Эвергетин. Преподобный Никодим Святогорец.

Преподобный Никодим Святогорец

Эвергетин. Преподобный Никодим Святогорец.

Том 1

Пролог настоящей книги

   Тот, Кто превыше понимания всего постижимого, предвечный и существенный Ум, постижим не разумом, но верой — из умопостигаемых сущностей (νοούμενα). Будучи Сам благоначальным и по природе благодетельным, Он сотворил вселенную из ничего и ничем, преисполнил ее Словом, совершил животворящим Духом и пожелал, дабы она подчинялась определенным правилам и установлениям.

   И высшими, нематериальными (уоεφαί) сущностями Он правит по неким надмирным законам, согласно которым они движутся в божественной гармонии и соразмерности: те, что пребывают вверху, наслаждаются доступным им озарением, тогда как низшие, в свою очередь, принимают свет от высших. А в тела, которые находятся в этом материальном мире, он заложил некие существенные силы — их также называют естественными законами. По этим законам и в соответствии с ними они должны двигаться и развиваться, выполняя те действия, которые им положены, дабы и мир мог служить прообразом истины.

   В человеке же Он посеял некую разумную и самостоятельную способность к суждению и в помощь ему придал заповедь, которую все называют законом нравственным. Соответственно с ним и по нему, как по точнейшей мерке, человек должен выправлять себя: всеми силами отстраняться от всякого зла, ибо оно есть отклонение от прямизны нравственного закона, — и стремиться разумом ко всему, что благо и что добродетельно, ибо в нем, в этом благе, и есть цель нравственной философии.

   Но что ожидает и что ищет Себе в этом мироздательный Ум? Разве не того, чтобы во всеобщем движении — стройном, соразмерном и по установленным законам — стяжать Свою славу? Ведь любое творение, сколько ни есть в нем преимуществ и недостатков, в такой же мере прославляет или бесчестит своего творца. Потому и сказано где-то в Священном Писании: «Небеса поведают славу Божию». О человеке же оно говорит: «Дабы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного"(Мф 5. 16).

   И все остальные твари, за некоторым исключением, повинуясь велению Создателя, остались в положенных им пределах. «Ибо», как сказано, — «предел положи, и не мимоидет"(Ср.Пс.148:6) Своим многозвучным хором неизреченными голосами, сколько кому дано, они славили Бога. А человек, человек — о, как говорить мне об этом без слез! — стал единственным из земных созданий, кто ожесточился против собственного Создателя лишь потому, что получил полную свободу и был прельщен завистью диавола. Он не только уклонился от прямизны заложенного в нем истинного Слова, но и отвергал те нравственные устои, которые давались ему в то или иное время. Он полностью забыл о добродетели и благе, стал родоначальником зла и — увы! — множества гибельных страстей. А тем самым он отверг славу, уготованную ему в Боге, и насмеялся над самим собой.

   Божие Единородное Слово и Бог сжалился над этим несчастным падением. В последние дни Он стал Человеком и вновь возродил те нравственные установления, которые были положены прежде. А помимо того, нравственную философию Евангелия Он еще и снабдил правилами более общими и целями более совершенными, чем раньше, — и этим придал ей необычайную красоту. И Он Сам первым исполнил эту философию в Своих деяниях, прославив ими Бога на земле. Тем самым Он передал ее нам, дабы мы следовали по Его стопам и стали делателями всевозможных добродетелей, а впоследствии прославляли ими Творца. Ведь именно так нам бы и удалось обратиться к своей изначальной цели.

   Большинству Он заповедал твердо хранить этот нравственный закон и самим стать словно частью его. А тем, кто способен пойти дальше и готов сделать больше, Он позволил все то, на что они поревнуют ради любви к Богу. И скрытым образом Он Сам указал на это. Во-первых, когда говорил о таинственном скопчестве девства: «Кто может вместить, да вместит"(Мф 19.12). А во-вторых, когда упомянул о двух динариях, то есть о Ветхом и о Новом: «Если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе"(Лк 10. 35).

   Но вопреки всему этому, вопреки тому, что этика Евангелия призывает к себе всех, некоторые — не знаю, как такое возможно, — занимаются всеми прочими видами философии. Кто-то из них всю свою жизнь тратит на математические или физические науки, а кто-то — на метафизику или общие занятия словесностью. Причем и те, и другие совершенно забывают о философии нравственной, несмотря на то, что она необходима и стоит выше всех прочих. Они исследуют небо, землю и все остальное: как оно сообразно и упорядоченно — а о том, чтобы привести в порядок и украсить чистотою нравов самих себя, думают лишь очень немногие из них. Им, как кажется, неведомо то, что гораздо важнее заботиться о себе чем о чем-либо постороннем, что одно лишь знание при отсутствии дела бессмысленно и есть не что иное, как призрак. А ведь святой Максим говорит: «Подумайте, какая мне польза от философствования обо всем остальном, если мою душу смущают страсти самым недостойным и нефилософским образом. Я, по крайней мере, этой пользы не вижу» Поэтому следует проявить заботу и о нравственной философии, чтобы мы не были ущербны в самом главном.

   Но оставим их так, как они есть. Те же, напротив, кто предпочел священное учение преподобных отцов и увидел более острым зрением насколько и в чем полезна такого рода философия, те, кто усвоил ее, легко могли бы овладеть и всем остальным. А если к тому же они знали, что этика — ровесник человеческому роду и по своей древности стоит выше всех прочих видов философии, — они полностью пренебрегали всем остальным и посвящали себя лишь ей одной. Они изгоняли себя, по слову Павла, «в пустыни и горы, в пещеры и ущелья земли"(Евр 11. 38). Они обращались к тому, что насущно, — к непрестанному безмолвию. Их целью становилось с точностью обнаружить первоначальные причины страстей и полностью их отсечь. А кроме того, они стремились не только добиться склонности к добродетелям и их относительного познания (ведь этого можно достичь и случайно). Нет, их целью было опытно проникнуться и преисполниться добродетелями, словно второй своей природой, сделать их своими наперсниками и вместе, через многие труды и многолетние подвиги, прийти к старости.

   Те общие законы Евангелия, о которых сказано было прежде, эти люди приняли как первейшие принципы своей философии и изучали их днем и ночью. А затем из тех добродетелей, что в краткой форме даются в этих законах, они извлекли более частные их случаи. Они прошли через многие искушения, как от людей, так и от бесов. Они были измождены воздержанием тела и другими страданиями, и после множества трудных подвигов они достигли всех добродетелей и овладели их опытным знанием. Тогда-то они внесли важное прибавление к Евангелию — по крайней мере, для тех, кто достаточно смыслит в этом, — и щедро распорядились собственным выбором, не только исполнив заповедь, но и став выше ее.

   И, конечно, они вернули Владыке Его серебро с прибылью добродетелей и чрез эти добродетели прославили Бога, в чем, как мы уже сказали, и была с самого начала воля Божия. А потом в своих сочинениях, исполненных опытного знания добродетелей, они передали его и нам, как Добрым менялам. И все это — для того, чтобы мы взяли с них пример и тоже подвиглись, насколько хватит сил, к совершенствованию в добродетелях.

   Я все поясню наиболее доступным примером. Те, кто занимается естественными науками, устанавливают свойства тел при помощи сотен приспособлений, в бесчисленном множестве экспериментов и химических анализов, многолетними и разнообразными опытами. Точно так же и эти люди: в сотнях испытаний и практических опытов, на протяжении долгих лет (а бывало, что одно-единственное слово они исследовали по пятидесяти лет) и, конечно же, водительством просвещающего Духа они открывали глубины нравственной философии. Каждую из добродетелей они очистили от излишеств и недостатков и потому сугубо учат о четырех родах бесстрастия: о послушании, ведущем к совершенству, о смирении, исполненном добродетели, о всепросвещающем рассуждении, о гостеприимстве, приносящем радость, о богоподобном сострадании, о душеспасительном милосердии, о непрестанной молитве, об уничиженном покаянии, о правдивой исповеди, о безупречной совести, о божественной любви и о прочих звеньях златой цепи добродетелей.

   Помимо того, они рассуждают, какие из этих добродетелей имеют отношение к телу, какие — к душе, а какие — к уму, и каким образом, и насколько; и какие причины способствуют их приобретению, а какие — нет. Поясняют и то, какие страсти общие, а какие — их частные проявления, и, опять же, какие из них относятся к телу, какие — к душе, а какие — к уму, и как от них можно легко избавиться. Коротко говоря, они тщательно разбирают все, что совершенствует человека во Христе. Но самое главное — то, что слова этих блаженных старцев, при всей их бесхитростности и просторечии, настолько действенны и побуждают к действию, что могут убедить едва ли не всех, кому попадут в руки. Многие — и это бывает часто — ведут беседу, приводя множество разных текстов, и никого не могут убедить. А одно лишь слово или поступок этих мудрых Отцов, запавшие в душу, мгновенно убеждали слушателей, заставляли их согласиться. И если у философов цель всех средств этики — убедить словами, то в рассуждениях Отцов, кроме убедительности, явно присутствует и нечто властное, так сказать, добровольное принуждение — оттого, что есть в них самоочевидная достоверность истины. Между прочим, ведь именно это и подтверждает пословица «Коли видишь — бежит юноша, значит, его обманул старец». Так что, если назвать эти рассуждения Отцов своего рода нормами, правилами или незыблемыми принципами нравственной философии, мы нисколько не погрешим против истины.

   И эту их несравненную для всех пользу понимал Павел, преподобнейший из монахов. Он состоял ктитором святой обители в честь образа Матери Благодетельницы, откуда и стал известен как Павел Евергетидский. Там, в обители, слова Отцов оставались в разрозненном состоянии, и для удобства чтения Павел распределил их по отдельным главам и темам, а затем разделил на четыре книги и свел в единое целое. Для всякого сведущего человека эта книга была желанной и крайне необходимой, но если учесть те труды и расходы, которых стоила ее копия, то мало кому доступной. А люди несведущие, по ее редкости и в силу того, что эта книга никогда не издавалась, даже не знали, что она существует. А посему, как можно догадаться из исхода дела, она ждала того, кто издаст ее ради всеобщей пользы, кто предоставит это чистое и мысленное золото духовным менялам. И таким издателем стал господин Иоаннис Каннас, человек в высшей степени безупречный, богочестивый и благородный, боголюбивой души и христоподражательного нрава, человек с нищелюбивыми устремлениями и свободным разумом, чьи многосторонние достоинства блистательны и видны всем. Вообще, можно было бы сказать, что в его душе, словно сговорившись, вместе обитают все нравственные совершенства.

   Это он — тот, кто не упустит первенства в любом благом состязании, кто, по пословице, берется за всякий камень, чтобы по меньшей мере не отстать от других, а если возможно, то притязать и на первенство; кто деятелен и трудолюбив во всем, что приносит общую пользу. Именно он отнесся к делу как к неслыханной удаче, ревнуя искренней ревностью о братьях своих, но прежде всего вдохновленный благодатью свыше. Причем он сам, по собственному желанию, взялся за это предприятие. Потому что так и только так и должно было случиться: кто блистал нравственными добродетелями, усвоил себе право издать библию нравственности.

   Словно из-под спуда, он извлек из былой тьмы и забвения этот сияющий светоч нравственности. Кроме того, он возвел на собственные средства типографию, эту высокую свещницу, этот устремленный ввысь маяк, и тем самым не только позволил ей источать свет обильный и доступный всем, но и сделал его известным едва ли не по всей вселенной, куда только могло достичь слово спасения. И этим он подвиг всех к деланию добродетелей, а через добродетели — к Божией славе, став, таким образом, соработником славы Божией. А трудиться для славы Божией — это, вне всякого сомнения, слава, которая превыше любой славы. Видите, сколь высока такая честь?
   Теперь выходит в свет это точнейшее мерило добродетелей, это училище бесстрастия, эти опытные рассуждения мудрых Отцов, это благочестивое изложение старческих советов — одним словом, эта единственная в своем роде сокровищница всех нравственных благ. Да умолкнут Солоны, Да расточатся Ликурги, да померкнут Сократы, да сокроются Аристотели и Платоны и все прочие из внешних мудрецов, кто когда-либо писал о нравственных добродетелях! Все они вместе да уступят старшинство этой книге. Они далеко уклонились от цели этики — от истинного блага. Цель их философии — это не Бог (Который один есть высшее из всех благ и обращаясь к Которому всякая добродетель обретает свою цену), а благо естественное и временное. А уж если они ошиблись в цели, то ясно, что и подлинным добродетелям они не учат — во всяком случае, если, согласно им, всякое состояние вещи определяется ее целью.

   И теперь вы, все те, кто призван быть причастниками небес и Православия, кто взирает на единого Бога и желает украсить свою душу всякого рода добродетелями, прострите ваши руки, словно златые столпы, и с глубокой радостью примите эту книгу в святые объятия, как священный начаток и свет закона. И когда будете ее читать, и перечитывать, и срывать спелые плоды духовной пользы, не откажите, прошу вас, — помолитесь Господу за того, чьими средствами эти плоды были выращены, и, конечно же, за того, кто вспоил их своим трудом. Ведь и в этом можно выказать свое стремление быть благодарным. И тогда, если будете любить Отцов этой книги (потому что любить их благоволил и Господь) и всякий день будете вопрошать их, вы устроите вашу жизнь по их старческим и богомудрым советам, как по некоему мерилу, согласно заповеди: «Спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе «(Втор 32. 7). А устроив так свою жизнь, вы станете делателями нравственных добродетелей. И в трудах над этими добродетелями прославляйте «Отца нашего, Иже на небесех, со единородным Его Сыном и животворящим Его Духом, единого Бога всяческих. Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь».

http://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Svjatogorets/evergetin/1_24

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 27.07.2015 10:38
  
1
ГЛАВА 1. О том, что никогда не следует отчаиваться, даже если ты очень согрешил, но надеяться на спасение через покаяние
   Преподобный Иоанн Ликский (о нем подробнее говорится в другой главе), касательно того, чтобы избегать бесед с женщинами, рассказал нам вот что: «Был в городе один юноша, который много и тяжко грешил. Но манием Божиим он пришел в сокрушение о множестве своих грехов. Тогда он пошел на кладбище и закрылся в одной из гробниц. Там, простершись ниц на земле, испуская из глубины сердца тяжкие стоны, он оплакивал свою прежнюю жизнь.
   Так прошла неделя, и явились ему ночью те бесы, которые прежде так вредили ему.
   – Где же этот распутник, — завопили они, — где тот, что вдоволь пожил в разврате, а теперь вдруг ни с того ни с сего стал У нас таким чистеньким и хорошим! Как ни на что не годен — так и вспомнил про христианство и воздержание! Да что хорошего ему ждать — он ведь так погряз в наших пороках!
   – Что же ты не встанешь-то с пола, — продолжали они, — не пойдешь с нами по обычным делам? Тебя ждут блудницы да кабатчики — неужто не пойдешь, не утолишь страстей? Для тебя и так все надежды позади, а коли будешь так себя изводить — то приговор не за горами! И что это ты, бедняга, так торопишься быть наказанным? Что тебе так не терпится поскорее попасть на суд? Все, что только есть беззаконного, ты перепробовал, за все это ты в нашей власти, — и ты еще смеешь удирать? Что молчишь? Или не согласен? Так ты пойдешь с нами или нет?
   Но юноша продолжал плакать, не отвечал им и даже не слушал. Тогда бесы, ничего от него не добившись, схватили его и стали тяжко мучить. Истерзав ему все тело пытками, они бросили его полумертвым и ушли. А юноша по-прежнему остался недвижим и лишь проливал слезы в неизбывном покаянии.
   Между тем родные стали искать его и нашли. Когда они узнали, что с ним приключилось, они стояли на том, чтобы перенести его в дом. Однако юноша не согласился. На следующую ночь бесы вновь пришли и подвергли его пыткам еще более страшным. Но когда вновь пришли его близкие, он не позволил себя унести оттуда.
   – Лучше умереть, чем снова впасть в ту же скверну, — сказал он им.
   На третью ночь бесы так безжалостно его истязали, что он едва остался жив.
   Когда же бесы увидели, что он не сдается, то отступили с криком:
   – Ты победил, победил, победил!
   С этих пор с юношей больше не случалось ничего плохого, и он продолжал подвизаться в чистоте и добродетелях. До самой своей кончины он жил в той самой гробнице, и Бог почтил его духовными дарами и чудесами».
   Блаженная Синклитикия говорила, что души нерадивые и легкомысленные, те, что бессильны стремиться ко благу и к тому же легко впадают в отчаяние, надо хвалить даже за самое малое доброе побуждение, восхищаться и превозносить его, а тяжкие и величайшие прегрешения называть маловажными и ничтожными. Потому что диавол, желая обратить все нам на погибель, от преуспевающих и подвижников пытается скрыть их грехи и заставить забыть их, чтобы вызвать у них гордость; а новоначальным и неутвердившимся показывает их грехи в преувеличенном виде, чтобы вызвать у них отчаяние.
   Души, находящиеся в таком смятении, следует утешать следующим образом. Надо напоминать им о несравненном снисхождении и благости Божией, а также о том, что Господь наш многомилостив, милосерден и великодушен и сожалеет о человеческих согрешениях.
   Кроме того, нужно привести им свидетельства из божественных Писаний, что доказывают Его неисповедимое снисхождение к согрешившим и покаявшимся. Надо говорить: «Раав была блудницей, но спаслась верой; Павел был гонителем, а стал сосудом избранным; и разбойник грабил и убивал, но чрез одно-единственное слово первым открыл врата рая», — а также перечислять Матфея, мытаря, блудного сына и тому подобное и тем самым выводить их из отчаяния.
   А души, ставшие добычей гордости, следует врачевать более высокими примерами. Ведь даже лучшие из земледельцев, если увидят, что растение низкорослое и хилое, обильно поливают его и прилагают много усилий, чтобы оно выросло и окрепло. А если заметят на растении слишком ранний побег, то обрезают лишнее, чтобы растение прежде времени не засохло. И врачи кого-то из больных обильно кормят и выводят на прогулку, а на кого-то налагают диету и удерживают от прогулок.
   Об авве Моисее Мурине — знаменитейшем среди скитских отцов — я узнал, что до того, как стать монахом, он был слугой одного горожанина. Но за его крайнее упрямство, кровожадность и дикость нрава хозяин прогнал его. Тогда Моисей пошел в разбойники. А так как он обладал невообразимой силой, то стал у других разбойников атаманом.
   В частности, из его разбойничьих подвигов рассказывают и такое. Как-то Моисей обозлился на одного пастуха. Однажды собаки этого пастуха помешали ему, когда он шел ночью на какой-то грабеж. И вот он стал выискивать, как этого пастуха убить, а для этого тщательно разведывал, где тот ходит со своим скотом.
   Наконец он узнал, что тот по другую сторону Нила — а вода тогда поднялась и река разлилась на милю. Однако Моисей снял короткий хитон, который был на нем, привязал его к голове, взял в зубы нож и бросился в реку. Так он перебрался вплавь на ту сторону. Пастух, как только увидел издалека, что Моисей плывет к нему, тотчас обратился в бегство и спрятался.
   Моисей, не застигнув пастуха, сорвал свою злобу на стаде Он зарезал четырех самых лучших баранов, обвязал их веревкой и снова вплавь перебрался через Нил. Там он зашел на какой-то двор и освежевал баранов. Затем развел огонь, съел лучшие части мяса, а шкуры все обменял на вино. После этого он выпил не меньше восемнадцати италиков саисского вина, а потом еще шел пятнадцать миль к своей шайке.
   И этот самый разбойник по каким-то обстоятельствам позднее раскаялся: он отверг свою прежнюю жизнь и обратился к монашескому житию. Взял он в Скиту себе келию и там выказал крайнюю строгость в подвиге.
   Рассказывают, что еще вначале, когда он отрекся от мира и только лишь взял себе келию, пришли к нему четверо разбойников. Они не знали, что это и есть Моисей. А тот схватил их и связал. Затем он забросил их на спину, как мешок с мякиной, отнес в собрание братьев. «Мне ведь теперь нельзя никого обижать, — сказал он, — а вышло так, что эти вот напали на меня. Что скажете с ними делать?» Братья их развязали и отпустили.
   Но разбойники, когда узнали Моисея и увидели его покаяние, и сами больше не захотели возвращаться к прошлой жизни. По примеру Моисея они отреклись от мира и стали опытными монахами. А Моисей явил такое подвижничество, что об этом и в других книгах пишется. Он вступил в такую брань с бесами и жил в такой строгости, что вскоре сравнялся с великими и совершенными из Отцов. Стал он пресвитером и просиял величайшими дарами духа, а после своей кончины оставил семьдесят учеников.
   Один солдат спросил авву Миота, правда ли, что Бог принимает покаяние. Тот же, после того как долго объяснял ему это, прибавил:
   – Скажи мне, любезный, если у тебя порвется хламида, ты ее выбрасываешь?
   – Нет, — ответил тот, — но зашью и ношу снова.
   – Так если тебе жалко своей одежды, — сказал ему старец — неужели Бог не пожалеет своего собственного творения?
2. Брат спросил авву Пимена:
   – Я сделал великий грех и хочу три года приносить покаяние.
   – Это много, — ответил старец.
   – Может, сорок дней? — спросили те, кто были рядом.
   – И это много, — вновь ответил старец. — Поверьте мне, что, если человек покается от всего сердца и больше не вернется ко греху, Бог простит его и в три дня.
3. Кто-то еще спросил его:
   – Если человек впал в какой-нибудь грех и обратился, простит ли его Бог?
   Старец ответил ему:
   – Если Бог Сам заповедал людям поступать так, разве Он не сделает еще большего? А ведь Он заповедал Петру прощать падших и покаявшихся до седмижды семидесяти раз.
4. Еще кто-то спросил его:
   – Что значит раскаяние во грехе? И ответил старец:
   – Не делать его снова. Праведные потому и названы непорочными, что они оставили грехи и стали праведными.
5. Брат спросил авву Сисоя:
   – Авва, я пал, что мне делать?
   – Встань опять, — говорит ему старец.
   – Я встал и вновь пал, — сказал брат.
   – Вновь и вновь вставай, — ответил старец.
   – И до каких пор? — спросил брат.
   – До тех пор, — отвечал старец, — пока ты не будешь застигнут смертью или во благе, или в падении; ибо в чем окажется человек, в том и идет на суд.
6. Один брат жил в келии в Египте и в большом смирении подвизался там. Была также у него сестра: она была блудницей в городе и многие души приводила к погибели. Старцы долго докучали брату и наконец убедили его отправиться к ней: не сможет ли он своим наставлением прекратить вызываемый ею соблазн.
   Когда он пришел на место, кто-то из знакомых, обогнав его, предупредил сестру: «Там твой брат у дверей».
   Это потрясло ее до глубины души. Она бросила любовников, которым угождала, с непокрытой головой выбежала навстречу брату и уж хотела его обнять… Но брат говорит ей:
   – Сестра моя родная! Пожалей свою душу: многие погублены тобой, да и ты — как сможешь ты вынести вечные и горькие муки?
   Та пришла в ужас и говорит ему:
   – Ты точно знаешь, что мне может быть спасение с этого дня?
   – Есть спасение, — ответил брат, — если захочешь. Тогда она бросилась к ногам брата и стала просить, чтобы он взял ее с собой в пустыню.
   – Накинь что-нибудь на голову, — сказал ей брат, — и иди за мной.
   – Пойдем, — отвечала сестра. — Лучше мне терпеть стыд с непокрытой головой, чем вернуться в этот вертеп беззакония.
   Пока они шли, брат наставлял ее к покаянию. А после, увидев, что им навстречу кто-то идет, он говорит ей:
   – Поскольку не все знают, что ты — моя сестра, сойди немного в сторону с дороги, пока не пройдут люди.
   Она отошла в сторону. Затем он говорит ей:
   – Нам снова в путь, сестра.
   Но сестра ничего не ответила ему. Он подошел к ней и видит, что та мертва. И тут он заметил, что следы ее ног — в крови: она была босиком.
   Когда брат рассказал старцам все, что произошло, они разошлись во мнениях. Но одному из старцев было открыто о ней:
   – Она презрела все плотское, пренебрегла даже собственным телом и не роптала при стольких ранах: за это Я принял ее покаяние.
   Одного брата побеждала блудная страсть, и каждый день случалось так, что он совершал грех. И каждый день слезами и молитвами он умилостивлял Самого Владыку. Сделав это, он вскоре вновь уступал злому обычаю и совершал грех.
   Затем, уже согрешив, он шел в церковь. И, взирая на честной и священный образ Господа нашего Иисуса Христа, он повергался перед ним и, горько плача, говорил:
   – Помилуй меня, Господи, и избавь меня от этого злого искушения, что так страшно терзает меня и уязвляет горечью наслаждения. Я и лица поднять не смею, чтобы созерцать святой Твой образ и пресветлый Твой божественный лик в радость и наслаждение моему сердцу.
   Сказав это и выйдя из церкви, он вновь падал в скверну. Но даже и здесь он не отчаивался. Вернувшись в церковь после того, как согрешил, он все так же взывал к человеколюбивому Господу и Богу:
   – С этого дня Ты, Господи, будешь мне свидетелем, что больше я не совершу этого греха. Только прости мне, Блаже, то, в чем я согрешил прежде и до сего дня.
   Но стоило ему принести эти страшные обеты — и вновь настигал его коварный грех. И уже из этого можно было видеть кротчайшее человеколюбие Божие и Его безграничную благость. Она каждый день оставалась прежней, терпела неисправимое и лукавое отпадение и неблагодарность брата и по множеству милости ожидала его покаяния и окончательного обращения. А он поступал так не год, не два и не три, а в течение десяти лет и более.
   Видите, братья, бесконечное терпение и беспредельное человеколюбие Владыки: как всякий раз Он являет терпение и добросердечие, терпя наши горькие беззакония и прегрешения? Но более всего ужасает и приводит в трепет перед богатством Божиих щедрот то, что брат, пообещав и принеся клятву больше не грешить, оказывался лжецом…
   Однажды, когда так это и происходило и брат вновь впал в грех, он бросился бегом в церковь, плача, стеная и скорбя душой, и стал умолять милосердие благого Владыки о помощи, чтобы избавиться от мерзости блуда. И когда он молил человеколюбивого Бога, начальник зла и растлитель душ наших диавол понял что все напрасно: те сети греха, которые он соткал, брат разрывает покаянием. Тогда, набравшись дерзости, он явился ему видимым образом и, подняв лицо к священному образу Господа нашего Иисуса Христа, закричал:
   – Что мне и Тебе, Иисус Христос! Твоя бесконечная жалость побеждает меня и лишает сил: Ты принимаешь этого развратника, этого блудника, который лжет Тебе каждый день, насмехаясь над Твоей державой! Почему Ты не сожжешь его, почему терпишь и сносишь все? Ты же собирался судить прелюбодеев и блудников и погубить всех грешных! Вот уж точно, неправедный Ты Судия — пристрастен и закрываешь глаза на все, как только вздумается Твоей власти! Меня Ты сбросил с неба за ничтожный грех надмения, а этому лжецу, развратнику и блуднику даришь мир и Свое расположение — и лишь потому, что он ползает перед Тобой! Как посмотрю, лицеприятен и Ты: от излишней доброты пренебрегаешь и справедливостью!
   Так говорил диавол, мучась от сильной досады, и из ноздрей его вырывалось пламя. Когда же, сказав это, он умолк, тотчас послышался голос от жертвенника:
   – О коварный змей и губитель! Неужто тебе не достаточно того, что ты поглотил весь мир? Так ты намереваешься взять и поглотить даже того, кто прибег к Моей неизреченной милости и милосердию? Неужто настолько ты опрометчив, чтобы противостоять честной Крови, на Кресте пролитой за него? Моя жертва и смерть омыли его беззакония!
   Ведь и ты, когда он обращается ко греху, не гонишь его, а с радостью принимаешь, не отталкиваешь и не чинишь препятствии в надежде заполучить его. Как же Я, столь милостивый и щедрый, повелев Моему первоверховному апостолу Петру до седмижды семидесяти раз прощать тому, кто согрешает каждый день, не помилую этого брата? Нет, но раз уж он прибегает ко Мне, Я не буду отвращаться от него, пока не обрету его. Потому что Я распялся за грешных и ради них простер нескверные Мои длани, да обретет убежище и спасение тот, кто хочет спастись. И Я ни от кого не отвращаюсь и никого не изгоняю: даже если каждый день он будет падать тысячу раз и тысячу раз приходить ко Мне — он не уйдет непрощенным. Ибо Я пришел призвать не праведных, но грешных к покаянию.
   Когда прозвучал этот голос, диавол замер в трепете, не в силах ничего сделать. И вновь послышался голос:
   – Слушай теперь, лжец, говорящий, что Я несправедлив. Я всегда справедлив, ибо в чем застану кого, в том и сужу. А этого брата Я застал в покаянии и обратившимся: он лежит у Моих ног и одержал победу над тобой. Поэтому Я приму его и спасу его душу, ибо он не отчаялся в своем спасении. А ты смотри на его славу и скрежещи зубами от зависти и от стыда.
   После этих слов брат, лежащий ниц и плачущий, предал свой дух. И тотчас великий гнев Божий стал словно бы пламенем, ниспал на сатану и пожрал его. Отсюда да познаем, братья, безграничное милосердие Божие и то, сколь благ наш Владыка. И никогда не будем ни отчаиваться, ни пренебрегать своим спасением.
2. Некто другой, вновь покаявшись, обрел покой от страстей. И почти сразу же он нечаянно упал на камень и повредил ногу. Из раны вытекло так много крови, что он потерял сознание и стал умирать. Тогда приходят бесы, чтобы забрать его душу.
   Но говорят им ангелы:
   – Взгляните на этот камень и посмотрите, сколько крови пролил он ради Господа.
   И когда они это сказали, душа была освобождена.
3. Одному брату, который впал в грех, явился сатана и говорит:
   – Ты не христианин.
   – Кто бы я ни был, — отвечает брат, — а ты еще хуже.
   – Верно, быть тебе в аду, — снова говорит сатана.
   – Ты мне не судья, — отвечал брат, — и не Бог мне. И сатана, так ничего и не добившись, удалился. А брат принес искреннее покаяние Богу и стал искушенным подвижником.
4. Один брат, которого бороло уныние, спросил старца:
   – Что мне делать? Помыслы внушают мне, что я слишком рано отрекся от мира и не могу спастись.
   А старец ответил:
   – Даже если нам не войти в землю обетованную, лучше наши тела падут в пустыне, чем возвращаться в Египет.
5. Другой брат спросил старца:
   – Отче, что имеет в виду Пророк, когда говорит: «Несть спасения ему в Бозе его» (Пс 3. 3)?
   – Он имеет в виду, — ответил старец, — помыслы отчаяния, которые внушаются бесами грешнику и говорят: «Не тебе больше спасения в Боге», а после стремятся низвергнут его в отчаяние. С такими помыслами следует бороться словами: «Господь мне прибежище, исторгнет от сети нозе мои» (Пс 17. 3; 24.15).
6. Кто-то из Отцов рассказывал, что в Салониках был женская обитель. И вот одна из монахинь, по действию всеобщего врага выйдя из монастыря, впала в блуд. В таком блуде он оставалась продолжительное время. Потом, по действию человеколюбивого Бога, придя в раскаяние, она вернулась было в свою обитель, но, пав перед вратами, скончалась.
   А одному из святых было откровение о ее смерти. И он увидел святых ангелов, пришедших забрать ее душу, и следовавших за ними бесов. Когда между ними начался спор, ангелы говорили, что она пришла к покаянию. А бесы возражали:
   – Столько времени она была у нас в рабстве, и потом, она даже не успела войти в монастырь. Как же вы говорите, что она покаялась!
   Ангелы отвечали:
   –Только лишь Бог увидел, что ее расположение склонилось к этому, Он принял ее покаяние. И ее воля была в том чтобы покаяться, если судить по ее намерению. А в том, чтоб забрать жизнь, — воля Владыки всяческих.
   И устыдившись этих слов, бесы отступили. А старец, видевший откровение, рассказал его присутствующим.
7. Авва Алоний сказал: «Если захочет человек, то в один день с утра до вечера он может прийти в меру Божию».
8. Брат спросил авву Моисея:
   – Если, скажем, человек бьет своего раба за грех, который тот совершил, что говорить рабу?
   – Если это раб добрый, — ответил старец, — то он скажет: «Прости меня, согрешил».
   – Больше ничего не скажет? — снова спросил брат.
   – Ничего, — сказал старец. — Потому что как только он возьмет вину на себя и скажет: «Согрешил», — тотчас же над ним смилуется его Господин.
9. Брат сказал авве Пимену:
   – Стоит мне, злосчастному, впасть в прегрешение, меня грызет помысел и винит в том, что я пал. Отвечает ему старец:
   – Если человек, совершивший грех, тотчас же скажет: «Согрешил я», — помысел оставит его.
10. У одной девушки по имени Таисия скончались родители, и она осталась сиротой. Тогда она сделала в доме странно-приимницу для скитских отцов и долгое время принимала их и служила им. Но потом она истратила все, что у нее было, и начала нуждаться. Тогда к ней пристали развратные люди и уклонили ее от благой цели. И постепенно она опустилась настолько, что закончила домом разврата.
   Услышав об этом, Отцы очень огорчились и, позвав авву Иоанна Колова, говорят ему:
   – Слышали мы о сестре такой-то, что дела ее обстоят плохо. Когда могла, она оказала нам любовь. Теперь же надо и нам ей помочь, насколько возможно. Так что потрудись взять на себя заботу о ней и, по той мудрости, что дал тебе Бог, исправь ее положение.
   Старец пришел к ней и говорит старухе привратнице:
   – Доложи обо мне своей госпоже. Но та отказала ему:
   – Вы уже раньше проели ее добро, а теперь вот она бедна.
   – Скажи ей, — отвечал старец, — что у меня есть очень хорошее средство помочь ей.
   Тогда старуха пошла и доложила ей о старце. Выслушав ее, девушка сказала:
   – Эти монахи вечно бродят у Красного моря, и им попадается жемчуг.
   Прихорошившись, она села на ложе и говорит привратнице:
   – Впусти его ко мне.
   Авва Иоанн вошел и присел рядом с ней. Затем, внимательно взглянув ей в глаза, он говорит:
   – Чем тебя обидел Иисус, что ты дошла до этого?
   Услышав это, она вся замерла. А старец, поникнув головой, горько заплакал.
   – Авва, — говорит она ему, — зачем ты плачешь? Тот же, чуть подняв взгляд, вновь опустил его и сказал:
   – Вижу, как сатана смеется тебе в лицо, так как же мне не плакать?
   – Есть ли мне покаяние, авва? — спросила девушка.
   – Да, — ответил старец.
   Она же в ответ:
   – Забери меня отсюда куда хочешь.
   – Пойдем, — сказал старец.
   И она тотчас же встала, чтобы идти за ним. Между тем старец отметил, что она не отдала никаких распоряжений о своем доме, и поразился этому.
   Когда они подошли к пустыне, их застиг вечер. Старец сделал небольшое изголовье, перекрестил его и говорит ей:
   – Ложись здесь. Затем сделал немного в стороне изголовье себе и, исполнив свое правило, лег спать и сам. А посреди ночи он проснулся, и видит некий светлый путь, идущий к ней с небес, — и ангелов Божьих, уносящих ее душу.
   Тогда, встав, он подошел к ней и тронул ее ногой. Когда же убедился, что та мертва, он простерся ниц в молитве Богу. И услышал он глас, сказавший: «Один день ее покаяния стоил выше, чем покаяние тех, кто кается много лет — и не явил теплоты покаяния».
   Рассказывали Отцы следующее. Случилось однажды Павлу Препростому быть в монастыре ради присмотра и для пользы братии. После обычного к ним наставления он пошел вместе с ними в церковь совершать службу и, став у дверей храма, наблюдал за каждым из приходящих, с какой душой он входит. А имел он и такой дар от Бога, чтобы видеть каждого, какова у него душа, точно так же как мы видим друг друга внешне. И видя всех в блистательных одеждах и с просветленным лицом и рядом с каждым — ангела, радующегося за него, Павел и сам радовался и благодарил Бога.
   Затем он видит, что лицо одного из входящих мрачно и тело почернело, а бесы со всех сторон обступили его и тянут за уздечку накинутую на него, а его ангел следует за ним издалека, опечаленный и с поникшей головой.
   Когда старец увидел это, он зарыдал. Бия себя в грудь, он сел перед церковью и стал оплакивать брата, которого увидел в таком облике. А братья, заметив такую внезапную перемену и этот скорбный и безутешный плач, подошли и спрашивали о причине, одновременно прося его войти вместе с ними в собрание. Но он, отсылая их, продолжал сидеть снаружи, скорбя о брате. А когда служба окончилась и все уже расходились, Павел всматривался в каждого, желая видеть, какими они уходят.
   Тут он видит того самого человека, который при входе в храм был показан ему с мрачным лицом, почерневшим телом и окруженный бесами: тот шел из церкви с блистающим лицом и просветленным телом. И демоны шли за ним вдалеке, а святой ангел следовал прямо за ним и весьма радовался за него. Когда Павел, против всякого ожидания, увидел это, он вскочил пораженный и с радостью прославил Бога, восклицая: «О, неизреченное человеколюбие и благость Господа нашего!» И, взбежав на первую ступеньку, закричал: «Приидите и видите дела Божий, сколь они страшны и поразительны!»
   Тут же все с поспешностью сбежались, чтобы услышать, что он скажет. Тогда преподобный Павел рассказал, что он видел, когда тот брат входил и когда он выходил, а потом призвал его объяснить всем такую перемену. И тот, ничего не скрывая, рассказал, что с ним произошло.
   – Я, — сказал он, — человек грешный и до сегодняшнего дня жил в блуде. Сегодня же, когда я пришел в святую церковь Божию, я услышал, как пророк Исайя, а вернее, Сам Господь говорит: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло: научитесь делать добро, и если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; и если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли» (Ис.16—19). Когда я это услышал, то пришел в глубокое сокрушение и разрыдался. Я сказал Богу: «Владыка Господи Боже пришедший в мир спасти грешных! То, что сейчас Ты возвестил через Своего пророка, яви и на мне, грешном и недостойном Потому что прямо здесь я даю слово Тебе, ведающему сердца Богу, что оставлю все то беззаконие и мерзость, которой я предавался. И больше, с Твоей помощью, не вернусь к этому, но всеми силами поработаю Тебе, человеколюбивому Владыке нашему». С таким обещанием я и вышел из церкви, решив, по Божьей благодати, подтвердить его делом.
2. Сказал старец: «Как почерневшее олово можно отчистить, так и верующие хотя и чернеют от грехов, но вновь очищаются покаянием. Поэтому веру можно также уподобить и олову».
   Заметь, брат, как много разных способов у врага бороться с подвизающимися. До того, как грех совершен, враг представляет его ничтожным. Особенно похоть плотского наслаждения, до того, как она исполнена, он выставляет столь маловажной, что это кажется брату не страшнее, чем вылить на землю чашу холодной воды. А когда она уже совершена, то лукавый еще и преувеличивает грех в воображении падшего, поднимая против него бурю бесчисленных помыслов, чтобы, потопив разум брата, низвергнуть его в бездну отчаяния.
   Поэтому, возлюбленный, заранее зная козни врага, смотри, чтобы не быть обманутым и не грешить. А если и впадешь в какое-то прегрешение, не оставайся в нем и не отчаивайся в своем спасении. Восстав, обратись ко Господу и Богу твоему — и Он будет милостив к тебе. Потому что щедр и милостив Господь наш, долготерпелив и многомилостив, и не отвергает искренне кающихся, но тотчас же и с радостью принимает их.
   Так что, когда враг говорит тебе: «Все, ты погиб и не можешь спастись!», скажи ему: «Мой Бог милосерден и долготерпелив — не буду отчаиваться в своем спасении. Ведь Тот, Кто заповедал нам до седмижды семидесяти раз прощать ближнего, и Сам тем более простит грехи каждому, кто обратится к Нему всей душой». Тогда по благодати Божией прекратится в тебе брань.
   Если отрекся ты от мира и предал себя Богу для покаяния, не давай своему помыслу удручать тебя из-за твоих прежних грехов, что, дескать, они тебе не простились. И не пренебрегай вновь заповедями Господа, потому что тогда Он и прежние твои грехи не простит. Остерегайся, брат, того духа, что приносит человеку печаль: у него много хитростей, чтобы лишить тебя силы.
   Потому что «печаль ради Бога» (2 Кор 7. 10) — это радость, радость видеть себя пребывающим в воле Божией. Тот, кто тебе говорит: «Куда тебе бежать? Нет тебе покаяния», — говорит это из ненависти, чтобы заставить человека нарушить воздержание. А печаль, которая ради Бога, не воюет с человеком, а говорит ему: «Не бойся! Давай же, возвращайся назад!» — потому что она знает, что человек немощен, и ободряет его.
   С разумным сердцем принимай помыслы, и они не будут столь тяжкими для тебя. А кто их боится, того они сокрушают своим бременем. В этом и есть сила тех, кто хочет стяжать добродетели: если падешь, не малодушничай, а начинай заново. А благость Божия — в том, что, когда бы ни обратился человек от своих грехов, Бог принимает его с радостью и не вспоминает ему его прежних согрешений. В Писании ведь так и сказано о блудном сыне: он оставил пищу свиней, то есть свои плотские похоти, и со смирением вернулся к своему отцу (Лк 15. 11—32). Потому-то и принял его отец и сразу велел дать ему одежду чистоты и залог сыновства, который даруется Святым Духом. Потому как Владыка наш милостив и хочет лишь, чтобы человек обратился — как Он и Сам сказал: «Аминь, аминь говорю вам, что на небесах радуются и об одном грешнике кающемся» (Ср.Лк.15:7). Так что, братья, насколько дана нам Его милость и богатство Его щедрот, обратимся к Нему всем сердцем — а Он примет нас с человеколюбием и сделает причастниками вечной жизни. Поэтому обратись и храни свое сердце. И не впадай в небрежение, не говори: как, дескать, я, человек грешный, могу сохранить все эти добродетели?
   Ведь даже этого не требует от тебя покаяние! Вот обратится человек к Богу, оставит свои грехи — и тотчас покаяние вновь рождает его и, словно материнским молоком, кормит его из своей пречистой груди. Как нежно любящая мать, взращивает она его. И пока дитя на руках у матери, она бережет его от всякого зла, а когда заплачет — тут же дает ему грудь. А то и хлопает младенца по щечке, насколько тот может снести, — это чтобы напутать его, чтобы он принимал молоко со страхом и не был дерзок сердцем. Но если заплачет, она сразу пожалеет его, потому что он ведь выношен ею. И тут уж она его уговаривает, и целует, и ласкает, пока он сам не возьмет у нее грудь.
   Если показать младенцу золото, или серебро, или жемчуг, или еще какую драгоценность этого мира, он, конечно, на них посмотрит. Но пока он на руках у матери, он будет тянуться только к ее груди, а остальное ему будет неважно. Да и отец не будет ругать его, почему это он не работает или почему не идет на войну с его врагами. Он-то ведь знает, что тот еще маленький и ничего не может: ножки у него есть, а стать на них он не может; и ручки у него есть, но он не в силах держать оружие. Поэтому его родители терпят и ждут, пока дитя не вырастет.
   Когда же ребенок подрастет немного, он станет отроком. И если захочет с кем-то другим побороться и тот бросит его на землю, отец за это не сердится на сына: он ведь знает, что тот пока еще отрок. А вот когда сын возмужает, тогда и видна вся его ревность — если он воюет с врагами своего отца. Тогда и отец, как своему сыну, вверяет ему свое состояние.
   Но если после всех тех трудов, что родители положили на него, сын стал негодяем, если будет он их ненавидеть и не станет чтить их благородства, если сдружится с их врагами — вот тогда лишат они его своей милости, выгонят из дому и не дадут наследства.
   Так что, братья, постараемся и мы остаться под кровом покаяния, будем пить молоко от его святой груди — и оно воспитает нас. Будем нести его иго, если оно наказывает нас, — и тогда мы волею Божией возродимся свыше и «придем в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф 4. 13).
   Грех к смерти (1 Ин.5.16—17) — тот, что остался нераскаянным. Потому нет никого добрее и милосерднее Бога, но тому, кто не покаялся, даже Он не может простить. Мы очень жалеем о своих грехах, но с радостью допускаем их причины.
   Один брат, живший в небольшой обители, по действию диавола часто впадал в блуд, но постоянно принуждал себя не оставлять монашеского образа. И совершая свое небольшое правило, он с плачем просил Бога: «Господи, аще хочу или не хочу, спаси мя». Ибо сам я — брение и ищу скверны греха. Но Ты, Бог и Всемогущий, силен удержать меня. Потому как если помилуешь праведного — что в этом великого; и если спасешь чистого — что удивительного? Ведь они достойны принять Твою благость. Но на мне, Владыка, удиви милость Твою и яви в этом Твое неизреченное человеколюбие. Ибо «Тебе оставлен есть нищий» (Пс 9. 35), то есть всякий нищенствующий добродетелью». Это и многое другое каждый день с плачем говорил брат, случалось ли ему пасть или нет.
   Однажды ночью впав, по обыкновению, в грех, он тотчас же встал и начал правило. Но бес, поразившись его упованию и Дерзновению к Богу, явился ему воочию и говорит:
   – Бедняга, да как тебе не стыдно предстоять перед Богом или вообще призывать Его Имя! А у тебя еще и псалмы петь хватает наглости!
   Отвечает ему брат:
   – Эта келья — что кузница: раз ударишь молотом — раз отскочит. Здесь я останусь бороться с тобой до самой смерти, и здесь меня настигнет последний день. Так что обещаю тебе с клятвой и, уповая на безграничную доброту Божию, говорю: «клянусь Тем, Кто пришел призвать к покаянию и спасти грешников, что не прекращу ходатайствовать против тебя к Богу, пока ты не прекратишь бороться со мной». И посмотрим, кто победит: ты или Бог!
   Услышав такое, бес говорит ему:
   – И правда, лучше не буду с тобой бороться, а то с твоим терпением ты еще и венец получишь из-за меня.
   С тех пор враг оставил его. А брат пришел в сердечное сокрушение и оставшееся время проводил, сидя и плача о своих грехах. И хотя часто помысел говорил ему, что плач его во благо он отвечал помыслу: «Горе такому благу! Не угодно Богу, чтобы кто губил свою душу во всякого рода бесчестии, а после сидел и плакал; да там еще и не известно, спасет ли ее Господь или нет».
2. Был один брат в скиту у аввы Пафнутия. Его борола блудная похоть, и он говорил: «Пока не возьму себе десять жен — не насытить мне свою страсть». А старец упрашивал его: «Не надо, чадо, это бесовская брань». Но тот не послушался, ушел в Египет и женился.
   Через какое-то время случилось старцу отправиться в Египет, и там он встретил его: тот тащил корзину, полную черепков. Старец его не узнал, но он сказал старцу:
   – Я твой ученик такой-то.
   И, узнав его в таком бесчестии, старец заплакал.
   – Как же, — спросил он, — ты оставил ту честь, что у тебя была, и дошел до такого бесчестия? Неужто взял те десять жен, про которых говорил?
   Тот тяжело вздохнул и прослезился:
   – Смог я взять, отче, только одну, да и то бьюсь, чтобы ее прокормить.
   Говорит ему старец:
   – Пойдем опять с нами.
   – Да будет ли мне покаяние, авва? — спросил тот.
   – Будет, — отвечал старец.
   И тотчас он оставил все и пошел за старцем. А вернувшись в скит, после искуса он стал опытным монахом.
3. Брат спросил старца: «Если кому-то по действию диавола случится впасть в искушение, скажем в блуд, что же будет с теми, кого это соблазнит?» И старец рассказал следующее.
   Был один известный диакон в одном из общежитий Египта. Один знатный человек из города, которого преследовал архонт, прибыл со всеми своими домочадцами в обитель. И по внушению диавола диакон пал с женщиной, одной из тех, что пришли с горожанином. Когда дело узнали, это было для всех позором. А диакон пошел к одному старцу, своему другу, и рассказал ему все, что изошло. У старца же было внутри келии что-то вроде небольшого укрытия, о котором знал и диакон. И он попросил у старца разрешения войти туда и словно погрести себя заживо, с тем чтобы этого никто не знал, кроме самого старца. Тот позволил.
   Так диакон укрылся во мраке и начал искреннее покаяние пред Богом. Он все время оплакивал свой грех и питался только хлебом и водой, которые временами уделял ему старец. Как-то, когда уже прошло время, вода реки не поднималась до надлежащего уровня. Все совершали молебствия и горячо просили Бога — и одному из святых было открыто, что если не придет такой-то диакон, скрывшийся у такого-то монаха, то вода в реке не поднимется.
   Святой, получивший это откровение, всем рассказал, что ему стало ведомо от Бога. Услышав это, все удивились, и, отправившись к диакону, извлекли его оттуда, где он скрывался, и принудили молиться. Только он помолился, тотчас же поднялась вода. А те, кто раньше впал в соблазн, получили большую пользу от его покаяния и прославили Бога.
4. Одного брата борол бес блуда. Однажды, когда он проходил через какое-то египетское село, он увидел одну красивую женщину, дочь языческого жреца, и она запала ему в сердце. Тогда он пришел к ее отцу и сказал ему:
   – Дай мне ее в жены.
   А тот в ответ сказал ему:
   – Не могу тебе ее дать, пока не спрошу моего бога. И, придя к своему божку, спросил его:
   – Тут пришел какой-то монах и просит мою дочь. Отдать ему ее?
   Бес же ответил:
   – Спроси у него, отречется ли он от своего Бога, от крещения и от монашеского звания?
   Служитель бесов вернулся к брату и спрашивает его:
   – Отрекаешься ли от своего Бога, от крещения и от монашеского звания?
   Тот отрекся и тотчас же увидел, как словно голубь вылетел у него из уст и упорхнул в небо.
   Жрец пошел к божку и говорит:
   – Все, он согласился.
   Тогда бес отвечает ему:
   – Своей дочери ему в жены не давай, потому что его Бог не оставил его и все еще помогает ему.
   Нечестивый жрец идет обратно и говорит брату:
   – Не могу отдать ее тебе, потому что твой Бог с тобой и все еще тебе помогает.
   Услышав это, брат пришел в сокрушение и сказал себе: «Столь многих благ удостоил меня Бог по одной Своей благости! Я, жалкий и несчастный человек, отрекся от Него, от крещения и от монашеского звания, а Он помогает мне и, будучи отвергнутым, не оставил меня. Так разве я не должен прибегнуть к Нему и уповать на Его безграничную благость!» Вернувшись к себе, он удалился в пустыню и, придя к какому-то старцу, рассказал ему все. А старец сказал ему:
   – Останься со мною в пещере и постись три недели по два дня, то есть два дня постишься — на третий ешь, а я буду молить Бога о тебе.
   И старец, скорбя о брате, стал молиться Богу: «Прошу Тебя, Господи, даруй мне эту душу и прими ее покаяние». И Бог услышал его. По окончании одной недели старец пришел к брату и спросил его:
   – Видел ты что-нибудь?
   – Да, — отвечал тот. — Я видел голубя высоко в небе над моей головой.
   – Внимай себе, — сказал ему старец, — и прилежно молись Богу.
   И с этими словами отошел.
   Когда прошла вторая неделя, старец вновь пришел к брату и спросил его:
   – Видел ты что-нибудь?
   – Видел, — отвечал тот, — голубя рядом с моей головой.
   И повелев ему поститься и молиться, старец снова оставил его. Когда же миновала третья неделя, старец, придя к нему, спросил:
   – Видел ты что-то еще?
   – Я видел, — отвечал брат, — как прилетел голубь и стал над моей головой. Я протянул руку, чтобы поймать его, а он влетел мне в рот.
   И услышав это, старец возблагодарил Бога и сказал брату:
   – Видишь, Бог принял твое покаяние, но впредь внимай себе.
   Тот же ответил:
   – Авва, с этого дня я буду с тобой и не уйду до самой смерти.
   И с тех пор брат неотлучно оставался при старце.
5. Брат спросил старца:
   – Авва, помысел говорит мне: если в искушение, то есть в блуд, впадает монах, что давно в постриге, то он встает тяжко и с большим трудом, потому как перешел от преуспеяния к падению. А если тот, кто только пришел из мира, то он не терпит большого вреда как новоначальный.
   Старец в ответ сказал:
   – Монах, впавший в искушение, — словно рухнувший дом. Если строитель захочет его поднять и с умом подойдет к этому, то большую часть материала: рвы для фундамента, камень, дерево — он найдет уже готовым. И сможет возвести дом быстро и без труда, потому что все материалы будут под рукой. А тот, кто еще не копал, не закладывал фундамент и не запасся материалами да начал на авось, может и вообще не закончить.
   То же самое, если подумать, верно и по отношению к монаху опытному в монашеском делании, и к новоначальному. Монаху, если он пал и обратился, очень помогает привычка к тем занятиям, в которых он упражнялся: к чтению, псалмопению, рукоделию и прочему монашескому деланию, совершение которого ему не в тягость в силу укрепившейся за долгое время привычки к такому деланию. Потому и упавший дом своей души он может восстановить очень быстро. А новичок, который только начинает упражняться и изучать все то, о чем я сказал, если падет, то восстает значительно медленнее — как и тот, кто только лишь начал собирать материал для постройки.
6. В одном городе был епископ. Он заболел без всякой надежды на выздоровление. А в том городе был женский монастырь. Игуменья, узнав, что епископ тяжело болен, взяла с собой двух сестер и пошла навестить его. Когда она была у епископа и беседовала с ним, одна из ее учениц, что стояла рядом, коснулась его ноги, желая узнать, сильно ли он болен. А тот, воспламенившись от прикосновения, попросил игуменью:
   – У меня нет никого, кто бы смотрел за мной. Не могла бы ты оставить мне эту сестру, чтобы она мне служила?
   Игуменья не заподозрила ничего дурного и оставила сестру в услужение епископу. Но в то время, как монахиня была сиделкой при епископе, диавол придал ему сил: тот пал с монахиней, и она зачала. Когда же то, что она беременна, стало для всех очевидным, клирики принялись ее допрашивать:
   – Скажи нам, кто тебе это сделал?
   Однако она не признавалась. Тогда епископ говорит:
   – Оставьте ее: я сделал этот грех.
   И встав с постели, он пошел в церковь и положил свой омофор на жертвенник. Затем вышел, взял в руку посох и отправился в путь. Он шел в один монастырь, где никто не знал, кто он. Но когда путник был в дороге, авве обители (а тот был прозорливцем) Бог открыл, что в монастырь идет епископ. И позвав привратника, авва предупредил его:
   – Смотри повнимательней, брат, — сюда идет епископ. Встреть его как положено.
   Привратник тот воображал, что епископ должен приехать на носилках или с другой какой роскошью. Когда он увидел его в одиночку и пешим, то ни о чем не догадался — и даже не стал открывать ему, пока не уведомил настоятеля. Но старец, как только услышал об этом, сразу вышел навстречу.
   – Милости просим, господин мой епископ, — приветствовал он прибывшего.
   Епископ поразился тому, что его узнали даже те, кто не был с ним знаком. Он собрался было идти в другой монастырь, но авву сказал ему:
   – Куда бы ты ни пошел, я иду с тобой и буду возвещать о чести, полагающейся твоему сану.
   И епископ, раскаявшись от всего сердца, позже совершил великие подвиги добродетели и почил в мире с Господом, явив при своей кончине множество знамений и чудес Божиих.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2024, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU