Чудо милости и прощения от великомученика Пантелеимона

Святой Пантелеймон, моли Бога о нас!

Автор - Светлана Коппел-Ковтун


Никогда не думала, что буду об этом писать. Чудо, случившееся с тобой — это что-то личное, не публичное. Даже знакомым ничего не рассказывала, кроме самых близких. А теперь вот испытываю острую потребность написать, и как раз накануне дня памяти великомученика Пантелеимона Целителя, потому и пишу.

Было это давно, в конце прошлого столетия1. В Киево-Печерскую Лавру привезли мощи святого Пантелеимона, его Честную Главу — и мы с дочкой отправились в паломничество. Жили мы в небольшом городке на Полтавщине, а крестный мой — киевлянин, он пригласил нас и встретил, жена его тем временем стояла в очереди к мощам.

Дочке было лет шесть — по памяти, а сейчас ей за двадцать. Стало быть, происходило всё почти два десятка лет назад.

Ехали мы автобусом. По традиции я читала в дороге житие, акафист святому, рассказывая что-то маленькой дочке — хотелось быть готовыми к встрече с великим Божьим угодником. О чём просила тогда, и просила ли вообще — не помню. Возможно, просила лучшей доли и исцеления от недугов души и тела, как многие другие, ибо просить было о чём.

В очереди стояли тогда часов по семнадцать. Дело было, кажется, летом. И хотя крестные постарались упростить нам доступ к святыне, они сумели сэкономить нам часа три. Было трудно, но не тягостно: я была ещё молода, сильна, рядом были любимые люди. Крёстный, его зовут Николаем, всегда казался светящимся изнутри, как солнце. Дочка, вероятно, маялась, но не помню, чтобы сильно. Всё было сравнительно легко и утомляло в меру. Стоящие рядом пели молитвы, а мы то подпевали, то болтали о своём — давно не виделись.

Разумеется, я заранее купила иконки св. вмч. Пантелеимона — чтобы приложить к святыне и потом дарить близким. Ещё взяла с собой масла, как посоветовал кто-то из знакомых церковных тётушек.

В общем, приближаясь к мощам, я немного волновалась о том, чтобы быстро со всем этим управиться и не помешать другим. Пузырёк с маслом вручила в руки дочери, иначе, видимо, не получалось.

Надо отдать должное и монахам, сопровождавшим мощи, и всем, кто причастен к организации приёма верующих: всё было чинно, складно и живо. Это было живое христианство, явленное в людях. Ни ссор, ни разборок — вся внутренняя людская суета гасилась благодатным потоком мира и любви.

Меня ждало немалое испытание, когда пропущенная кем-то вперёд дочка стукнула своей бутылочкой по ковчегу с мощами. Я обмерла в ужасе. Ничего! Всё тихо, благодушно, как будто так и надо. Ни слова упрёка, ни единого замечания. Сейчас вспоминаю это и думаю, что только сейчас я вполне понимаю, что тогда происходило внутри. Теперь всё это в прошлом — мы уже другие, и только любовь Господня, любовь его великого чудотворца ощущается в душе горячим живым потоком — как и тогда.

Я, смущаясь, но не до одури, как могло бы быть, а больше в неизреченной радости, в счастье причастия приложилась сама и приложила свои «заготовки» к ковчежцу с мощами. Мир и покой, переживаемый тогда, чувствую и сейчас. Да спасёт всех нас Господь по милости Его и великодушию святого великомученика и целителя Пантелеимона.

Всем, кто приходил и прикладывался к мощам, вручались маленькие бумажные иконки — благословение Афонского Пантелеимонова монастыря. Мы с дочкой тоже получили такие, и вот они то у нас замироточили.

Представляете что мы чувствовали? Да, невероятный духовный подъем и радость. Мы прощены и наши молитвы приняты. Более того, пребывая в гостях у крёстного, мы видели такие же иконки у него, и они тоже были в каплях масла. Не скажу, что нам хотелось того же, но где-то в глубине сердца надежда на это не могла не поселиться, и милостивый Господь утешил немощных — явил чудо.

Мироточение не было обильным, просто картонные иконочки в течение полугода или чуть больше были покрыты каплями. Иконки (а они стояли в книжном шкафу) словно потели маслом. Гораздо позже, когда мироточение прекратилось, мы вставили их в рамки.

Как-то Юлия Николаевна Вознесенская спрашивала о чудесах, и я написала ей о своих бумажных иконках. Её это восхитило. «Однажды мироточившая икона навсегда остаётся чудотворной», — ответила она, и тем сподвигла озаботиться «окладами».

Сейчас эти две иконки на Донбассе, в доме нашего друга — там нужнее.

Святый великомучениче и целебниче Пантелеймоне, моли Бога о нас!



Примечание:

1. Возможно, это произошло в 2000-м году, когда мощи св. Пантелеимона посетили три столицы Русского мира: Киев, Санкт-Петербург и Москву, но мне всё же кажется, что раньше.

Радонеж

Международный клуб православных литераторов «Омилия»

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Синезия »» | 09.08.2016 22:06
  
13
"... Не нужно мне никаких докторов, и при этом, указывая на икону св. Пантелеимона, сказал: вот мой доктор. Если этот врач не поможет мне, то никакой доктор не вылечит... "
Великомученник Пантелеимон Целитель
В 1891 гoдy в начале декабря, когда я с иконами обходил дома своих прихожан дер. Скачкова, отправляя молебны святителю Николаю и другие службы, по желанию каждого, я немало был удивлен следующею просьбою одного крестьянина Игнатия Мокеева, когда пришли в его дом: « Батюшка, со слезами он обратился ко мне; отслужите три молебна с коленопреклонением святому угоднику Божию великомученику Пантелеимону!» Окончивши в его доме службу, я спросил его о причине такого, с его стороны, усердия к св. великомученику Пантелеимону ,- и вот что он мне поведал: «Полтора месяца тому назад, — начал Мокеев свой рассказ, — я очень тяжело заболел, и чем дальше, тем болезнь моя делалась опаснее и мне с каждым днем становилось все хуже и хуже. Жена моя, по началу моей болезни, ухаживала за мною, по-видимому, охотно, а потом, должно быть, моя болезнь стала ей надоедать, она начала роптать и ворчать на меня, и предложила мне ехать в больницу. С горькою обидою отклонил я предложение своей жены, и стал с усердием молиться св. угоднику Божию Пантелеимону, образ которого находится у меня в божничке (этот образок мне прислали с Афона за незначительное туда пожертвование). Наконец, когда мне уже совсем стало худо, — это три дня тому назад,- и я не мог уже ни ходить, ни сидеть, ни даже встать, и дыхание сделалось затруднительным, жена стала уговаривать меня послать за доктором (фельдшером), и я ответил ей, что не нужно мне никаких докторов, и при этом, указывая на икону св. Пантелеимона, сказал: вот мой доктор. Если этот врач не поможет мне, то никакой доктор не вылечит. После этого, я попросил подать себе образок св. Пантелемона и, положивши его себе на грудь, усердно, со слезами, стал молиться угоднику. Наконец, я задремал и вижу, как будто наяву: сижу я на лавке в своей избе и смотрю в окно. Вижу, — по улице быстро приближается экипаж, запряженный тройкою лошадей. Экипаж остановился прямо напротив моей хаты: в экипаже сидело три человека: два старика, по виду монахи, и один молодой, очень похожий на изображение св. Пантелеимона. Этот последний быстро вышел из экипажа, пришел ко мне в хату, и, севши со мною рядом на лавке, потрепал меня по плечу и сказал: «Ну, вот и я, твой доктор: ты меня с нетерпением ждал, вот я и поспешил к тебе прибыть». Этим видение и кончилось. Очнувшись, я чувствовал неизъяснимое блаженство и радость: а болезни у меня как будто и не существовало, так что на следующий день я уже стал работать».

«Батюшка,- закончил свой рассказ Мокеев, -будьте добры, сделайте известным мой рассказ обществу, чрез напечатание его в каких либо ведомостях, так как я крепко верю и убежден, что получил чудесное исцеление единственно по святым молитвам угодника Божия Пантелеимона» (Смолен. Еп. Вед.).

Смоленской епархии, Духовщинского уезда, села Скачкова свящ. Михаил Неклюдов.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites