20 мая. Воспоминание явления на небе Креста Господня в Иерусалиме. Мученика Акакия сотника. Преподобного Нила Сорского.

7 мая по старому стилю / 20 мая по новому стилю
суббота

Воспоминание явления на небе Креста Господня в Иерусалиме (351). Мч. Акакия сотника (303).
Прп. Нила Сорского (1508).
Прпп. Иоанна Зедазнийского и учеников его: Авива, еп. Некресского, Антония Марткопского, Давида Гареджийского, Зенона Икалтойского, Фаддея Степанцминдского, Исе (Иессея), еп. Цилканского, Иосифа, еп. Алавердского, Исидора Самтависского, Михаила Улумбойского, Пирра Бретского, Стефана Хирсского и Шио Мгвимского (VI) (Груз.).
Обретение мощей прп. Нила Мироточивого, Афонского (1815).
Собор преподобных отец Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря.
Любечской (XI) и Жировицкой (1470) икон Божией Матери.

Деян., 37 зач., XV, 35–41. Ин., 38 зач., X, 27–38.
Креста: 1 Кор., 125 зач., I, 18 – II, 2.
Ин., 60 зач., XIX, 6–11, 13–20, 25–28, 30–35*.

* Если совершается служба прп. Нила Сорского, то на утрене читается Евангелие от Матфея, 43 зач., XI, 27–30, а на литургии – чтения дня и преподобного: Гал., 213 зач., V, 22 – VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17–23.


Тропарь Креста, глас 8:
Креста́ Твоего́ о́браз ны́не па́че со́лнца возсия́,/ его́же от горы́ святы́я да́же до ло́бнаго ме́ста просте́рл еси́/ и в нем твою́, Спа́се, кре́пость уясни́л еси́,/ сим укрепля́я и ве́рныя Твоя́,/ я́же и спаса́й вы́ну в ми́ре,// моли́твами Богоро́дицы, Христе́ Бо́же, и спаси́ нас.

Кондак Креста, глас 4:
Отве́рзый Небеса́ заключе́нная, на Небеси́ пресве́тлыя лучи́,/ на земли́ возсия́ Пречи́стый Крест:/ те́мже, сия́ние его́ де́йства прие́мше, к незаходи́мому наставля́емся Све́ту/ и во бране́х и́мамы его́ ору́жие ми́ра,// непобеди́мую побе́ду.

Тропарь преподобного Нила Сорского, глас 4:
Удали́вся, бе́гая дави́дски, ми́ра,/ и вся, я́же в нем, я́ко уме́ты, вмени́в,/ и, в ме́сте безмо́лвне всели́вся,/ духо́вныя ра́дости испо́лнился еси́, о́тче наш Ни́ле,/ и, еди́ному Бо́гу изво́лив служи́ти,/ процве́л еси́, я́ко фи́никс,/ и, я́ко лоза́ благопло́дна,/ умно́жил еси́ ча́да пусты́ни./ Тем благода́рственно вопие́м:/ сла́ва Укре́пльшему тя в по́двиге пустынножи́тельства;/ сла́ва Избра́вшему тя в Росси́и/ отше́льником уставополо́жника изря́дна;// сла́ва моли́твами твои́ми и нас Спаса́ющему.

Кондак преподобного Нила Сорского, глас 8:

Любве́ ра́ди Христо́вы удали́вся мирски́х смуще́ний,/ ра́достною душе́ю всели́лся еси́ в пусты́ни,/ в не́йже подвиза́вся до́бре, я́ко Áнгел на земли́, о́тче Ни́ле, пожи́л еси́:/ бде́нием бо и посто́м те́ло свое́ изнури́л еси́ ве́чныя ра́ди жи́зни./ Ея́же ны́не сподо́бився,/ во све́те неизрече́нныя ра́дости Пресвяте́й Тро́ице со святы́ми предстоя́,/ моли́, мо́лимтися, припа́дающе, ча́да твоя́,/ сохрани́тися нам от вся́каго наве́та и злых обстоя́ний/ ви́димых и неви́димых враг// и спасти́ся душа́м на́шим.
********
Можно ли представить себе хоть одного, пусть самого выдающегося человека – великого философа, политического деятеля, императора, завоевателя, – который сказал бы: «Я свет миру»? Даже обуянный гордыней человек такого не скажет, а Христос смиренно говорит: «Я свет миру» – именно в связи с исцелением слепорожденного (см. Ин. 9, 1–38). И между Его свидетельством о том, что Он свет миру, и фактом исцеления – глубокая связь, потому что слепой в этом повествовании представляется как символ человека погибающего: он не видит света, он не различает предметов, он не видит дороги, ему легко заблудиться и сбиться с пути, ему нужен поводырь, ему нужен свет… В этом смысле образ слепого – это образ рода человеческого. Мы все можем быть слепы, имея прекрасное физическое зрение. Если в нашей жизни нет Божественного света, нам очень легко сбиться с пути.


Явление Креста на небе в Иерусалиме,

После кончины первого христианского благоверного императора Константина Великого императорский престол занял его сын Констанций, который уклонился в ересь Ария, отрицавшего единосущие Сына Божия с Отцом. В утверждение святого Православия Господь явил в Иерусалиме дивное знамение. В дни Святой Пятидесятницы, 7 мая 351 года, в третьем часу утра на небе явилось изображение равноконечного Креста Господня, сиявшее неизреченным светом, превосходившим свет солнца. Свидетелем был весь народ, пораженный великим ужасом и удивлением. Явление знамения Креста началось над святой Голгофской горой, на которой был распят Господь (Мф. 27, 32–33; Ин. 19, 17, 41; Евр. 13, 12), и достигало горы Елеонской (Ин. 8, 1; 18, 2), отстоящей от Голгофы на расстоянии 15 стадий. Знамение переливалось всеми цветами радуги и привлекло к себе взоры всех людей. Многие люди, оставив свои дела, выходили из домов и со страхом созерцали чудное явление. Потом многочисленные толпы жителей Иерусалима с трепетом и радостью поспешили ко святому храму Воскресения.

О совершившемся чудесном явлении знамения Креста Святейший Патриарх Иерусалимский Кирилл (350–387) известил посланием императора Констанция, увещевал его обратиться к православной вере. Историк Древней Церкви Созомен свидетельствует, что через это явление Святого Креста многие иудеи и еллины пришли к истинной вере, покаявшись Христу Богу, и приняли Святое Крещение.

Мученик Акакий сотник
Святой мученик Акакий, живший в III столетии, родился в Каппадокии и был сотником Мартисийского полка при военачальнике Фирме. Когда по приказу императора Максимиана Галерия (305–311) началось гонение на христиан, Фирм начал поочередно допрашивать своих воинов о вере. Тогда святой Акакий твердо и открыто исповедал себя христианином. Видя непреклонность святого Акакия, Фирм послал его к высшему военачальнику Вивиану. Вивиан предал святого жестоким мукам. После пыток его заключили в тяжкие оковы и посадили в темницу. Немного спустя мученика вместе с другими узниками повели в Византию к правителю. Сопровождавшие их воины шли быстро, не оказывая узникам милосердия, и святой Акакий изнемогал на пути от ран, тяжких оков, голода и жажды. Когда же наконец остановились на ночлег, святой Акакий вознес Богу благодарение за то, что сподобился страдать за Его Святое Имя. Во время молитвы святой услышал голос с неба: «Мужайся, Акакий, и крепись!» Этот голос слышали и другие узники, многие из которых уверовали во Христа и просили святого наставить их и утвердить в христианской вере.

В Византии святого мученика поместили в тяжкое заключение, другим же узникам предоставили более легкие условия. Ночью узники увидели, как к святому Акакию явились светлые юноши и служили ему, омывая его раны и принося пищу. Через семь дней Вивиан вновь призвал святого Акакия и был поражен его цветущим видом. Заподозрив, что темничный страж за деньги давал узнику послабление и пищу, он призвал стража для строгого допроса. Не поверив его ответам, Вивиан подверг сторожа избиению. Тогда святой Акакий сам ответил Вивиану: «Крепость и сила мне даны от Господа Иисуса Христа, Который исцелил мои раны». Вивиан в бешеном гневе велел бить мученика по лицу и сокрушить ему зубы за непрошеные речи. Стремясь еще более увеличить и продолжить мучения святого Акакия, Вивиан отослал его к правителю Флаккину с письмом. Но, прочитав письмо, Флаккин возмутился, что Вивиан так долго и жестоко мучил воина, имевшего почетное звание центуриона, и приказал без промедления обезглавить мученика. На месте казни святой Акакий возвел очи к небесам, воздав Богу благодарение за то, что сподобился принять за Него мученическую кончину, потом со спокойной радостью преклонил голову под меч. Это произошло в 303 году. При Константине Великом мощи святого мученика Акакия покоились в Константинополе в храме, построенном в его честь, впоследствии они были перенесены в Калабрию, в город Сцилляцию. Святой мученик Акакий особенно помогает обращающимся к нему с молитвой в борьбе с плотью, что испытал на себе святой Епифаний, ученик святого Андрея юродивого.

Нил Сорский
Преподобный Нил Сорский, великий подвижник Русской Церкви, происходил из рода бояр Майковых. Иночество принял в обители преподобного Кирилла Белозерского (память 9 июня). Здесь он пользовался советами благочестивого старца Паисия Ярославова, впоследствии игумена Троице-Сергиевой Лавры. Преподобный много путешествовал по Востоку, изучая монашескую жизнь в Палестине и на Афоне. Возвратясь на Русь, он удалился на реку Сору в Вологодской земле, поставил келлию и часовню, где вскоре возникла обитель с новым в то время у нас скитским уставом, заимствованным преподобным Нилом на Афоне. По завету преподобного Нила, иноки должны были питаться трудом рук своих, милостыню принимать только в крайней нужде, избегать вещелюбия и роскоши даже в церкви; женщины в скит не допускались, монахам не разрешалось выходить из скита ни под каким предлогом, владение вотчинами отрицалось. Расселившись вокруг небольшой церкви в честь Сретения Господня в лесу, в отдельных келлиях по одному, по два и не более трех человек, скитники накануне воскресных и других праздничных дней собирались на сутки к Богослужению, причем всенощная, на которой за каждой кафизмой предлагались два-три чтения из святоотеческих творений, продолжалась всю ночь. В прочие дни каждый молился и трудился в своей келлии. Главным подвигом иноков была борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме – ясность, в сердце – сокрушение и любовь. В своих письменных трудах – «Предание учеником своим, хотящим жити в пустыне» и «Уставе» преподобный Нил подробно излагает ступени этого спасительного мысленного делания. Первая ступень – отречение от мира, в частности, всяких мирских развлечений; вторая – непрестанная молитва, сопровождаемая памятью о смерти. В своей жизни святой подвижник отличался крайней нестяжательностью и трудолюбием. Он сам выкопал пруд и колодезь, вода которого имела целительную силу. За святость жизни старца Нила глубоко почитали современные ему русские иерархи. Преподобный участвовал на Соборах 1490 и 1503 годов. Избегая почестей и славы мира сего, он перед своей кончиной завещал ученикам бросить тело его на съедение зверям и птицам или похоронить без всяких почестей на месте его подвига. Скончался святой на 76-м году жизни 7 мая 1508 года. Мощи его, погребенные в основанной им обители, прославились множеством чудотворений. Русская Церковь причислила его к лику святых.

Пре­по­доб­ный Иоанн Зе­даз­ний­ский и 12 его уче­ни­ков: Авив, епи­скоп Некрес­ский, Ан­то­ний Март­коб­ский, Да­вид Га­реджий­ский, Зе­нон Икалт­ский, Фад­дей Сте­панц­миндский, Исе, епи­скоп Цил­кан­ский, Иосиф, епи­скоп Алаверд­ский, Ис­и­дор Сам­та­вий­ский, Ми­ха­ил Улум­бий­ский, Пирр Брет­ский, Сте­фан Хир­ский, Шио Мгвим­ский – свя­тые си­рий­ские (кап­па­до­кий­ские) по­движ­ни­ки, ос­но­ва­те­ли гру­зин­ско­го мо­на­ше­ства, при­шед­шие в Гру­зию из Кап­па­до­кии в се­ре­дине VI ве­ка. Три­на­дцать свя­тых кап­па­до­кий­ских от­цов, ве­ро­ят­но, бы­ли гру­зи­на­ми, по­лу­чив­ши­ми ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние в зна­ме­ни­той Лав­ре свя­то­го Си­мео­на Столп­ни­ка и в дру­гих мо­на­сты­рях Си­рии и Ме­со­по­та­мии с це­лью вер­нуть­ся на ро­ди­ну и со­дей­ство­вать ее хри­сти­ан­ско­му про­све­ще­нию.

Свя­той Иоанн Зе­даз­ний­ский, гла­ва этих по­движ­ни­ков, по­лу­чил ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние в Ан­тио­хии. О ме­сте его рож­де­ния и о ро­ди­те­лях све­де­ний не со­хра­ни­лось. В мо­ло­дые го­ды он при­нял мо­на­ше­ство и пре­дал­ся уеди­нен­ной ас­ке­ти­че­ской жиз­ни, стя­жав впо­след­ствии уди­ви­тель­ную кро­тость, сми­ре­ние и дар чу­до­тво­ре­ния. Сла­ва о ду­хов­ных по­дви­гах при­влек­ла к нему мно­же­ство уче­ни­ков, из чис­ла ко­то­рых свя­той Иоанн Зе­даз­ний­ский из­брал по жре­бию 12 че­ло­век и, ис­пол­няя по­ве­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри, от­пра­вил­ся с ни­ми в Гру­зию. По до­ро­ге они по­лу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние от свя­то­го Си­мео­на Столп­ни­ка Млад­ше­го († 596), а в Мц­хе­та, древ­ней сто­ли­це Гру­зии, пе­рей­дя «немо­к­ры­ми но­га­ми» ре­ку Ку­ру, бы­ли ра­дост­но встре­че­ны на­ро­дом, ца­рем Пар­сма­ном (542–557) и ка­то­ли­ко­сом-ар­хи­епи­ско­пом Евла­ви­ем (552–560). Ле­то­пис­цы по­вест­ву­ют, что свя­тые кап­па­до­кий­ские от­цы об­ра­ти­лись к встре­чав­шим их на гру­зин­ском язы­ке, а вой­дя в со­бор­ный храм Све­ти­ц­хо­ве­ли и про­стер­шись ниц пе­ред Жи­во­тво­ря­щим Стол­пом, сла­ви­ли и бла­го­да­ри­ли Бо­га. По бла­го­сло­ве­нию Ка­то­ли­ко­са Евла­вия свя­той Иоанн вме­сте с уче­ни­ка­ми по­се­лил­ся на го­ре Зе­да­зе­ни (от­сю­да на­име­но­ва­ние свя­то­го Иоан­на – Зе­даз­ний­ский), где неко­гда бы­ло язы­че­ское ка­пи­ще и воз­вы­шал­ся идол. По­движ­ни­ки жи­ли в ша­ла­шах, пи­та­лись тра­ва­ми и ко­ре­нья­ми, по­сто­ян­но пре­бы­вая в мо­лит­ве и ду­хов­ных раз­мыш­ле­ни­ях. К ним при­те­ка­ло мно­же­ство боль­ных, по­лу­чав­ших ис­це­ле­ния по их мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ству. По­сле из­бра­ния свя­тых Ави­ва и Исе епи­ско­па­ми свя­то­му Иоан­ну яви­лась во сне Бо­жия Ма­терь и по­ве­ле­ла ему по­слать сво­их уче­ни­ков по раз­ным ме­стам Гру­зии для про­по­ве­ди Сло­ва Бо­жия и пас­тыр­ско­го на­зи­да­ния. Вы­слу­шав на­став­ле­ния свя­то­го Иоан­на, од­ни уче­ни­ки от­пра­ви­лись в Ка­хе­тию (Зе­нон, а впо­след­ствии – Сте­фан), дру­гие в Кар­та­ли­нию (Пирр, Ми­ха­ил, Фад­дей и Ис­и­дор).

«Все они... учи­ли на­род, на­став­ля­ли его в ве­ре, уни­что­жа­ли мрак суе­ве­рия и ис­треб­ля­ли остав­ши­е­ся в гор­ных тес­ни­нах идо­ло­слу­же­ние и ка­пи­ща, вме­сто че­го воз­дви­га­ли свя­той крест и свя­тые хра­мы, устро­я­ли в на­ро­де граж­дан­ствен­ность...»

Свя­той Зе­нон, «столп слад­ко­го по­слу­ша­ния», за­вер­шив про­по­ведь в го­рах верх­ней Ка­хе­тии, ос­но­вал мо­на­стырь в Икал­то, где и был, по­сле ве­ли­ких по­дви­гов, по­гре­бен в со­бор­ном хра­ме в честь Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­са.

Свя­той Фад­дей (по-гру­зин­ски Та­те) вна­ча­ле остал­ся в Мц­хе­та, устро­ив по по­ве­ле­нию свя­то­го Иоан­на мо­на­стырь у под­но­жия го­ры Зе­да­зе­ни для при­хо­дя­щих к учи­те­лю. По­сле смер­ти свя­то­го Иоан­на свя­той Фад­дей про­по­ве­до­вал в Кар­та­ли­нии, где ос­но­вал мно­го церк­вей, в том чис­ле храм в честь свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на в го­ро­де Урб­ни­си. Впо­след­ствии он по­се­лил­ся в пе­ще­ре на го­ре Цле­ви близ го­ро­да Кас­пи, на вер­шине ко­то­рой так­же ос­но­вал храм в честь свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на. В этой пе­ще­ре у ос­но­ва­ния хра­ма бы­ли по­гре­бе­ны мо­щи свя­то­го Фад­дея, «об­ра­за чи­стой прав­ды и ве­ры».

Свя­той Ис­и­дор, «вер­то­град доб­ро­де­те­ли», по­сле дол­гих апо­столь­ских по­дви­гов устро­ил мо­на­стырь в Сам­та­ви­си в честь Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­са, где и по­чи­ва­ют его свя­тые мо­щи.

Свя­той Ми­ха­ил мно­го по­тру­дил­ся в утвер­жде­нии хри­сти­ан­ства в го­рах верх­ней Кар­та­ли­нии и Осе­тии. Близ ме­стеч­ка Улум­би он ос­но­вал боль­шую оби­тель. В со­бор­ном хра­ме этой оби­те­ли, об­ра­щен­ной в XIX ве­ке в при­ход­скую цер­ковь, по­ко­ят­ся его свя­тые мо­щи.

Свя­той Пирр, «бо­же­ствен­ный об­раз пла­ча», ос­но­вал оби­тель на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Два­нис­ц­ха­ли близ ме­стеч­ка Бре­ти. В хра­ме оби­те­ли бы­ли по­ло­же­ны его чест­ные мо­щи.

Свя­той Сте­фан, «вен­чан­ный си­лою и ве­де­ни­ем», по­сле дол­гих апо­столь­ских тру­дов в ниж­ней Ка­хе­тии ос­но­вал оби­тель близ ме­стеч­ка Хир­сы. Он был по­гре­бен в со­бор­ном хра­ме в честь свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на, с ле­вой сто­ро­ны ал­та­ря у жерт­вен­ни­ка.

Разо­слав сво­их уче­ни­ков, свя­той Иоанн Зе­даз­ний­ский оста­вил при се­бе диа­ко­на Илию и углу­бил­ся в мо­лит­вен­ные по­дви­ги.

Свя­той Иоанн су­мел про­ти­во­сто­ять коз­ням злых ду­хов, ко­то­рых из­гнал Име­нем Хри­ста из пре­де­лов Мц­хе­та. По мо­лит­ве свя­то­го Иоан­на на го­ре За­ден (Зе­да­зе­ни) за­стру­ил­ся ис­точ­ник це­леб­ной во­ды. По­лу­чив от­кро­ве­ние о сво­ей смер­ти, пре­по­доб­ный Иоанн при­звал к се­бе уче­ни­ков – свя­то­го диа­ко­на Илию и свя­то­го Фад­дея Сте­панц­миндско­го, ко­то­рым за­ве­щал по­хо­ро­нить его в тес­ной пе­ще­ре на го­ре, на ме­сте его по­дви­гов. При­ча­стив­шись Свя­тых Тайн, пре­по­доб­ный Иоанн уви­дел от­вер­стое небо и во­ин­ство бес­плот­ных Сил Небес­ных со мно­же­ством свя­тых. В ду­хов­ном вос­тор­ге он пре­дал свою пра­вед­ную ду­шу Гос­по­ду. Кон­чи­на свя­то­го Иоан­на по­сле­до­ва­ла меж­ду 557 и 560 го­да­ми, при ка­то­ли­ко­се Ма­ка­рии (553–569). Уче­ни­ки его, по­за­быв за­ве­ща­ние пре­по­доб­но­го, в со­про­вож­де­нии сон­ма ду­хо­вен­ства пе­ре­нес­ли те­ло свя­то­го в мо­на­стырь у под­но­жия го­ры За­ден (Зе­да­зе­ни) и по­ло­жи­ли его в осо­бом скле­пе.

Но зем­ля во­круг за­ко­ле­ба­лась, и со­тря­се­ния ее не пре­кра­ща­лись до тех пор, по­ка те­ло свя­то­го Иоан­на не бы­ло по­ло­же­но в пе­ще­ре на вер­шине го­ры, как за­ве­щал пре­по­доб­ный. В Х ве­ке при ка­то­ли­ко­се-ар­хи­епи­ско­пе Кли­мен­те (908–923) на юж­ной сто­роне этой пе­ще­ры бы­ла по­стро­е­на цер­ковь в честь Иоан­на Кре­сти­те­ля, так что свя­тые мо­щи Иоан­на Зе­даз­ний­ско­го ока­за­лись в ее при­де­ле, у жерт­вен­ни­ка. Они бы­ли про­слав­ле­ны мно­ги­ми зна­ме­ни­я­ми ми­ло­сти Гос­под­ней.

Прп. Нил Мироточивый, Афонский
Пре­по­доб­ный Нил Ми­ро­то­чи­вый ро­дил­ся в Гре­ции, в се­ле­нии, но­ся­щем имя свя­то­го Пет­ра, За­ко­ний­ской епар­хии. Вос­пи­ты­вал­ся сво­им дя­дей, иеро­мо­на­хом Ма­ка­ри­ем. До­стиг­нув по­ло­жен­но­го воз­рас­та, пре­по­доб­ный при­нял мо­на­ше­ское по­стри­же­ние и был удо­сто­ен ру­ко­по­ло­же­ния в иеро­ди­а­ко­на, а по­том и во иеро­мо­на­ха. Же­ла­ние боль­ших по­дви­гов в ино­че­ском де­ла­нии при­ве­ло бла­жен­но­го дя­дю и пре­по­доб­но­го пле­мян­ни­ка на Афон, где Ма­ка­рий и Нил под­ви­за­лись на ме­сте, на­зы­ва­е­мом Свя­тые Кам­ни. По пре­став­ле­нии бла­жен­но­го Ма­ка­рия пре­по­доб­ный, под­ни­ма­ясь на бо­лее вы­со­кие ду­хов­ные по­дви­ги, по­се­лил­ся на ме­сте, непри­ступ­ном по­чти ни для ка­ко­го жи­во­го су­ще­ства. По от­ше­ствии к Гос­по­ду пре­по­доб­ный был про­слав­лен обиль­ным ис­те­че­ни­ем це­ли­тель­но­го ми­ра, за ко­то­рым при­ез­жа­ли хри­сти­ане из са­мых от­да­лен­ных стран Во­сто­ка.

Многочисленные чудеса, которые прославили Любечскую икону Божией Матери, получившую свое наименование от местечка Любеч, что в Черниговском крае, были описаны святителем Димитрием Ростовским. Святой образ был явлен в ХI веке.
ЛЮБЕЧСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

В 1653 году, когда на Любеч ожидалось нападение поляков, икона была перенесена в Киев. В 1701 году обновленный в стольном граде образ вернули в Любечский храм, освященный в честь Воскресения Христова, а в Киевском Софийском соборе был оставлен точный список с чудотворной иконы, где он пребывает и поныне.

В 1874 году святая икона была помещена в серебряную ризу, искусно сделанную на средства, пожертвованные жителями местечка Любеч.

Уже в наши дни один из поздних списков чудотворной Любечской иконы Божией Матери, утерянный в страшные годы безбожия, вернулся в местный Спасо-Преображенский храм. Сначала образ пребывал в Свято-Троицком кафедральном соборе, а затем, сопровождаемый большим количеством православных верующих, был перенесен в любечскую церковь.

Мироточивый список чудотворного Любечского образа Божией Матери находится в Уманском Свято-Николаевском соборе. Перед иконой, переданной местной общине при возвращении храма в 1989 году, каждую субботу перед всенощным бдением служится молебен с акафистом Божией Матери.

Множество верующих, притекающих к святому Любечскому образу Пресвятой Богородицы с горячей молитвой веры получали и получают чудесные исцеления и утешение в скорбях.

Икона Божией Матери Жировицкая явилась в 1470 году в местечке Жировицы Гродненского края. В лесу, принадлежавшем православному литовскому вельможе Александру Солтону, пастухи увидели необыкновенно яркий свет, проникавший сквозь ветви грушевого дерева, стоявшего над ручьем под горой. Пастухи подошли ближе и увидели на дереве небольшую икону Божией Матери в лучезарном сиянии. Пастухи с благоговением взяли икону и отнесли Александру Солтону, который не придал особого значения сообщению пастухов, но икону все-таки взял и запер в ларец.
ЖИРОВИЦКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

На следующий день к Солтону пришли гости, и хозяин захотел показать им находку. К своему удивлению, он не обнаружил иконы в ларце, хотя незадолго до этого видел ее. Через некоторое время пастухи снова обрели икону на том же месте и опять отнесли ее Александру Солтону. На этот раз он отнесся к иконе с большим благоговением и дал обет соорудить на месте явления церковь в честь Пресвятой Богородицы. Около деревянного храма вскоре появилось селение и образовался приход. Около 1520 года храм совершенно сгорел, несмотря на усилия жителей потушить пожар и спасти икону. Все думали, что она погибла. Но однажды крестьянские дети, возвращаясь из школы, увидели чудное видение: Дева необыкновенной красоты в лучезарном сиянии сидела на камне у сгоревшего храма, а в руках у Нее была икона, которую все считали сгоревшей. Дети не осмелились подойти к Ней, но поспешили рассказать о видении родным и знакомым. Все приняли рассказ о видении за Божественное откровение и вместе со священником отправились к горе. На камне у зажженной свечи стояла Жировицкая икона Божией Матери, нисколько не пострадавшая от огня. На время икону поставили в доме священника, а камень был огорожен. Когда построили каменный храм, туда поставили чудотворную икону.

Впоследствии около храма возник мужской монастырь. Его братство возглавило борьбу за Православие против унии и латинства. В 1609 году монастырь был захвачен униатами и находился в их руках до 1839 года. Все это время Жировицкая икона Божией Матери пользовалась почитанием и униатов, и католиков. В 1839 году монастырь был возвращен православным и стал первым местом восстановления православного Богослужения в западнорусском крае.

Во время первой мировой войны Жировицкую икону Божией Матери перевезли в Москву, а в начале 20-х годов она была возвращена в обитель. Ныне она находится в соборе в честь Успения Пресвятой Богородицы Жировицкого монастыря Минской епархии и глубоко почитается за ее благодатную помощь. Икона вырезана на камне размером 43 х 56 мм.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites