10 апреля. Преподобного Иоанна Лествичника. Преподобного Илариона Нового, игумена Пеликитского.

28 марта по старому стилю / 10 апреля по новому стилю
воскресенье
Неделя 4-я Великого поста. Глас 4-й.

Прп. Иоанна Лествичника (переходящее празднование в 4-ю Неделю Великого поста). Прп. Илариона Нового, игумена Пеликитского (ок. 754). Прп. Стефана чудотворца, исп., игумена Триглийского (ок. 815).
Прмч. Евстратия Печерского, в Ближних пещерах (1097). Прп. Илариона Псковоезерского, Гдовского (1476). Мчч. Ионы и Варахисия и других с ними (ок. 330). Мч. Бояна, кн. Болгарского (ок. 830).
Св. Николая Постникова исп., пресвитера (1931); сщмч. Василия Малинина пресвитера (1938); мч. Иоанна Чернова (1939).


Литургия св. Василия Великого.

Утр. – Ев. 1-е, Мф., 116 зач., XXVIII, 16–20. Лит. – Евр., 314 зач., VI, 13–20. Мк., 40 зач., IX, 17–31. Прп.: Еф., 229 зач., V, 8–19. Мф., 10 зач., IV, 25 – V, 12.

Тропарь и кондак воскресные 4-го гласа

Тропарь преподобного Иоанна Лествичника, глас 1:
Пусты́нный жи́тель и в телеси́ А́нгел/ и чудотво́рец яви́лся еси́, богоно́се о́тче наш Иоа́нне,/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих ти./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Кондак преподобного Иоанна Лествичника, глас 4:
На высоте́ Госпо́дь воздержа́ния и́стинна тя положи́,/ я́коже звезду́ неле́стную, световодя́щую концы́,// наста́вниче Иоа́нне, о́тче наш.

Преподобный Иоанн Лествичник

Пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник по­чи­та­ет­ся Свя­той Цер­ко­вью как ве­ли­кий по­движ­ник и ав­тор за­ме­ча­тель­но­го ду­хов­но­го тво­ре­ния, на­зы­ва­е­мо­го «Ле­стви­цей», по­это­му пре­по­доб­ный и по­лу­чил про­зва­ние Ле­ствич­ни­ка.

О про­ис­хож­де­нии пре­по­доб­но­го Иоан­на по­чти не со­хра­ни­лось све­де­ний. Су­ще­ству­ет пре­да­ние, что он ро­дил­ся око­ло 570 го­да и был сы­ном свя­тых Ксе­но­фон­та и Ма­рии, па­мять ко­то­рых празд­ну­ет­ся Цер­ко­вью 26 ян­ва­ря. Шест­на­дца­ти лет от­рок Иоанн при­шел в Си­най­ский мо­на­стырь. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем пре­по­доб­но­го стал ав­ва Мар­ти­рий. По­сле че­ты­рех лет пре­бы­ва­ния на Си­нае свя­той Иоанн Ле­ствич­ник был по­стри­жен в ино­че­ство. Один из при­сут­ство­вав­ших при по­стри­ге, ав­ва Стра­ти­гий, пред­ска­зал, что он станет ве­ли­ким све­тиль­ни­ком Церк­ви Хри­сто­вой. В те­че­ние 19-ти лет пре­по­доб­ный Иоанн под­ви­зал­ся в по­слу­ша­нии сво­е­му ду­хов­но­му от­цу. По­сле смер­ти ав­вы Мар­ти­рия пре­по­доб­ный Иоанн из­брал от­шель­ни­че­скую жизнь, уда­лив­шись в пу­стын­ное ме­сто, на­зы­ва­е­мое Фо­ла, где про­вел 40 лет в по­дви­ге без­мол­вия, по­ста, мо­лит­вы и по­ка­ян­ных сле­зах. Не слу­чай­но в «Ле­стви­це» пре­по­доб­ный Иоанн так го­во­рит о сле­зах по­ка­я­ния: «Как огонь со­жи­га­ет и уни­что­жа­ет хво­рост, так чи­стая сле­за омы­ва­ет все нечи­сто­ты, на­руж­ные и внут­рен­ние». Силь­на и дей­ствен­на бы­ла его свя­тая мо­лит­ва, об этом сви­де­тель­ству­ет при­мер из жи­тия угод­ни­ка Бо­жия.

У пре­по­доб­но­го Иоан­на был уче­ник, инок Мо­и­сей. Од­на­жды на­став­ник при­ка­зал сво­е­му уче­ни­ку на­но­сить в сад зем­ли для гря­док. Ис­пол­няя по­слу­ша­ние, инок Мо­и­сей из-за силь­но­го лет­не­го зноя при­лег от­дох­нуть под те­нью боль­шо­го уте­са. Пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник на­хо­дил­ся в это вре­мя в сво­ей кел­лии и от­ды­хал по­сле мо­лит­вен­но­го тру­да. Вне­зап­но ему явил­ся муж по­чтен­но­го ви­да и, раз­бу­див свя­то­го по­движ­ни­ка, с упре­ком ска­зал: «По­че­му ты, Иоанн, спо­кой­но от­ды­ха­ешь здесь, а Мо­и­сей на­хо­дит­ся в опас­но­сти?» Пре­по­доб­ный Иоанн тот­час про­бу­дил­ся и стал мо­лить­ся за сво­е­го уче­ни­ка. Ко­гда его уче­ник воз­вра­тил­ся ве­че­ром, пре­по­доб­ный спро­сил, не слу­чи­лось ли с ним что-ли­бо пло­хое. Инок от­ве­тил: «Нет, но я под­верг­ся боль­шой опас­но­сти. Ме­ня ед­ва не раз­да­вил боль­шой об­ло­мок кам­ня, ото­рвав­ший­ся от уте­са, под ко­то­рым я в пол­день уснул. К сча­стью, мне пред­ста­ви­лось во сне, что ты зо­вешь ме­ня, я вско­чил и бро­сил­ся бе­жать, а в это вре­мя с шу­мом упал огром­ный ка­мень на то са­мое ме­сто, с ко­то­ро­го я убе­жал...»

Об об­ра­зе жиз­ни пре­по­доб­но­го Иоан­на из­вест­но, что пи­тал­ся он тем, что не за­пре­ща­лось уста­вом пост­ни­че­ской жиз­ни, но – уме­рен­но. Не про­во­дил но­чей без сна, хо­тя спал не бо­лее то­го, сколь­ко необ­хо­ди­мо для под­дер­жа­ния сил, чтобы непре­стан­ным бодр­ство­ва­ни­ем не по­гу­бить ума. «Я не по­стил­ся чрез­мер­но, – го­во­рит он сам о се­бе, – и не пре­да­вал­ся уси­лен­но­му ноч­но­му бде­нию, не ле­жал на зем­ле, но сми­рял­ся..., и Гос­подь ско­ро спас ме­ня». При­ме­ча­те­лен сле­ду­ю­щий при­мер сми­ре­ния пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка. Ода­рен­ный вы­со­ким про­ни­ца­тель­ным умом, умуд­рен­ный глу­бо­ким ду­хов­ным опы­том, он с лю­бо­вью по­учал всех при­хо­див­ших к нему, ру­ко­во­дя их к спа­се­нию. Но ко­гда яви­лись неко­то­рые, по за­ви­сти упре­кав­шие его в мно­го­сло­вии, ко­то­рое они объ­яс­ня­ли тще­сла­ви­ем, то пре­по­доб­ный Иоанн на­ло­жил на се­бя мол­ча­ние, чтобы не по­да­вать по­во­да к осуж­де­нию, и без­молв­ство­вал в те­че­ние го­да. За­вист­ни­ки осо­зна­ли свое за­блуж­де­ние и са­ми об­ра­ти­лись к по­движ­ни­ку с прось­бой не ли­шать их ду­хов­ной поль­зы со­бе­се­до­ва­ния.

Скры­вая свои по­дви­ги от лю­дей, пре­по­доб­ный Иоанн ино­гда уеди­нял­ся в пе­ще­ре, но сла­ва о его свя­то­сти рас­про­стра­ни­лась да­ле­ко за пре­де­лы ме­ста по­дви­гов, и к нему непре­стан­но при­хо­ди­ли по­се­ти­те­ли всех зва­ний и со­сто­я­ний, жаж­дав­шие услы­шать сло­во на­зи­да­ния и спа­се­ния. В воз­расте 75-ти лет, по­сле со­ро­ка­лет­не­го по­движ­ни­че­ства в уеди­не­нии, пре­по­доб­ный был из­бран игу­ме­ном Си­най­ской оби­те­ли. Око­ло че­ты­рех лет управ­лял пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник свя­той оби­те­лью Си­ная. Гос­подь на­де­лил пре­по­доб­но­го к кон­цу его жиз­ни бла­го­дат­ны­ми да­ра­ми про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ний.

Во вре­мя управ­ле­ния мо­на­сты­рем по прось­бе свя­то­го Иоан­на, игу­ме­на Ра­иф­ско­го мо­на­сты­ря (па­мять в Сыр­ную суб­бо­ту), и бы­ла на­пи­са­на пре­по­доб­ны­ми зна­ме­ни­тая «Ле­стви­ца» – ру­ко­вод­ство для вос­хож­де­ния к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Зная о муд­ро­сти и ду­хов­ных да­ро­ва­ни­ях пре­по­доб­но­го, Ра­иф­ский игу­мен от ли­ца всех ино­ков сво­ей оби­те­ли про­сил на­пи­сать для них «ис­тин­ное ру­ко­вод­ство для по­сле­ду­ю­щих неуклон­но, и как бы ле­стви­цу утвер­жде­ну, ко­то­рая же­ла­ю­щих воз­во­дит до Небес­ных врат...» Пре­по­доб­ный Иоанн, от­ли­чав­ший­ся скром­ным о се­бе мне­ни­ем, сна­ча­ла сму­тил­ся, но за­тем из по­слу­ша­ния при­сту­пил к ис­пол­не­нию прось­бы ра­иф­ских ино­ков. Свое тво­ре­ние пре­по­доб­ный так и на­звал – «Ле­стви­ца», объ­яс­няя на­зва­ние сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Со­ору­дил я ле­стви­цу вос­хож­де­ния... от зем­но­го во свя­тая... во об­раз трид­ца­ти лет Гос­под­ня со­вер­шен­но­ле­тия, зна­ме­на­тель­но со­ору­дил ле­стви­цу из 30 сте­пе­ней, по ко­то­рой, до­стиг­нув Гос­под­ня воз­рас­та, ока­жем­ся пра­вед­ны­ми и без­опас­ны­ми от па­де­ния». Цель это­го тво­ре­ния – на­учить, что до­сти­же­ние спа­се­ния тре­бу­ет от че­ло­ве­ка нелег­ко­го са­мо­от­вер­же­ния и уси­лен­ных по­дви­гов. «Ле­стви­ца» пред­по­ла­га­ет, во-пер­вых, очи­ще­ние гре­хов­ной нечи­сто­ты, ис­ко­ре­не­ние по­ро­ков и стра­стей в вет­хом че­ло­ве­ке; во-вто­рых, вос­ста­нов­ле­ние в че­ло­ве­ке об­ра­за Бо­жия. Хо­тя кни­га бы­ла на­пи­са­на для ино­ков, лю­бой хри­сти­а­нин, жи­ву­щий в ми­ру, по­лу­ча­ет в ней на­деж­но­го пу­те­во­ди­те­ля для вос­хож­де­ния к Бо­гу, и стол­пы ду­хов­ной жиз­ни – пре­по­доб­ный Фе­о­дор Сту­дит (па­мять 11 но­яб­ря и 26 ян­ва­ря), Сер­гий Ра­до­неж­ский (па­мять 25 сен­тяб­ря и 5 июля), Иосиф Во­ло­ко­лам­ский (па­мять 9 сен­тяб­ря и 18 ок­тяб­ря) и дру­гие – ссы­ла­лись в сво­их на­став­ле­ни­ях на «Ле­стви­цу» как на луч­шую кни­гу для спа­си­тель­но­го ру­ко­вод­ства.

Со­дер­жа­ние од­ной из сте­пе­ней «Ле­стви­цы» (22-я) рас­кры­ва­ет по­двиг ис­треб­ле­ния тще­сла­вия. Пре­по­доб­ный Иоанн пи­шет: «Тще­сла­вие вы­ска­зы­ва­ет­ся при каж­дой доб­ро­де­те­ли. Ко­гда, на­при­мер, хра­ню пост – тще­слав­люсь, и ко­гда, скры­вая пост от дру­гих, раз­ре­шаю на пи­щу, опять тще­слав­люсь – бла­го­ра­зу­ми­ем. Одев­шись в свет­лую одеж­ду, по­беж­да­юсь лю­бо­че­сти­ем и, пе­ре­одев­шись в ху­дую, тще­слав­люсь. Го­во­рить ли ста­ну – по­па­даю во власть тще­сла­вия. Мол­чать ли за­хо­чу, опять пре­да­юсь ему. Ку­да ни по­вер­ни это тер­ние, оно всё станет спи­ца­ми квер­ху. Тще­слав­ный... на взгляд чтит Бо­га, а на де­ле бо­лее ста­ра­ет­ся уго­дить лю­дям, чем Бо­гу... Лю­ди вы­со­ко­го ду­ха сно­сят оби­ду бла­го­душ­но и охот­но, а слу­шать по­хва­лы и не ощу­щать ни­ка­кой при­ят­но­сти мо­гут толь­ко свя­тые и непо­роч­ные... Ко­гда услы­шишь, что ближ­ний или друг твой в гла­за или за гла­за зло­сло­вит те­бя, по­хва­ли и по­лю­би его... Не тот по­ка­зы­ва­ет сми­ре­ние, кто сам се­бя бра­нит: как быть неснос­ным са­мо­му се­бе? Но кто, обес­че­щен­ный дру­гим, не умень­ша­ет сво­ей люб­ви к нему... Кто пре­воз­но­сит­ся при­род­ны­ми да­ро­ва­ни­я­ми — счаст­ли­вым умом, вы­со­кой об­ра­зо­ван­но­стью, чте­ни­ем, при­ят­ным про­из­но­ше­ни­ем и дру­ги­ми по­доб­ны­ми ка­че­ства­ми, ко­то­рые лег­ко при­об­ре­та­ют­ся, тот ни­ко­гда не при­об­ре­та­ет да­ров сверхъ­есте­ствен­ных. Ибо кто в ма­лом не ве­рен, тот и во мно­гом бу­дет не ве­рен и тще­сла­вен. Ча­сто слу­ча­ет­ся, что Сам Бог сми­ря­ет тще­слав­ных, на­сы­лая неожи­дан­ное бес­че­стие... Ес­ли мо­лит­ва не ис­тре­бит тще­слав­но­го по­мыс­ла, при­ве­дем на мысль ис­ход ду­ши из этой жиз­ни. Ес­ли и это не по­мо­жет, устра­шим его по­зо­ром Страш­но­го су­да. «Воз­но­сяй­ся сми­рит­ся» да­же здесь, преж­де бу­ду­ще­го ве­ка. Ко­гда хва­ли­те­ли, или луч­ше – льсте­цы, нач­нут хва­лить нас, тот­час при­ве­дем се­бе на па­мять все без­за­ко­ния свои и най­дем, что во­все не сто­им мы то­го, что нам при­пи­сы­ва­ют».

Этот и дру­гие при­ме­ры, на­хо­дя­щи­е­ся в «Ле­стви­це», слу­жат об­раз­цом той свя­той рев­но­сти о сво­ем спа­се­нии, ко­то­рая необ­хо­ди­ма каж­до­му че­ло­ве­ку, же­ла­ю­ще­му жить бла­го­че­сти­во, а пись­мен­ное из­ло­же­ние его мыс­лей, со­став­ля­ю­щих плод мно­гих и утон­чен­ных на­блю­де­ний его над сво­ей ду­шою и глу­бо­ко­го ду­хов­но­го опы­та, яв­ля­ет­ся ру­ко­вод­ством и ве­ли­ким по­со­би­ем на пу­ти к ис­тине и доб­ру.

Сте­пе­ни «Ле­стви­цы» – это пре­хож­де­ние из си­лы в си­лу на пу­ти стрем­ле­ния че­ло­ве­ка к со­вер­шен­ству, ко­то­рое не вдруг, но толь­ко по­сте­пен­но мо­жет быть до­сти­га­е­мо, ибо, по сло­ву Спа­си­те­ля, «Цар­ство Небес­ное си­лою бе­рет­ся, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­ща­ют его» (Мф.11:12).

Преподобный Иларион Новый, игумен Пеликитский

Преподобный Иларион Новый, игумен Пеликитский, с юности посвятил себя служению Богу и много лет провел в затворе. За непорочность и святость жизни он сначала удостоился сана пресвитера, а затем был поставлен игуменом Пеликитского монастыря (близ пролива Дарданеллы). Преподобный Иларион сподобился от Господа дара прозорливости и чудотворений. Благодатной силой молитвы он низводил дождь во время засухи, подобно пророку Елисею разделял воды реки, отгонял от полей вредных животных, наполнял рыбой сети рыбаков при неудачном лове и совершал много других чудес. Кроме того, он прославился даром исцеления больных и изгнания бесов. Преподобный пострадал в 754 году, когда в Великий четверг военачальник Лаханодракон, преследуя иконопочитателей, неожиданно напал на Пеликитский монастырь, дерзко ворвался в церковь во время Божественной литургии, прервал службу и поверг на землю Святые Дары. Сорок два инока были схвачены, закованы в цепи, отосланы в Ефесскую область и умерщвлены. Оставшимся инокам были нанесены тяжелые увечья, их били, опаляли бороды огнем, лица мазали смолой, некоторым исповедникам отрезали носы. Во время этого гонения мученически скончался за иконопочитание преподобный Иларион.

Преподобный Иларион оставил духовные произведения, в которых содержатся глубоконравственные наставления о духовном подвижничестве. С трудами преподобного Илариона был хорошо знаком преподобный Иосиф Волоцкий (память 9 сентября и 18 октября), в Богословских произведениях которого также раскрывается значение монашеского подвига.


Преподобный Стефан Исповедник, игумен Триглийский

Преподобный Стефан Исповедник, игумен Триглийский, пострадал при императоре-иконоборце Льве Армянине (813–820). С самой юности святой подвижник посвятил свою жизнь Богу и принял монашеский постриг, а потом стал настоятелем Триглийского монастыря, близ Константинополя. Когда началось гонение на святые иконы, святой игумен был вызван на допрос, где его принуждали подписать отречение от иконопочитания. Преподобный Стефан решительно отказался изменить Православию и смело обвинил императора в нечестии. Святого подвергли страшным мукам, после которых, в 815 году, сослали в заточение. Истощенный, больной и исстрадавшийся святой исповедник Стефан вскоре скончался в темнице.



Преподобномученик Евстратий Печерский родился в ХI веке в Киеве в богатой семье. С возрастом он принял монашеский постриг в Киево-Печерском монастыре, раздав свое имение нищим. Преподобный Евстратий смиренно проходил послушание в обители, строго исполняя молитвенное правило и проводя дни в постничестве и воздержании.

Когда в 1096 году на Киев напали половцы и разорили Печерский монастырь, истребив многих иноков, преподобный Евстратий был взят в плен и вместе с тридцатью монастырскими рабочими и двадцатью киевлянами продан в рабство одному иудею, жившему в городе Корсуни. Богопротивный еврей стал принуждать пленников отречься от Христа, угрожая противящихся уморить голодом в оковах. Но мужественный инок Евстратий молитвенно укреплял и поучал своих братий-христиан духовными наставлениями: «Братие! Кто из вас крестился и уверовал во Христа, пусть тот не изменяет обету, данному при Крещении. Христос возродил нас водою и Духом, искупил нас от клятвы закона Своею Кровию и сделал нас наследниками Своего Царствия. Если живем – будем жить для Господа; если умрем – умрем в Господе и временною смертью обрящем вечную жизнь». Укрепляемые словами преподобного, пленники предпочли лучше умереть от недостатка временной пищи и пития, но не отречься от Христа, Который есть пища и питие вечной жизни. Истощенные голодом и жаждой, все пятьдесят пленников через несколько дней умерли. Только один преподобный Евстратий остался жив, потому что с юных лет привык к посту. Томимый голодом, он уже в течение четырнадцати дней не прикасался к пище и воде. Нечестивый еврей, видя, что из-за черноризца пропали его деньги, заплаченные за пленных, решил отомстить святому иноку.

Приближалось Светлое Христово Воскресение, и еврей-рабовладелец во время празднования иудейской пасхи, собрав своих друзей, распял на кресте преподобного Евстратия. Собравшиеся вокруг распятого святого жестокие мучители поносили страстотерпца и предлагали вкусить их пасхи. На это преподобномученик отвечал: «Великой благодати сподобил меня ныне Господь. Он даровал мне милость пострадать за Имя Его на кресте по образу Его страданий...».

Услышав это, разгневанный еврей схватил копье и пронзил им пригвожденного ко кресту преподобномученика Евстратия. Святое тело страдальца, снятое с креста, было ввергнуто в море. Верующие христиане долго искали святые мощи мученика, но не смогли их найти. Промыслом Божиим нетленные мощи были обретены в пещере и источали множество чудес. Впоследствии они были перенесены в Ближние пещеры Киево-Печерского монастыря.

Предсказание святого мученика Евстратия о том, что кровь его будет отомщена, исполнилось тотчас после его смерти. В тот же день пришло повеление греческого императора изгнать из Корсуни всех евреев, лишив их имущества, а старейшин избить за мучение христиан. Еврей, распинавший преподобномученика Евстратия, был повешен на дереве, получив справедливое возмездие за беззаконие.



Святой мученик Боян, князь Болгарский, пострадал за веру во Христа около 830 года. Когда на болгарский престол вступил его брат-язычник Маломир (Владимир), благоверный князь Боян обратился к нему с просьбой освободить из заточения христианина Киннамона (Кинама), который долгое время находился в заключении, потому что отказался участвовать в языческом жертвоприношении при князе Обритом (Крутогоне), предшественнике князя Маломира.

Желание благоверного князя Бояна было исполнено, и он, увидев до крайности истощенного Киннамона, спросил, за что он так страдал. В долгой беседе просвещенный христианин объяснил князю-язычнику заблуждения язычества и необходимость Христовой веры для спасения. В конце дружеской беседы он сказал князю: «Без Христа Иисуса нет света для ума, нет жизни для души. Он один и Учитель человечества и Спаситель наш, примиривший правду Божию Своею смертию с виновным человечеством. Не желаешь себе погибели? – Веруй в Господа Иисуса». Князь Боян с радостью принял святое Крещение. Новообращенный благоверный князь, познакомившись с христианским благочестием, проникся искренней любовью к молитве, посту и Богомыслию. Маломир, узнав об обращении брата в христианство, потребовал от него отречения от Христовой веры и возвращения к язычеству. Однако святой князь Боян решительно ответил: «Я гнушаюсь языческими идолами и почитаю Христа, Истинного Бога, и никто не может меня отлучить от любви ко Христу». Маломир, услышав ответ брата, приговорил его к смертной казни. Перед мученической кончиной святой князь-исповедник пророчески произнес: «Вера, за которую я умираю, распространится по всей болгарской земле. Напрасно надеются остановить ее моею смертью. Будут воздвигнуты храмы Истинному Богу, и служение Ему не прекратится, а идолы и скверные жертвенники исчезнут». С последним пророческим словом он обратился к брату Маломиру: «От своей жестокости ты не получишь никакой пользы, и скоро тебя постигнет смерть».

Предсказание святого мученика, убитого мечом, прежде всего исполнилось над его братом. Вскоре Маломир умер и, поскольку он не имел наследника, престол наследовал его старший брат Пресиян (836–852). Сын князя Пресияна, святой равноапостольный князь Борис, в святом Крещении Михаил (память 2 мая) крестил впоследствии болгарский народ. Исполнилось и это пророчество святого мученика князя Бояна.

Братья Иона и Варахисий были христианами. Они жили в селении Ясы в Персии при царе Сапоре (310–381), жестоком гонителе христиан. Узнав, что в городе Варавохе истязают христиан, они направились туда, нашли в темнице мучеников Занифана, Лазаря, Маруфана, Нарсина, Юлию, Марина, Авива, Сивефина и Савву и убеждали их твердо держаться христианской веры до конца. Святые братья были схвачены и приведены на суд к персидским князьям Масдрафу, Сирофу и Мармисию, которые стали принуждать их поклониться солнцу, огню и воде. Святые мученики твердо исповедали перед ними свою веру во Христа и отказались выполнить требование язычников, за что были подвергнуты жесточайшим истязаниям.

Первым пострадал святой Иона. Мученика привязали к дереву и долго избивали, потом волочили по льду замерзшего озера, отрезали пальцы на руках и ногах, отрезали язык, содрали кожу с головы, наконец, перепилили пополам и бросили тело в ров.

Святому мученику Варахисию на руки надели раскаленные оковы, лили расплавленное олово в нос, уши и рот, терзали, привязав к вертевшемуся колесу. Святой мученик предал дух свой Богу после того, как в рот ему влили кипящую смолу. Тела святых мучеников Ионы, Варахисия и других замученных страстотерпцев были погребены благочестивым христианином по имени Авдисот.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites