Сон о Вере Славянской

Свт. Николай Сербский



Раскинулся широкий океан, у которого есть прилив и нет отлива. Это Славянская земля. Вашего прилива боится мир, Славяне. Боитесь ли вы его? Обычно, прилив служит океану для того, чтобы расшириться, и отлив, чтобы углубиться. Боитесь ли вы своего разлива без углубления? Не боитесь ли вы того, что ваш океан, расширившись столь пространно, может стать мелководным, подобно луже.

Вы говорите, что ваша душа широка. Да, широка, и всё дальше расширяется. Ваша душа стремится к берегам, которых ещё не видать. Но когда же ваша душа начнёт стремиться вглубь? Вот, широкая степь, на которой пасётся белое стадо, она привлекательна своим простором. Вот студёный колодец в пустыне, к которому стремится усталый караван, он привлекателен своей глубиной. Но ведь Небо привлекательнее и степи, и колодца, оно обладает и шириной, и глубиной.
Славяне, не будьте же только широки, подобно зеленой степи, и не будьте просто глубоки, подобно колодцу в пустыне. Будьте же и широки, и глубоки, словно Небо. Углубляйте своё дно, углубляйте его ревностно, ведь без глубины в разливе вы обмельчаете и пересохнете. То, что углубляет жизнь, - это Вера.

Не наука, но Вера. Наука – это светильник, который освещает путь. Не будьте же подобны юродивым девам, забывшим свои светильники. Вера – это светлость, сияющая внутри вас, осветляющая и обогревающая вашу душу. Если будет сиять свет внутри души вашей, всё просияет вокруг вас, и светильник науки, горящий перед вами, станет светлее вдвойне.

Не искусство, но Вера. Ведь Вера есть почтительное преклонение перед Вселенским творчеством, связывающее светлыми родственными связями людей, как малых творцов, и Бога, Несравненного и Непостижимого Творца. Когда искусство несет в себе молчаливое перерождение личности, тогда оно приближается к религии. Когда Вера дарит вдохновение к творчеству, тогда человек обретает большие прозрачные крылья. Вера открывает духовные очи, в то время как искусство часто их затмевает. Искусство либо служит в качестве Вероисповедания, либо превращается в сатиру.

Не экономика, но Вера. Ведь экономика может напитать и одеть тело, а не душу. Человек тогда живёт только хлебом земным и становится несчастным. Хлеб без Веры безвкусен и застревает в горле. Что толку одевать холодное тело, которое душа не греет. Или что толку от тёплого тела, в котором душа замёрзла?

Вера делает нищету богатой, а богатство ничтожным. Экономика есть обладание природой. Хорошая экономика глубоко вспахивает землю. Вера – вспахивает душу. Очень многие имеют мелкую экономику и слабую веру. Но где же те, которые вспахивают глубоко? Это вам предстоит сделать. Вера – это глубокое орало. Именно таким плугом следует вам вспахивать свою душу и душу всего мира во Вселенной. Без такого плуга вы поверхностны и мелко пашете, как и многие до вас и вокруг вас.
Ваша Вера должна иметь три знака, по которым вы будете узнаваемы: светлость, соборность и апостольство.
Светлость. Возведите очи свои ночью к небу и пересчитайте все возожжённые лампады, которые сияют и трепещут перед лицом Вышнего. И ощутите глубокое молчание, которым исполнен весь тот безкрайний алтарь. Молчаливый ветер вокруг молчаливых пламенных языков. И священная дрожь охватит вас, оттого, что осознаете то, что сокрыто в дневной суете, это редко доходит до сознания - то, что Вселенная пребывает в нимбе Святыни. Ежедневные мелкие события кажутся вам примитивными, но как только Святыня войдёт в вашу душу, те мелкие события встают под этот святой нимб великой вселенской Святыни.

Все события, мелкие и великие, проникаются приятельской творческой силой. Бог прикасается своим взором ко всякой твари и всякая тварь трепещет и светится, словно провод, передающий электричество. Вечно молчаливый Чудотворец прикасается к небытию, и из того небытия являются дела.

Всё, что не тронуто Богом, ничтожно. И всё, что находится далеко от Бога, ничтожно.

Наука далеко находится от Бога, она подобна кладбищенскому музею, наполненному мертвецкими костями, связанными и прошитыми золотыми нитями.

Искусство далеко от Бога, оно подобно невежливому гостю, который повернулся спиной к Хозяину вселенной. А Хозяин терпеливо наблюдает за ним и удерживает.

Экономика далека от Бога, она занята наполнением головы, и утробы одной и той же пищей.

Всё ничтожно, что удалено от Бога. Возведите очи к небу, и когда вы ощутите свою собственную душу отчуждённой от собственного тела, или, когда далёкие светила покажутся близкими вашей душе, тогда опустите очи свои вниз и посмотрите на землю, и на всё, что находится на земле. Видите ли, как свята земля! И всё, что на земле, так же свято. И грязь свята. Это ведь прах, из которого Бог сотворил Своих слуг! Свят человек, ведь человек есть наивысший священник Божий на земле. Святы животные, ведь они приносятся в жертву Богу. Свят и камень, ведь он служит жертвенником Богу Великому. Свят и воздух, ведь он проводит молитвы от земли к Небу. Свято и рождение, и венчание, и умирание.

Солнце непрестанно горит как жертвенник перед Господом. Посмотрите, и земля горит непрестанно. Всё на земле горит и согревает. Всё, что живёт и что мертво значит единое горение, точнее со-горение. Поэтому и Земля есть огненный жертвенник перед Богом, как и Солнце. Это сознание всеобщей святости зажжёт в ваших сердцах всеобщую любовь. Внешняя любовь быстро проходит, а любовь внутренняя остаётся. Внутренняя глубинная любовь обращена к Богу во всяком предмете своей любви.
О любви много мир говорит, и под любовью чего-только люди не подразумевают. О любви священной, основанной на светлости, меньше всего мир говорит. Вы исповедуете миру эту любовь. Вы научите мир иному языку любви, потому что научите иначе видеть вещи. На видении всеобщей святости вещей вы обоснуете всеобщую любовь свою. Вы станете созерцателями вселенского алтаря Божьего. Сущность вещей свята. Вы станете созерцателями духовной сущности вещей, и вы станете пронизаны этой духовной силой, так что будете видеть Наивысшего. И сила Наивысшего осенит вас, и Дух Святой сойдет на вас, и поэтому всё, что от вас родится или произойдёт. Будет свято.

Светлость – это первый знак, по которому будет узнаваться ваша Вера. Соборность – второй знак. До каких пор будет делиться Святая Вера в Бога на секты? До каких пор люди будут разорять духовное строение Божие и тем самым унижать род человеческий?

До тех пор, пока вы не исповедуете миру Святую Веру. До каких пор будет человек избегать человека во имя Божие? До каких пор малое творение – человек – будет плевать на святыню брата своего? До каких пор ненависть одного алтаря к другому алтарю будет считаться службой Богу? До каких пор храмы Божии будут исполнены холодными словами и холодными сердцами? До каких пор люди не без сердца и не без ума будут спасаться от сектантского раздора по поводу Бога на острове под названием «Атеизм».

До тех пор, пока вы не придёте и не провозгласите Соборную Церковь, которая соберёт и объединит народы, обращая полу-людей в боголюдей. Люди шёпотом говорят о соборности Веры. А во весь голос препираются о сектах. Люди не ведут речь о Боге, но спорят о рукавицах Божиих. Людей разделяет не вера в Бога, но вера в колдунов.

Гордость, приходящая от воображаемого всезнания, разорвала и раздробила Великую Церковь Божию. Вы придёте и утвердите среди людей и народов Соборную Церковь, единственно спасительную. Вас только ждёт мир. Все взоры направлены на вас. Вы утвердите то, что самое главное. И в том самом главном люди придут к согласию. А ведь спасает только то, что главное. То, что главное, стоит над грехом и смертью. Вы покажете сектантам далекие горизонты света, и они ощутят озон, без которого они задыхаются в своих тесных клетушках. Вы соберёте разъединенных братьев своею соборною верою. Вы сотрёте границы между людьми, народами и расами, между религиями и философиями.

Каждая религия услышит животворящий тон в вашей арфе, всякое верование откликнется на тот единственный звучный глубокий тон. Ваша вера должна стать палатой, в которой найдёт прибежище и богатый, и убогий, и философ, и простец. Ваша Вера должна быть широкой, так чтобы все племена земные могли найти в ней духовное добро, и должна быть глубокой, чтобы могла напоить жаждущие души и не пересохнуть.

Соберите всё лучшее в философиях, и все философы последуют за вашей Верой. Соберите в науках всё самое истинное, и учёные будут ценить вашу Веру. Соберите всю правду в смысле распределения земных богатств между братьями, и вы соберёте всех голодных и жаждущих. Соберите всех тех, которые расходились с вами в мелочах, но были согласны в главном, и вы соберёте всех блуждающих в разных сектах. Соберите всех тех, которые имели ложное учение и которые по тем ложным знаниям впали в ненависть, научите их лучшему знанию и совершенной любви. Соберите все народы и скажите им, что их патриотизм должен хранить границы земель, но не ограничивать человеческую любовь и правду.

Ваше призвание в том, чтобы собирать, а не расточать. До сих пор люди и народы создавали культуры. Теперь наступает эпоха, в которой целый род человеческий должен творить соборно. Теперь должно стать лучше, чем прежде. Вы призваны творить лучшее.
Культура, которая будет создана под вашей звездой, будет вершиной мощи и ума человеческого. Вы создадите лучший из миров, когда-либо созданных людьми.

Светлость – первый знак вашей Веры. Соборность – второй знак. Апостольство – третий.

Апостольство – это убеждение и самопожертвование. Апостольство пришло с Востока. Европа не знала об апостольстве. И сегодня всякое апостольство ищет светлости и теплоты на Востоке.

Посмотрите, от чего больше всего страдает мир? От холодных огней. От огней, красивых для ока, но никчёмных для озябшей души, они будто нарисованные и ничего в них нет, кроме огненного цвета. Холодные огни символизируют многих, очень многих учителей Веры, призывающих народ к очагу, у которого они сами не способны обогреться.

Апостольство пришло с Востока. Сегодня Запад господствует в мире. Но, хватит уже нам жить в западном холоде. Сегодня и сам Запад ожидает нового апостольства с Востока. А вы и есть с Востока. Солнце всегда заходило на Западе. Все их убеждения лопнули, и воля к самопожертвованию иссохла. Все ждут вас, чтобы вы сказали новое слово. То новое слово должно быть словом Веры.

Не надейтесь на победу мечом, ведь тот, кто мечом побеждает, мечом может и погибнуть. Не надейтесь на победу политикой, ведь то, что для стариков считалось политикой, для молодых становится неприемлемым. Надейтесь только на победу Верой. Такая победа долговечна. Ведь это победа не над телами, а над сердцами. Отяжелели сердца у людей, прижались к земле, у простых людей от незнания, у людей учёных – от излишнего знания. Вы должны воскликнуть: воздвигните сердца к небу! Заплесневели души от пессимизма, вы должны прийти со свежим крепким оптимизмом.

Философии отправились в архивы, и люди смотрят на них с болью и презрением, как на тысячелетнюю напрасную муку. Вы должны прийти с философией, основанной на Вере, что послужит оплотом для единой всечеловечной культуры.
Искусство стало чудовищным. Болезненная тяга к гипериндивидуализму и гипероригинальности произвела уникальное уродство, якобы предназначенное для прославления красоты в современном вкусе. Вы призваны возродить красоту и вылечить болезненный вкус людей. Вера творческого человека, соединенная с Богом, людьми и природой, может послужить единственным лекарством.
Экономика стала чудовищной. Один человек имеет еды больше, чем миллион его ближних. И пока один ест пищу миллиона других, тот миллион делит обед одного человека. Как один человек может съесть пищу, приготовленную Отцом Небесным для миллиона сынов его? И как миллион голодных может насытиться обедом, предназначенным одному человеку? Вы должны прийти с единой лучшей экономической правдой.

Царство земное принадлежит Царству Небесному, и отделить одно от другого невозможно. В Царстве земном должна господствовать наряду с Земной Небесная правда, как то, что и в Небесном Царстве не презираются земные мерила ценностей. Небесная правда есть любовь. Вы воздвигните эту небесную правду над людьми и станете чудотворцами, сможете пятью хлебами накормить пять тысяч голодных. Ведь пять хлебов и любовь делают больше нежели пять тысяч хлебов и ненависть.

Только с помощью Веры вы сможете обогреть охладевшие сердца любовью. Верой – ведь любовь составляет её три четверти.

Чудовищным стал и брак. Посмотрите, как чудовищна стала эта самая тесная связь между смертными. По первобытной заповеди Божьей человек воистину оставляет отца своего и мать свою, и прикрепляется к жене своей, и становятся двое одним телом. Но люди односторонне поняли Заповедь Господню! Господь мыслит ведь не только о единстве тел, но и душ. Об этом люди забыли, что и стало великим несчастьем мира. Два теплых тела с холодными душами также легко отталкиваются, как и привлекаются, потому что быстро разжигаются и быстро остывают. Брак стал досадной обязанностью. Две пары глаз, которые прежде горели страстью при встрече, время спустя лениво закрываются при встрече, выражая тем самым досаду и презрение. Брак стал неморальной вещью. При наличии университетской кафедры, с которой излагается по параграфам философия брака, при наличии консисторий, стерегущих неразрывность брачных уз, при церковных обрядах, которые освещают брак, брак перестал быть святым.

Человек без детей ненавидит безплодную жену. Человек со множеством детей ненавидит жену за многоплодие. Жена, способная рожать, избегая муки рождения, презирает мужа, убивает плод свой в утробе своей. Жена в суетливой гордыне уничтожает в себе целое поколение человеческое, чтобы только сохранить форму своего тела. Жена, связанная обязанностью с одним мужем, стремится быть с другим, только бы не со своим.

Зло есть ненавидеть жену безплодную. Зло есть ненавидеть жену многоплодную. Зло есть убивать плод свой в утробе своей. Зло есть травить в себе человеческое существо ради удовлетворения своего тщеславия. А ложь и сплетни есть вероломное влечение к другим, вне брачной ограды, и модный маскарад ради других.

Разве брак не стал злодеянием? Злодеяние, ложь, гнездо сплетен, источник лжи и досады, и самой глубокой отвратности тела от тела. Всё это взрывоопасно для канонистов и стражников в консисториях, так же, как и для освящения брака в Церкви. Заповедано: рождайтесь и размножайтесь, наполняйте землю и владейте ею.

Человеческий род умножился и земля наполнена людьми. Нужно ли прекратить рождение и умножение? Нет. Ведь человек ещё не овладел землёю. Еще природа в человеке и вокруг него сильнее самого человека. Культурой осваивается и облагораживается природа и так материальный мир воздвигается в мир духовный. Культура вкладывает душу в каждую вещь и взращивает душу в каждом человеке. Культуре требуется безчисленное количество слуг и работников, требуется перенаселенность и стесненность. Поэтому ещё требуется соединение тел, но соединение тел без соединения душ является самым отвратительным и презренным делом.

Вы придете и освятите всю жизнь; вы освятите связь, от которой рождаются люди. Над каждым таким союзом бдит целый свод небесный, чтобы изречь свой приговор в вечности и безконечности. Великая душа всего мира присутствует на событии – ведь начало одного нового человека для Вселенной значит начало нового события, новой драмы, - как же души тех тел, которые соединяются, могут отсутствовать при этом?

Вы придёте и дадите новый истинный смысл браку, единственное точное определение. Могут ли и души венчаться? Могут ли и души воплощаться? Вы ответите на эти вопросы.

Чудовищным стало воспитание. Целокупное сегодняшнее воспитание молодёжи основывается на мысли: человек живёт ради хлеба земного. Три ядовитых растения созревают на такой основе: - Эгоизм - Обжорство - Пессимизм Первое, подобно маку, под красивым внешним видом, скрывает убийственную отраву. Второе, подобно плющу, обвившему дуб, непрестанно высасывает из мощного ствола сок. Третье, подобно грибку плесени, разрастается в потёмках и отравляет жизнь.

Да, природа лучше заботиться о своих детях, чем люди. Природа устремляет растения расти одной частью в землю, а другой к солнцу. Люди сегодня устремляют своих детей расти только в землю. Поэтому тёмные и землевидные нынче многие дети. Мало детей Солнца.

Вы придёте и сделаете всех детьми Солнца. Вы станете воспитывать новое человечество не на мысли, что человек живёт только от хлеба и ради хлеба. Вы направите новое человечество стремиться к светлости, к Богу. Вы поставите перед воспитанием цель не борьбу за выживание – эту кошачью и обезьянию цель – но героизм. Борьбу за выживание проповедуют самые тупые и трусливые, которые не решаются двигаться вперёд. Это отправная точка. Героизм есть точка завершающая, к ней и надо стремиться, а не задерживаться на исходной точке.

Эгоизм есть мать страха. А вы воспитаете безстрашное поколение, для которого свобода станет атмосферой целой души.
Обжорство есть мать всех болезней. И земля долго была больницей. Вы принесёте здоровье. Вы упраздните причину болезни и болезней не станет. С вами придёт здоровое человечество чтобы послужить Богу, только Богу, и через Бога будет господстовать на земле.

Пессимизм есть несовершенное самоубийство. Тысячи человеческих голов ежедневно заняты помыслами о самоубийстве. Вы придёте как спасители тех, которые стоят на краю пропасти, и как барьер для тех, кто приближается к той пропасти.
И культ стал чудовищным. Это гардероб, заслонивший господина. Через культ, как через призму следует видеть Бога, но призма замутилась так, что слабые очи людей ничего не видят и задерживают свой взор на призме, как на самом божестве. Кусочек металла или обрывок одежды ценится столь высоко, сколько ценится сам Бог.

Священный обряд больше не рассматривается как новая связь с Богом, новая обязанность перед Богом, но как одолжение Богу необходимого долга. Когда сущность Веры утопает в культе, так что её уже не видать, тогда веселятся суеверные и неверные. Суеверные радуются тому, что им не надо биться над поиском сущности за внешними путями, а неверные радуются тому, что легко им критиковать веру Божию и глумится над безтолковостью.

Культ прекрасная вещь. Вся культура в итоге есть культ Богу. Тот культ создают и осуществляют верующие и неверующие – осознанно и неосознанно, вольно и невольно.

Целая человеческая культура есть культ Богу, но дивный и особенный, высокохудожественный и церемониальный культ, - только когда в нем больше смысла, тогда он истиннее, теплее и душевнее, и вместе с тем возвышеннее и прекраснее.

Вы принесёте новый культ миру. Ваша культура станет одним культом Богу. Ваш особенный культ будет искренним как наука, прекрасным как искусство, возвышенным как Бог, пространным как душа всех сынов Небесного Отца.

Распростёрся широкий океан, у которого есть широта без глубины. Это славянская земля.

Вы славяне подобны сфинксу для других рас и народов. Вы еще не проговорили внятно. Когда вы начинали говорить через своих лучших сынов, вы приходили в экстаз и становились непонятными миру, заливаясь слезами об униженных и оскорблённых в мире, о самых малых и ничтожных, о бедных Божьих людях. Ваши самые гениальные слова всегда завершались слезами и всхлипами.
Кто вы? – спрашивает вас мир.

Одни вас боятся, другие вас презирают, а третьи находятся в недоумении, не зная, презирать ли вас или бояться.
Вы самый младший брат европейских рас. Кто-то добавляет, что самый безумный. Но этому безумному сыну Отец дал самую пространную землю. Потому ли, что глуп или потому что Отец имеет к нему особое доверие?

Вы только появились на горизонте. Вы всё ещё заря. Какой день вы несёте?

Хватит уже хмурых и мрачных времён! Принесите же нам бодрость и тепло! Пусть все взирающие на вас очи будут светлы, а на лицах сияет улыбка.

Пусть же Бог идёт перед Вами, а Сын пусть парит над вами в сиянии и славе!

Мир желает Бога. Если Бога имеете, тогда есть у вас что принести в мир, есть ради чего приходить на мировую историческую сцену.

Кто вы? – спрашивает вас мир. Ответьте прежде всего себе. Не будьте сфинксом для себя. И молчите, пока не ощутите себя верующими. Если нужно подождать и тысячу лет, молчите. А когда исполнитесь Богом, когда пламенный дух Веры охватит ваши сердца и умы, тогда ответьте себе и другим пламенным языком.
- Мы самые младшие и самые недостойные слуги Божии, которых Бог послал в мир ради спасения всех людей.

Перевод с сербского р.б. Екатерины.

Сербский текст взят из сборника трудов святителя Николая.
Данная работа впервые опубликован в России на русском.Сербский текст здесь:
http://www.verujem.org/teologija/nikolaj_san_o_slovenskoj_religiji.htm
С БОГОМ

Комментарии (4)

Всего: 4 комментария
  
#1 | Фокин Сергей »» | 25.06.2017 23:26
  
5
Просьба ко всем неравнодушным - помочь как можно шире осветить данную статью!
Как никакая другая она необходима для нашего единения!
Просим перепостов и размещения везде, где можно!
Спаси БОГ!
  
#2 | Андрей Рыбак »» | 26.06.2017 16:36 | ответ на: #1 ( Фокин Сергей ) »»
  
4
  
#3 | Фокин Сергей »» | 26.06.2017 17:38 | ответ на: #2 ( Андрей Рыбак ) »»
  
2
Спаси БОГ
  
#4 | Фокин Сергей »» | 29.06.2017 19:37
  
1
Святитель Николай Сербский (Велимирович). Святой князь Владимир — креститель Руси


Проповедь о святом князе Владимире, произнесенная епископом Николаем Велимировичем 15 (28) июля 1932 года в Белграде. Приводится по изданию: «Новый журнал». М., 1995. № 2. С. 151—161.




Сегодня у наших русских братьев праздник — день прославления великого святого, отошедшего ко Господу 917 лет назад.

Этот русский праздник можно считать и национальным, и церковным, и государственным, и культурным. Ибо святой русский князь Владимир заложил краеугольный камень в основание, на котором в течение почти тысячи лет воздвигался храм русского Православия, росло и укреплялось русское национальное самосознание, русская государственность и русская культура.

Думаю, что все южные славяне, а сербы особенно, сердцем и душой должны участвовать в этом празднике наших русских братьев. Ибо наша совесть заставляет нас плакать, когда русские плачут, и радоваться, когда русские радуются. Велик долг наш перед Россией. Должен может быть человек человеку. Но и народ может быть должен народу. Долг Сербии перед Россией за помощь сербам в войне 1914 года огромен: все последующие поколения многие века не в состоянии будут возместить его.

Это долг любви, без раздумий идущей на смерть, спасая ближнего. Ибо нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя, — это слова Христа.

Русский царь и русский народ, вступая в войну в защиту Сербии, будучи к ней не подготовленными, знали, что идут на верную гибель. Любовь русских к своим сербским братьям не убоялась смерти, не отступила перед ней. Разве можем мы когда-нибудь забыть, что русский царь, подвергая опасности и детей, и миллионы братьев своих, пошел на смерть ради сербского народа, ради его спасения? Разве можем мы не признать пред Небом и землей, что наша свобода и государственность стоят России больше, чем нам?

Смысл войны 1914 года, многим непонятный, многими оспариваемый, объяснен русской жертвой за сербов во всей своей евангельской ясности и несомненности. Ибо мотив самоотверженности, духовная потребность жертвы за ближнего — разве это не стремление к Царству Небесному? Русские в наши дни повторили Косовскую трагедию. Если бы русский царь Николай II стремился к царству земному, царству мелких личных расчетов, себялюбия, он и по сей день сидел бы на престоле в Петрограде. Но он выбрал Небесное Царство, царство жертвы во имя Господне, царство евангельской духовности, за что и сложил свою голову, за что сложили головы его чада и миллионы подданных. Еще один Лазарь! Еще одно Косово! Этот новый косовский завет открывает новую духовную глубину славян. Если кто-то в мире может и должен это осознать, то это — сербы.

Выбор, подобный этому, выбор подвига ради Царства Небесного, то есть того, что мир считает безумием, в русской истории совершался не однажды и не только в наши дни. Это длительный исторический процесс, пронизывающий всю историю России, от святого князя Владимира и до сего дня.

Первым этот выбор, вместе со своим народом, сделал князь Владимир; он направил ход русской истории в духовном направлении. Вместе с народом, говорю я, ибо и до него были те, кто искал Небесного Царства: это и бабушка самого Князя, святая равноапостольная княгиня Ольга, киевские первомученики Феодор и Иоанн и другие. Но Владимир первый пошел путем креста вместе со всем своим народом. Конечно, этот выбор не мог быть им сделан без великой внутренней борьбы, гораздо более сильной, чем у князя Лазаря и последнего русского царя Николая II. Ведь им, как крещеным, уже по-христиански воспитанным людям, необходимо было решить: идти ли до конца по уже известному им пути христианства, христианской жертвы и стоять ли на нем до конца. В то время как язычнику князю Владимиру, отец которого носил прозвище «дикий вепрь», необходимо было решиться на совершенно новый, на Руси неведомый и непроторенный путь. И вот князь, прежде не отказывавший себе ни в одном из земных удовольствий, наперсник разврата, мстительный и кровожадный, вдруг должен был духовно умереть и возродиться новым человеком, с новой душой, по глаголу Христа: Потерявший душу свою ради Меня, сбережет ее (Мф. 10, 39). Я считаю, что решение пойти на смерть духовную может быть труднее и требует большего мужества, чем решение пойти на смерть физическую. Ибо та смерть, на которую решился тогда еще распутный князь, означала многократную, повседневную смерть, по слову апостола Павла: Я каждый день умираю.., братия (1 Кор. 15, 31).

Принимая христианство, Владимир понимал, что выбирает самое трудное из трех предложенных ему вероисповеданий. По летописным свидетельствам мы знаем, что он долго испытывал свой выбор, прежде чем решился на него, видя, что христианство означает путь Креста, следование за Христом, а значит необходимо прежде всего расстаться со своим недостойным прошлым, ветошью старых привычек, с ветхим, плотским человеком. Князь понимал, что недостаточно будет просто сбросить с киевского холма статую Перуна и утопить его в Днепре, но что и он сам, и каждый из последовавших за ним должны будут выбросить идолов из своих душ. А идолы славянские, увы! Как и любые другие идолы, они были плодом фантазий, ничтожествами с громкими именами, земными богами, бессловесными агентами земного царства, обещавшим и людям земное обманчивое царство, привязывая этим людские души к земле. Славянское идолопоклонство, центр которого находился в Киеве, было одним из самых диких в Европе. Язычник князь Владимир являлся типичным представителем язычества тех времен, славяне-язычники — беспощадная стая грабителей, захватчиков, чревоугодников, разрушителей, заживо сжигавших вдов, приносивших в жертву своим идолам младенцев. Они приводили в ужас развитые народы того времени, особенно самое цивилизованное из них — Византию.

Славяне-язычники с особенным вожделением разрушали то, что не созидали, и грабили, то, что было сработано чужим трудом. Какая сила в мире могла из этой свирепой орды сотворить народ духовный, святой, облагородить его, преобразить, переродить? Сила веры Христовой — вот та единственная сила, которая смогла совершить это чудо. Она из Владимира-волка соделала Владимира-ягненка. Недавний сластолюбец и охотник до женской красоты, распустил свой «гарем» и стал жить целомудренно; чревоугодник и любитель возлияний стал поститься, вплоть до изнеможения, он, когда-то насмехавшийся над исламом, запрещающим вино и свинину! Некогда жестокий, князь начал обходить больницы и тюрьмы, раздавая милостыню, утешая больных. В прошлом любитель ночных оргий, весельчак, он стал проводить ночи в слезных молитвах и поклонах, в размышлении о суде Божием, о спасении души. Не знавший стыда, Владимир стал стыдливее девушки. Владимир-палач превратился в кроткого, милостивого самарянина. Одним словом, Владимир-идолопоклонник преобразился в христианского святого. Будто на какой-то таинственной стене стерли изображение демона и начертали Ангела! Чудо, куда большее, чем превращение гусеницы в бабочку!

Говорят, что при гробе святого Владимира не было явлено ни одного чуда. Но не сотворил ли сей избранник Божий при жизни своей великое чудо над самим собой? Все чудеса, которые творят святые: исцеления от болезней, очищение от страстей, пороков, изгнание бесов, воскрешения умерших — все это совершил святой Владимир над собой самим. Если бы от его гроба стали проистекать чудеса, люди могли бы не просто считать его святым, но обожествить его. Переворот, совершившийся в душе князя Владимира, явился таким чудом, которое никак нельзя объяснить только человеческими усилиями: оно было бы невозможно без помощи благодати Божией.

Кто-то, рассуждая о Промысле Божием, может в недоумении спросить: отчего Господь избрал крестителем, духовно переродившим русский народ, именно такого человека, который в начале своей жизни, кажется, превзошел во зле всех своих языческих предков и современников? Как будто Обративший Савла в Павла, в Апостола веры Христовой, выбирая такого закоренелого язычника для важнейшей миссии, не знал, каков был Владимир. Действительно, нелегко бывает рассмотреть все нити в тончайшей ткани Божественного Промысла, но эту нить проследить нетрудно. Было необходимо показать всем последующим русским поколениям раскаявшегося грешника, поставить у истоков новой России просветившегося язычника, чтобы стоял он, подобно змию медному, и наставлял, укреплял и исцелял оступившихся и маловерных, всех русских христиан во все грядущие времена. Лучшее свидетельство действенности любого лекарства — исцелившийся больной. Необходимо было исцеленного князя Киевского показать тем, кто был еще болен, для того чтобы они с радостью приняли то же лекарство. Из всех чудес, что творит вера Христова, самое душеполезное — обращение грешника в праведника. И вот как свидетельство такого чуда — личного преображения — стоит святой Владимир при вратах христианской Руси и словно взывает к каждому русскому: «Я был ночь и превратися в день! Кем был ты? Кем стал ты?»

«Владимир Красно Солнышко» — так зовет русский народ своего духовного родоначальника. Этими словами благодарный и мудрый народ наиболее точно выразил свое отношение к личности князя-крестителя. Темная плоть превратилась в Красно Солнышко. Вот что произошло с Владимиром. И оставался он Красным Солнышком на протяжении всей русской истории, в течение всех этих девяти столетий. А столетия эти изобиловали святыми, праведниками, чудотворцами; среди них и два сына князя Владимира — святые страстотерпцы — князья Борис и Глеб. По молитвам к ним исцелялись больные, освобождались бесноватые, воскресали мертвые. Но все они в долгу перед святым Владимиром. Им было легче стяжать святость, нежели самому Владимиру, князю, богачу, сквозь игольное ушко прошедшему в Царство Небесное, следуя неизведанным, непроторенным путем.

Следовательно, Владимир — человек необыкновенный и среди других великих людей, и среди святых. Он — основоположник святительства и святости в русском народе, первооткрыватель величия этих понятий, создавший на их основании государственную программу, необычность которой в том, что ее невозможно претворить в жизнь, пока каждый гражданин не воплотит ее, по примеру святого Владимира, в самом себе! С этого святителя-державника начинается новая Русь, новый народ, новый дух, новый путь, новая культура. Крестив русский народ в христианскую веру, святой Владимир долгую русскую ночь обратил в светлый русский день. Если бы кто-нибудь вывел из-под земли подземную реку, прорыл ей новое русло под солнцем, сделал ее прозрачной, чистой, полезной всем, он совершил бы подобное тому, что совершил Владимир с русским народом. Темная языческая масса, приняв Крещение, с течением времени сделалась «красным солнышком» среди народов. И можем мы вокликнуть: «Народ русский — красно солнышко!»

Сейчас, оглядываясь на жизнь русского народа после принятия им христианства, мы увидим, что на протяжении всей своей истории он шел путем, на который вывел его пример и дух Владимира-крестителя. Одно поколение сменялось другим, миллионы сменялись миллионами, сораспинаясь Христу на Кресте, принесенном на Русь святым князем Владимиром. И жатва Христова становилась все больше, все обильнее. Были в русской духовной истории и отступления, застои, колебания, были остановки в ожидании отставших, немощных, заблудших, как это бывает на всяком пути. Но, главное, река русской народной истории текла в заданном направлении, иногда быстрее, иногда медленнее, порой едва заметно, и непонятно было, вперед ли она течет или назад.

Многие знают о необычном психическом явлении, когда в минуту смертельной опасности человек, способен увидеть, как бы заново пересмотреть всю свою жизнь, с самого детства и до момента опасности. Я верю, что в нынешние жестокие времена, постигшие русский народ, хоть у кого-нибудь из русских возникнет перед глазами такая картина прошлого — от момента Крещения до наших дней. И мы, если бы попытались проанализировать и понять этот невиданный хаос, царящий ныне в России, мы многое поняли бы в русском прошлом за последние девять веков. Мы бы увидели русскую жизнь предельно ясно. Мы увидели бы шесть периодов русской истории, начиная со святого Владимира и Крещения и доныне, но близок и седьмой... Тут само собой рождается сравнение этих периодов с семью Таинствами Христовыми.

Первый период — период Владимира — соответствует Таинству Святого Крещения; он краток, но значение его огромно в силу совершенного им в жизни русского народа переворота, вступления народа на новый путь к новой цели.

Второй период вырастает из первого и продолжается до установления монголо-татарского ига. Он соответствует Таинству Миропомазания. В этот период народ исцелялся от последствий язычества и укреплялся на крестном пути. В каждой русской душе должно было совершится чудо преображения, на каждой душе должна была таинственным образом появиться печать Царства Небесного. А Таинство Миропомазания и означает утверждение в вере с помощью дара Духа Святаго.

Третий период протекал уже во времена монголо-татарского ига. Он соответствует Таинству Святого Покаяния. Накопившиеся во времена вольготной жизни грехи необходимо было, словно пыль, стряхнуть с души народа жгучим ветром рабства. Как Русь под монголами, так и Балканы под турками!

Замедлившую свой бег реку жизни нужно было поместить в каменное русло, на возвышенность, чтобы течение ее ускорилось, а она сама стала прозрачнее и чище. Находясь в рабстве, народ молчит, вспоминает о прошлом и кается. Душеполезность рабства сказалась в том, что главной целью русской истории, некогда определенной святым Владимиром, раз и навсегда стало очищение души от земного и стремление к святости и Царству Небесному.

Четвертый период — с момента освобождения от монголо-татарского ига до царствования Петра I. Освобождение началось с Куликовской битвы, происходившей за девять лет до битвы Косовской (принесшей рабство сербскому народу). Этот светлый период освобождения русских можно сравнить с Таинством Брака. Народная душа, очистившаяся страданием, обручается и полностью предается своему Небесному Жениху. На Русской земле воцаряется Христос. Русь, словно небо звездами, украшается святынями и святыми. Радость о Христе наполняет всех, от царя и патриарха до бездомного скитальца. Словом, вот он, пир свадебный, соединение народа с Богом!

Пятый период — от правления Петра до мировой войны. Он соответствует Святому Таинству Елеоосвящения. В этот период интеллигенция ослаблена, в ней нет единства, происходят шатания. Она покидает Россию с ларцом русских добродетелей, а возвращается с ворохом иностранных заблуждений. Возникает смятение. В среде образованных людей идут раздоры, жестокие споры — не о пустяках, а о сути, о святой программе князя Владимира. Все больше открывается духовных ран, гной из которых отравляет и городское, и сельское население. Но сельская Церковь еще хранит чистоту невесты Христовой; в городе же она все больше напоминает сиделку, у которой не хватает сил на всех больных. Число отпадающих от Церкви, а значит, склонившихся к царству земному напоминает эпидемию. Когда-то сброшенный в реку Перун, а с ним и все семейство идолов-«утопленников» поднимают головы из Днепра. Река русской духовной жизни замутняется, замедляет свое течение, но река эта глубока, а глубина ее — миллионы верующих душ русского народа.

Шестой период начинается от первой мировой войны, точнее от мученической смерти царя-страстотерпца Николая II, и продолжается доныне. Господь попустил князю мира сего властвовать над Святой Русью, попустил до времени совершаться не Своей воле, но воле безбожников, отвергающих Царство Небесное, ищущих лишь земного. Языческий, «довладимирский» дух воцарился на Руси. Этот мрачный, злобный дух торопится увести реку русской жизни от Солнца Правды — Христа — и вновь спрятать ее под землю. Но русский народ причащается Святых Тайн Христовых. Никогда еще, быть может, он не соединялся с возлюбленным Христом так искренно, как сейчас, когда неверные кощунствуют, стремясь осквернить лик Христов. Никогда еще Кровь Спасителя не была так желанна, как теперь, когда она под запретом, когда путь к ней так труден. О сладчайшая Кровь Христова, как несказанно сладка ты стала для тех сыновей и дочерей России, чьей кровью и слезами в это страшное время причащается Русская земля!

А завтра настанет седьмой период русской истории — Святое Таинство Рукоположения. На многострадальный род Владимиров прольется новая благодать Духа Святаго. Народ русский станет народом священным, воссияет звездой утренней среди народов, красным солнышкомсреди племен земных.

Итак, история принявшей крещение Руси макрокосмически представляет собой душевную драму самого святого Владимира, так же как святой Владимир, микрокосмически, представляет собой всю историю крестившейся, ставшей Святой Руси.

Посмотрим теперь на положение в сегодняшнем мире. Он ожесточился и огрубел, на нем кровь мировой войны. Не в одном святом нуждается он теперь: одного слишком мало. Он нуждается в целом священном, святом народе. И народ этот должен снова, в наши дни, пройти через муки внутренней брани Владимира для того, чтобы снова от царства земного устремиться к Царству Небесному. Он снова должен быть бит и очищен от греха, так же как долгим битьем отбеливается полотно. Он должен быть крещен огнем страданий и слез, чтобы умягчиться, облагородиться, обожиться. Мир ждет такого народа. Какой же народ будет им? Тот народ, о котором сегодняшний мир и сказать ничего определенного не может, хотя и говорят о нем на всех континентах. Это — народ судьбы мира, из которого Промысл Божий месит лучший хлеб для духовной трапезы всей изголодавшейся земли.

Сегодня русский народ разделен на мучеников и мучителей. И те, и другие мучаются безгранично. И мы желаем спасения и тем, и другим. Этим подвигом мученичества народ русский готовится сказать то «новое слово», о котором писал Достоевский. Первым Крещением водою и Духом, под святым Владимиром, Россия спасла христианство. Это случилось тогда, когда православная вера, которую поддерживала Византия, совсем было истощилась, но не от собственного бессилия, а от бессилия человеческого; когда, с другой стороны, политизированная вера Запада — вино, смешанное с водой, — боролась с князьями мира сего за царства земные. Христианство было на смертном одре, истинные христиане — в отчаянии. Тогда Промысл Божий двинул целый континент, несметное неведомое племя на помощь истинной вере. Это была Русь святого Владимира. Сегодня, когда, с одной стороны, сосуды, хранящие христианскую веру, и на Востоке, и на Западе недостаточно крепки, чтобы помочь растерянному, ослепшему миру; когда, с другой стороны, самое закоснелое язычество по всей земле под разными именами, поднимает свои уродливые головы, сегодня вновь Промысл Божий призывает Святую Владимирову Русь на помощь христианству и через него всему человечеству. Призывает на помощь таким образом, чтобы на весах христианских ценностей число тех, кто выбрал Царство Небесное, дало перевес.

Наступает время, и настало уже, когда мученичеством крещенная Святая Русь свяжет всех терзающих ее идолов и, подобно святому Владимиру, свергнет их с Земли Русской в пропасть бездонную.

Наступает время, и настало уже, когда в России не просто будут обновляться иконы святых, как это происходит уже сейчас, но когда воинство живых русских святых от святого Владимира, святого Серафима и до последних новомучеников, с царем-мучеником во главе, возвестит небу и земле, что народ русский заново рожден в страданиях, снова кровию крещен, преображен Христом и готов помочь всему миру.

Наступает время, братья мои, вот уже на пороге оно, когда грязью залитое, изможденное страданиями лицо русского народа просияет, как солнце, и осветит тех, кто сидит во тьме и сени смертной. И тогда все народы земные благодарно возгласят: «Русь наша, мученица наша, красно солнышко!», так же как и весь народ русский непрестанно, и в этот день особенно, возглашает: «Владимир Красно Солнышко!».

Блаженны вы, плачущие ныне с Россией, ибо с нею и утешитесь!

Блаженны вы, скорбящие сегодня с Россией, ибо с нею и возрадуетесь!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites