгласил: «Яко Твое есть Царство и Сила и Слава, Отца и Сына и Святаго Духа...» и заснул. Это были его последние слова на земле...»

http://www.rusvera.mrezha.ru/444/4.htm - Н.Мочалов, г.Вятка
#3 | Екатерина И. »» | 28.07.2017 22:12
  
6
18 мая 2000 года

Смерть отца Владимира произвела в нашей жизни какой-то переворот. Все началось после сорокового дня – с маленького события, о котором можно было бы умолчать. Если б не чудесное совпадение дат...

В тот день жена ездила в город и вернулась домой под вечер в сильном волнении. Признаться, поначалу я спокойно отнесся к ее рассказу, делая поправку на женскую впечатлительность. Однако стоит выслушать эту историю. Суть происшедшего была такова.

Супруга опаздывала на электричку, которая стояла на дальних путях пригородной платформы. До отправления уже не оставалось времени, когда она вышла из городского троллейбуса на привокзальной площади. Если не уехать сейчас, значит, ждать вечернего поезда.

До пригородной платформы – метров пятьсот. А у супруги была тяжелая сумка, с которой она тащилась по пустому перрону, глядя на темную точку электропоезда вдалеке. Кроме нее, опоздавших уже не было – время отправления истекло.

Вдруг с ней поравнялся мужчина в белом плаще, который двигался в ту же сторону. Он подхватил тяжелую сумку и спокойно зашагал дальше. Жена благодарно кивнула ему и... бросилась к электричке. Но ее благодетель не торопился.

– Давайте побежим! Электричка же уйдет! – взмолилась супруга.

– Без нас не уйдет, – твердо сказал незнакомец.

Но жена то и дело забегала вперед и умоляюще оглядывалась на него.

– Электричка без нас не уйдет, – удерживал ее спутник.

Постепенно она смирилась с его размеренным темпом и зашагала рядом. Электричка все еще не трогалась с места.

Незнакомец шел молча. Держался он бесстрастно, не выражая ни усталости, ни волнения. Его отстраненность удерживала и жену от расспросов. Она лишь осторожно поглядывала на него сбоку и узнавала... образ дивеевского священника: такие же распатланные по плечам волосы, цепкий взгляд из-под темных бровей, невысокий рост...

Ей хотелось бы разглядеть незнакомца лучше, да что-то удерживало от этого. «В вагоне спрошу его имя и буду поминать о здравии», – решила она. Так и дошли до дверей электрички.

Мужчина поднял сумку по высоким ступеням в тамбур и поставил на пол. Еще не сумев перевести дыхания, супруга благодарно кивнула ему.

Тут она увидела в вагоне старую знакомую – нашу прихожанку, которая вышла замуж и переехала в дальнее село. А та приветливо закивала супруге. Тогда жена занесла сумку в вагон и сказала: «Здравствуй, Анна! Подожди минуточку, я поблагодарю одного человека».

Но, вернувшись в тамбур, она не нашла своего благодетеля.

– А мужчина в белом плаще не выходил из вагона?

– Да только что вышел, – сообщили ей курильщики у дверей.

Она выглянула на улицу и увидала безлюдный перрон, запертый глухим забором с одной стороны, а с другой – поездом. Решив, что мужчина перешел в соседний вагон, она через тамбур кинулась туда. Но и там его не было. Он словно растворился в воздухе!

Всю дорогу домой жена разговаривала со своей знакомой, но с тайной печалью думала о странном помощнике. В его облике читалось что-то родное и близкое.

– Он был похож на отца Владимира! – повторяла она дома с сокрушением. – Я поняла это с первой секунды! Но меня, знаешь, что смущало? Его ботинки! Я не могла поднять взгляд на его лицо и, глядя на ботинки, все думала: почему у него, как у земного человека, пыльные ботинки?

После этого случая минул целый год. Церковь, наконец, прославила Царя Николая II. За большими и малыми событиями случай на вокзале стал забываться.

Неожиданно вспомнили про него, когда в городе Кирове прошел первый крестный ход в день рождения Государя, 19 мая, чудесно совпадающий с памятью Иова Многострадального, житие которого прообразовало и судьбу святого Царя. В те дни жена листала свой дневник и увидала запись за прошлый год, помеченную 18 мая: «Ездила в Киров. Чудесный случай на вокзале, как я с Божьей помощью не опоздала на электричку». Двумя днями раньше она нашла еще одно важное совпадение: «16 мая. Закончила читать Псалтирь по отцу Владимиру».

– Посмотри, как все удивительно совпадает! – вновь заговорила она о странном незнакомце. – За пару дней до встречи на вокзале я закончила Псалтирь, а сама встреча была накануне дня рождения Государя!

Тут и мне пришлось согласиться: смысл подзабытого эпизода открывался в ряду незамеченных нами событий! «Замечайте события вашей жизни, – наставлял когда-то преподобный старец Варсонофий Оптинский. – Во всем есть глубокий смысл. Сейчас они вам непонятны, а впоследствии многое откроется».

Так после смерти отца Владимира мы почувствовали его участие в нашей жизни.

Тогда-то я и вспомнил про образ святого Георгия Победоносца, благословленный батюшкой. Бережно вытер с него многолетнюю пыль и поставил в изголовье своей постели. С той поры я уже редкое утро не обращался с молитвой к св.Георгию. Через эту молитву сильнее чувствовалась наша невидимая связь с отцом Владимиром, который поручил меня, грешного, этому святому.

И однажды эта связь обнаружила себя зримо. Когда супруга читала Псалтирь о упокоении батюшки, меня терзал один вопрос: как поминать отца Владимира? Мы не знали, в каком чине призвал его Господь. Если женат, то, значит, иерей или протоиерей? А вот уточнить в ту пору было не у кого.

В те дни один мой коллега принес мне почитать из интернета электронную версию «Московского журнала». Но за отсутствием свободного времени журнал оставался нераскрытым всю неделю. Наконец я решил пролистать его, сел за компьютер и открыл первую попавшуюся статью. И не поверил своим глазам – на экране крупными буквами высветился ответ на мой вопрос: как поминать отца Владимира?

«Иеромонах Владимир Шикин» – гласил заголовок статьи.

http://www.rusvera.mrezha.ru/444/4.htm - Н.Мочалов, г.Вятка
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites