Причастие без исповеди - возвращение к апостолам или уход в протестантизм?

Документ "Об участии верных в Евхаристии" принят, но все остались при своем мнении. Самое странное в этой дискуссии, было очень слышно порой надрывное мнение мирян в вопросах, которые по сути, не в их компетенции. Разве может мирянин знать духовное состояние большей части прихожан нашей Церкви? А, может мирянин больше наблюдает жизнь тех, кто периодически приступает ко Причастию? Каждый должен заниматься своим делом. Мне же не приходит в голову поправлять партитуру профессиональному музыканту, если я не музыкант, а священник! Кто-то заваливал интернет примером Греции, забывая, что там не было периода атеизма, как у нас. Да, и с какой стати, нам все брать от греков?! Например, непокрытые головы женщин в храмах или сидение на богослужении, это что пример благочестия и аскетизма? На самом деле, как лично мне кажется, Причастие еженедельно и Причастие без Исповеди – это из строя обновленческих стремлений, типа русификации богослужения и упрощения постов. Ведь протестанты именно этим путем то и шли к своим нынешним посиделкам с соком и хлебушком, потеряв в итоге вообще таинства Исповеди и Причастия. Во всем должно быть рассуждение не на голых цитатах, как это порой делают. Приводят к примеру св.Феофана Затворника или Иоанна Кроншадтсткого о призыве к частому причастию, забывая в какое время они это говорили, во время, когда причащались лишь раз в год! Но, мы то, слава Богу, в приходской жизни давно это пережили. Давайте послушаем мнение священника иеромонаха Игоря (Васильева) на эту злободневную тему церковной жизни.

«Мне бы хотелось, чтобы говорили не мы, а святые отцы»

Иеромонах Игорь (Васильев), настоятель храма святого великомученика Георгия Победоносца, г. Тырныауз, Кабардино-Балкарская республика:

– Святые Тайны – это «трапеза орлов, а не галок. Достойно причащающиеся ныне сретят тогда (Господа) грядущего с небес; а (причащающиеся) недостойно подвергнутся погибели» (Святитель Иоанн Златоуст. 24-я беседа на Первое послание к коринфянам).

Мне бы хотелось, чтобы больше говорили не мы – современные «ревнители благочестия», – а святые отцы. А мы бы просто ставили акценты. Весь святоотеческий опыт свидетельствует: если человек живет правильной духовной жизнью, то это ведет его к смиренномудрию. К тому, что он не доверяет самому себе, видит себя всё более и более грешным, всё больше погружается в покаянное деланье, венцом которого как раз и является как можно более частое участие в таинстве исповеди.

К сожалению, бывает так, что в дискуссиях и комментариях люди вырывают цитаты из творений святых отцов и трактуют их по-своему, – что не свойственно Православию. Для того, чтобы понять, что хотят сказать святые отцы, следует читать их творения целиком – или, как минимум, отдельные беседы или поучения. Например, утверждая, что можно причащаться без исповеди, обязательного исполнения молитвенного правила и как можно чаще, большинство носителей современных воззрений ссылаются на святителя Иоанна Златоуста. Другие же сетуют: «Священник выступает не в качестве вдохновителя к общению со Христом, а в качестве ограничителя или предохранителя, чтобы это общение не происходило там, где оно не должно происходить. Насколько это соответствует православной традиции или нет, ответ, скорее всего, вы знаете сами» (протоиерей Павел Великанов); «когда пытаюсь уговорить своих прихожан не исповедоваться перед каждым причастием, то вижу в их глазах страх: а вдруг чего не так?» (протоиерей Алексий Уминский).

А вот чему научает нас учитель Вселенной святитель Иоанн Златоуст:

«Это говорю вам, которые приобщаетесь, и вам, которые служите. Нужно побеседовать и с вами, чтобы вы со многим тщанием разделяли эти дары. Не малое наказание ожидает вас, если вы, признавши кого-либо нечестивым, позволите причаститься этой трапезы. Кровь Его взыщется от рук ваших. Хотя бы кто был полководец, хотя бы высший начальник, хотя бы сам царь, носящий диадему, но если приступает недостойно, то запрети ему: ты имеешь больше власти, нежели он. Если бы тебе поручено было сохранять в чистоте источник воды для стада и ты увидел овцу, имеющую на устах много грязи, то не позволил бы ей наклониться и возмутить источник. Но теперь вручен тебе источник не воды, а Крови и Духа, и ты, видя некоторых имеющих грех, который хуже земли и грязи, и приступающих к этому Источнику, не вознегодуешь, не воспрепятствуешь? Какое ты можешь получить прощение? Для того Бог удостоил вас этой чести, чтобы вы разбирали такие дела. В этом состоит ваше достоинство, ваша важность, ваш венец, а не в том, чтобы вы облекались в белую и блистательную одежду. Но как, скажешь, я могу знать того и другого? Я говорю не о неизвестных, но о известных людях. Скажу нечто более страшное: не столько опасно приступать к этому таинству бесноватым, сколько тем, которые, как говорит Павел, попирают Христа, Кровь Завета не почитают за святыню и ругаются над благодатию Духа (Евр. 10: 29). Приступающий во грехах хуже бесноватого. Последний не наказывается, потому что он беснуется; а приступающий недостойно предается вечному мучению. Итак, будем удалять не только бесноватых, но и всех, которых увидели бы недостойно приступающими. Никто не должен приобщаться, если он не из числа учеников Христовых. Никто не должен принимать Дары, подобно Иуде, чтобы не потерпеть участь Иуды. Это собрание верующих есть также Тело Христово. Поэтому ты, служитель Таинств, смотри, чтобы тебе не раздражить Владыку, если не будешь очищать это Тело, смотри, чтобы не дать меча вместо пищи. Но хотя бы кто и по неразумию пришел для причащения, воспрети ему – не бойся. Бойся Бога, а не человека. Если будешь бояться человека, то от Бога будешь уничижен; а если будешь бояться Бога, то и от людей почитаем. Если ты сам не смеешь, то приведи ко мне: я не позволю этой дерзости. Скорее предам душу свою, нежели причащу Крови Господней недостойного; скорее пролью собственную кровь, нежели причащу столь страшной Крови того, кого не должно. Если же кто после многих испытаний не найдет недостойного, то не будет виновен. Это сказано мною об известных людях. Если мы исправим этих, то Бог и неизвестных скоро соделает нам известными. Если же мы оставим без внимания известных нам, то для чего Ему делать других нам известными? Это говорю я не для того, чтобы мы только удаляли и отсекали, но для того, чтобы мы исправляли и возвращали их, чтобы имели попечение о них. Таким образом мы и Бога умилостивим, и найдем много достойных причастников, и получим за свое старание и попечение о других великую награду, которой да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь»

(Святитель Иоанн Златоуст. 82-я беседа на Евангелие от Матфея).


«Если же кто после многих испытаний» – что же это за испытания, как не тайная исповедь?

Господь ждет от нас посильного подвига – покаяния, молитвы, поста, – чтобы мы могли хотя бы немного приблизиться к тому, что мы называем сокрушением сердца, которое Бог не уничижит, нищетой духа, которая вводит в Царствие Небесное, смирением. И когда мы потрудимся, Господь наш, любящий Отец, подаст принявшим Божественных, святых, пречистых, безсмертных, небесных и животворящих, страшных Христовых Таин благодать Святого Духа.

По слову святителя Иоанна Златоуста, в таком соработничестве Бога и человека и совершается спасение:

«…Мы научаемся той великой истине, что недостаточно бывает собственного старания человека, если он не получит высшей помощи; и наоборот, что мы не получим никакой пользы от высшей помощи, если не будет у нас собственного старания. То и другое доказывают Иуда и Петр. Первый, получивши много помощи, не получил никакой пользы, потому что не захотел и не приложил собственного старания; а последний и при собственном старании пал, потому что не получил никакой помощи. Добродетель слагается из этих двух принадлежностей. Поэтому я умоляю, чтобы вы, предоставляя всё на волю Божию, не предавались усыплению и чтобы при собственном старании не думали, что вы всё совершаете собственными трудами»

(Святитель Иоанн Златоуст. 82-я беседа на Евангелие от Матфея).


Великая радость – чаще приобщаться Святых Христовых Таин, но подходить к Чаше нужно со страхом Божиим. Если будем причащаться со страхом, то можем соединяться со Христом хоть каждую неделю, а то и чаще, но упразднять обязательную исповедь нельзя – это древняя традиция. И то, что в Русской Церкви до сегодняшнего дня сохраняется этот богоугодный порядок, – великая милость Божия. Это наше богатство. Наше сокровище.

Многие думают, что Причастие стало обязательно предваряться исповедью в Русской Церкви только в Синодальный период. Но так ли это? Давайте обратимся к известному труду профессора Московского университета и Московской духовной академии, литургиста, канониста и церковного историка Александра Ивановича Алмазова. В своей докторской диссертации «Тайная исповедь в Православной Восточной Церкви» он пишет:

«Не подлежит сомнению, что по воззрению древней (II–III вв.) Церкви требовалось если не перед каждым причащением, то вообще возможно частая исповедь… это была исповедь частная, то есть аналогичная тайной в собственном смысле».

Публично же исповедовались только тяжкие грехи, а частная исповедь «вне всякого сомнения, имела своим объектом грехи только незначительные, неизбежные в будничной жизни человека, в силу его греховной природы… такие, по-видимому, незначительные грехопадения должны были подлежать исповеди и в практике Древней Церкви – о том ясно говорят: требование Тертуллиана исповедовать не только преступные деяния, но и преступные помыслы и указание Оригена на психическую основу исповеди вообще всякого греха» (Гл. 1: Краткий очерк внешней исторической судьбы исповеди в Древней Восточной Церкви. I–IX вв.).


Очень хочется, чтобы как можно больше людей прочитало это замечательное, глубокое исследование профессора Алмазова. Уже одно это чтение многим могло бы помочь. Не Русскую Церковь нужно упрекать в отступлении от древней традиции.– глубокого покаянного деланья, и в том числе обязательной исповеди перед причащением, а скорее те Поместные Церкви, которые, вслед за переходом на новый стиль, впитали в себя и другие веяния меняющегося времени. Эти отступления пытаются навязать и нам. Непримиримую борьбу со грехами, страстями через покаяние, через частую исповедь, стремление к святости некоторые священники называют болезненным состоянием. Вот какие воззрения имеет уважаемый современный кандидат богословия: «...покаяние не может происходить по расписанию, оно не может быть постоянным. Человек должен быть психически больным, хроническим шизофреником, чтобы, с одной стороны, себя разрушать, понимая, что он себя разрушает, а с другой стороны, постоянно таким образом себя как бы исцелять. В Церкви и сумасшедших, конечно, лечат, но для этого есть и специализированные учреждения».

Почитаем же, что говорит на ту же тему преподобный Симеон Новый Богослов. За всю историю христианская Церковь назвала всего трех великих подвижников духа богословами.
«К причащающимся Божественных Таин. И кто причащается недостойно.
Как если бы какой человек благородный и богатый, оставя протертую и обычную дорогу и уклонясь к местности пустынной и труднопроходимой, попал в руки разбойников, которые, схватив его, сняли с него хорошие одеяния, какие носил он, и одели его в рубища, пропитанные кровию и всякими нечистотами, и затем, оставя его с собою, заставили и его вместе с собою объедаться, напиваться и делать срамные дела, а также и разбойничать, как они, и он находил бы удовольствие в многоядении, что ни попадется, в многопитии и нечистых делах, а со временем, привыкши к их разбойническим обычаям, совсем остался у них, забыв и все родство свое, и прежнюю благородную и честную жизнь, по той причине, что совсем охладела в нем любовь, какую имел прежде, к честным и благочестивым нравам и обычаям, – то же самое и еще худшее страждет и христианин, который, оставя путь, коим подобает шествовать христианам, уклоняется на распутия диавольские, когда то есть он, скажем к примеру, оставя честную и трудолюбную жизнь, чтоб жить своим и довольствоваться немногим, возлюбит жизнь с мирскими утехами и для того начнет употреблять неправду, обиду и хищение, а потом дойдет и до нечистых и срамных дел блудных. Не очевидно ли, что такой впал в руки демонов и обнажен ими от благодати святого Крещения?
Явным же признаком того, что он обнажен от благодати святого Крещения служит его собственное признание, что никак не может пресечь и отсечь срамной похотливости своей и не может воздержаться, чтоб не удовлетворять ее срамными делами. И сколько у нас таких несчастных, которые тем несчастнее, что не сознают и не чувствуют своего бедственного положения?! А между тем видим, что некоторые из них доходят до такого безумия, что дерзают причащаться пречистого Тела и бесценной Крови Христовых. Какое бесстыдство и самозабвение! Горе священнику, который преподает таковому Божественные Тайны, горе и ему, причащающемуся их. Горе причащающемуся, потому что, причащаясь после срамных дел, не очищенных покаянием и епитимиями, он все больше и больше подпадает власти диавола, а наконец и совсем им завладевается; и Бог совершенно оставляет такого за его срамность и нечистоту, и особенно за его бесстыдство и дерзость, как пишет Святое Евангелие об Иуде, что как только причастился он поданного ему Христом Господом хлеба, сей божественной вечери, тотчас по хлебе вниде в онь сатана (Ин. 13: 27). Горе священнику, причащающему его, что удостоивает причастия недостойного и преподает пречистое Тело и честную Кровь Христа Спасителя тому, кто недостоин даже преступать порога храма Божия, с кем запрещено вместе вкушать и простую пищу всякому христианину, как законоположил святой апостол Павел, говоря: аще некий брат именуем будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, или пияница, или хищник, с таковым ниже ясти (1 Кор. 5: 11). Видишь, что поистине даже не брат христианам такой человек, а только именуется так.
Преподающий такому Тайны праведно подлежит осуждению и за то, что чрез это он человека, грешащего по уклонению от правого помысла и по легкомысленной небрежности, делает совершенным врагом Богу.
Священник или духовный отец не должен преподавать такому Тайны, но должен подвигнуть его на покаяние словами кроткими и умилительными, помянув ему о тех страшных муках адских, которые непременно имеют испытать грешники; должен вразумить его и поруководить, как слепого, и попечалиться о нем, как бы о вышедшем из ума и страждущем от искушения и насилия диавольского, и помолиться Господу, да отверзет слух души его и поможет ему хоть немного прийти в чувство и познать нечестие свое, и опять чрез покаяние возвратиться в среду верных, потому что такой есть неверный нечестивец. Если б имел он благоговение и веру ко Христу и исповедал сердцем, что Он есть Бог, не хотяй беззакония, к Коему не преселится лукавнуяй, ниже пребудут беззаконницы пред очима Его (Пс. 5: 5–6), то убоялся бы и поостерегся с таким легкомыслием причащаться Пречистых Тайн Его, чтобы не поразил его за это невидимо меч ангельский.
Много есть таких в мире, которые стыда ради человеческого, чтобы не обнаружилось, что они недостойны, дерзают приступать к Пречистым Тайнам, сознавая, что недостойны; и если бы кто стал удерживать их от такой дерзости, на того серчают и бранят его как человека тяжелого, а в чувство не приходят, не устыждаются и не сознают злоумия своего, но всячески противятся возбраняющим им Святое Причастие и во что бы то ни стало желают причаститься или, лучше сказать, желают ввергнуть себя в конечную пагубу, в безнадежие и Божие отвержение. Следовало бы им послушаться того, кто возбраняет им недостойное причастие, и благодарить его, потому что он избавляет их от величайшей беды, больше которой нет и никогда не было, так как недостойно причащающиеся повинны бывают крови Христа Господа, то есть будут осуждены вместе с Иудою и распинателями Господа. А что может быть хуже и тягчае, как подпасть такому же осуждению, какому подпадут распеншие Господа?
Надлежало бы для такого грешника всем братиям собраться воедино и со слезами молить Бога, да предаст Он его сатане во измождение плоти, да дух спасется в день Господень, как говорит божественный Павел (1 Кор. 5: 5). Предание сатане во измождение плоти между прочим означает и то, чтобы грешник наказан был разными телесными недугами, страданиями, ранами и болезнями неисцельными, дабы уцеломудрился, пришел в чувство и раскаялся и нехотя, будучи вынужден страданиями тела, и чего не хотел сделать, будучи здоров, то сделал от болезни и мучений плоти. Ибо Бог, когда согрешит душа, наказывает тело, чтоб она, пришедши в чувство, покаялась и спаслась. Когда же таковой, покаявшись и исправившись, причастится Святых Таин, тогда святыня Божественного Причащения великую явит в нем силу и власть, сокрушит грех и душу его очистит от склонности и похотения, какие имеет он ко греху. Ибо как невозможно огню и воде вместе находиться в одном и том же сосуде, так невозможно вместе находиться в одном и том же христианине и пречистому Телу Христову, и мерзости греха.
Если любящий грех и недостойно причащающийся Пречистых Таин Тела и Крови Спасителя не подвергается тотчас вразумительным мучениям, то всячески не избежит вечных мучений там, где червь неусыпающий и огонь неугасающий. Итак, если таковый не боится вечного жжения и нестерпимых мук вместе с диаволом во веки веков, то пусть бесстрашно причащается. Если же боится, то лучше для него, воздержавшись некоторое время от причащения Пречистых Таин, покаяться, поплакать пред Богом, потрудиться по силе своей над изменением произволения своего и пресечь злой навык свой греховный и тогда уже причаститься, без опасности для души своей, – и ижденется из него сатана, который, живя в нем, насильственно подвигал его на распутство и всякую нечистоту. Ибо любящий срамные и безместные дела, любит их не сам от себя, но по действу сатаны, который прельщает сначала, отворив ему только дверь сладострастного стремления, чтоб он вложил туда лишь голову свою, то есть положил только начало греху, но потом мало-помалу с укреплением навыка греховного и весь входит он в него, завладевает всеми силами души, почивает в сердце его, как на одре, и действом своим возжигает в нем любовь к срамным делам, чтоб он предавался им с услаждением, подобно тому как бесноватые нередко едят кал свой с удовольствием и наслаждением. Это следует поиметь в мысли тому, кто по великому человеколюбию Божию, действом присещения Божия, получает некоторый отдых от сатанинских на грех влечений, чтобы прийти в себя и прибегнуть ко Христу, Который один силен и демонов изгнать, и всякую болезнь душевную и телесную уврачевать.
Подобает нам знать, что есть пять классов людей, которым воспрещается от святых отцов приступать ко Святому Причастию: первый – оглашенные, как еще некрещеные; второй – крещеные, но возлюбившие срамные и неправедные дела, как отступники от святой жизни, для коей крещены, как-то: блудники, убийцы, лихоимцы, хищники, обидчики, гордецы, завистники, злопамятливые, которые все, будучи таковыми, не чувствуют, что суть враги Богу и находятся в бедственном положении, почему не сокрушаются, не плачут о грехах своих и не каются; третий – бесноватые, если они хулят и поносят божественное таинство сие; четвертый – те, которые пришли в чувство и раскаялись, прекратили греховные дела свои и исповедались, но несут наложенную на них епитимию стоять вне церкви определенное время; и пятый – те, у которых еще не созрел плод покаяния, то есть которые не дошли еще до решимости посвятить Богу всю жизнь свою и жить прочее во Христе жизнию чистою и безукоризненною. Эти пять классов очевидно недостойны Святого Причастия. Достоин же причаститься Пречистых Таин тот, кто чист и непричастен грехов, о коих мы сказали. Но когда кто-либо из таких достойных осквернится каким-либо осквернением как человек, тогда, конечно, и он недостойно причастится, если не отмоет покаянием того, чем осквернился. Таким образом, и тот есть ядый и пияй недостойне, кто, будучи достоин, не приступил достойно ко Святым Тайнам. Буди же нам достойными быть и достойно причащаться Пречистых Таин, о Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава в бесконечные веки веков. Аминь».

(Преподобный Симеон Новый Богослов. Слово 33)


Если мы будем всеми силами, всеми начинаниями, всеми своими устремлениями, делами, всем своим естеством молитвенно, в посильном подвиге учиться жить с Богом, вместе с Ним преодолевая свое безобразие, то у нас не будет возникать вопросов, как часто нам исповедоваться, как часто причащаться святых Тела и Крови, – без Христа, как без воздуха, верному христианину жить невозможно.

«Будем же приступать с трепетом, благодарить, припадать, исповедуя грехи свои, воссылать к Богу усердные молитвы и, таким образом очищая себя, тихо и с надлежащим благочинием будем подходить, как приближаясь к Царю Небесному; приняв же непорочную и святую Жертву, будем лобызать ее, обнимать ее глазами, согревать свою душу, чтобы приобщение не послужило к суду или к осуждению нашему, но к целомудрию души, к любви, к добродетели, к примирению с Богом, к прочному миру и приобретению бесчисленных благ, дабы нам и себя освятить, и ближним доставить назидание»

(Святитель Иоанн Златоуст. Таинство Чаши Христовой).

Материал подготовила Анастасия Рахлина сайт:
http://www.pravoslavie.ru/put/

Комментарии (7)

Всего: 7 комментариев
#1 | Любовь »» | 23.03.2015 01:09
  
1
#2 | петр »» | 24.03.2015 08:49
  
1
душа согрелась.
  
0
Рассмотрим Богом данное Таинство Исповеди:
На сем Таинстве, кающийся Христианин, подпавший за некие поступки под отлучение от Церкви, и пребывающий вне Церкви и вне Главы Ея – Бога, и посему уже не могущий самостоятельно вернуться в лоно Церкви – привиться к «Лозе Истинной» - Христу, за покаяние паки примиряется Богу и Церкви Его прилепляется; паки приживляется сия веточка к «Лозе» - ко Христу:
«Аз есмь Лоза Истинная, и Отец Мой Делатель есть …вы же рождие.» Иоанн 15.1-5За какие такие «некие поступки» - грехи, Христианин отлучается от Церкви? За те, которыя означены Духом Святым в Апостольских и Святых Семи Вселенских Соборов Правилах. Но не как за все подряд грехи. Сам Бог объявил Духом Святым, какие поступки – грехи творятся человеком уже удалившимся из Церкви Христовой: за нахождение на Литургии без Причащения - Ап. Пр.№№ 8и9…за молитвы с еретиками – Ап.пр.№45…за пост в субботу и воскресение – Ап.пр.№64…и прочие…за молитву с отлученными сими Правилами – АП.пр.№10

А как часто можно делать то что запрещено Богом, и что делается не в силу немощи либо злого навыка, но с понуждением и расчетом? Сколько можно по расчету методично предавать Любовь Христову, а после лицемерно по расчету в том каяться и просить паки присоединить к Церкви Божией? По сему то Святыми отцами участие в Таинстве Исповеди ограничено двумя в жизни – «три не полезно и безсмыслено»
Вот что о том пишет известный настоятель подворья монастыря, сотрудник центра духовного развития детей и молодежи при Свято Даниловском монастыре г.Москвы, игумен Петр Мещериков:
«…частая Исповедь. Этого практически в истории ни когда не было. Человек не может часто исповедоваться, потому что если он живет нормальной церковной жизнью, то частая исповедь не может быть той Исповедью, Которая называется вторым крещением. Не может быть соединения с Церковью, если человек не отделялся от Церкви. Сам смысл этого Таинства меняется, и возникает путаница.
Наполнит эту частую исповедь содержанием можно только в том случае если заменить Ее откровением помыслов, которое имело место в древних монастырях и принималось как норма. Тогда это НЕ БЫЛО ИСПОВЕДЬЮ, помыслы принимал авва, который часто не имел священного сана. Это ни как не было связано с Причастием и НЕ НАЗЫВАЛОСЬ ТАИНСТВОМ. Это был воспитательный момент, момент духовного роста.
СЕЙЧАС НЕЧТО ПОДОБНОЕ ПРИВНЕСЕНО В ТАИНСТВО ИСПОВЕДИ, и часто дает сомнительные результаты» - из книги «Чашу Жизни вкусите» с.83-84.
#4 | С. Страник »» | 24.03.2015 13:05 | ответ на: #3 ( Игорь Северянин ) »»
  
1
Иоанн Предтеча вышел на проповедь со словами: покайтесь, ибо приблизилось Царство небесное! Тоже сказал Господь. Рассуждения о старцах и помыслах, это хорошо. Но, надо жить действительностью приходской жизни, людям надо в большинстве учиться каяться, единицы это умеют. Какое там еженедельное Причастие, когда трое из десяти хоть что-то знают о этом таинстве. Апостольские правила запрещают ходить в баню с иудеями, и что, это выполнимо! Речь мы ведем о необязательной Исповеди перед Причастием, читаем святых отцов, конкретно об этом, можно ещё послушать проф. Осипова или о.Смирнова, все мы стоим на позиции не согласной с теми, кто хочет превратить Причастие в обыденное вкушение. Если есть цитаты святых отцов Церкви об обратном, пишите, почитаем их. А мнения современных отцов, это и есть мнения!
#5 | Игорь Северянин »» | 24.03.2015 14:11 | ответ на: #4 ( С. Страник ) »»
  
-1
Таинство Исповеди совершается над теми, кто отпал от Церкви Христовой. Таинства покаяния нет. Есть просто покаяние. Настаивая на том, что перед Причастием требуется проводить в обязательном порядке Таинство Исповеди, то тем самым умаляете именно Причастие, и представляете Его несамостоятельным, поскольку объявляете о том, что Оное (Причастие) не может совершиться без дополнительно Таинства.
Если уж и говорить о подготовке к Причастию, то в данном случае надобно говорить не о необходимости Исповеди перед Причастием, а о сердечном покаянии объявляя священнику свои грехи.
На то и есть ТАИНСТВО Исповеди, что бы отпавший от церковного общения мог исповедать это священнику перед началом Литургии, да бы не совершить кощунство - Причастится будучи отлученным.
А то, что трое из десяти знают что есть Причастие, то это проблема духовных наставников и священников, которые мало того, что не научают тому, что обязательно надобно изучать и исследовать Святое Писание и Предание церковное, так ещё порой сами отвращают от понимания прихожан, когда особо желающим познать учение Господне говорят, что сие дело опасное и простому прихожанину недопустимое.
Кроме того, практика проведения Таинства Исповеди в момент совершения Литургии порочна поскольку нарушает Апостольское правило №9 Всех верных, входящих в церковь, и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, как безчиние в церкви производящих, отлучать подобает от общения церковного.
#6 | С. Страник »» | 24.03.2015 15:35 | ответ на: #5 ( Игорь Северянин ) »»
  
1
Дорогой Игорь! Не нужно научать тех, кого давно в семинарии научали и жизнь приходская тоже не мало научала. Никто во время литургии не требует исповедовать, не приписывайте нам того, чего мы не желаем. Исповедь может совершаться вечером или даже за несколько дней до принятия Причастия. Я просил ссылки святых отцов о запрете исповеди перед причастием, или об отстранении священника в решении допущения мирян ко причастию. Если таковых ссылок нет, то все остальное лирика!
#7 | Игорь Северянин »» | 24.03.2015 16:49 | ответ на: #6 ( С. Страник ) »»
  
0
К сожалению, практика принятия Исповеди в момент совершения Литургии имеет место быть. Я не имел ввиду лично вас о. Олег, или ваш приход, а всего лишь высказал собственное наблюдение данной ситуации в наших местных храмах. :-(
Запрета на Исповедь нет, как ровно нет и указания о том, что бы проводить её в обязательном порядке перед Литургией. Однако смысл моего сообщения вероятно был высказан мною не совсем точно, потому и возникли некоторые недопонимания между нами. О чём сожалею. Что бы исправить данное недоразумение попробую объяснить немного в другом ключе.

Таинство Исповеди необходимо для того, что бы помочь отпавшему от Церкви человеку вернуться обратно. Потому как без таинства такое возвращение невозможно. Здесь надеюсь у нас с вами разногласий нет?
Так же, на Исповеди прихожанин перед священником ИСПОВЕДУЕТ то, как он верует. В каких случаях такое необходимо? Как раз тогда, когда прихожанин пришёл на Литургию. Например: я будучи в отпуске в другом городе зашёл в храм что бы участвовать в Евхаристии. Каким образом мне объявить священнику, что я есть действительно верующий христианин, который правильно исповедует веру и не имеет при этом отлучения от цековного общения? Конечно на Исповеди.
Грехи, которые не в смерть, на Исповеди не прощаются хотя вы и можете их объявить священнику. Однако прощаются они (грехи которые не в смерть) только через покаяние. И другого варианта или способа нет. Более того, покаяние есть дело всей жизни христианина и потому должно быть непрестанным. Надеюсь здесь тоже у нас разногласий нет.

Теперь вернёмся к Исповеди. Представьте, что некто каждую неделю приходит в храм на Литургию и каждую неделю ему требуется Таинство Исповеди в силу того, что он каждую неделю согрешает грехами в смерть и тем самым отлучается от церковного общения. Что вы скажете такому человеку?
Вот потому и сказано ... как часто можно делать то что запрещено Богом, и что делается не в силу немощи либо злого навыка, но с понуждением и расчетом... ...По сему то Святыми отцами участие в Таинстве Исповеди ограничено двумя в жизни – «три не полезно и безсмыслено»...

Сейчас вот ещё раз перечитал саму статьи и подумалось, по сути вся проблема в том, что покаянную беседу со священником, или с духовником называют исповедью. И в этом то и кроется проблема. Дело в том, что есть Таинство Исповеди, с разрешительной молитвой. А тот момент, когда кающийся прихожанин рассказывает о своих грехах, сомнениях, помыслах и пр., так же называют исповедью. Потому и возникает такая путаница. В последнем варианте не священник отпускает грехи, но Господь. И только тогда когда покаяние искреннее, а не потому, что рассказал священнику. Потому и нет надобности, во втором случае, возвращать "овечку" в стадо Божее, поскольку не было отлучения.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites