11 апреля, Великая Суббота. Свт. Марк Арефусийский, епископ, исповедник. Прпп. Марка и Ионы Псково-Печерских.

29 марта по старому стилю / 11 апреля по новому стилю
Великая Суббота. Мчч. Марка, еп. Арефусийского, Кирилла диакона и иных многих (ок. 364).
Прп. Иоанна пустынника (IV). Свт. Евстафия исп., еп. Вифинийского (IX). Прпп. Марка (XV) и Ионы (1480) Псково-Печерских.
Св. Михаила Викторова исп., пресвитера (1933).


Великая суббота: последний день перед Пасхой

Великая Суббота — это последний день перед Пасхой. Для верующих это и скорбный, и радостный день: Христос еще лежит во гробе, еще не настало Воскресение, но уже все наполнено предпасхальной радостью. В день Великой субботы Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад.

В день Великой субботы Иосиф из Аримафеи, член синедриона, пришедши к Пилату, стал просить у него тело Иисуса для погребения. По обычаю римлян, тела распятых оставались на крестах и становились добычей птиц, но с разрешения начальства можно было предавать их погребению.
Иосиф купил плащаницу — длинное и ценное полотно. Тело Христа сняли с Креста, умастили его благовониями, обвили плащаницей и положили в новой погребальной пещере в саду Иосифа

Фарисеи знали слова Христа о Его воскресении, и опасаясь, что Апостолы похитят Тело Христа и скажут народу, что Он воскрес, выпросили у Пилата стражу, приставили к гробу и гроб запечатали. Такими действиями они усилили доказательства Христова Воскресения.
По традиции Православной Церкви день Великой Субботы начинается с вечера – чином утрени: посреди храма, на возвышении, украшенная цветами, находится икона Христа, лежащего во гробе – святая Плащаница.

Песнопения утреннего канона славят Христа, Своею смертью победившего смерть.

После малого повечерия с чтением канона о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы – во время службы утрени Великой Субботы совершается Крестный ход с пением погребального «Святый Боже…»: Святая Плащаница обносится вокруг храма. Именно на этой службе в первый раз говорится, что эта суббота — самый «благословенный седьмой день», когда-либо бывший. Это день, когда Христос почивает от трудов Своих по восстановлению мира.

Это день, когда Слово Божие, «через Которое все начало быть», лежит во гробе как мертвый Человек, но в то же время спасая мир и отверзая гробницы. Утром в субботу служится вечерня с литургией св. Василия Великого – одна из самых красивых служб года. Часть Литургии – вход в Евангелием, Великий вход – совершаются в центре храма перед Плащаницей. На службе читаются 15 паремий – отрывков из Ветхого Завета, содержащих пророчества о Воскресении Христовом.

В Великую Субботу происходит одно из главных чудес православной церкви: схождение Благодатного огня. Это чудо происходит каждый год накануне православной Пасхи в Иерусалимском храме Воскресения.

По окончании Литургии поется пасхальный тропарь: близится начало праздника Пасхи. Благословляются хлебы и вино, а в большинстве храмов происходит освящение куличей, пасох и яиц.

В двенадцатом часу ночи совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на Престол, где она остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокадневного пребывания Иисуса Христа на земле по Воскресении Его из мертвых.

Литургия Великой Субботы. Митрополит Антоний Сурожский
Бывает, что после долгой, мучительной болезни умирает человек; и гроб его стоит в церкви, и, взирая на него, мы проникаемся таким чувством покоя и радости: прошли мучительные дни, прошло страдание, прошел предсмертный ужас, прошло постепенное удаление от ближних, когда час за часом человек чувствует, что он уходит и что остаются за ним на земле любимые.
А в смерти Христовой прошло и еще самое страшное – то мгновение Богооставленности, которое заставило Его в ужасе воскликнуть: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил?..

Бывает, стоим мы у постели только что умершего человека, и в комнате чувствуется, будто воцарился уже не земной мир – мир вечный, тот мир, о котором Христос сказал, что Он оставляет Свой мир, такой мир, какого земля не дает…

И так мы стоим у гроба Господня. Прошли страшные страстные дни и часы; плотью, которой страдал Христос, Он теперь почил; душою, сияющей славой Божества, Он сошел во ад и тьму его рассеял, и положил конец той страшной богооставленности, которую смерть представляла собой до Его сошествия в ее недра. Действительно, мы находимся в тишине преблагословенной субботы, когда Господь почил от трудов Своих.
И вся Вселенная в трепете: ад погиб; мертвый – ни един во гробе; отделенность, безнадежная отделенность от Бога побеждена тем, что Сам Бог пришел в место последнего отлучения. Ангелы поклоняются Богу, восторжествовавшему над всем, что земля создала страшного: над грехом, над злом, над смертью, над разлукой с Богом…

И вот мы трепетно будем ждать того мгновения, когда сегодня ночью и до нас дойдет эта победоносная весть, когда мы услышим на земле то, что в преисподней гремело, то, что в небеса пожаром поднялось, услышим это мы и увидим сияние Воскресшего Христа…

Вот почему так тиха литургия этой Великой Субботы и почему, еще до того как мы воспоем, в свою очередь, “Христос воскресе”, мы читаем Евангелие о Воскресении Христовом. Он одержал Свою победу, все сделано: остается только нам лицезреть чудо и вместе со всей тварью войти в это торжество, в эту радость, в это преображение мира… Слава Богу!

Слава Богу за Крест; слава Богу за смерть Христа, за Богооставленность Его; слава Богу за то, что смерть уже не конец, а только сон, успение… Слава Богу за то, что нет больше преград ни между людьми, ни между нами и Богом! Его Крестом, Его любовью, Его смертью, сошествием во ад и Воскресением и Вознесением, которого мы будем ждать с такой надеждой и радостью, и даром Святого Духа, Который живет и дышит в Церкви, все совершено – остается нам только принять то, что дано, и жить тем, что нам от Бога даровано! Аминь.

На утрене – «Бог Господь», похвалы со стихами 17-й кафизмы, на три статии́. По кафизме – «Ангельский собор» (совершается каждение всего храма). По 9-й песни канона и малой ектении – «Свят Господь Бог наш» и сразу хвалитные псалмы (со слов «Всякое дыхание...») и стихиры на хвалитех. После пения великого славословия Святая Плащаница обносится вокруг храма с пением погребального «Святый Боже...». Затем «Премудрость, про́сти», тропарь «Благообразный Иосиф...». Тропарь пророчества. Прокимен, паримия, прокимен, Апостол, аллилуиарий и Евангелие (читаются перед Святой Плащаницей). После Евангелия – ектении: полная сугубая «Рцем вси...» и просительная (с молитвой главопреклонения). Отпуст утрени: «Иже нас ради человеков...». 1-й час.

На изобразительных Блаженны читаются. Литургия св. Василия Великого начинается вечерней. Вход с Евангелием. Прокимна нет, но сразу начинается чтение 15 паримий с пением припевов. Затем малая ектения, возглас «Яко Свят еси...» и далее – литургия. Вместо Трисвятого – «Елицы во Христа крести́стеся...». После Апостола вместо «Аллилуиа» поется «Воскресни́, Боже...». Священнослужители в это время переоблачаются в светлые облачения. Вместо Херувимской песни – «Да молчит всякая плоть человеча...». Задостойник «Не рыдай Мене, Мати...». Отпуст литургии: «Христос, Истинный Бог наш...». По отпусте поются тропари «Благообразный Иосиф...», «Слава» - «Егда снизшел еси...», «И ныне» - «Мироносицам жена́м...» (гласовым распевом); молитва на благословение хлебов и вина, но без упоминания о пшенице и елее.

Тропари Великой Субботы, глас 2:

Благообра́зный́ Ио́сиф,/ с Дре́ва снем Пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в и воня́ми,// во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Егда́ снизше́л еси́ к сме́рти, Животе́ Безсме́ртный,/ тогда́ ад умертви́л еси́ блиста́нием Божества́./ Егда́ же и уме́ршия от преиспо́дних воскреси́л еси́,/ вся Си́лы Небе́сныя взыва́ху:// Жизнода́вче, Христе́ Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Мироно́сицам жена́м при гро́бе предста́в, А́нгел вопия́ше:/ ми́ра ме́ртвым суть прили́чна,// Христо́с же истле́ния яви́ся чуждь.

Кондак Великой Субботы, глас 6:

Бе́здну заключи́вый мертв зри́тся,/ и сми́рною и плащани́цею обви́вся,/ во гро́бе полага́ется, я́ко сме́ртный, Безсме́ртный,/ жены́ же приидо́ша пома́зати Его́ ми́ром,/ пла́чущия го́рько и вопию́щия:/ сия́ суббо́та есть преблагослове́нная,// в ней́же Христо́с усну́в, воскре́снет тридне́вен.

Страдание преподобного отца нашего Марка, епископа Арефусийского
Священномученик Марк, епископ Арефусийский

О страдании преподобного Марка, епископа Арефусийского1 святой Григорий Нисский2 в своем первом слове на богомерзского отступника Юлиана3 пишет так:
- Кто не знает, что случилось с чудным Марком арефусийским? И повествованием, посвященным его памяти, кто его не вспомнит? Он в царствование Константина Великого4, пользуясь дарованными тогда христианам правами, разрушил одно языческое капище и многих людей из языческого заблуждения наставил на правый путь спасения как назидательною беседою, так и примером непорочной жизни. Арефусиане-язычники издавна ненавидели его; когда же пала христианская власть и начало возрастать и разгораться языческое нечестие, он не избежал в то трудное время рук мучителей. Так народная толпа, если и сдерживает до времени свои гнев и пожелания подобно тому, как огонь таится в печи, или река удерживается плотиной, но в известное время она все-таки обнаружит свою неукротимую ярость, - это ей свойственно так же, как огню разгораться и реке стремительно прорывать плотину.
Святой Марк, видя, что народ восстал против него и замышляет что-то недоброе, решился тотчас бежать не столько из-за страха, сколько из послушания заповеди Господней, которою повелевается перебегать из города в город, уступая место гонителям. А христианам, хотя бы мужественным и твердым в терпении, должно не только заботиться о своем спасении, но жалеть также и гонителей, чтобы они не увеличивали себе погибель враждебной злобой, которою они исполнены. Но когда добродетельный Марк увидел, что из-за него злые мучители многих забирают, предают мучениям и разным пыткам, а другие, видя это, болеют душою, он не стерпел, чтобы из-за его бегства и самосохранения страдали другие; приняв доброе и мудрое намерение, он возвратился из бегства, добровольно предался народу и ополчился на брань против ярости мучителей. Какого только не было там зверства! Каких только мук не изобреталось! Когда каждый из мучителей старался к множеству различных мучений прибавить свой, особо придуманный род мучения, то ничем они так не раздражались, как мужественным терпением святого; они особенно были озлоблены, считая его возвращение не столько проявлением мужества в муках, сколько презрением и бесчестием по отношению к ним.
Святителя-старца, принявшего добровольный подвиг мученичества, вели чрез город, где он пользовался особенным уважением от всех, кроме гонителей и мучителей, за свои почтенные годы, а главное за свою добродетельную жизнь. Его сопровождали многие, без различия возраста и чина; все одинаково подвергали оскорблениям: тут были мужчины и женщины, молодые и старые, были также городские власти и люди именитые; у всех было одно стремление: как бы превзойти друг друга яростью и зверством; все без исключения почитали за что-то великое предать как можно большим мучениям и победить непоколебимого старца-подвижника, противостоящего всему городу.
Святого, влекши по дорогам, посадили в болото; при этом он, кроме мучений, терпел бесчестные поругания: его по очереди дети терзали за волоса и прочие части тела; потом он был повешен на позорном месте, причем колебавшееся тело доблестного страдальца резали ножами и прокалывали острою тростью, и при этом достойном слез зрелище громко смеялись и играли. Какими-то особыми орудиями его голени сжимали до костей; очень тонкими и чрезвычайно крепкими льняными нитками обрезывали ему уши. Потом, намазав его медом и жиром, посадили его в корзину и подняли в полдень во время страшной солнечной жары на высоту, где его жалили пчелы и осы. И чем более от солнечного жара таял жир и мед на блаженном (не могу назвать его страстным) теле святого, тем более страдал он от укусов ос и пчел.
Святой Марк, будучи стар годами, показал себя в своем страдальческом подвиге полным сил; он не изменял светлости лица своего, а испытывал от тех мучений даже некоторое наслаждение и порицал мучителей.
О нем повествуется еще следующее, достойное памяти: видя себя поднятым на высоту, а мучителей стоящих внизу под ним, святой Марк в это время чувствовал себя так далеко от мучителей, что не замечал боли, как будто другой кто, а не он, терпел страдания, которые при этом считал для себя славою, а не бесчестием. Такое зрелище не привело ли бы в умиление того, в ком была бы хотя капля милосердия и человеколюбия?! Но это было невозможно вследствие угрозы мучениями и гнева царя, вменявшего городам и игемонам мучения по отношению к христианам в обязанность; впрочем, многие, не зная скрытой в царе злобы и его коварства, думали о нем иначе.
Все мучения святой Марк претерпел за то, что разрушил языческое капище, за которое он не отдал мучителям ни одной златницы; ясно, что он страдал ради своего благочестия. Когда арефусияне требовали, чтобы он или сполна заплатил за разоренное капище назначенную ими довольно значительную цену или опять построил бы его вновь, святой Марк противился более из благочестия, нежели потому, что не имел возможности удовлетворить язычников. Преодолевая их своим терпением и мало-помалу убавляя назначенную ими цену, он довел их до того, что они требовали с него немного денег, которые легко можно было бы уплатить. Итак, с обеих сторон шло прение: мучители старались принудить святого, а он оставался непреклонен, то есть, они хотели, чтобы святой все-таки заплатил сколько-нибудь деньгами, а он не хотел им дать ни одного пенязя5, (хотя было много таких людей, из которых одни, по милосердию своему, а другие, тронутые его твердым и непобедимым терпением, готовы были внести за него большие деньги); отсюда ясно, что он принял мученический подвиг не из сребролюбия, но за благоверие. Святой Марк был из числа скрывших царя Юлиана - еще юного отрока, - когда истреблялся безнравственный и нечестивый род этого императора. И думают, что справедливо за этот свой поступок святой Марк претерпел такие жестокие страдания; он был достоин даже больших мучений, потому что, правда по неведению, избавил от смерти столь великое зло для всей вселенной.
Повествуется также, что епарх6 арефусийский, хотя был нечестивый и язычник, однако не мог вынести зрелища различных страданий святого Марка и смело сказал царю:
- Царь! Не стыдно ли нам пред всеми христианами, что не могли мы победить даже одного старца? Хотя и победа-то над ним не была бы славна и честна, а уж самим нам отойти от него побежденными - это прямо великий срам!
Так мужество христиан постыжало тщеславных епархов и царей.
А мучение арефусиян было таково, что мала бы была лютость Эхета7 и Фаларида8, если бы сравнить ее с их лютостью; они своею злобою превосходили даже самого изобретателя злобы и их наустителя диавола.
Вот повествование святого Григория Нисского о святом Марке.
Феодорит9 же повествует, что арефусияне, видя несокрушимую крепость дивного старца, святого Марка, сделались кроткими, удивляясь его великому терпению; они выпустили его на свободу. Потом, послушавши его поучения, обратились к святой вере и все сделались христианами.
О святом же Кирилле диаконе тот же Феодорит повествует так:
- Кто может без слез воспомянутъ злобу, содеявшую в Финикии язычниками? Ибо в городе Илиополе, сопредельном Ливану, те богомерзские идолопоклонники, вспомнив о диаконе Кирилле, который в царствование Константина, разжегшись ревностью, уничтожил многие, почитаемые в городе идолы, его не только убили, но, рассекши чрево, начали в ярости зубами кусать его внутренности. Но это не утаилось от всеведущего Бога, и они приняли за свою злобу достойное наказание. Те, которые дерзнули делать то, что выше сказано, прежде всего лишились своих зубов: все до одного они выпали; потом они потеряли языки свои: они загноились, сгнили и выпали изо рта. Наконец они ослепли; такими наказаниями воочию подтверждалась сила истинного благочестия.
В Аскалоне и Газе, городах палестинских, сначала у мужей, облеченных в священный сан, потом у жен и дев, посвященных Богу, мучители, рассекши чрева, насыпали в них ячменя и бросили на съедение свиньям; так бесчеловечно издевались мучители. За то святым мученикам уготовались победные венцы в Царствии Христовом, а мучителям вечная во аде мука, которая ожидает их, как праведное возмездие от Истинного Бога нашего Иисуса Христа, Ему же слава вовеки. Аминь10.
________________________________________________________________________
1 Арефусия или Аретуза - город в Сирии.
2 Святой Григорий, епископ Нисский, брат святого Василия Великого, знаменитый отец и учитель Церкви IV в. Из его сочинений особенно замечательны следующие: "Двенадцать слов против Евномия", "Шестоднев", "Беседы на Екклезиаст", "Беседы на Песнь Песней" и др.
3 Император Юлиан Отступник управлял Римскою империею с 316 по 363 г.
4 Святой Константин Великий царствовал с 324 по 337 г.
5 Пенязь - мелкая медная монета.
6 Епарх - начальник области.
7 Эхет - древний эпирский царь, отличавшийся особенною злобою, ослепивший свою единственную дочь Метопу.
8 Фаларид - тиран Агригента (дорийской колонии, находившейся на юге острова Сицилии), живший за VI в. до Р. Х, Он отличался необыкновенною жестокостью и крайне сурово обращался со своими подчиненными.
9 Блаженный Феодорит - учитель церкви, живший в V в.
10 Кончина святых Марка и Кирилла последовала в полов. IV в.

Преподобные Марк и Иона Псково-Печерские

Иона Шестник, Псково-Печерский (+ ок. 1480), основатель Псково-Печерского монастыря, преподобный. Память 29 марта (11 апреля), в Соборах Псковских, Псково-Печерских и Эстонских святых.

Ранее он, нося в миру имя Иоанн, был священником в Георгиевском храме города Юрьева-Ливонского (он же Дерпт, ныне Тарту). Прозван он был Шестником, т.е. пришельцем, потому что родом происходил из московских пределов. Священник Иоанн Шестник был послан из Москвы на служение в Юрьев как миссионер. Он приехал с семьей: женой и двумя сыновьями, в 1467 году.

В Юрьеве он сразу столкнулся с ненавистью и гонениями на православных. Вместе с пресвитером Исидором защищал свою паству от римо-католиков. «Но очень скоро слуги Папы стали принуждать его и его духовных детей к унии». Было много оскорблений. В 1470 году, прожив два года и шесть месяцев, отец Иоанн вынужден был удалиться из Дерпта вместе с женой Марией и детьми под защиту Пскова. Именно тогда, по преданию, одел он под рясу кольчатый панцирь. В Пскове, где «пробыл мало времени», он служил священником в Соборе Живоначальной Троицы.

Вскоре пришла весть из Дерпта о мученической кончине пресвитера Исидора в числе прочих 72 лиц его паствы.

Отец Иоанн очень скорбел о том, что покинул пресвитера Исидора, и решил обречь себя «на страдания пустынной жизни». Когда Иоанн, как говорит предание, «на торгу в воскресный день услышал о старце и пещере при потоке Каменце», то сразу решил поехать туда. Пришедши туда, он начал копать, вместе с матушкой Марией, в горе церковь за «Богом зданною пещерою к западу» . Рано-рано, еще до восхода солнца поднимался отец Иоанн, совершал коленопреклоненную молитву, прося у Господа благословения на великий свой подвиг. «Да будет воля Твоя на земле, как на небе», — повторял он.

От суровой жизни и тяжелых трудов жена отца Иоанна Мария заболела, приняла монашеский постриг, «и наречено бысть имя ей Васса, в том образе и преставися». После того как преставилась ко Господу его сподвижница, при ее похоронах было явлено чудо Божие — ее гроб дважды оказывался извлечен из земли после погребения. Потрясенный чудом, и сам Иоанн постригся с именем Иона, и стал подвизаться еще усерднее, искапывая в горе небольшую церковь.

Летом 1473 года

«Во время же благочестивого князя Ивана Васильевича иеромонах Иона закончил свой труд, — ископа малую церковь в горе и постави келии на столбах, прямо церкви Печерныя».
Озаренный радостью, он поспешил во Псков к священникам Троицкой церкви, друзьям, прося освятить храм, но они отказали, говоря что «Церковь в горе эта необычная и необыкновенная по своему устройству». Иона заплакал, и пошел дальше в Новгород. Там, «Припаде к ногам Архиепископа Феофила», он просил у него «дабы повеле освятить храм в горе». Архиепископ дал свое благословение, и те же священники псковские в день Успения Божией Матери, 15 августа 1473 года, освятили храм.

Еще в 1471 году в этом святом месте была явлена икона Успения Божией Матери . Во время освящения церкви эта икона явила чудо: прозрела слепая женщина. Это исцеление воодушевило отца Иону, воодушевило оно и земца Ивана Дементьева, который «даде своего имения удел земли ко храму Пречистый Богородицы и на монастырское ограждение по ручей Каменец, с восточныя и южныя стороны на целое поприще (версты)». Тогда, мало-помалу, начали сюда стекаться на жительство иноки и эта обитель, скрывающаяся прежде в глубине земли, с того времени стала процветать.

По повествованию летописца: «И по сем, священноинок Иона, пожив несколько времени в молитвах и трудах, преставился Богу и погребен бысть в той же пещере». Блаженный Иона почил около 1480 года. Когда его переоблачали, то на теле его нашли кольчатый железный панцирь, «и тело под ним было, как изваяно». Когда отец Иона был воином, то он носил этот панцирь, а когда стал иноком, он стал ему как вериги. Этот панцирь повесили над его гробом, но в одно из нападений врагов он был похищен. Гроб же преподобного Ионы был поставлен в «Богом зданной пещере».

В марте 1642 года мощи преподобного Ионы были переложены в новый гроб, который поместили на старое место.

Подвиги, неустанные труды и ревность к Богу, устроение монастыря и ископание Успенского храма явились основанием того, что Православная Церковь причислила его к лику святых угодников Божиих.

Марк Псково-Печерский (XV в.), преподобный. Память 29 марта, в Соборах Псковских и Псково-Печерских святых

Из первых старцев Псково-Печерской обители по имени известен лишь один Марк. О нем свидетельствуется:

«В начале прежде некий старец живяше на потоце Каменце при пещере, егоже неции ловцы видяху у триех камений, лежащих над церковию Пресвятой Богородицы пещерною; но о сем известно не могохом обрести, каков бяше старец, и коего рода, или како и откуду в сие место прииде, и колико время поживе, и како скончася«.
Второй игумен Печерской обители внес имя старца Марка в монастырский синодик. Преподобный игумен Корнилий усомнился в верности этой записи и велел изгладить его имя из синодика. Внезапно он тяжело заболел и получил откровение, что наказан за то, что приказал вычеркнуть имя преподобного Марка из монастырского диптиха. Испросив прощение слезной молитвой у гроба старца Марка, игумен Корнилий восстановил его святое имя. Когда была выкопана пещерная церковь Успения Пресвятой Богородицы и расширены погребальные пещеры, игумен Дорофей нашел гроб преподобного Марка истлевшим, а мощи и одежду невредимыми.

Мульткалендарь 11 апреля: Преподобные Марк, Иона и Васса Псково-Печерские. Свт. Марк Арефусийский, епископ, исповедник.

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Анна. »» | 11.04.2015 10:42
  
2
Ирмосы Великой Субботы

Хор Сретенского монастыря


Канон, глас 6. Песнь 1
Ирмос:
Волною морскою / Скрывшаго древле, / гонителя мучителя, под землею скрыша / спасенных отроцы; / но мы, яко отроковицы, / Господеви поим, / славно бо прославися.

Песнь 3.
Ирмос:
Тебе, на водах / повесившаго / всю землю неодержимо, / тварь видевши / на лобнем висима, / ужасом многим содрогашеся, / несть свят, / разве Тебе Господи, взывающи.

Песнь 4.
Ирмос:
На Кресте Твое / Божественное истощание / провидя Аввакум, / ужасся, вопияше: / Ты сильных пресекл еси / державу Блаже, / приобщаяся сущим во аде, яко Всесилен.

Песнь 5.
Ирмос:
Богоявления Твоего Христе, / к нам милостивно бывшаго, / Исаия Свет видев Невечерний, / из нощи утреневав взываше: / воскреснут мертвии, / и востанут сущии во гробех, / и вси земнороднии возрадуются.

Песнь 6.
{Σ} Ирмос:
Ят бысть, / но не удержан в персех китовых Иона: / Твой бо образ нося, / Страдавшаго, и погребению давшагося, / яко от чертога от зверя изыде. / Приглашаше же кустодии, / хранящии суетная и ложная, / милость сию оставили есте.

Песнь 7.
{Α} Ирмос:
Неизреченное чудо, / в пещи избавивый / преподобныя отроки из пламене, / во гробе мертв / бездыханен полагается, / во спасение нас поющих: / Избавителю Боже, / благословен еси.

Песнь 8.
{Ε} Ирмос:
Ужаснися бояйся небо, / и да подвижатся основания земли: / се бо в мертвецех вменяется в вышних Живый, / и во гроб мал странноприемлется. / Егоже отроцы благословите, / священницы воспойте, / людие превозносите во вся веки.

Песнь 9.
{Μ} Ирмос:
Не рыдай Мене Мати, / зрящи во гробе, / Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: / востану бо и прославлюся, / и вознесу со славою, непрестанно яко Бог, / верою и любовию Тя величающия.

http://azbyka.ru/bogosluzhenie/triod_postnaya/post7sb_pln.shtml
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites