Теория государства и историческая реализация.


Три вечных принципа верховной власти. — Учение Аристотеля. — Попытки поправок. — Их невозможность. — Аксиоматическая несомненность трех принципов верховной власти.

В построении государства, в качестве верховной власти, постоянно является лишь один простой принцип, при выборе которого человечество вращается исключительно в круге трех основных начал монархии, аристократии и демократии.
Все эти основные начала всегда существовали и давно общеизвестны; анализ политических писателей, со времен Аристотеля, доселе не открывает ничего кроме их. Попытки изменения аристотелевой классификации каждый раз оказываются произвольными, подсказанными какой-либо практической тенденцией. Так Блюнчли пробовал прибавить к аристотелевым подразделениям четвертую форму «теократии», столь же произвольно, из ясного желания покрепче утвердить «светский» характер современного государства. Прибавки этой никак нельзя принять. Нельзя не видеть, что «теократии» всегда бывают только либо демократией, либо монархией, либо чаще всего аристократией. Они отличаются от других монархий, или аристократий не политически, а только содержанием своего идеократического элемента, в чем могут быть различны между собой и другие монархии или республики. Стало быть, теократия сама по себе никакой особой политической формы власти не составляет. К чему же мы приходим?
Классификация Аристотеля, выраженная в современной терминологии (то есть называя политею Аристотеля, по-нынешнему, демократией, а его демократию, по-нынешнему, охлократией), как известно такова. Он признает три основные государственные формы, которые могут быть или правомерными (когда имеют в виду благо государства) или извращенными (когда имеют в виду благо правителя). Таким образом, получаем:
1. монархию, способную извращаться в тиранию;
2. аристократию, способную извращаться в олигархию;
3. демократию, способную извращаться в охлократию.
Подвергая критике все поправки, предложенные в разные времена и отвергая их, а также показывая, что попытки новых классификаций или несостоятельны, или только воспроизводят в замаскированном виде того же Аристотеля, соединяя результаты 2000 лет работы остановиться на такой классификации:
— простые формы (с нераздельными органами верховной власти):
• монархия;
• аристократия;
• демократия;
— сложные формы (верховный орган коих делится на составные части):
• монархические
• аристократические;
• демократические.
Нельзя однако не сказать, что простота или сложность может составлять лишь внешний наглядный признак, а никак не объясняет самого содержания Итак мы снова находимся в чистой классификации Аристотеля, особенно если вспомним, что раздельного органа собственно верховной власти в действительности нет, а есть только раздельные органы управления, так что, стало быть, это есть второстепенный, а не основной признак классификации.
Вообще 2000 лет политическая наука и прямо и косвенно только подтверждает Аристотеля в определении государства, его основных форм и даже свойств их мы имеем перед собой совершенно аксиоматическую истину, наблюдение общее, одинаковое, бесспорное.

Тихомиров Лев Александрович - Единоличная власть как принцип государственного строения

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
  
0
Внутренний смысл трех основных принципов власти. — Психологические основания перехода каждого из них в значение верховной.

В государстве нация стремится поставить высшую охрану того, что считает должным или справедливым. Но почему она для этого в одних случаях доверяет по преимуществу единоличному монарху, а в других — возлагает надежды на лучших людей, или на численное большинство? В этом проявляется ничто иное как степень напряженности и ясности идеальных стремлений нации. Власть требует силы. В различных формах верховной власти выражается то, какого рода силе нация наиболее доверяет, по своему нравственному состоянию.
Демократия в этом отношении выражает доверие к силе количественной.
Аристократия выражает доверие к силе качественно высшей, некоторую разумность силы (интеллекту).
Монархия является представительницей силы идеальной, нравственной.

Если в обществе не существует достаточно напряженного верования, охватывающего все стороны жизни в подчинении одному идеалу, связующим звеном его является численная сила, количественная, которой нельзя не подчиниться, если бы даже и не иметь к тому внутренней готовности. Это духовное состояние нации выдвигает демократию.
Если целостные идеалы не сознаются достаточно ярко всеми, но при этом не утрачена, однако, вера в существование разумности общественных явлений, является господство аристократии, людей «лучших» наиболее способных отыскать эту разумность.
Монархия является тогда, когда в нации наиболее сильно живет целый, всеобъемлющий нравственный идеал, всех приводящий к добровольному себе подчинению, а потому требующий для своего верховного господства не физической силы, не истолкования, а просто наилучшего выражения, какое, конечно, способна дать отдельная личность, как существо нравственное. Единоличное начало появляется тогда и подготовляет монархию...
Уже из того промежуточного положения, которое занимает аристократия в этой формуле, легко видеть, что она наименее, наиреже способна выдвигаться как принцип верховной власти, но с другой стороны, наиболее неизбежна и неустранима в числе сил управления.
Ни в самой полной демократии, ни в самодержавной монархии аристократия не исчезает никогда в числе наиболее деятельных сил управления, но возвыситься до положения верховной власти она большей частью не может, ибо колебательное нравственное состояние нации, выдвигающее аристократию на верховное место, обыкновенно разрешается приближением к какому-нибудь более определенному состоянию, выражаемому либо господством демократии, либо установлением монархии.
Вообще, впрочем, воздвигая какое-либо одно начало власти в верховный, гармонизирующий принцип, нация этим отнюдь не уничтожает других способов, в которых проявляется общественная сила. Цель государства состоит не в уничтожении их, а лишь в установлении между ними известного соподчинения. Какова бы ни была верховная власть, над ними поставленная, в национальной жизни продолжают жить и другие принципы, но они уже находят себе законное, допускаемое место лишь в качестве силы служебной в отношении верховной власти, и допускается ею лишь в сфере управления, под верховным надзором ее.
Совершенство верховной власти, в числе прочих условий, отчасти измеряется и тем, в какой мере она способна свободно допустить в управлении подчиненные принципы власти, не допуская их в то же время до узурпации и государственного переворота. Способность к этому монархии, аристократии и демократии неодинакова.
Ни одно из этих начал не может вырвать из человеческого общества двух других, если бы даже и задалось этой задачей. Аристократия, наиболее слабая, а потому и ревнивая форма власти, все-таки не может отрицать ни численной силы, ни единоличного нравственного представительства ее. Демократия же, в сфере управления почти всегда фактически подчиненная той или иной форме, ненавидимой ею аристократии, в то же время постоянно принуждена прибегать к диктатуре каждый раз, когда является настоятельная потребность осуществить назревшую народную волю. Диктатура же, столь часто переходящая в цезаризм, в этой своей стадии развития уже очень близка к принципу монархическому. Что касается монархии, то излишне даже упоминать о широком месте, уделяемом ею в сфере управления принципам аристократическому и демократическому.

Тихомиров Лев Александрович - Единоличная власть как принцип государственного строения
  
0
отношений общества, государства и власти.

Верховная власть сама по себе, не есть ни общество, ни даже государство. Это есть только сила, направляющая действие государства, необходимого для объединения сил собственно общества. Если нет общества, не может быть и государства. Если нет государства, не может быть и верховной власти. С другой стороны, невозможно создать государство без той или иной верховной власти и невозможно обществу выжить, не найдя для себя рамок государственности. Между обществом, государством и верховной властью существует тесная связь, и в то же время они все имеют отдельное бытие. В силу потребностей, нужд и свойств личности, в каждом обществе завязываются разнородные группы, объединяющие их в совместной жизни и деятельности. Сюда относится семья, различного рода общины и союзы трудовые, религиозные и т.д. Родственные группы — их образуют более широкие слои (как Церковь, классы, корпорации). Вся эта сложная социальная ткань и образует общество. В свою очередь, эта социальная среда, эта сфера общественности также создается и видоизменяется усилиями личности. На этой-то общественной среде и из нее вырастает государство. Для установки обязательных, непереходимых рамок выдвигается государство — организация власти, поставленной выше всех общественных сил и обязанной их регулировать. В каком направлении государство это производит это определяется принципом, положенным в основу его, то есть характером верховной власти, долженствующей организовать государство и руководить им. Но этот вырастает только из общества, есть его создание, и не может держаться, когда внутренняя работа общественных сил перестает ему соответствовать. Равным образом государство не может существовать, если умирает общество. Государство, необходимое для общества, не может, однако, заменить его собой. Условие жизни общества есть свободная деятельность личности, свобода ее творчества; условие жизни государства — есть обязательность; ценность общественной работы заключается в богатстве разнообразия творчества; ценность государственной деятельности — в поддержании обязательной однородности рамок (признанных необходимыми). Низвергая государство, общество приходит к анархии и разложению. Пытаясь заменить собой общество, государство приходит к деспотизму, а потому и к собственной смерти. Итак, общество и государство не исключают и не заменяют, но дополняют друг друга в единстве национальной жизни. Верховная власть в своей идее является представителем и охранителем этого единства, действуя различными способами, смотря по своему типу. Монархическая Верховная власть как идея отличается от демократической и аристократической особой высотой. Задача верховной власти есть объединение и примирение элемента свободного, которым развивается общество, и элемента обязательного, которыми строится государство. Но примирение и объединение достигается наилучше, если производится на основании нравственного идеала, который один только способен обнаружить те обязательные нормы, без которых невозможна свобода. Монархия является носителем этого нравственного идеала и в тоже время выразительницей народного духа.

Тихомиров Лев Александрович - Единоличная власть как принцип государственного строения
  
0
Верховная власть как фундамент государство строения.

Фундаментом создания и существования государства есть Верховная власть (в широком смысле государство есть союз Верховной власти и нации, нация может существовать без Верховной власти, но тогда не возникает государства, именно поэтому верховная власть есть фундамент государства, в узком смысле государство есть структура управления, организованная Верховной властью, здесь Верховная власть является субъектом а государство объектом, то есть Верховная власть является основой, фундаментом), государство и верховная власть не одно и то же. государство не порождает верховной власти. Верховная власть порождается из самой нации, из того же общества, но это в классическом варианте, были исторические преценденты, когда Верховная власть узурпировалась сторонними силами, пример Хазария, в современности Украина.
И действительно во всем историческом многообразии существовавших и ныне существующих государств, не было ни одного государства в котором отсутствовала бы Верховная власть, без верховной власти государство просто не может организоваться.

Признаки верховной власти
- верховная власть несет основополагающею идею, идеологию;
- верховная власть не делима;
- верховная власть полновластна;
- верховная власть неподсудна с юридической точки зрения;
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites