И вот когда я ввёл видеокамеру и увидел этого человечка, с этими глазами, сердечком, которое стучит…

Главный акушер-гинеколог Евгений Кира
Диалог под часами. Профессор, Главный акушер-гинеколог Евгений Кира и протоиерей Димитрий Смирнов

Беседа о.Димитрия с Главным акушером-гинекологом Национального медико-хирургического центра имени Николая Ивановича Пирогова, профессором, доктором медицинских наук, руководителем Клиники женских болезней и репродуктивного здоровья, в которой более семи лет не выполнено ни одного медицинского аборта по желанию женщины, Евгением Фёдоровичем Кирой.

Прот. Димитрий Смирнов: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Сегодня в нашем «Диалоге под часами» доктор Евгений Фёдорович Кира. Евгений Фёдорович, дорогой, расскажите, пожалуйста, о себе: чем Вы занимаетесь? Не все, конечно, наши зрители Вас знают.

Евгений Фёдорович Кира: Да, я коротко представлюсь. Кира Евгений Фёдорович. Я сегодня являюсь главным акушером-гинекологом Национального медико-хирургического Центра имени Николая Ивановича Пирогова, профессор, доктор медицинских наук. Работаю в этом центре уже 10 лет. До этого работал также акушером-гинекологом, но в Санкт-Петербурге, в Военно-медицинской Академии, где прошёл путь от учащегося, слушателя Военно-медицинской Академии до начальника кафедры акушерства и гинекологии. И какой-то промежуток времени был главным акушером-гинекологом Министерства обороны России (была такая должность у нас).

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, конечно, женщины же служат в армии.

Евгений Фёдорович Кира: Конечно, да.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, а потом не так давно, ещё члены семей военнослужащих пользовались теми же льготами.

Евгений Фёдорович Кира: Да, безусловно.

Прот. Димитрий Смирнов: Сейчас это всё практически упраздняется.

Евгений Фёдорович Кира: Это всё на сегодняшний день, к сожалению, «кануло в Лету». Потому что все изменения в Министерстве обороны вообще и в медицине в частности приобретают некую форму, которая, к сожалению, не лучшим образом сказывается на здоровье наших сограждан.

Прот. Димитрий Смирнов: Сейчас в связи с военным сервисом там тоже, наверное, будут изменения.

Евгений Фёдорович Кира: Наверно, да.

Прот. Димитрий Смирнов: И Вы оперируете в каких-то сложных случаях, которые связаны с женским организмом и с беременностью?

Евгений Фёдорович Кира
: Да, конечно. Наша клиника (Клиника женских болезней и репродуктивного здоровья) ориентирована в первую очередь на лечение самых различных женских заболеваний, начиная от проблем с различными опухолями, заканчивая проблемами онкологическими в том числе. Конечно, репродукция стоит на первом месте, и все наши действия и помыслы направлены на то, чтобы даровать женщинам возможность деторождения. Это одно из главных направлений нашей хирургической деятельности. Конечно, операции самые сложные проводятся в нашей клинике. Ну, собственно говоря, это основное направление.

Прот. Димитрий Смирнов: А при современной ситуации взаимоотношений врача и закона (начальства), есть возможность у врача-гинеколога отказаться от аборта, от его производства?

Евгений Фёдорович Кира: Я думаю, что да, конечно. Например, в нашем центре более семи лет (я работаю 10 лет) не выполняется ни одного медицинского аборта по желанию женщины. Изначально были, но, по моему убеждению, это изменение произошло благодаря отношению нашего руководителя, в первую очередь.

Прот. Димитрий Смирнов: Он тоже верующий человек?

Евгений Фёдорович Кира: Юрий Шевченко, наверно знаком Вам, он же отец Георгий. Его отношение к этому вопросу было однозначным, и мы первые отказались от этой процедуры по этическим соображениям.

Прот. Димитрий Смирнов: А было какое-то давление на Вас?

Евгений Фёдорович Кира: Упаси, Боже, ни в коем случае. Только внутреннее желание. Лично я пришёл к этому гораздо раньше. Я аборты не делаю как врач, как специалист, примерно с 1995 года. И я раскаялся в том, что производил их раньше (но это была моя медицинская обязанность когда-то). Это сопровождалось определённой ситуацией, которая меня очень глубоко тронула. Признаюсь, что в те годы, я хоть и был крещёный, но был не очень верующим человеком (1994 – 1995 гг). Но сама ситуация… Можно я коротко расскажу об этом?

Прот. Димитрий Смирнов: Конечно.

Евгений Фёдорович Кира: Речь шла о том, что мы сегодня отрицаем и опровергаем: возможность использования в медицине каких-либо фетальных тканей. Были времена, когда брали абортусов, их ткани, и выделяли из них нервные, костные, мозговые клетки. Пытались из них создавать якобы лекарства, которые в перспективе планировалось использовать у людей. Это было всё так гипотетически, не осознанно, не научно, будем говорить. Не научно, на самом деле. И ко мне как к акушеру-гинекологу обратились с такой идеей, говорят: «Евгений Фёдорович, а можно ли, например, более цельно получать во время аборта этот биологический материал» (как они его называли). Я говорю: «Наверно, есть такой метод». Этот метод называется гистероскопия — когда в полость матки вводится видеокамера. Видеокамера даёт нам полное изображение, и мы смотрим как по телевизору, что там происходит. Я придумал, я же сам стал это и делать (потому как тогда это ещё практиковалось).

И вот когда я ввёл видеокамеру и увидел этот плодный мешочек, и увидел этого человечка, с этими глазами, сердечком, которое стучит… И я пытаюсь его щипцами схватить, а он от меня отталкивается. У меня всё внутри оборвалось. Я встал и ушёл. Больше я никогда не делал аборты, и всячески проповедовал на своём уровне отказ от них. И всегда был счастлив, когда мне удавалось женщину, пришедшую на аборт, отговорить от этого.

Я ещё раз повторюсь, что я раскаялся глубоко в том, что я когда-то это делал, но это была, в общем-то, моя медицинская обязанность. На сегодняшний день я противник этого, всегда, во всём.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, я вот тоже с этой темой… Для меня всегда было понятно, что аборт — это какая-то противоестественная операция, связанная не со здоровьем, а наоборот с калечением.

Евгений Фёдорович Кира: Совершенно верно.

Прот. Димитрий Смирнов: Во-первых, нужно выводить это из рамок медицины. А во-вторых, к нам попал фильм «Безмолвный крик». Когда один американский доктор при помощи УЗИ показал, как младенец сопротивляется убийству. После этого сразу огромное количество тысяч врачей в Америке отказались производить аборты. Тогда УЗИ было чем-то новым (сейчас каждая беременная женщина это проходит). А Вы непосредственно испытали в новом качестве этот кошмар. Я думаю, это никогда не забудется.

Евгений Фёдорович Кира: Это ужас, который не передать просто… У меня перед глазами стоит эта картинка, потому что это было убийство.

Прот. Димитрий Смирнов: Натуральное…

Евгений Фёдорович Кира: Это было натуральное убийство. Причём с очевидным подтверждением.

Прот. Димитрий Смирнов: Поэтому, когда сейчас кто-то говорит о правах человека или о правах детей (сейчас новая тема появилась: «права детей»), у меня возникает вопрос: а право пожить есть вообще?

Евгений Фёдорович Кира: Действительно…

Прот. Димитрий Смирнов: И все эти перинатальные центры, работа которых, к сожалению, в основном состоит в том, чтобы установить патологию с целью убить… Это чисто фашистский подход. У Гитлера тоже больного ребёнка ждала газовая камера.

Евгений Фёдорович Кира: Да, да.

Прот. Димитрий Смирнов: Причём это под знаменем либерализма: какое-то там право на убийство. Конечно, в сознание современного человека очень многое надо возвращать. И вот здесь без помощи докторов, которые непосредственно имеют с этим дело — без вашего свидетельства вообще — очень трудно.

Евгений Фёдорович Кира: Отец Димитрий, я хочу сказать, что сейчас сторонников невыполнения абортовтец очень много. И количество их растёт.

Прот. Димитрий Смирнов: Целые клиники… В Екатеринбурге было такое…

Евгений Фёдорович Кира: Совершенно точно. В Волгограде я знаю, например, мой коллега, профессор Жаркин Николай Александрович, аналогичным образом проводит идеологию невыполнения абортов.

Прот. Димитрий Смирнов: А вы пытались как-то объединиться, чтобы это декларировать, пропагандировать? Это же актуально для России, которая вымирает и стареет.

Евгений Фёдорович Кира: В общем-то, да. Но объединение именно под таким углом — к сожалению, у нас в стране пока такого нет. Общество акушеров-гинекологов у нас существует. Но вопросы подобного рода, к сожалению, пока не поднимались. Хотя это всё весьма поправимо, я думаю. Мне кажется, что это можно изменить и обсудить.

Прот. Димитрий Смирнов: Я вот помню, когда впервые познакомился с Кулаковым…

Евгений Фёдорович Кира: Владимир Иванович, Царство ему Небесное…

Прот. Димитрий Смирнов: Он был человек такой открытый, восприимчивый. И он очень многое воспринял. Как-то я его убедил в том, что даже когда происходит экстракорпоральное оплодотворение, когда подсаживают пять — семь зигот, то потом их, так сказать, редуцируют.

Евгений Фёдорович Кира: Убивают…

Прот. Димитрий Смирнов: Это то же самое…

Евгений Фёдорович Кира: Вы все термины наши знаете…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да, потому что я являюсь сопредседателем Церковно-общественного совета по биомедицинской этике, и мы это всё подробно разбирали. И, в общем, я совершенно в теме, и знаю, как всё это происходит. Есть даже церковный документ, этому посвящённый. Потому что многие очень легко к этому относятся по неведению. Как люди сначала не знали, что аборт это убийство, так теперь не знают, что ЭКО — это тоже убийство, только массовое: двух и более лиц.

Евгений Фёдорович Кира: По предварительному сговору… получается.

Прот. Димитрий Смирнов: …за деньги. То есть там вообще целый комплекс: мы вроде хотим детей, но какой ценой? Ребёночек плавает между трупами своих братьев и сестёр до полного их рассасывания. Тем более, генетики говорят, что очень большой процент детей, зачатых таким образом, получает патологии вместе с деньгами. А что потом?

Не случайно так бывает, что Господь не даёт детей. В этом часто скрывается определённая генетическая проблема. Человек её как бы своим усилием преодолевает. А какое мы имеем потомство? Мы такой фактор как естественный отбор вообще устраняем.

Евгений Фёдорович Кира: Конечно… пытаемся, да…

Прот. Димитрий Смирнов: Потом, получается, что кесарево сечение приходится делать из пяти четырём. Ну, что это такое? Физиологические роды сейчас редкость.

Евгений Фёдорович Кира: И более того, врачи разучились принимать физиологические роды.

Прот. Димитрий Смирнов: Да что Вы?

Евгений Фёдорович Кира: Конечно не все. Но, нередко бывает ситуация, что…

Прот. Димитрий Смирнов: …он как бы с этим не сталкивается. Потрясающе…

Евгений Фёдорович Кира: Да, да…

Прот. Димитрий Смирнов: Вот это я не знал…

Евгений Фёдорович Кира: Там, где процент кесаревых сечений более тридцати, а иногда в некоторых учреждениях доходит и до пятидесяти (сейчас правда идёт тенденция уменьшения).

Прот. Димитрий Смирнов: Слава тебе, Господи…

Евгений Фёдорович Кира: Потому что всё-таки наши ведущие центры доказывают, что даже с рубцом на матке можно рожать самостоятельно, то есть после каких-то ранее перенесённых операций, первого кесарева сечения. Это происходит на самом деле, да.

Прот. Димитрий Смирнов: Я сам свидетель таких ситуаций. Для верующей женщины это недопустимо, она предпочитает умереть.

Евгений Фёдорович Кира: Я с Вами совершенно согласен…

Прот. Димитрий Смирнов: Но каждый раз всё обходится. Я не знаю ни одного трагического случая, слава Богу!

Евгений Фёдорович Кира: Ещё и по вере, мне кажется, Бог даёт детей. Ведь если к Библии обратиться, почему Сара родила Исаака в девяносто лет? Потому что до этого она была не совсем готова. И только увидев и уверовав…

Прот. Димитрий Смирнов: Господь испытывал Авраама…

Евгений Фёдорович Кира: …испытывал. Наверно да, наверно… Я пытаюсь сейчас вот эти вот библейские сюжеты в преломлении к моей профессии непосредственно осознать, осмыслить более глубоко, найти первопричины. Но, с другой стороны, я с Вами согласен совершенно. Потому что природа сама кем регулируется? Свыше всегда.

Прот. Димитрий Смирнов: Ещё хотел Вас спросить: большинство беременных сейчас, по старой терминологии, старородящие?

Евгений Фёдорович Кира: Ну, по старой терминологии, наверно, да. То есть сегодня у нас произошло смещение вектора в сторону более поздних первых родов.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, именно… Лет на пять.

Евгений Фёдорович Кира: Да. Если раньше мы считали, что оптимум для первых родов — между 24-мя и 28-ю годами, то сейчас 28 лет — это редкость. В 30-35 лет начинают задумываться об этом, когда есть букет определённых заболеваний. И прежде чем женщина собирается забеременеть, приходится её оперировать из-за той же миомы, эндометриоза или каких-то других гинекологических заболеваний.

Другая сторона вопроса. В 50 лет нередко женщина приходит и говорит: «Я хочу рожать». У неё уже, допустим, есть взрослые дети. Вот конкретно, моя пациентка говорит: «Теперь я хочу защитника родить». В 50 лет. То есть вектор уходит и в более поздний репродуктивный период. Так что это становится тоже некой проблемой. То есть даже не некой, а серьёзной проблемой. С одной стороны, организм определённым образом рассчитан на вынашивание этой беременности…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, понятное дело…

Евгений Фёдорович Кира: На обеспечение родов, лактации, в конце концов (то есть кормления). Но не всегда это оказывается благоприятным фактором, потому что риск развития генетических заболеваний с возрастом, естественно, увеличивается. Это известный факт. Кстати, и ранние роды становятся не экзотикой. Когда, скажем, девочки рожают в 16-17 лет. Так что вот сколько вопросов у нас существует.

Прот. Димитрий Смирнов: Конечно, у каждого доктора существует в голове своя статистика. А вот всё-таки рожать стали больше? Вы видите, как проходит этот страх?

Евгений Фёдорович Кира: Вы знаете, замечаю… Например, я был в этом году на большой российской конференции «Репродуктивный потенциал России», которая проходила в Сочи в начале сентября. Я обратил внимание, что в Сочи (даже в интервью сочинскому телевидению сказал о том, что очень этим воодушевлён) очень много беременных гуляет по городу. И в других регионах тоже. В конце концов, статистика наша, в том числе и по Москве, говорит о том, что в последние годы есть тенденция к некоторому увеличению рождаемости и количества родов. То есть мы уже превысили миллионный порог по стране в целом в год в прошлом году. Но всё равно смертность остаётся выше. Поэтому мы всё равно в минусе.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, в целом это остается серьёзной проблемой.

Евгений Фёдорович Кира: Но беременных больше.

Прот. Димитрий Смирнов: Табак, вино, наркомания, ДТП…

Евгений Фёдорович Кира: Это уносит колоссальное количество жизней. И аборты, я подчеркну, в том числе…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну аборты — это первый номер, если бы не было абортов, у нас по несколько миллионов в год бы прибавлялось.

Евгений Фёдорович Кира
: Конечно. Я как-то спорил с социологами, и они мне доказывали, дескать, производство абортов не влияет на прирост населения. Ну как не влияет, если бы каждая женщина из десяти изменила решение. Ведь три рожают, а семь прерывают беременность… Давайте мы с вами кого-то отговорим, а кого-то вылечим от бесплодия. Как бы у нас кривая выросла в положительном отношении!

Прот. Димитрий Смирнов: Это очень часто сейчас бывает: люди отрицают очевидные вещи. Я всё жду, когда начнут говорить, что солнце на западе восходит, а на востоке заходит. Потому что, совершенно не моргнув, чёрное называют белым или вообще стеариновой свечкой. Ты говоришь: «Какой цвет — чёрный или белый?» Отвечает: «Стеариновая свечка». К сожалению…

А есть какое-то сопротивление в сообществе? Я знаю, в медицине, особенно в военной, практически все друг друга знают. Вот Вы явились таким противником абортов, и это стало широко известно. Как Вы чувствуете: в сообществе врачей над Вами посмеиваются или наоборот прислушиваются, или говорят: Евгений Фёдорович, правильно. Мы так боимся, но хотели бы как он. Ну ему легко: он военный…

Евгений Фёдорович Кира: Был военным…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, был. А всё равно в вас чувствуется, конечно.

Евгений Фёдорович Кира: Вы знаете, не однозначная ситуация.

Прот. Димитрий Смирнов: Не однозначная?

Евгений Фёдорович Кира: Поначалу было очень много возражений. Вряд ли кто-то посмеивается, конечно, нет такого. Открытой критики тоже нет. Но есть споры, попытки доказать якобы мою неправоту в этом отношении. Но если обсуждать вот так вот кулуарно, больше сочувствующих и желающих не делать этого, нежели наоборот.

Прот. Димитрий Смирнов: То есть Вы чувствуете поддержку среди коллег?

Евгений Фёдорович Кира: В общем, да. Она и незримая, и зримая, она самая разная. Но у нас не было открытого диалога. Вот если честно, положа руку на сердце, сказать: чтобы мы на каком-нибудь нашем гинекологическом форуме так выступили каким-то блоком против аборта… Я думаю, что эту тему надо поднимать. Вот мне сейчас, в беседе, кажется.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, вот я тоже думаю, что если б вы, именно профессионалы, выразили своё мнение… Потому что у нас в стране (может это везде так), когда сомневаются, всегда спрашивают: а что скажут профессионалы? Вот есть у нас человек, который этим занимается, пусть он скажет. Представляете, если все акушеры-гинекологи скажут: да, это скверно. И народ прислушается. И я думаю, и политическое руководство страны. По крайней мере — задумаются. Потому что считается априори: пусть идёт так, как идёт. Потому что все песни «против» известны: «криминальные» аборты, и так далее…

Евгений Фёдорович Кира: Основной аргумент у оппонентов, к примеру: если запретить сейчас аборты — мы уже сколько раз такое проходили в жизни — резко возрастёт частота «криминальных» абортов, а это повлечёт за собой увеличение материнской смертности и так далее, так поступать нельзя. Конечно, у нас и общество не готово, и культуры в некоторых регионах очень разные. Не исключаю ситуацию, что, может быть, в каких-то регионах это так. Но мы всё-таки в 21-м веке живём. И если мы возьмём на себя миссионерскую работу…

Прот. Димитрий Смирнов: Да, просвещение…

Евгений Фёдорович Кира: Я, думаю, здесь просто надо работать.

Прот. Димитрий Смирнов: Зарядить Малышеву и, второй какой там доктор?..

Евгений Фёдорович Кира: Я не смотрю, не очень хорошо их знаю, хотя сам участвовал в некоторых передачах и у Елены Малышевой, и на других каналах…

Прот. Димитрий Смирнов: Они же ежедневные… Если там по три минуты уделять, может хорошо на голову подействовать… На бабушек, которые будут своих внучек настраивать соответственно. Это очень важно. Это, конечно, приспело, и главное, очень актуально. Особенно при современной такой глобальной ситуации.

Евгений Фёдорович Кира: Отец Димитрий, у меня уже в мыслях идеи рождаются…

Прот. Димитрий Смирнов: Замечательно…

Евгений Фёдорович Кира: Их надо будет только немножечко, так сказать, упорядочить, уложить, и я думаю, что, вместе с единомышленниками, мы ещё с Вами обсудим какие-то вопросы.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, конечно, потому что речь идёт вообще о спасении державы.

Евгений Фёдорович Кира: Да, да…

Прот. Димитрий Смирнов: Реальном… У нас был такой опыт: в течение года мы работали в одном из роддомов Москвы. И каждую женщину, пришедшую на аборт, встречали, и удалось отговорить каждую десятую. Вроде, 10 процентов — что это значит? Сотни детей! Вот они. Эти дети сейчас уже закончили школу. Понимаете, они живы! И причём, Вы знаете, первый вопрос, который задавали: а мне не на что. А мы в ответ: мы тебе всё дадим. Приданное для младенца хочешь? Жильё хочешь? Тебя оденем, а потом устроим… В основном, конечно, незамужние. Но говорим: поможем.

Но самое потрясающее не это. Ни одна из них не пришла за помощью!

Евгений Фёдорович Кира: Вот даже как?!

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Один очень богатый человек подписался на год на эту программу. Но кроме зарплаты врачу гинекологу многодетному, который в этой программе участвовал, он ничего не потратил. Родит и уже забывает всё на свете. Это оказался надуманный предлог.

Евгений Фёдорович Кира: Видимо, то есть даже очевидно!

Прот. Димитрий Смирнов: Вот что интересно: ребёнок зачат. Ну не можешь, ну не хочешь растить… Ну роди, отдай людям, отдай! Не знаешь кому? Ну, мне отдай! Я найду семью, или возьму в свои детские дома (у меня их три). Пятьдесят детей воспитываем, вырастают новые. Сейчас вот восемь человек взяли новых ребяток, у которых трагедии всякие в семье. Ну, всё можно… Огромное количество людей, которые хотят ребёночка, особенно маленького. Это вот какая нужда обязательно убить? Вот эту вот надо сломить тенденцию… Ну бывает: он ушёл, обманул, ещё что-то случилось… Вот чтобы поселить такую мысль, что этого никак нельзя сделать! И, я думаю, очень многие бы вообще усыновили…

Евгений Фёдорович Кира: Конечно, да, я знаю очень многих и у нас в центре, руководителей даже некоторых… Я знаю, что усыновляли рождённых детей, наш центр тоже покровительствует одному детскому дому.

Прот. Димитрий Смирнов: А потом, безнадёжно больным детям собирать миллионы! Это, значит, какой добрый народ.

Как я рад, что стали делать эти боксы, вместо того, чтобы убивать и класть в мусорный контейнер. Есть контейнер, где им тепло. Или просто принеси в магазине положи, и сегодня же его возьмут. Только надо ввести эту процедуру, чтобы он не жил до года в доме ребёнка, чтобы его сразу отдавали. Потому что для ребёнка очень важно тепло человеческих рук.

Евгений Фёдорович Кира: Эта интеграция должна быть сразу в нескольких направлениях. Это и наш комитет защиты детей, и, безусловно, врачебное сообщество, и Церковь в первую очередь, когда бы мы могли, действительно, такую программу разработать…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, тут всё, в общем, на поверхности…

Евгений Фёдорович Кира: В общем да. Но мы знаем, что бывают не совсем иногда честные работники в тех же детских домах. Там, знаете, какие истории бывают…

Прот. Димитрий Смирнов: Да, ну это как везде…

Евгений Фёдорович Кира: …я уж не буду комментировать эти реально криминальные вещи.

Прот. Димитрий Смирнов: Реально. Вот у меня сейчас двое мальчиков, которых просто истязали в детском доме. Я обязательно этим делом займусь. Просто при моей занятости это довольно трудно. Но я хочу туда приехать, посмотреть своими глазами и, в общем, заняться этим.

Евгений Фёдорович Кира: Я хочу сказать, что отрадно: очень во многих родильных домах создаются маленькие часовенки или комнатки специальные, иконы стали появляться в операционных родильных залах…

Прот. Димитрий Смирнов: У нас тоже есть такая, Феодоровская икона Божьей Матери. Мы рожениц причащаем, соборуем, даём им антиабортный материал: она рожает, и со вторым вдруг придёт. А мы её уже просветили, чтобы даже мысль такая в голову не приходила. Нам нужны такие вот союзники как Вы.

Евгений Фёдорович Кира: Я думаю, что у нас союзников много будет.

Прот. Димитрий Смирнов: Вы такой, я вижу, человек, как теперь модно говорить, креативный. И молодой.

Евгений Фёдорович Кира: Да уж… Мне годков то уж на шестом десятке…

Прот. Димитрий Смирнов: Ну всё-таки шестой это не седьмой…

Евгений Фёдорович Кира: Спаси, Господи!

Прот. Димитрий Смирнов: Так что я очень рад с Вами познакомиться.

Евгений Фёдорович Кира: Я также, да.

Прот. Димитрий Смирнов: Моё сердце к сотрудничеству всячески готово. И я думаю, что если Вам удастся, пусть не знамя, но хоть какой-то флажок поднять среди наших врачей этого направления замечательного, то, конечно, всех таких Ваших сердечных соратников можно будет объединить…

Евгений Фёдорович Кира: Я думаю, что да. Я думаю, что этим мы займёмся в самое ближайшее время.

Прот. Димитрий Смирнов: Да? Ну, дай Бог! Помоги Вам…

Ну, вот, дорогие братья и сестры, я думаю, Вам наш сегодняшний «Диалог под часами» оказался интересен и полезен. Всего Вам доброго, до свидания!==========================================================================================================Разговор о.Димитрия с Главным акушером-гинекологом Национального медико-хирургического центра имени Николая Ивановича Пирогова, профессором, доктором медицинских наук, руководителем Клиники женских болезней и репродуктивного здоровья, в которой более семи лет не выполнено ни одного медицинского аборта по желанию женщины, Евгением Фёдоровичем Кирой.
http://www.hram-evenkya.ru/novosti/dialog-pod-chasami-professor-glavnyiy-akusher-ginekolog-evgeniy-kira-i-protoierey-dimitriy-smirnov

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites