Убрать ценник : интервью со священником в храме у которого почти все бесплатно


Протоиерей Михаил Варахоба |
На Украине, в Хмельницкой области протоиерей Михаил Варахоба решил, что бесплатными для прихожан будут не только свечи, но и таинства.


– Отче, что вы думаете о коммерческой составляющей в Церкви? Говорят, у вас в храме ничего не продается?

– Да, у нас, во-первых, все требы бесплатные. А что еще человеку нужно, когда он заходит в храм, чтобы помолиться? Свечи. Их тоже у нас берут во славу Божию. Правда, было у нас и такое, что люди вынесли из храма за две недели годовой запас свечей. Готовились к концу света, который объявляли по календарю Майя. Дорогие вещи, иконы, например, мы не можем просто так отдать, поэтому обмениваем у людей на их деньги. Но я всегда на этом настаивал, где бы ни служил: у нас не было ценников в церковной лавке. Здесь, в Виньковцах, решил пойти ещё дальше – не устанавливать цен на венчание, крещение и так далее. Не все меня поддержали вначале. После моего такого благословения матушка с кассиром предо мной так встали, сложив руки крест-накрест, и говорят: «А что это вы, батюшка, такое придумали?». В этот же день первые крестины. Из одного дома две семьи одновременно решили окрестить детей. Все люди небедные, родители, правда, не церковные, а крестные – воцерковленные, несколько дней как вернулись из Иерусалима. После обряда подходит представитель семьи ко мне и спрашивает, мол, что с них. «Если хотите пожертвовать что-то, ваше дело, – говорю им. – Но мы решили не устанавливать плату за таинства». Идут они к кассиру, она то же самое озвучила, вот они и пожертвовали 20 гривен, даже стоимость крестиков не оплатили. Говорю матушке: «Это ничего. Господь милостив, все, что нам нужно, даст». Выходим из храма, навстречу бежит девушка, ее отца (местного бизнесмена) забрали в реанимацию, просит помолиться. Пошли мы вместе с нею обратно в церковь, встали на колени, молимся. А в это время матушка с кассиром ждут в притворе. Переоблачившись, выхожу к ним из алтаря, а они головы опустили. Спрашиваю, что за горе у них за это время приключилось? А они и отвечают озадачено так: «За тяжело болящего отца дочь пожертвовала десять тысяч». Ну вот, это ж за сколько крестин она «заплатила»? Со временем мы поняли, что так и надо. Надо убрать ценники. Бог никогда не допустит того, чтобы Его Дом был не обустроенным. Действительно, бывает так, что девять людей не пожертвуют ничего, а десятый придет и все покроет своим жертвоприношением. Но для этого нужно, чтобы священноначалие, клир, хористы, кассиры сами были бессребрениками, не гонялись за деньгами, а старались людям, которые приходят в храм, помогать молиться – каждый на своем месте.
Протоиерей Михаил Варахоба. Фото: журнал «Направо»

У вас, наверное, приход богатый, если с таким подходом вы смогли отстроить храм, организовать духовно-просветительский центр, а теперь трехэтажный дом для сирот заканчиваете обустраивать?

– Семь лет назад меня в Виньковцы перевели благочинным района. Когда мы сюда приехали, то получили в наследство только долги и недостроенный храм. На прошлом месте служения, в селе Дашковцы Хмельницкого района оставили храм, который построили, сплоченную общину. А здесь нам пришлось в наши-то 50 лет начинать все с начала. Матушка очень переживала, но мы решили, что нужно искренне молиться, и Господь поможет. На молитву ездили в Почаев, возили туда людей. За одно лето на своем стареньком бусе совершили 27 поездок. Деньги у паломников брали только на бензин, при этом, с Божьей помощью, удалось за три месяца собрать 3500 долларов. Вот и начали восстанавливать храм. Когда местные чиновники узнали, что мы собираем деньги на строительство храма, предложили помощь. «Батюшка, денег у нас нет. Дадим вам пшеницу», – говорят. «Давайте», – отвечаю. Собрали мы их пожертвования, получилось 20 тонн. После службы делаю объявление в церкви: «Кому нужна пшеница?» – «Батюшка, а почем?», – спрашивают прихожане. – «Да кто сколько пожертвует». Если тогда тонна пшеницы стоила 1000 гривен, то люди жертвовали по 2000 гривен за тонну. Все старались и пшеницы прикупить, и на строительство храма пожертвовать что-то. Мы подготовили храм для богослужений и начали вскоре служить, но он у нас оставался долго не расписанным. Однажды выхожу после службы, смотрю – в храме сидит молодой человек, одет очень просто, подхожу к нему, присаживаюсь. А он мне и говорит: «Батюшка, я хочу с вами поговорить. Меня зовут Рудиянов Корнелий. Сам я с Кубани, художник. А здесь жили мои родители, вот и решил я на их родине расписать храм. Пришел к вам с этим предложением». Мы договорились. Он попросил закупить масляной краски на 20 тысяч гривен и поставить леса, пообещал через два месяца начать роспись. Рассказал я об этом художнике прихожанам. Через некоторое время звонит мне виньковчанин Владимир Ходюк и просит приехать к нему. «Мой отец был художником, после его смерти осталось в подвале пару центнеров масляной краски, – говорит. – Забирайте бесплатно». Этой краски хватило бы расписать весь храм. Но храм остался расписанным только на 80% из-за других причин. Художнику, который ездил к нам с Кубани в течение года, мы оплачивали только дорогу. Вот такая у нас «духовная коммерция» – во всем. Зря говорят, что без денег ничего нельзя сделать. Да, действительно не получится, если их ставить на первое место. А если будем руководствоваться словами «Не нам, не нам, Господи, а имени Твоему », тогда все получится. И еще – не нужно устанавливать слишком высокую планку. Господь Сам знает, сколько кому чего нужно. А если постоянно хотеть большего, начинается торговля с Богом и на Божьем. Я знаю священников, которые перестали быть духовными пастырями, они в церковь ходят на работу. Зашел в храм, надел подрясник, послужил, снял подрясник, вышел в галстуке, аккуратно подстриженный такой, сел в авто и поехал по своим делам. Настоящего духовного окормления для наших людей в это время, к сожалению, очень мало. Я не говорю, что его нет, но эта коммерция очень большой вред приносит. Князь мира сего людей ловит первым делом на желании хорошо жить.

– Как же священнику выжить в современных условиях и не впасть в искушение?

– Во-первых, я порекомендовал бы всем четко помнить, ради чего они идут служить в Церковь. Церковь – не театр, где если нет зрителей, то шоу отменятся. Священник должен служить независимо от внешних причин. Люди придут, если будет богослужение. Своих новых прихожан я часто тестирую вопросом: «Зачем вы приходите в храм?». Что они мне только ни отвечают: и свечку поставить, и помолиться о здоровье, о замужестве, о том и о другом. А вы разве дома не можете этого сделать? Людей нужно учить тому, что мы в Церкви ради Христа. То, что нам дает Господь через наибольшее Таинство, превращение хлеба и вина в Свое Тело и Кровь, не может сравниться с теми копейками, которые мы оставляем в храме. Если священник сможет научить этому людей, все остальное встанет на свои места. Понятие денег будет второстепенным. У тех, кто вечно жалуется на то, что люди в Церковь не ходят и денег не дают, прихожане разбегаются. Так как я благочинный в районе, общаюсь с разными священниками. Доходит иногда до абсурда. Один из них как-то говорит мне: «Я не знаю, где взять денег. Пусть прихожане сами содержат церковь, а я займусь подсобным хозяйством».
Строительство приюта для детей в Виньковцах. Фото: orthodoxy.org.ua

Однажды приехал я в одно село на Усекновение главы Иоанна Предтечи. Подошел к церкви, а она закрыта. Спрашиваю у людей: «Где ваш настоятель?». «Череду пасет», – отвечают. – «Какую череду?», – никак не пойму. – «У него три коровы, а сегодня выпала его очередь пасти стадо», – разъясняют. Вся полнота Церкви молится, а священник в престольный праздник стадо пасет. Что тут скажешь? Это, правда, не в нашей епархии было.Сегодня священнослужителем стать просто, но быть им очень сложно. Надо всю свою жизнь положить на служение Богу и людям. Нет проблем с приходами, прихожанами и финансированием, существует единственная проблема – отсутствие духовности. Каждому из нас нужно прикладывать максимум усилий на своих местах, чтобы объединять людей в праведной вере. Одесский митрополит Агафангел при моем рукоположении во священники сказал так: «Мне все равно, веришь ты в Бога или нет. Сам перед Богом потом ответишь, но ты должен сделать так, чтобы люди поверили в то, что ты веришь в Бога». Покойный Блаженнейший Митрополит Владимир родился на Хмельниччине… Да, его родное село Марковцы находится в ста километрах от нас, в соседнем Летичевском районе. Владыку у нас очень любят. В Хмельницком есть даже учебное заведение имени Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины – Хмельницкий институт Межрегиональной Академии управления персоналом. В духовной среде Митрополит Владимир всегда был бесспорным лидером. Это был архипастырь, благословение которого никогда не обсуждалось, а если обсуждалось, то только в сторону лучшего исполнения. Он никогда не смог бы благословить на неугодное дело, на то, что могло бы противоречить достоинству архиерея, священника или мирянина. У него все было достойно. На строительство приюта для сирот именно Владыка Владимир дал мне благословение.

– Зачем вам приют?

– Однажды мы были в гостях у владыки Лонгина (Жара) в Банченах, который усыновил на сегодняшний день уже более 400 деток. И настолько поразило нас все увиденное, что я понял, к чему стремилась моя душа. Помните из Евангелия о том, как ко Христу пришел юноша и спросил, что ему еще сделать для того, чтобы спастись? Так вот, в Банченах я понял, чего еще не сделал. Мы с членами нашей общины часто ездили по детским домам. Сладости детям возили, разные подарки. Вы знаете, это невозможно выдержать. Однажды подошел ко мне парень, обнял и не отпускает: «Папа, – говорит, – я тебя во сне видел. Ты мой папа…». Просто сердце кровью обливается. Вот мы с матушкой Любовью и решили, что нам нужно обязательно построить такой дом, в котором мы сможем дать детям ту родительскую любовь, которой им так не хватает. А от отца Лонгина я привез простую формулу, которую мы положим в процесс воспитания детей: «Вера, любовь и терпение». Год назад мы начали строить четырехэтажный дом для 30 девочек-сирот. Нашлись добрые люди, которые помогали. Это председатель благотворительного фонда «Майбутнє дітям» Горенюк Александр Иванович и много других. Мы почти его достроили. Правда, теперь, когда изменилась власть, строительство едва не остановилось. Я к новым меценатам с просьбой, а они мне: «Вы – московская Церковь. Мы вам помогать не будем». На этом разговор заканчивался. Ну думаю, все, недостроенным остается приют. Молюсь Богу: «Господи, управь, помоги!». Как-то случайно с одним из руководителей мы оказались в одном благоприятном месте, где завязался у нас разговор. Я ему и объяснил, что нет московской Церкви, у нас Церковь называется Украинская Православная. «Если бы наша Церковь была московской, то после смерти Блаженнейшего Патриарх назначил бы митрополита и все, а наши архиереи сами выбирают предстоятеля УПЦ», – растолковываю ему. И вот мы с ним поговорили, долго так, но он все понял. Строительство продолжается, хвала Богу! И с этой властью Господь управил найти общий язык. Они поняли, что мы благими делами занимаемся, а Церковь вне политики.
Строительство приюта. Фото orthodoxy.org.ua

А вас не пытались использовать в своих целях представители старой или новой власти?

– Нет. Был случай, когда ко мне обратились, чтобы помог на выборах. Я спросил: «Вы меня уважаете?» – «Уважаем». – «А если я буду помогать на выборах вашему конкуренту, вы меня будете уважать?» – «Конечно, батюшка, нет». – «Так же и другие меня уважать перестанут, если я приму чью-то сторону». Я им обычно говорю так: «Ты дай на Божье. Сделай богоугодное доброе дело. Помоги бедному, накорми голодного, одень сироту, проведай заключенного, помоги больному. И тогда Господь поможет в тысячу раз больше, чем я бы помог».

А как вам идея объединения с УПЦ КП и УАПЦ?

– Объединение может быть только на канонической основе. И это должно вызреть. Единая Церковь в Украине, которую признает духовный мир, – это УПЦ. Значит, если другие присоединятся к нам, то их признают тоже. Но этот факт из-за собственных амбиций предпочитают не учитывать в УПЦ КП. Они даже пытаются диктовать свои условия. У нас каждый мирянин понимает, если кто-то учинил раскол – то он раскольник, «блудный сын», который должен вернуться к тем, от кого ушел. Так думают люди, которые ходят в церковь. А те, кто не знает, где в храме двери открываются, могут говорить что угодно.

Выходит, людям нужно иметь определенный запас знаний, живой опыт общения с Богом, чтобы рассуждать на такие темы. Как обстоят дела с образованием?

– У нас в районе в этом плане все хорошо, слава Богу. При храме у нас действует духовно-просветительский центр, в котором учатся детки со всех окрестностей Виньковец – более 80 человек. Во всех школах преподается предмет «Христианская этика», учителя получили второе образование в Национальном университете «Острожская академия». Преподаватели, которые на волонтерских началах учат детей в нашем Центре, преподают христианскую этику в школах, где имеют оплачиваемые часы. У нас даже есть методист по этому предмету – единственный в районном центре Украины. На днях мы закупили для всего района научной и методической литературы на 20 000 гривен. Издательства «киевского патриархата», потому что, к сожалению, в УПЦ не выпускают таких книг. В феврале, по благословению приснопамятного Блаженнейшего митрополита Владимира, я ездил в Москву на встречу с Патриархом Кириллом. Тогда Святейший решил выпустить методическую литературу для преподавания предмета «Христианская этика» на украинском языке для всей УПЦ. К сожалению, в связи с известными событиями, пришлось отложить реализацию задуманного на неопределенный срок.

– О чем вы мечтаете еще?

– Мы хотим купить цветной ризограф (печатный станок), чтобы печатать газету «Православная Виньковеччина» в цвете. Мы ее уже несколько лет выпускаем, материал готовят наши дети и прихожане. Бывает, что в месяц печатаем по 5 тысяч экземпляров, бывает и по 10 тысяч. Распространяем по всему району, конечно же, бесплатно. Развозим по больницам, школам, в Хмельницкий на оптовый рынок передаем, там уже ежемесячно ждут нашу духовную прессу. А еще у меня есть один замысел. Я хочу, чтобы художник написал картину – величественный храм с золотыми куполами и рядом сирота. То, что мы золотим купола, – это надо, но когда рядом стоит сирота, то золотые купола могли бы подождать, можно и под серебряными послужить.

Журнал «Направо»

Комментарии (11)

Всего: 11 комментариев
#1 | Ольга »» | 19.02.2015 21:33
  
19
Молодец Батюшка, ни матушку не боится ни казначея, а только Бога. Вот Он ему и помогает! Спасибо за такой подход к жизни и ее целям! Храни Вас Господь и Матерь Божия!!!
#2 | Ирина »» | 19.02.2015 22:35
  
15
Воистину : "где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного"(Амвросий Оптинский). Помогай Вам Господь, батюшка!
#3 | Наталия »» | 20.02.2015 08:28
  
13
Да благословит вас Господь - все труды ваши!
#4 | Ангелина »» | 20.02.2015 12:19
  
12
В городском посёлке Чисть Молодеченского района Белорусии в Свято-Никольском храме служит Богу о. Алесандр. Там никогда не было цен на требы, таинства - кто сколько пожертвует."Только свечи меняют на деньги". Больше там ничего не продаётся. Зато после литургии в этом храме меня покинула стенокардия. По стёклышку, укреплённому перед крестом голгофским , с внутренней стороны потёки мирро, только там на это чудо никто внимания не обращает .
#5 | Александра З. »» | 20.02.2015 13:40 | ответ на: #4 ( Ангелина ) »»
  
9
Считаю,что в наше смутное ,богоотступническое время,просто необходимо рассказывать людям о таких светильниках Божьих,что бы мы знали ,что в любое время можно оставаться Человеком и быть верными Христовым заповедям,не подпав под влияние духа тщеславия,сребролюбия,уныния.. Такие люди своим жизненным примером и нам не дают пасть духом и еще больше укрепляю в вере. Спаси Вас Господь,Алевтина,что обратили наше внимание еще на одного такого Человека и о чуде которое происходит в вашем храме.Считаю ,что замалчивать такое все равно ,что спрятать светильник,как говорил нам об этом Христос.Думаю многие православные будут благодарны вам если вы подробнее расскажите и об о .Александре и о вашем храме и мироточении пред крестом Голгофским.А если еще и приложите фотографии еще лучше..)А пока предлагаю информацию об о. Александре которую мне удалось найти в интернете.Действительно ,стоящии люди не тщеславны и потому не трубят о себе на весь мир,за них говорят их дела.

ДУХОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Димитрий Артюх
http://www.obitel-minsk.by/_oid100037685.html

Был обычный рабочий день. Я вместе с начальником Минского управления Госпромнадзора Юрием Прохничем и главным государственным инспектором по котлонадзору Василием Хаткевичем посещал котельные. Проезжая поселок Чисть Молодечненского района, Василий Михайлович вдруг говорит: «Здесь в Свято-Никольской церкви настоятелем служит бывший наш сотрудник».

Сказанное меня заинтересовало, захотелось познакомиться с человеком, который изменил свою жизнь, узнать, что стало причиной поступка и естественно написать статью о нашем бывшем инспекторе. Идею поддержал Юрий Прохнич и пообещал в ближайшее время отвезти меня к священнику.

И вот мы снова в Чисти. В кабинете заместителя директора ОАО «Забудова» ждем отца Александра. В церкви в этот день службы нет и батюшка, располагая временем, спокойно рассказывает:

— У меня высшее светское образование инженер-электромеханик, специализация — автоматизация сельскохозяйственных производств. Так получилось, что после окончания университета я с семьей оказался на юге Могилевской области возле Климович. После того, как произошла авария на Чернобыльской АЭС, находиться там с маленьким ребенком было опасно. Мы снова переехали в Минск. После трудных и продолжительных поисков работы моя родительница предложила устроиться в Госгортехнадзор БССР, где трудилась сама. Председателем Комитета в то время был Александр Борисович Зуев. Я оказался на должности инспектора Межобластной инспекции по контролю за предприятиями химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Начальникам инспекции был Николай Иванович Савульчик, инспектора, с которыми я работал, Нели Васильевна Белова, Лариса Васильевна Глеб, Алексей Яковлевич Михайлюк.

В Госгортехнадзоре отец Александр проработал не долго — около двух лет. Это были годы наблюдения за людьми, годы становления личности, накапливания опыта, период активного поиска себя. Посещая предприятия нефтехимической промышленности республики, молодой специалист сталкивался с разными характерами и судьбами, производственными проблемами и несправедливостью, был свидетелем инцидентов и аварий. Жизнь вокруг кипела, а ему чего-то не хватало, казалось, что все не так должно идти, что не тот путь выбрал. И, наверное, увидев эти душевные поиски, обретение веры, Господь привел его на служение.

— Еще со школьной скамьи я стремился к правде. Искал ее во время учебы и первой работы, потом на должности инспектора. Думаю, что такие душевные переживания волновали не только меня. А все потому, что конец 70-х начало 80-х — были годами предельного накопления фальши, лицемерия, неправды. Может быть, оно не бросалось в глаза, ведь внешне все казалось благополучно, а вот внутреннее состояние отдельного человека и общества в целом (это мог быть автобус, в котором ехали пассажиры; очередь, которая стояла за продуктами; рабочий коллектив; кабинет начальника; партсъезд) предвещало взрыв накопившейся негативной энергии. На подсознательном уровне люди стремились к правде, свету, справедливости, но в силу определенных обстоятельств социальных, исторических, политических это не находило выхода. Внутренне мучался народ из-за дефицита правды. Была неудовлетворенность жизнью, где внутреннее шло не просто вразрез с внешним, а изнемогало от давления противоречий.

— Отец Александр, может быть, это происходит и потому, что народ начинает отдаляться от Бога, к земле притягиваться, обращать внимания не на духовное, а на телесное?

— И это может быть. Приведу один пример. Во время учебы в Жировичской духовной семинарии мы много общались с батюшками. Кто-то из Гомельской епархии рассказал следующее: после аварии в Чернобыле владыка Аристарх в одной из проповедей подвел к тому, что в первую очередь причиной катастрофы стал не технический фактор, а грех гордости, самомнения, самоуверенности, соперничества, страсти к превосходству. Если бы сработала духовная «техника безопасности» в сознании, сердце одного-двух человек, которые прямым образам оказались причастными к случившемуся, если бы внутри был нравственный порядок, я думаю, Чернобыля не было бы. Люди, увлекшись земным, забыли о душе, игнорировали зов Церкви идти к Богу. Казалось бы, за веру больше не преследуют, верь, молись, но людям интереснее было то, что под ногами, а не то, что над головой. По воскресным и праздничным дням строились дачи, дома, вскапывались огороды. И тогда Господь через попущение такое страшное напомнил о том, что бессмысленно заниматься исключительно временной материей в ущерб вечной душе. Мысли и сердце должны быть устремлены в Небеса. К сожалению, до сего дня эта наука Создателя принимается не всеми людьми. До сих пор по всему земному шару люди пытаются возводить Вавилонские башни, не обращая внимания на Бога, забывают о тех принципах, которые Он дал, о Его законах, пытаются достичь высот лишь материального благополучия. А рано или поздно сталкиваются с тем, что все земное теряют. Вот скажите, кому сейчас нужны те замки, что строили люди в загрязненной зоне?..

Отец Александр может много задаваться вопросами, бесконечно рассуждать о причине катастрофы 86-го, об опасности «духовного Чернобыля». Он уверен, что тот день (26 апреля) не наказание, а наказ, чтобы человек переосмыслил жизнь и пришел к новому для себя образу мышления. Начиная свой трудовой путь в том регионе, он и сейчас как будто бы там, помогает людям очистить свою душу от черноты. Ведь в поселке Чисть живут в основном переселенцы, которые в большинстве своем, увы, по-прежнему «прикованы» к земле, пекутся о материальных ценностях. Вот ведь парадокс: мы пришли в этот мир, чтобы работать над ним, чтобы Землю, врученную нам Богам, делать лучше, «хранить и возделывать», как сказано в Библии, но когда труд и его результаты становится самоцелью — мы не только забываем Бога, но и свое предназначение. Нельзя ставить труд выше Творца, нужно благодарить Его за то, что Он дает нам возможность работать.

— Духовная безопасность начинается с самого человека, — уверен батюшка. — Каждый, переосмысливая ценности, изменяя свой внутренний мир, помогает себе и другим. И если говорить о Госпромнадзоре, то инспектора осуществляют надзор за тем, что может стать предпосылкой нарушения норм, пытаются помочь человеку изменить свое отношение к безопасности в труде. Правила составляются людьми, люди их принимают, казалось бы, живи и выполняй. Но не все склонны идти по этому пути добросовестно исполнения законов и осознанно или нет, делают выбор в пользу аварий, катастроф, травматизма, смерти. Я не думаю, что человек, который стремиться жить по правде Божией, по заповедям, будет нарушать принятую должностную инструкцию. Я не думаю, что человек, который остерегается даже в мыслях подумать о нарушении шестой заповеди — «Не убий», пойдет на работу пьяным, станет управлять рычагами, нажимать кнопки… Если мы будем осуществлять внутреннее покаяние (в переводе с греческого языка — это перемена, изменение сознания), то внешняя жизнь будет совершенно иной. Правда, человек к этому должен прийти добровольно, не насилуя свою внутреннюю свободу. Это не должна быть механическая прививка «иного» сознания. Покаяние — это не кодирование, это добровольное изменение своего взгляда на себя и мир в контексте нравственных постулатов вечности, данных Богом. Это должно быть личное принятие «инструкции по духовной безопасности». Если бы мы жили по заповедям, нам не нужно было бы принимать законы, скажем, по борьбе с коррупцией, мы бы избежали таких явлений как взятки, пьянство за рулем, распад семей и многих иных. Работа инспектора нужная, она, затрагивая технические вопросы, пытается предотвратить техногенные взрывы, но она не затрагивает (в силу своей специфики) душу и сердце человека, который может где-то схитрить, где-то жить не по правде. Работа эта не учитывает возможность взрыва бессовестного, безнравственного, безбожного отношения к правде — и Божией, и человеческой.

— Может предложить инспекторам не только технический надзор вести, но и душу человека лечить?

— Это было бы хорошо, но я помню насколько сложны вопросы технической проверки. Работа с документами занимает массу времени. Это то, что необходимо делать контролирующим органом в первую очередь. Душой должны занимать другие. Если найдется такой инспектор, который будет осуществлять надзор «комплексно» (над техникой и душой), то это будет здорово, но ведь не каждый откроет душу инспектору. То, о чем мы сейчас говорим, и было предметом мыслей, которые привели меня в Церковь, где я могу помочь человеку разобраться в нарушениях безопасности его внутренней жизни. Немаловажную роль сыграло и то, что рядом с нашим домом строился храм. Мы начали посещать его. Пришло понимание, что вера это нечто большее, чем просто поставить свечу, набрать крещенской воды. Потом было предложение со стороны священника о принятии сана.

Будучи уже настоятелем отцу Александру дается возможность на мгновение вернуться в прошлое, когда он двадцатипятилетним юношей посещал «Могилевхимволокно», «Гродно Азот», «Полимир», другие предприятия. На богослужение в Чисть как-то приехала Нели Васильевна Белова. После Литургии подошла и, поцеловав крест, сказала, обращаясь не как к священнику: «Саша, я очень рада, что ты нашел себя в жизни, что у тебя все получилось». Эти слова приятно взволновали душу отца Александра и до сих пор вспоминаются с огромной любовью и благодарностью за то понимание, которое проявляли к нему в Госгортехнадзоре БССР.

P. S.

Этот материал был написан в 2009 году, когда я еще работал корреспондентом производственного журнала «Промышленная безопасность».

#6 | Александра З. »» | 20.02.2015 22:10
  
6
А вот рассказ еще об одном светлом Человеке:
Полицейский из Алтайского края спас двоих детишек, а затем усыновил их

Трехлетний Максим и двухлетний Димка жили в одном из сел Алтайского края. Папы они никогда не видели. Впрочем, и мать тоже видели нечасто - женщина оставляла сыновей одних, убегая на «свиданку» к очередному кавалеру. Как-то раз соседка заметила, что уж больно долго не видно возле дома мамаши, и позвонила в полицию.

На вызов приехала группа, в составе которой, помимо сотрудника по делам несовершеннолетних, был и прапорщик полиции Сергей Шараухов, бывший омоновец, четырежды побывавший в горячих точках.

- Когда мы зашли в дом, сердце сжалось, - вспоминает Сергей. - Я повидал многое, но чтобы такое и в наши дни! В выстывшем домишке выбито окно, которое трехлетний Максим затыкал вещами, чтобы не дуло. А ведь на дворе март! Ни подушек, ни штор, ни продуктов. Старший из мальчиков, Максимка, экономил единственную булку, которая у них с братом была: давал Диме чуть-чуть погрызть хлебушка, а потом прятал буханку - не знал, сколько им придется еще сидеть одним. Чтобы согреть братишку, завернул его в матрасы. У меня в голове сразу пронеслось - «заберу их», а вслух спросил: «Поедете ко мне?» Но они тогда испугались. И тут Максимка, услышав рассказ, как закричит: «Папа, и как я тебя сразу не узнал-то?!!»
- У меня по рукам бегут мурашки, и слезы наворачиваются… тут невозможно остаться равнодушным… - до сих пор волнуясь, запинается о слова Сергей.

Оказалось, что братья просидели в холодном доме шесть дней. Если бы не бдительность соседки, неизвестно, спасли бы их. Мальчишек сразу отвезли в больницу: подлечить, отмыть и, конечно, накормить.

Сергей же позвонил жене Елене и взахлеб рассказал о найденышах. Наутро они уже вместе поехали навестить мальчишек в больницу, набрав фруктов и игрушек..
- Я сразу поняла, что это серьезно, как только Сережа позвонил, - говорит Елена. - Нашему маленькому сыну тогда только годик исполнился. (А еще у Лены было три дочки от предыдущего брака). И, придя домой, муж просто места себе не находил. Сидит, молчит, сам в своих мыслях. «Давай их заберем, Лен!» - это уже и не обсуждалось. Супруги сразу накупили ребятишкам одежды, так как у них совсем ничего не было. Лена с годовалым ребенком на руках обошла все кабинеты и отстояла не одну очередь, чтобы собрать все бумажки на усыновление. Мамой и папой Сергея и Лену ребятишки стали называть еще в больнице.

Сейчас Максиму 5 лет, Диме - 4. Макс рассуждает как взрослый. Во всем копирует папу Сережу.

- Увидит цветочек, тут же сорвет и несет его мне, - смеется Лена. - Стульчик принесет и поставит рядышком, чтобы села и отдохнула, заботится, чтобы пообедала вовремя. Говорит: «Знаешь, мама, я буду как наш папа. У меня будет большая семья, дом и я никогда не брошу своих детей!»


По данным интернет ресурсов
#7 | Ирина »» | 20.02.2015 23:54 | ответ на: #6 ( Александра З. ) »»
  
7
Замечательный рассказ,Слава Богу,что этим мальчишкам Господь послал неравнодушных людей с сострадательным сердцем.Спаси всех Господи!!!!
#8 | Вера »» | 21.02.2015 01:44 | ответ на: #5 ( Александра З. ) »»
  
3
Вопрос в том, как много священнослужителей откажуться торговать в храме????
#9 | Александра З. »» | 22.02.2015 15:17 | ответ на: #8 ( Вера ) »»
  
2
Давайте научимся радоваться хотя бы тем ,которые уже есть..Слава Богу за все.
#10 | Александр »» | 11.04.2015 20:04
  
2
Нынешние священнослужители несколько увлеклись коммерцией в храмах. А меж тем,в Евангелие от Иоанна; "Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришёл в Иерусалим и нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, [также] и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли."
(Ин. 2:13-16)
#11 | Aнна »» | 12.04.2015 05:38
  
0
[На Украине, в Хмельницкой области протоиерей Михаил Варахоба решил, что бесплатными для прихожан будут не только свечи, но и таинства.]

Ну а остальное все таки будет продаваться ?
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites