Стоит ли рисковать своим спасением? Введение нового стиля на Валааме.

Стоит ли рисковать своим спасением? Введение нового стиля на Валааме.

Валаам2015 год избран рубежным церковными реформаторами, которые решились окончательно сломить сопротивление ревнителей Православия, и провести обновленческие реформы в жизнь Церкви Христовой. В связи с этим возникает вопрос, какая судьба ждет православное монашество. «Ищи будущее в прошлом», – часто повторяет Т. Грачева, известный православный аналитик, публицист и писатель. Потому, для ответа на поставленный вопрос, проследим малую репетицию его – введение папского григорианского стиля в 20-е годы XX в. на Валааме.
9-10 марта 1921 г. состоялся созванный по инициативе властей чрезвычайный собор Финляндской Церкви, который постановил ввести повсюду с 5 октября григорианский стиль. Постановление было представлено на рассмотрение и утверждение правительства и отправлено патр. Тихону для получения его благословения. При этом было сказано, что «постановление о стиле входит в силу сразу же после утверждения его правительством государства; после того, как это постановление будет введено в употребление, оно является обязательным». Т.е. сразу же календарная реформа пошла с нарушениями канонического церковного строя. Хвост попытался управлять головой. Автономная Церковь без благословения Патриарха приняла какое-то постановление, а потом поставила его в известность. Согласно церковному порядку, необходимо сначала испросить благословение, а уже только потом принимать какие-либо решения. В мирное время так и было, но в ту пору в России полыхал красный террор и финские церковные разбойники, пользуясь этим, попытались воровским способом присвоить не принадлежащие им права. В октябре 1921 г. пришел ответ от патр. Тихона, согласно которому «благословение Святейшего Патриарха на проведение в жизнь указанного постановления не может быть дано…».
Получив патриарший ответ, глава Финляндской Церкви архп. Серафим (Лукьянов) объявил о приостановке действия соборных решений по введению григорианского стиля. Все монастыри его поддержали, а состоявшее из еретиков-лютеран правительство развернуло гонения на православных, желая продавить силой принятие папского еретического календарного стиля. Началось острое противостояние между Православной Церковью и государством.
Видя, к чему идет дело Валаамские старцы начали готовиться к гонениям. Незадолго перед календарной смутой иеросхимонах Михаил (Питкевич), тайно заготовил десять тысяч Частиц Святых Даров, которыми впоследствии и причащались ревнители Веры в период распрей о стиле. Кроме того Святые Дары тайно заготовлялись и другим учеником старца Михаила Старшего иеромонахом Тимоном.
К сожалению, архиеп. Серафим не имел ясного представления о сути календарного вопроса и несколько раз менял свою позицию из-за ложно понятого «послушания». Так случилось и в очередной раз, когда Патриарх Тихон, введенный в заблуждением Метаксакисом, объявил о введении в Русской Церкви нового стиля. Архп. Серафим прибыл на Валаам для проведения календарной реформы, но встретил решительное сопротивление ревностных монахов, пять из которых были отправлены в Выборгскую тюрьму, где их допрашивал губернатор. Архп. Серафим назначил им следующие наказания: иерм. Авраам, первым начавший выступления против нового стиля, на три месяца был запрещен в священнослужении. Еще один иеромонах также был запрещен в служении и выслан в дальний скит до раскаяния. Шесть монахов были отлучены от Причастия, лишены мантии и сосланы в дальние скиты до раскаяния. Один из этих ревнителей Православия, подражая подвигу свт. Николая Чудотворца, плюнул на архп. Серафима, входившего в собор для совершения богослужения на праздник преп. Сергия и Германа. Иросхим. Антоний, который не благословлял своих духовных чад и братию ходить в храм и причащаться у новостильников, а запасаться антидором и святой водой, и считавший новый стиль ересью, был сослан в Сергиевский скит с запретом принимать кого-либо на исповедь и быть старцем.
Здесь немного остановимся и вникнем в описанную картину. Все это повторится и в России, если, не дай Бог, на предстоящем в 2016 г. соборе будет принято постановление о введение нового стиля во всех Поместных Православных Церквах, только масштабы раздоров и острота противостояния будут в десятки, если не в сотни раз крупнее и сильнее. Но вернемся к истории Валаамской смуты.
Финское лютеранское государство обратилось в Константинополь за предоставлением автокефалии для Финляндской автономной Церкви Московского Патриархата. Патриарх-еретик Мелетий (Метаксакис) немедленно принял Финляндскую Церковь под свой омофор, но предоставил автономию. В декабре 1923 г. власти уволили архиеп. Серафима и он был заключен в Коневском монастыре. Удивительно, как быстро последовало наказание Божие ему за гонения на валаамских исповедников. На его место был избран эстонец свщ. Герман Аав (1878–1961). В письме к Патриарху Мелетию архиеп. Серафим сообщил о нем следующие сведения: Аав о канонах православной Церкви говорит как об отживших свой век, был женат два раза и имеет 11 человек детей, из них 6 малолетних. Но Метаксакису именно такой человек и был нужен. 8 июля 1923 г. Патриарх Мелетий и другие фаннариоты совершили хиротонию Аава, без его пострижения в монашество, во епископа Сортавальского, совершив акт раскола. Его можно охарактеризовать, как крупного модерниста, деятеля обновленчества, который «поощрял экуменические контакты с католиками и лютеранами».
8.11.23 г. Патриарх Тихон выслал архиеп. Серафиму новое распоряжение, где сообщает о решении отложить введение нового календарного стиля. Распоряжение пришло, когда архиеп. Серафим уже был не у дел.
Здесь невольно вспоминаются пророческие слова преп. Анатолия II Оптинского: «Чадо мое, знай, что в последние дни… наступят времена тяжкие. И вот, вследствие оскудения благочестия, появятся в Церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали Святые Отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни. От того ереси распространятся всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Святой Троицы, Божества Иисуса Христа и достоинства Богородицы, а незаметно станет искажать преданное Святыми Отцами от Духа Святаго учение Церкви, и самый дух его и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении». Эти слова отражают суть обстановки, сложившейся в Финляндской Церкви в 20-е годы прошлого века.
Еп. Аав по возвращению поспешил явиться на Валаам. Выглядел он странно – был выбрит и подстрижен, на руке имел два кольца, по улице ходил в мирском сюртуке. Многие монахи и миряне не решились подойти к нему под благословение и молиться с ним за богослужением. В монастыре начались волнения среди братии и настоятель попросил Аава покинуть обитель. Тот вскоре распорядился выслать в Сербию пятерых наиболее стойких монахов.
Пасху 1924 и 1925 г.г. валаамцы отпраздновали по православному. Все они наотрез отказывались праздновать ее по григорианскому стилю. Им. Харитон обивал пороги финских властей, добиваясь разрешения правительства не переходить им на новый стиль. В монастыре служились молебны Божией Матери и преп. Сергию и Герману о том, чтобы разрешили Валааму праздновать Пасху по-православному, но правительство ходатайство отклонило, а в Церковном Управлении заявили – если монастырь не примет новый стиль, его разгонят.
Валаамские монахи вели интенсивную переписку по поводу текущего с ведущими иерархами, и с афонскими старцами. Братия старалась избежать раскола. Некнижные монахи начали штудировать учебники по догматике и церковному праву. По кельям постоянно происходили совещания.
Церковное Управление (ЦУ) тем временем вело следствие над монахами-неновостильниками. В 1925–26 гг. из монастыря и страны было изгнано 42 монаха, среди которых были старцы и заслуженные иеромонахи, прожившие в монастыре 20-30 лет. Еще три монаха уехали по собственному желанию. Валаамский письмоводитель мон. Иувиан писал: «Высланные из монастыря иноки, продолжительное время томились в пустом доме близ г. Сердоболя, претерпевая разные лишения, причем один из старейших священнослужителей, иром. Потапий, скончался от разрыва сердца […] Его похоронили в Сердоболе, т. к. не могли добиться разрешения на погребение в монастыре». Вечная память исповеднику Христову.
В сентябре 1925 г. в Финляндию по приглашению ЦУ для урегулирования вопроса о календарном стиле приехал новостильный греческий Фиатирский митрополит Герман, соратник Метаксакиса. Мон. Иувиан пометил о нем в своих записках: «Профессор Н.Н. Глубоковский предупреждал нас о приезде этого типа такими знаменательными словами: “едет к вам змий, который жалит не в пяту, а самое сердце!”». Он вступил в молитвенное общение с Аавом, отслужившим в 1925 г. Пасху по григорианской пасхалии, чем подпал под анафемы I Вселенского Собора. По прибытии греческого митрополита Аав вместе с ним направился на Валаам.
С их приездом вся братия «разбрелась по лесу». «Соборные отцы категорически отказались от сослужения с гостями. «Эконом Харитон, хотя и согласился служить, но игумен опасался за него, как бы в последнюю минуту он не увильнул; так приблизительно чуть и не случилось: он уже намерен был ехать торговать яблоками, но тут игумен показал свою решительность и повернул его […]». С большим трудом «согнали» требующееся число священнослужителей и служба состоялась. Причем «иподиаконы выкинули некрасивую дипломатию, не подходили причащаться, якобы, что много дела, но Архидиакон без всякой церемонии взял одного из них за шиворот и привел к Епископу Герману: Вот, Владыко, Ваш ставленник, а не желает с Вами причащаться. Владыка Герман даже изменился в лице, но ничего не ответил». Во избежание скандала игумен Павлин и эконом служат с гостями. После службы митрополит Герман много говорит о церковной икономии, но его не слушают. После их отъезда братия отказывается сослужить с игуменом и экономом. «Мало кто стал ходить молиться в собор. Сделалось немножко жутко»» . Некоторые монахи стали резонно требовать, чтобы «оскверненные» новостильниками храмы были вновь освящены.
ЦУ возбудило «дело» в церковном суде. 10.11.25 г. на Остров прибыла следственная комиссия. Монахов обвинили в самовольном «уклонении от церковного общения со своим Архиереем, в произвольном толковании канона о Пасхе и в плохом приеме начальственных лиц». Весь духовный собор обители: духовник – старец иеросхим. Михаил, наместник иером. Иоасаф, казначей иером. Иероним, начальник канцелярии иером. Поликарп, ризничий иером. Митрофан и благочинный иером. Иона – попали на церковный суд. Некоторых запретили в служении, разослали в дальние скиты на черные работы и заменили лояльными к распоряжениям ЦУ лицами. В процессе следствия выяснилось, что в общении с настоятелем остаются 170 монахов, а 133 отказываются. Церковный суд нашел среди валаамцев 225 противников нового стиля. У монахов, хранивших верность Истине, были истинные духовные вожди, не испугавшиеся потерять своего положения и сана.
В июне 1926 г. ЦУ произвело еще один «суд», более походивший на Синедрион, где всю братию опрашивали об их отношении к Константинопольскому патриарху, к архиеп. Герману, к иг. Павлину и к новому стилю. Некоторые монахи исповедали свою преданность Русской Православной Церкви, за что претерпели высылку из монастыря и страны. Большая часть братства заявила, что Константинопольского патриарха, и архиеп. Германа признают, но евхаристического общения с ними иметь не будут, а игумена слушают во всем, кроме церковного вопроса. Некоторые совершенно справедливо назвали Финляндскую Церковь – «раскольнической», а архиеп. Германа – «мирянином».
Большая часть изгнанников правды ради смогла при материальной поддержке благотворителей перебраться в Сербию. Другая группа их вернулась в Россию и поселилась в Петрограде и Москве, где почти все они приняли мученическую смерть за Христа от богоборцев. Их исповеднический подвиг в защиту веры от еретиков – лютеран и православных» обновленцев, завершился мученической смертью от беснующихся безбожников.
Высланные из монастыря монахи, в большинстве своем были молодые, работоспособные, наиболее достойные насельники. Их изгнание обескровило все братство как в отношении священнослужения, так и – выполнения хозяйственных работ, из-за чего «новостильному» начальству пришлось вернуть сосланных в дальние скиты монахов. В связи с этим гонения на валаамских монахов неновосильников начали угасать. Братии разрешили устроить свой храм в бывшей гончарной мастерской монастыря и совершать там богослужения по святоотеческому стилю.
В 1927 г. из монастырской братии в 310 человек, осталось 75 верных истине. Некоторые из них посещали церковь, но не причащались. Другие совсем воздерживались от посещения оскверненных новостильниками храмов. В то же время вся неновостильная братия назначаемые хозяйственные работы исполняла добросовестно, только в праздники по святоотеческому стилю не выходила на послушание. В эти годы ЦУ отменило на Валааме строгий Назариевский Устав, введенный саровским насельником иг. Назарием.
В 1927 г. был сформирован новый состав Учебного Министерства Финляндии. ЦУ получило от Министерства выговор за политику в отношении Валаамского монастыря и «предписание: монахов за границу впредь не высылать и к стильному вопросу быть более терпимым, не колебать авторитет Церкви». Но вскоре гонения на ревнителей возобновились.
19.10.1927 г. ЦУ провело очередное заседание суда в монастыре. По делу проходили 46 человек, из которых 13 не явились. Их обвиняли в нарушении монастырского порядка и неподчинении властям. Главным ответчиком с православной стороны на суде стал мон. Иувиан (Красноперов), зачитавший «Заявление в Церковный суд от братии Валаамского монастыря» – наиболее полное и аргументированное отражение позиции ревнителей Веры. В заявлении сказано, что ввиду того, что еп. Герман трижды нарушил канон о Пасхе и воздвиг гонения на неновостильников, отцы не будут иметь молитвенного общения с ним до соборного выяснения обстоятельств. Помня монашеские обеты, во всех внешних делах и послушаниях они повинуются своему игумену. Все гонения за старый стиль принимают ради Господа. Но в духовном отношении не могут идти за своим игуменом, т. к. он имеет молитвенное общение с новостильниками. Авторы не имеют вражды или ненависти к инакомыслящим, но не могут входить в духовное общение с нарушителями святых канонов. Под заявлением стояло 30 подписей. Подписавшиеся монахи выступили борцами за сохранение церковного законодательства, однако беззаконный суд Финляндской Церкви признал их виновными. 9 священнослужителей были запрещены в служении, 19 монахов были лишены мантии до раскаяния. Остальные 9 монахов признаны виновными, но во внимание к их старости и слабому здоровью освобождены от наказания.
21.05.34 скончался возглавлявший старостильное движение, бывший духовник монастыря, иросхим. Михаил (Попов). Его так и не перевели в монастырь, он жил на островном скиту, болел. Скончался он в лодке от разрыва сердца. Лодку понесло в озеро, где ее позже нашли и на буксире отогнали в монастырь.
Несмотря на разномыслие по поводу нового стиля Валаамская братия вела высокую духовную жизнь. Общая благочинническая ревизия Валаамского монастыря 1937 г. докладывала о религиозно-нравственном состоянии братства: свято чтящие монашеские традиции, Валаамцы «еще и по сей день производят впечатление подвижников древности»
В результате советско-финской войны к Советскому Союзу отошла вся территория Карельского перешейка и Северное Приладожье. В марте 1940 г. экстренно была эвакуирована с Валаама оставшаяся братия во главе с иг. Харитоном. Было куплено поместье в Папинниеми, где основали Новый Валаам. Но и здесь сохранялось разделение – обедать сходились вместе, а Богу молились врозь.
В сентябре-октябре 1945 г. Финляндию посетил митр. Ленинградский Григорий (Чуков), который предпринял попытку вернуть Финляндскую Церковь в состав Русской Церкви. Приездом митрополита воспользовался игумен Харитон, чтобы объединить братство. Он предложил канонически принять валаамцев в Русскую Церковь, а в юридическом и административном порядке оставить в подчинении Финляндской Церкви.
Был составлен «Акт воссоединения братии Валаамского монастыря в Финляндии с Московской Патриархией», в котором было сказано «[…] исповедуем невольный грех, что, живя на территории Финского государства, не имея правильного представления о положении Церковного Управления в России, не смогли сохранить каноническую верность нашей Матери Церкви Российской и, следуя за своими архипастырями, отошли от нее частью в подчинение Константинопольского Патриарха, частью – Епископам Карловацкой группы и тем оказались невольными нарушителями церковного мира в самой Финской Православной Церкви и отщепенцами от Матери Русской Церкви».
Текст покаяния подписали игумен и все 127 братий. Владыка прочитал разрешительную молитву, и была отслужена Всенощная. Счастливое братство престарелых уже монахов наконец-то объединилось в молитве. Так произошло воссоединение.
Обращаясь к пророчеству преп. Анатолия, следует отметить, что искусными в духовной жизни, заметившими ухищрения врага, оказались именно Валаамские старцы и монахи.
Иг. Харитон скончался 27.10.47 г, приняв перед смертью великую схиму. Последние две недели перед кончиной он ежедневно принимал Святые Тайны и тихо и мирно отошел ко Господу. Но пример схииг. Харитона и его новостильного братства это не правило, а скорее исключение. Господь явил им великую милость, помиловал их – сподобил перед смертью покаяться. Их спасла Иисусова молитва, делание которой было высоко поставлено на Валааме. Но смогут ли покаяться современные новостильники, если, не дай Бог, на Всеправославном соборе будет введен новый стиль? При нынешнем всеобщем упадке духовного делания на это рассчитывать не приходится. Тогда стоит ли рисковать своим спасением? Пусть каждый монах задаст себе этот вопрос и найдет ответ.
Николай Светлов
Список литературы:
1. Шевченко «Введение нового стиля в Валаамском монастыре в 20-30-е годы прошлого столетия». Электронная версия.
2. Проф. Н. Глубоковский ««Война и мир» в Финляндской Православной Церкви». Электронная версия.
3. Сайт «Антимодернизм». Герман Аав.
4. Сайт «Антиэкуменизм». Преп. Анатолий Оптинский «Из письма к духовному сыну»

Комментарии (15)

Всего: 15 комментариев
#1 | Игорь Афонин »» | 27.01.2015 23:12
  
1
Какие реформы-то?
Много слов, а о реформах 2015 ничего.
#2 | Александра З. »» | 27.01.2015 23:40
  
2
Схииеромонах Михаил (Питкевич)

Схииеромонах Михаил (Питкевич)Удивительно то, что свое великое затворническое служение людям, молитву за всех, старец совершал на фоне тяжелейших для монастыря и скорбных для любого человека событий, затронувших его монашескую жизнь: двух войн, двух эвакуаций монастыря, многолетнего раскола в монастыре. Все, что посылал ему Господь, он всегда принимал с благодарением.

Жизнь его была бедна внешними событиями. 60 лет (из 86-и) своей жизни он прожил в монастыре, никуда не выезжая из него.

Изначально будучи на иноческом своем пути склонным к отшельничеству и к исихастскому внутреннему безмолвию, старец Михаил со временем стал фактически затворником, наподобие святителя Феофана, Затворника Вышенского (оба одинаково осуществляли свой затворнический подвиг в условиях монастырей с общежительным иноческим уставом, что, естественно, значительно усложняло их задачу).

Удивительно то, что свое великое затворническое служение людям, молитву за всех, старец совершал на фоне тяжелейших для монастыря и скорбных для любого человека событий, затронувших его монашескую жизнь: двух войн, двух эвакуаций монастыря, многолетнего раскола в монастыре. Все, что посылал ему Господь, он всегда принимал с благодарением.

Более тридцати лет старец жил или в отдаленных валаамских скитах, или в одиночной келье, ежедневно в течение сорока одного года (!) служил Божественную Литургию, старясь никуда не выходить и даже не посещая общей трапезы (ел он вообще очень мало; если же ему приносили еду, как это бывало в Ново-Валаамской обители, когда он был уже весьма преклонного возраста, то обычно ее оставляли в коридоре под дверью его кельи).

Стремление к подобному отшельничеству даже в условиях общежительного монастыря было для него вполне естественным, ибо он всегда стремился к тому, чтобы молитвенное делание охватывало его душу целиком (отец Михаил именно это наряду с исполнением заповедей Божиих собственно и считал, вслед за многими великими подвижниками православного иночества, истинным смыслом и содержанием монашества).

В то же время старец Михаил всегда ставил во главу всей своей жизни прежде всего евангельскую любовь как основной смысл благой вести Христовой и как единственное Божественное задание любому человеку, по сути, вбирающее в себя все остальные. Именно поэтому отец Михаил порой вполне сознательно нарушал столь дорогое ему затворничество – но единственно ради служения ближним, – когда осуществлял подвиг старческого окормления, духовного водительства ко Христу своей паствы – как менявшихся его учеников-послушников, так и постоянных его духовных чад.

схииеромонах Михаил (Питкевич)Старец Михаил был подлинным исихастом-безмолвником в истинно древнеаскетическом понимании исихии, то есть не как просто внешнего «молчальничества», безмолвия, но «молчания внутреннего» – как мирного, бесстрастного устроения души и ничем не обуреваемого ума человеческого, погруженного во внутренне же звучащие слова молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

Все это и позволило тем, кто писал об иеросхимонахе Михаиле, называть его великим старцем Валаамским и Псково-Печерским. И он поистине был для многих той евангельской свечой Божией, которую никто не покрывает… сосудом, – но чтобы все к нему входящие видели свет (Лк 8, 16) Господней любви, явленной и через него, смиренного раба Божия инока Михаила.

Детство

Отец Михаил родился 24 июля 1877 года в городе Двинске (Даугавпилсе) в Латгалии (юго-западная часть Латвии). Отец его Иван Иванович Питкевич был православным, мать Магдалина – католичкой. Полутора лет от роду он лишился матери, а в шесть лет лишился и отца. Судя по фамилии – Питкевич – это была, скорее всего, белорусская семья. Места эти были весьма пестронаселенными и в национальном и в религиозном отношении. В семье было три сына и две дочери.

К моменту смерти отца старший сын был уже взрослым, нужна была хозяйка в доме, и он женился. Его жена, пока не было своих детей, хорошо обходилась с малышами, а когда у них появились свои дети, ее поведение переменилось.

Судя по скупым словам старца Михаила о своем детстве, он уже тогда постепенно – через многие житейские скорби – приходил к пониманию того, что единственным его защитником среди всех этих скорбей является сам Господь.

Когда именно Господь ему внушил избрать иноческий путь, он не упоминал. Вероятно, уже в юношеские годы он принял решение покинуть мир.

В то время Михаил жил у сестры в Петербурге, муж сестры работал на Сталелитейном заводе, куда хотел устроить и Михаила. Но Михаил думал о другом, душа искала иной жизни, он ходил в храм, отстаивал долгие службы, душа искала только духовного. Хотел уйти в монастырь. Родные его всячески отговаривали, уговаривали поступить на работу, строить благополучную материальную жизнь, строить дом каменный…

Толчком к решительному уходу Михаила из семьи была смерть от несчастного случая механика завода, который, останавливая станок перед Пасхой (на Пасху завод на несколько дней закрывался), подошел к нему слишком близко, и в машину попал край его куртки. Его затянуло в машину, и от человека не осталось ничего. Неверность жизни произвела на юношу сильное впечатление, на третий день Святой Пасхи тихонько, никому ничего не говоря, юноша ушел из дому. В котомке его было Святое Евангелие да две смены белья.

Родные бросились его искать. Хотели обратиться в полицию, но подумав, решили обратиться к блаженной Матреше-босоножке, которая была известна в Петербурге своей прозорливостью. Жила она на Стеклянном заводе, сейчас могилка этой блаженной находится на Смоленском кладбище, рядом с могилкой блаженной Ксении Петербургской.

Блаженная, выслушав сестер, помолилась и сказала: «Оставьте его идти своим путем, не мешайте ему» И много еще чего сказала им блаженная, но строго велела им молчать и не говорить брату. С этого времени уже никто не препятствовал юноше в его намерении.

И вот, уповая на промысел Божий, отправился юный подвижник в благодатное странничество по многочисленным монастырям православной России. Проведя детство в Двинске, где было много католиков, и часто наблюдая притеснения и насмешки, чинимые ксендзами над православными, Михаил очень хотел жить на своей православной родине.

Михаил узнавал у богомольцев в монастырях и у странников, кто и где известен своей высокой духовной жизнью. Уже тогда он наметил себе три монастыря: Глинскую пустынь, Святогорский монастырь в Харьковской губернии и Пещеры Василия Рязанского, что на высокой горе. О Валааме он совсем не думал, как о слишком далеком монастыре. Однажды идя по пути в Почаев по степи, где далеко вперед видно все, видит, перед ним появился старец. Не заметил он, откуда пришел старец, поклонился ему и говорит: «Ищу воли Божией о себе.» И сказал ему про три монастыря. А старец и говорит: «Иди на север, там Валаамская обитель, туда и иди». Михаил возразил: «Как я туда пойду, я там никого не знаю, да это и почти за пределами России, а мне желательно бы на своей православной родине быть.» «Не бойся, – говорит старец, – иди туда, там игумен хороший, все будет хорошо.»

Кто был этот старец, о. Михаил так и не узнал, и его больше не видел, но его слова принял как Божью волю о себе.

На военной службе. Прибытие на Валаам и начало иноческого пути

Но сначала Михаилу нужно было еще отбыть военную службу. К этому сроку Михаил вернулся в Петербург. На военной службе он быстро пошел вперед. Он был способным, аккуратным и быстрым. Скоро произвели его в унтерофицера и взводного. Будучи взводным, он отвлекал своих ребят от дурных развлечений, читал им хорошие книги, иногда они вскладчину устраивали себе угощение.

Начальство любило Михаила. Когда срок воинской повинности – три года и восемь месяцев – подошел к концу солдатам полагался бесплатный билет домой. Послушно повинуясь указанию виденного им под Почаевом старца, Михаил взял билет на Валаам.

1 октября 1902 года, на Покров Пресвятой Богородицы, усердно помолившись за Литургией, Михаил навсегда простился с миром и на следующий день отплыл в обитель Преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Вступил в монастырь при игумене Гаврииле. До пострига 13 лет был послушником, выполнял различные послушания. Был келейником, работал в хлебной, 6 лет был в Аврамиевском скиту, выполнял различные работы. 7 лет был свечником на Валаамском подворье в Петербурге. Но главным его стремлением было духовное совершенство.

От послушничества к иеромонашеству: «Божий промысел управляет всем!»

С перемещением игумена Гавриила в другую обитель, о. Михаил исполнял послушание келейника у других наместников монастыря: у о. Маврикия (Баранова) – два года, и у о. Иоасафа (Александрова) – восемь лет. Именно игумен Иоасаф и настоял на постриге послушника, который уже 13 лет подвизался в монастыре. «Если ему теперь не дадите мантию, я уеду из монастыря!»

Некоторые из братии препятствовали постригу, обращая внимание на то, что отец Тимон склонен к уединению, молчанию, одним словом, к внутреннему деланию, а в монастыре, мол, нам работники нужны.

Постригли его с именем Тимон, в честь одного от 70-ти апостолов.

А в 1921 году, через три года после пострига, отец Тимон стал, наконец, иеромонахом, прожив до того почти двадцать лет на Валааме.

В 1920 – 1930 годы Валаам как и в былые времена, притягивал к себе людей, потерявших самое дорогое, что у них было – родину. Для русских эмигрантов обитель была островком той былой, ушедшей в историю Руси. В летнее время обитель посещали паломнические группы из Эстонии и Финляндии. С одной из таких групп на Валаам приезжал из Таллина священник Михаил Ридигер, которого сопровождал сын Алексей, будущий Патриарх Русской Православной Церкви.

После обретения священства самым любимым было для отца Тимона его пребывание в Гефсиманском скиту, где он провел несколько лет уединенного подвига. Каждый день совершал он здесь Божественную литургию и заготовлял запасные Дары. Что его побудило предпринять это еще задолго до смуты разделения, происшедшей в 1926 году (из-за введения властями Финляндии богослужения по новому стилю) он умолчал, а духовная дочь, которой он это рассказывал, не дерзнула спросить.

Одно ясно – и все чада старца Михаила хорошо это знали, – что он «по своей воле» ничего никогда не делал, а делал все «по воле Божией».

Последующие события показали всю глубину великого дела, которое ему было задолго ведомо.

Жизнь схииеромонаха Михаила проходила в вечности. А в мире, где он жил, в это время проходили тяжелейшие события…

Немного из истории

Неожиданно наступившая независимость Финляндии в 1917 году лишила Валаамских иноков Родины, но в то же время сохранила для них возможность продолжить - почти еще на два десятилетия – монашеское служение Господу в стенах древней обители.

В 1921 году чрезвычайный Собор духовенства и мирян Финляндской епархии принял обращение к Патриарху Тихону о даровании автономии Финляндской православной церкви в составе Русской Православной Церкви. 11 февраля 1921 года прошение было подписано Патриархом.

В июле 1923 года церковно-православная делегация в составе протоиерея Германа (Аава) и представителя правительства Эмиля Сетяля обратилась к Патриарху Константинопольскому Мелетию (Метаксакису) о даровании автокефалии (независимости, самоуправления) ФПЦ. РПЦ и РЗПЦ протестовали, но 06.07.1923 года Финляндскую Церковь приняли в Константинопольский патриархат с дарованием автономии.

Патриарх Константинопольский Мелетий (Метаксакис) совершил хиротонию по епископа финляндского протоиерея Германа (Аава).

Чрезвычайный собор Финляндской церкви (Сердобольский собор) под председательством архиепископа Выборгского и всея Финляндии Серафима (Лукьянова) принял переход под юрисдикцию Константинопольского патриархата. Это решение было наделено силой закона правительством Финляндии. Введен Григорианский календарь и финский язык в богослужении.

На основании Указа Президента Финляндии К. И. Стольберга от 29 декабря 1923 г. архиепископ Выборгский и всея Финляндии Серафим (Лукьянов) с 1 января 1924 года был отстранён от управления Церковью ввиду его несоответствия требованиям закона об официальном языке. Местом его пребывания был определен Коневский монастырь. Исполняющим должность Архиепископа назначался епископ Карельский Герман (Аав).

Дополнительно переходу Церкви Финляндии к новой календарной системе способствовало и октябрьское 1923 года послание Святейшего Патриарха Тихона о введении (под мощным давлением чекистского ГПУ) нового календарнго стиля (при сохранении старой Пасхалии) в Российской Церкви и связанных с ней автономных Церквах.

События в монастыре. Осень 1923 года

1-го ноября 1923 года после службы в соборе игумен Павлин с амвона прочитал послание епископа Серафима, в котором говорилось о том, что Патриарх Константинопольский Мелетий и Святейший Тихон Патриарх Московский благословили Валаамской обители перейти на новый стиль. Прочитав послание, игумен Павлин сказал: "Итак, отцы святии и братия, к только что прочитанному распоряжению и благословению о введении нового стиля я должен сказал следующее: все мы чтим и любим Святейшего Патриарха Тихона, как главу нашей Святой Православной Церкви, исповедника и строгого блюстителя святого Православия, готового душу свою положить за истину, несомненно хорошо знающего каноны и правила святых апостолов и Вселенских Соборов. И вот этот Первостоятель нашей Православной церкви, имея все вышеизложенное в виду, благословил перейти на новый стиль; поэтому примем это распоряжение и благословение Высшей Церковной власти без смущения с мирным душевным устроением и явим свое повиновение этой высшей власти, так как никакой погрешности в переходе на новый стиль нет; те же, которые упорствуют и говорят, что переходом на новый стиль нарушаются каноны, да убоятся сказанного: "Аще и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь". Да не будет между нами ни старостильников или новостильников. Да не будет между нами распрей и раздоров по этому поводу! Все мы сюда собрались для спасения, для содевания же спасения необходимо мирное душевное устроение; т.е. необходимо иметь мир со всею братиею; раздоры же, злоба, ненависть, зависть, осуждение и тому подобное плохие помощники в деле спасения и все наши подвиги и лишения обратятся в наше осуждение, если мы не будем иметь братской любви. Мир имейте и святыню во страхе Божии, сказал Апостол, кроме сих никто же узрит Господа. Бог мира да будет со всеми нами. Аминь".

Большинство братства пришло в сильное волнение. Для умиротворения братства в монастырь приехал архиепископ Серафим. В Спасо-Преображенском соборе собралась вся братия, и Владыка обстоятельно изложил историю введения нового стиля. При этом он добавил, что на переход на новый стиль он имеет распоряжение Вселенского Патриарха и благословение Российского Патриарха Тихона от 16-го августа текущего 1923 года. Речь Владыки неоднократно прерывалась слушателями, а некоторые из присутствовавших открыто высказывали ему свое недоверие, что очень возмущало Владыку.

Однако уже через месяц, видя полное неприятие русским православным народом этого навязанного большевиками нового стиля, патриарх Тихон отменил его.

В Финляндии же данное окончательное решение Российской Церкви до сведения приходов даже не доводилось.

Высланный Финляндскому Церковному Управлению Патриархом Тихоном указ от 28 ноября 1923 года , предписывавший «выяснить возможность возвращения церковных дел в Финляндии в их прежде занимаемое положение» был оставлен правительством без последствий

И когда на Валаам приехал из Лондона греческий митрополит Германос (Стринопуло) – представитель Константинопольского Патриархата в Западной Европе, то часть монахов с духовником о. Михаилом (Поповым), в их числе был и о. Михаил (Питкевич) и с наместником о. Иоасафом во главе отказалась с ним сослужить.

Отказались потому, что по каноническим правилам за нарушение постановления Вселенского Собора о праздновании Пасхи налагается запрещение в священнослужении, причем это запрещение распространяется и на того, кто сослужит с этим нарушителем канона о Пасхе. Приехавший на Валаам митрополит Германос перед тем служил в Сердоболе вместе с архиепископом Германом, который незадолго до этого совершил Пасху по новому стилю. И, по толкованию монахов, выходило, что архиепископ Герман подверг себя запрещению в священнослужении за нарушение канона о Пасхе, а митрополит Германос – за сослужение с ним. Эти монахи отказались сослужить с ними обоими, чтобы и себя не подвергнуть тому же прещению.

Борьба монашествующих за юлианский календарь и православную Пасхалию носит не обрядовый, а подлинно Церковный духовный характер. Это борьба за православное Предание. Отмена старого стиля и отеческой Пасхалии – это шаги на пути к антицерковной апостасии, ведущей через модернизм и экуменизм к созданию на земле церкви «лукавнующих».

Отказавшихся принять новое летосчисление, введенное в Православной Церкви Финляндии, судили, запугивали, кого сослали в дальние скиты, как духовника всей обители старца Михаила (Старшего) Попова, (отец Тимон был его ближайший ученик), кого с позором выгнали совсем с Валаама (двадцать пять человек). Старец Михаил (Попов) умер от разрыва сердца в ссылке на Предтеченском острове. После него духовником братии стал отец Тимон. Некоторые были даже посажены в тюрьму в Выборге – как «нарушители порядка». Кто уехал, не выдержав этой обиды в Сербию. Отца Тимона судили тоже как «ослушника» – он был во главе и убеждал других крепко держаться чистоты Православия. Уезжать он не хотел и решил терпеть все до конца в своем монастыре. «Хоть живьем закопайте, – отвечал он своим судьям – не отступлю от своих слов, от того, что мне заповедывал старец еще до поступления в монастырь. (старец заповедывал ему «хранить чистоту Православия»)

Против нарушения постановлений каких Соборов боролась братия Валаамского монастыря?

Постановления Вселенских Соборов

[U]Седьмое апостольское правило Никейского Собора (325г)


7. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон святой день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновать будет: да будет извержен от священного чина.

Первое правило Антиахийского Собора (341г)

1.Все, дерзающие нарушать определение святого и великого Собора, в Никее бывшего, в присутствии благочестивейшего и боголюбезнейшего царя Константина, о святом празднике спасительной Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, если продолжат восставать против доброго установления. И сие речено о мирянах. Если же кто из предстоятелей Церкви, епископ, пресвитер или диакон после сего определения дерзнет, к развращению людей и к возмущению церквей, особиться, и с иудеями совершать Пасху, то такового святой Собор отныне уже осуждает быть чуждым Церкви, как соделавшегося не только виной греха для самого себя, но и причиной расстройства и развращения многих. И Собор не только таковых отрешает от священнослужения, но и всех, дерзающих быть в общении с ними, по их извержении из священства. Изверженные же лишаются и внешней чести, каковой были они причастны по святому правилу и Божию священству.
подчёркнутый

Стояние за верность православным канонам старца Тимона и его содругов-иноков утверждалось прежде всего на любви к Богу и к Его Святой Апостольской Церкви – ради собственного спасения и спасения тех, кто были вверены их духовному попечению.
[/U]
Письма в защиту старостильников их современников

Священномученик митрополит Крутицкий Петр (Полянский), местоблюститель патриаршего престола (после кончины Святейшего Патриарха Тихона), своим особым посланием полностью одобрил твердую позицию валаамцев-старостильников, благословив их не признавать любые прещения со стороны «епископа» Германа (Аава) .

Епископ Ладожскоий Иннокентий, писал на Валаам: «Переход на новый стиль и особенно празднование Пасхи по новой, западно-римско-католической по происхождению Пасхалии, без суждения о сем Вселенского Собора, с одной стороны, и при наличии определенных канонических постановлений с другой стороны, есть, конечно, дело крайнего бесчиния, а в данном случае дело, выводящее дерзнувших на то из общения со всей Церковью Христовой.

Поведение большинства иноков, не желающих идти на разрыв со всею Церковью Христовою, заслуживает полного одобрения.»

Митрополит Антоний (Храповицкий), глава Русской Зарубежной Церкви писал: «Советую все претерпеть: и разорение обители, и изгнание, и всякие лишения за веру…если бы пришлось терпеть самые тяжкие бедствия, то и тогда не должно отступать от Божественной веры нашей.»

Самым тяжелым для монахов, которых стали называть старостильниками, т.е. оставшихся верными канонам, было то, что они лишены были храма и богослужения… Тут-то и оказались необходимыми те Запасные Дары, что отец Тимон заготавливал в течение нескольких лет, ежедневно служа Божественную Литургию!

Пришел к о. Тимону иеромонах Исавр: «Как быть, говорит, что делать? Не можем же мы быть без приобщения Святых Таин? Хоть бы Запасные Дары были, чтобы хоть изредка причаститься!»

«Приходите хоть все, весь монастырь, всем хватит!» – ответил отец Тимон.

Отец Тимон при помощи некоторых мирян в период раскола сносился (для духовной поддержки) с Афонскими старцами, но как и почему он задолго до раскола заготовил десять тысяч частиц для причастия, это поистине великое чудо, Божие откровение!

Итоги гонений на Валаамское братство только в 1925-1926гг были таковы:

В 1925г исключены из братства и высланы из монастыря 6 человек, а с началом навигации в 1926 г высланы из монастыря на церковный суд в Сердоболь 32 человека, по окончании суда их расселили по дальним скитам, назначив на черные работы.

7 июня 1926г. из братства исключили еще 14 иноков, 16 сентября – 18 монахов. В том же году исключили еще 6 человек, а 4 выбыли добровольно. В конце ноября 1926г в Сердоболь прибыло более 30 валаамских насельников. Все они удалены из монастыря за неподчинение церковной власти впредь до получения разрешения на въезд в Сербию или в Россию… В марте 1927г было получено разрешение на въезд в Сербию 17 монахам. После 14 братий, имевших российское гражданство были высланы в советскую Россию фактически с перспективой отбытия в концентрационные лагеря.

Высланный Монах Феоктист Мореичев 14.12.37 был расстрелян по приговору тройки НКВД

Прославленными Церковью исповедниками стали высланные иеромонах Арефа (Митренин) и Патрикий (Петров), арестованные на Валаамском подворье, а также еще один Валаамский инок – преподобномученик Таврион (Толоконцев). Все трое включены в Собор Новомучеников и Исповедников Российских.

Последние дни перед разорением обители

В 1939 году советско-финские международные отношения ухудшились. В сентябре финские войска, дислоцированные на острове Валаам, были приведены в боевую готовность. Семьи военных эвакуировали вглубь Финляндии. 12 октября в монастыре был прекращен колокольный звон. 30 ноября 1939 года в 8 часов утра войска Красной Армии начали военные действия на финском фронте. Валаамский архипелаг не был местом военных действий, но обитель не раз подвергалась бомбардировкам. 20 декабря 1939 года началась постепенная эвакуация братии.

После окончания так называемой Финской (Зимней) войны 13 марта 1940 года валаамские иноки по радио узнали, что подписан мирный договор между Финляндией и СССР, по которому вся Карелия с монастырями Валаамским, Коневским и Линтульским отошли к СССР. По договору жителям давалось несколько дней для отъезда вместе с имуществом с передаваемой территории в Финляндию. На следующий день по благословению игумена Харитона, для эвакуации монастырского имущества в обитель выехал Наместник монастыря иеромонах Исаакий..

Тысячепудовый Андреевский колокол монастыря сделал двадцать четыре редких удара в знак умирания Валаамской обители.

19 марта 1940 года Валаамский архипелаг был передан советским войскам. В июне 1940 года народный комиссар Военно-Морского флота СССР адмирал Н.Г. Кузнецов подписал приказ о создании единой школы боцманов ВМФ на базе двух существующих с дислокацией на острове Валаам. В августе на остров прибыли первые курсанты.

Для немцев перед Второй мировой войной было вполне выгодным помочь финнам вернуть потерянные территории и ослабить СССР. Между Финляндией и СССР было достигнуто соглашение о сотрудничестве и военной взаимопомощи. Немецкие войска прибыли в Лапландию и заняли позиции на советско-финской границе. 20 сентября 1941 года, после проведенной воздушной разведки, на Валаам высадились финские войска. Части, дислоцированные на острове, не принимали участия в военных действиях. В 1941-1944 годах не было и бомбардировок острова.

20 июня 1944 г. монашествующие вновь должны были покинуть родную обитель, и на этот раз навсегда. Военные подразделения финской армии, общая численность которых составляла не менее 2 000 человек, покинули архипелаг 19 сентября 1944 года. Некоторые финские фортификационные сооружения до сих пор напоминают о тех трагических днях в истории острова.

После выхода Финляндии из войны в 1944 году немецкие войска ушли с Валаама и, опасаясь преследования со стороны Советских властей братия Валаамского монастыря ушла на территорию материковой Финляндии, в местечко Хяйнавеси, и там был образован монастырь, который стали называть Новый Валаам.

Надежда на воссоединение Валаамского монашества с Русской Православной Церковью появилась после победы Советского Союза в Великой Отечественной войне, когда иноки Нового Валаама принесли в 1945 году покаяние перед Русской Церковью, выразившееся в составлении ими особого Акта воссоединения братии Валаамского монастыря в Финляндии с Московской Патриархией, подписанного игуменом и всеми 127 иноками.

В этом документе сказано: «Исповедуем невольный грех, что, живя на территории Финского государства, не имея правильного представления о положении Церковного Управления в России, не смогли сохранить каноническую верность нашей Матери Церкви Российской и, следуя за своими архипастырями, отошли от нее и тем оказались невольными нарушителями церковного мира в самой Финской Православной Церкви и отщепенцами от Матери Русской Церкви.»

С 1945 по 1957 года Валаамский монастырь находился в ведении Русской Православной Церкви.

Этот послевоенный период ознаменовался для о.Тимона великим событием: он сподобился принятия схимы (в 1947 или 1948 году) с именем Михаила (Архангела)

Духовные дети о. Михаила

После принятия схимы о. Михаил совсем никуда не выходил, даже в храм, совершая у себя каждый день Литургию. Хотел он совершенно уйти в затвор и никого не принимать больше. Но, – говорил, – как только хочу от вас от всех отказаться – вижу вокруг себя множество бесов. Верно, за ваши молитвы Господь хранит еще меня, – смиренно заключал о. Михаил

У о. Михаила было 10-15 постриженниц-монахинь, не считая монахов.

Своих духовных чад, особенно тех, кого хорошо знал, принимал у себя каждый день, монахинь причащал Святых Таин каждый день.

К сожалению, монастырское начальство не одобряло пастырского подвига о. Михаила, порой прямо-таки запрещая старцу христианское окормление приходивших к нему за советом духовных чад. Подобное случалось прежде в истории монашества, вспомним, хотя бы, историю об Оптинском старце Льве (Наголкине). Но о. Михаил «терпел за своих сироток», все покрывал молчанием, но всегда требовал от них полного послушания.

Духовное чадо схииеромонаха Михаила схимница Нимфодора в молодые годы ходила по монастырям, бывала в Оптиной пустыни, где о. Анатолий ей предрек: «Будешь спасаться в мужском монастыре» Придя на Валаам, оказалась там прачкой, потом из-за революции осталась насовсем. Когда она умерла, уже на Новом Валааме, ей было уже за 90 лет.

Монахиня Ангелина (Жаворонкова). Первым ее духовным отцом был о. Михаил (Старший), он умер в 1934г, передав ее о. Тимону. Он принял ее уже зрелым человеком, с определенным направлением и характером. Она считала обоих своих духовных отцов воплощением любви и доброты. «Мои ангелочки прибыли, – говорил о. Михаил, встречая своих духовных чад.

Духовные чада батюшки сохранили случаи исцеления по его молитвам.

О братских взаимоотношениях старца с другими иноками Валаама.

Внутри братии монастыря о. Михаил с равной любовью относился и к так называемым старостильникам и к так называемым новостильникам, руководствуясь в отношениях с людьми не человеческими пристрастиями, а принципами евангельской любви и всепрощения.

О. Михаил, ставший после кончины своего духовника о. Михаила (Попова) фактически главным духовником обители, поддерживал добрые отношения и с другим монастырским духовником – отцом Иоанном (Алексеевым).

О. Иоанн ежедневно бывал на службах, на братской трапезе, в меру своих сил выполнял работу вместе с другими. О. Михаил оставался в своей келье в уединении, в молитве за всех и созерцании. Он был отшельником и мистиком.

Обоим старцам хватало учеников и людей, жаждавших духовного руководства. О. Иоанн обычно старался подкреплять советы о. Михаила собственным авторитетом. Именно о. Иоанн остановил попытки своего духовного чада, настоятеля монастыря игумена Иеронима запретить о. Михаилу (причем через монастырский суд!) келейно служить Литургию.

Он понимал, что «из-за этого будет слишком много разговоров и волнения».

Но оба старца старались в непосредственных отношениях между собой – как и вообще со всеми людьми придерживаться не каких-либо строгих идейных позиций, а прежде всего покаянного евангельского духа мира и смирения.

Домой, в страдающую Россию!

В 1957 году монастырь вновь был переведен в юрисдикцию Константинопольского Патриархата в ведение Финляндской церкви. Всего к этому времени ново-валаамское братство состояло из 57 человек.

В связи с этим по ходатайству митрополита Крутицкого Николая (Ярушевича) руководители Советского Союза разрешили валаамским инокам вернуться на родину. Семь монахов с Нового Валаама стали насельниками Псково-Печерского монастыря. Вот их имена: иеросхимонах Михаил (Питкевич), схиигумен Лука (Земсков), игумен Геннадий, монах Сергий, монах Борис (в схиме Николай, Монахов), иеромонах Иоанн (в схиме Лавр) и монах Гурий (в схиме Герман, Соколов).

Духовные причины возвращения старца Михаила в Россию

Желанию монахов вернуться на Родину способствовало и отрицательное отношение руководства Финляндской Церкви к своеобразной полуавтономии Нового Валаама. В журнале Финляндской Православной Церкви прямо требовали (Аамун Който) закрытия русских мужских монастырей на том основании, что они принадлежат к Московской Патриархии. И что к Московской Патриархии монастырь был присоединен незаконно, в обход руководства Финляндской Православной Церкви.

Почему же еще, кроме административных нестроений о. Михаил стремился вернуться в Россию?

«Это земля мучеников, земля исповедников, полита их кровью, очищается как золото в огне», – говорил о. Михаил своим духовным детям. Он горячо любил Россию и хотел, по его словам, умереть на Родине.

Духовную дочь о. Михаила монахиню Марию (Стахович) спрашивали, как старец признавал «советскую» церковь? Она отвечала: Для него она была Православная исповедническая Русская Церковь. Он хотел разделить ее участь, с ней сострадать. «Может быть, я еще кому-нибудь помогу?» – были его слова. Он, такой нестяжатель, брал все, что ему несли (перед отъездом на Родину). «Давайте, там много, много нужно!»

Прожив в Валаамском монастыре 55 лет, восьмидесятилетний иеросхимонах Михаил с шестью другими Валаамскими монахами уезжал на Родину.

В день Покрова Пресвятой Богородицы уходил Михаил из мира в монастырь, в день Покрова же Пресвятой Богородицы он, стоя в алтаре, молился за своих осиротевших духовных чад, вручая их перед своим отъездом Пресвятой Богородице.

Житие старца близилось к земному концу, и ему действительно ничего уже более не нужно было, кроме молитвы и остававшейся для него навсегда дорогой православной Родины. И как он сам говорил тогда, он был готов «хоть на крест, хоть на мучения, но умереть на своей страдающей Родине»

Возвращение на Родину. Старец Михаил в Псково-Печерской обители

Власти СССР, разрешив приехать старцам на Родину, преследовали, конечно, и цели пропагандистские. Им нужно было показать мировой общественности, что в стране уважаются чужие, в данном случае религиозные убеждения. В то же время боясь роста популярности старцев как потенциально опасных для советской власти истинно добрых пастырей поначалу их отправили в Молдавию, где все было для них непривычным. Но они отправили в Москву просьбу, и, конечно, только благодаря владыке Крутицкому Николаю (Ярушевичу) их перевели в Печоры.

В Печорах о. Михаил сразу же повел привычный для него затворнический образ жизни, ежедневно совершая Литургию у себя в келье. Уже он был слеп на один глаз, очень худ, очень слаб, но духом тверд. Молитвой старался всем помогать.

Как при его отъезде одна из провожавших его женщин исцелилась, так и здесь, к старцу пришла женщина, она жаловалась на боль в плече. Он взял ее за плечо и долго тер его, тихо читая молитвы. Боль сразу прошла и больше никогда не появлялась.

Старец Михаил провидел и время своей кончины.

Как истинный пастырь, о. Михаил прежде всего скорбел о спасении других, стремясь наиболее полно осуществлять в собственной жизни первейшее требование Божие к человеку – заповедь любви. Этому же он учил и его печорских послушников: о. Кенсорина и о. Ипполита (Халина), ставшего впоследствии известным старцем, вся жизнь которого была буквально пронизана любовью к людям и к Богу.

О. Ипполит вспоминал, как однажды увидел старца Михаила выходящим из пролома в монастырской стене в столпе огненном.

О. Михаилу хотелось умереть на Пасху или Благовещение. В конце Великого поста силы стали оставлять его.

О. Михаил прекратил ежедневное келейное служение Литургии только за две недели до смерти, когда у него уже наступило полное бессилие и окончательно ослабло зрение: он стал готовиться к переходу в Вечность. Его соборовали и в течение двух недель жизни ежедневно приобщали Святых Таин. 15 апреля 1962 года, в воскресенье, во время Литургии его причастили в последний раз, и он мирно отошел ко Господу. О. Кенсорин вспоминал: Перед смертью старец призывал святых такое множество, что келейник даже удивлялся, как он всех помнит… Когда старец отошел ко Господу, на этой же Литургии во время заупокойной ектении его упомянули об упокоении – в первый раз.

О. Кенсорин писал: «Я счастлив тем, что такой великий старец почил о Господе на моих руках и что я чувствовал тогда через старца благодать Духа Святаго.»

17 апреля чин отпевания совершил архиепископ Псковский и Порховский Иоанн в сослужении наместника монастыря архимандрита Алипия при большом стечении новгородского, таллиннского и ленинградского духовенства. Погребли старца по обычаю, в древних монастырских пещерах.

Схииеромонаше Михаиле, моли Бога о нас!

Библиография:

1. «Любовь покрывает все», – автор-составитель диакон Георгий Малков и П.Ю. Малков М, изд-во Сретенского монастыря, 2010 г.
2. http://ru.wikipedia.org/wiki/Финляндия_во_Второй_мировой_войне
3. История обители. Сайт Валаамского монастыря., http://valaam.ru
4. Псково - Печерский патерик Иеросхимонах Михаил (Питкевич М.И.) (1877-1962) http://www.pravoslavie.ru/put/52816.htm http://www.tayninskoye.ru/voskresnye-besedy/besedy-2013-god/shiieromonah-mihail.html
#3 | Сергий »» | 28.01.2015 09:10 | ответ на: #1 ( Игорь Афонин ) »»
  
0
Введение григорианского стиля,я так понял,какое было в 20-х годах
#4 | Александра З. »» | 28.01.2015 11:38
  
2
Оценка Валаамской смуты в свете церковного законодательства и учения Святых Отцов

Валаамской смуте, возникшей из-за введения нового стиля, посвящено множество исследований. Но из всего массива литературы наиболее интересный ракурс для рассмотрения темы выбрал проф. Н. Глубоковский. В своей работе ««Война и мир» в Финляндской Православной Церкви» он не просто описывает основные события, но пытается их оценивать и дает свои рекомендации, как, по его мнению, следовало бы поступить в той или иной ситуации. Правда, при этом он слишком увлекается своей ученостью, делает множество ошибочных выводов и рекомендаций. Однако воспользуемся его методом, а выводы и рекомендации постараемся найти в церковном законодательстве и святоотеческом учении.

В начале своего исследования автор пытается решить вопрос – «стоило ли поднимать такую взаимно убийственную войну» по поводу введения нового стиля? Ответ на это кроется в следующих его же словах: «Вопрос о перемене стиля возник в Финляндии вне церковной потребности и инициативы... календарное новаторство было внесено в церковную среду... со стороны... Замыслы и расчеты были не внутренне-церковные по источнику и по цели». Весьма ценное свидетельство заслуженного профессора, известного своими либеральными богословскими воззрениями. Действительно, нет ни одной уважительной причины ни догматической, ни канонической, ни уставной, ни пастырской, ни научной для изменения освященного веками церковного употребления юлианского календарного стиля, а тем более – юлианской Пасхалии. Таким образом, по свидетельству профессора, этот вопрос для Церкви Христовой чужд и насильно навязан ей внешними и враждебными ей силами. Запомним это.

Автор задается вопросом – как же должна была отнестись к ним Церковь? «Ей предстояло выяснить, не являются ли они (реформы – примеч. ред.) антицерковными, и затем сказать прямо и точно, в какой мере неприемлемы или насколько допустимы». Этот вопрос решается без особых затруднений. 7-е апостольское правило и 1-е правило Антиохийского собора, содержащее ссылку на определение о Пасхе Первого Вселенского собора, не дошедшее до нас, предают анафеме лиц, дерзнувших нарушить соборное определение о времени празднования Пасхи. Финская Церковь, нарушившая под давлением протестантского еретического правительства это постановление и до сих пор совершающая Пасху по папской григорианской пасхалии, несет на себе всю тяжесть соборной анафемы. И как было валаамским монахам не сопротивляться этим откровенно антицерковным реформам? Валаамские ревнители Православия поступили грамотно с духовной точки зрения . Святые Апостолы и Святые Отцы всегда становились на защиту чистоты Веры, когда на нее восставали различные внутренние и внешние враги – язычники, иноверцы и еретики.

Здесь сразу же необходимо отметить, что начало XX в. отмечено разгулом либерализма и революционных идей и не только в светском, но и в церковном обществе, в том числе и среди профессуры духовных школ. В России в то время богоборцы устанавливали антихристианские порядки, а в Восточных Церквах, в первую очередь в Константинопольском Патриархате произошел «дворцовый» переворот, в результате которого патриарший престол захватили вольные каменщики, удерживающие его и до сегодняшнего дня. По документам «Великой масонской ложи Греции», патр. Мелетий (Метаксакс) состоял членом афинской ложи «Гармония» и позже вступил еще в александрийскую ложу «Александр Великий». Его масонство видно и из антицерковной, еретической и антиканонической его деятельности, а также из деятельности его преемников, которые ни разу не свернули с ранее проложенной им колеи. Поэтому в описываемое нами время в широком хождении были самые безумные идеи и радикальные предложения. При этом современный православный наблюдатель не может не отметить для себя вопиющее духовное невежество не только мирян, отдельных лиц из монашествующих, духовенства и епископата, но также и из академической профессуры. Примером является сам Глубоковский (1863–1937). Будучи заслуженным профессором Санкт-Петербургской духовной академии, членом-корреспондентом Императорской Академии Наук, почетным членом Киевской, Казанской и Московской духовных академий, богословом-библеистом с мировым именем, он допускает удивительные по своему невежеству и легкомыслию высказывания.

В частности на 2-й стр. своего вышеозначенного труда он пишет: «Конечно, для всех несомненна неточность Юлианских календарных предпосылок и дат. Но Церковь вовсе не преследует в своем богослужебно-жизненном укладе астрономически-математической пунктуальности со всеми условностями научного развития, где немудрым фанатикам даже мерещатся «безбожные астрономы» (стр. 219)». После указания страницы цитируемого источника стоит сноска. Вот что написано в ее пояснении внизу страницы: «В августе 1924 г. на Валаам пришло письмо из Иерусалима от архим. Мелетия. К письму, якобы по благословению митр. Антония (Храповицкого), прилагались копии хранившихся в Лавре Св. Афанасия «сигиллионов» XVI в. Патриархов Константинопольского, Иерусалимского и Александрийского и XVIII в. Патриарха Вселенского Кирилла со страшными «прещениями» и анафемой тем, кто следует Григорианскому календарю или «изменяет хотя бы на йоту» в Соборных постановлениях. Письмо также сообщало о неразложившихся телах умерших несколько столетий назад афонских монахов, согласившихся с латинянами. Все это произвело ошеломляющее впечатление на членов братства... (см.: Харитон (Дунаев), иеромонах, «Введение нового стиля в Финляндской Православной Церкви и причины нестроения в монастырях» С. 216-221)».

Поразительное невежество профессора. Авторов постановления Великого Константинопольского Собора от 20 ноября 1583 г., среди которых были Патриарх Константинополский Иеремия II, Патриарх Иерусалимский Софроний, Александрийский Патриарх Сильвестр, а также множество православных митрополитов, архиепископов и епископов, он обозвал фанатиками, которым что-то мерещится. Это настоящий бред. Сигиллион озаглавлен «Анафема Великого Собора 1583 года на последователей "нового" (григорианского) календаря [каноны]». Его подлинник действительно хранится в лавре преп. Афанасия на Афоне. Приведем его с сокращениями: «Патриарший сигиллион Послания везде сущим православным христианам о том, чтобы не принимались новейшая Пасхалия или Календарь обновленного месяцеслова, но твердо сохранять однажды и добросоставленному 318 святыми и богоносными отцами святого I Вселенского Собора, с епитимией и анафемой... Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о священной Пасхе, совершаемой христианами всей земли и празднуемой, как определено, – сего ради становится причиною соблазнов... Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено святыми Отцами. Наша мерность, обсудив вместе с блаженнейшим патриархом Александрийским и блаженнейшим пaтpиapхом Иерусалимским и прочими членами синода в Дусе Святе, определяет и разъясняет решение о сем св. Отцов: Ζ. Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали семь святых Вселенских соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям св. соборов и хочет их изменить и ослабить – да будет анафема (ἀς ἔχει τὸ ἀνάθεμα), отлучен (καὶ ἔξω τῆς τοῦ Χριστοῦ Ἐκκλησίας) от Церкви Христовой и собрания верных да будет. Η. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в том, в чем научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание. Хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитвы нашей мерности да будут со всеми вами». Эти анафемы были подтверждены еще на двух Поместных Соборах Константинопольской Церкви 1587, 1593 г.г.

Приведем и отрывок из сигиллиона Патриарха Константинопольского Кирилла V от 1756 г., в котором о новостильниках сказано: «Иерей ли, мирянин ли, то да будет отлучен от Бога, проклят, и по смерти да не растлеется и пребудет в вечных муках... Да наследуют таковые проказу Гиезия и удавление Иуды, да будут на земле, как Каин, иже стеня и трясыйся, и гнев Божий да будет на главе их и участь их будет с предателем Иудою и с богоборцами иудеями... Ангел Божий да преследует их мечом во вся дни жизни их и да подлежат они всем проклятиям Патриархов и Соборов, под вечным отлучением и в муках огня вечного. Аминь. Да будет!»курсив. Какой благоразумный православный христианин, а тем более монах, прочитав такие документы, и, удостоверившись в их подлинности, после этого дерзнет принимать новый стиль? Если у него все в порядке с головой, то – никакой.

А проф. Глубоковский бездумно обозвал отцов трех православных соборов и еще множество Патриархов «фанатиками». Ясно, что написал он это, будучи объят тьмой дремучего невежества. Если же профессура духовных академий, которая должна обучать будущих пастырей и епископов, пребывала в таком духовном невежестве, тогда объясняется тот разброд в мнениях, который проявился во время Валаамской смуты. Как видим, валаамские монахи оказались духовно мудрее и осмотрительнее столичного титулованного профессора. Рассмотрим теперь их исповедание веры.

19.10.1927 г. Церковное Управление провело на Валааме заседание Низшего церковного суда. По делу проходили 46 человек, 13 из них «не явились на суд». Ревнители Православия хорошо подготовились. Мон. Иувиан (Красноперов), зачитал «судьям» «Заявление в Церковный суд от братии Валаамского монастыря». В заявлении сказано, что истинной причиной привлечения к Церковному суду и церковного смущения является насильственное введение нового стиля в богослужение и нарушение канона о Пасхе. От Пасхалии зависит весь богослужебный круг. Он оказывается полностью измененным. Например, в 1926 г. оказался упраздненным Петров пост. В приходской жизни службы совершаются только в воскресные дни и эти изменения не так заметны, как в монастырях, живущих строгой уставной жизнью. Монашеское звание обязывает хранить церковные уставы, поэтому, не могут принять братия ни нового стиля, ни новой Пасхалии. За 56 лет прошлого века латиняне по григорианскому календарю четыре раза праздновали Пасху с иудеями и девять раз – прежде еврейской пасхи. Преп. Феодор Студит учит, что «епископам не дана власть преступать правила». Епископ Никодим: «Самовольное отступление Поместной церкви хотя бы одного правила, принятого Вселенской Церковью, ставит данную Церковь в положение раскольнической общины» [...] Современные профессора Глубоковский и Болотов отрицательно относятся к новому стилю. Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. также решил удерживать старый стиль. Нижеподписавшиеся будут держаться в церковно-Богослужебной практике старого календаря, так же как и Св. Афон. Согласно Символу Веры, [...] Церковь едина – и должна быть единая Пасха, соборна – вопрос календаря и Пасхалии должен решаться соборным путем. Авторы заявляют, что они чужды политике и отстаивают церковную истину. Далее содержится просьба не оказывать насилия над религиозной совестью. Относительно вопросов Суда: а) о признании Финляндского Церковного Управления под юрисдикцией Вселенского патриарха, б) о признании епископа Германа главой Православной Церкви в Финляндии, в) о признании самой Финляндской Православной Церкви – отцы заявили, что эти вопросы к ним, монашествующим, не относятся, ибо признание их зависит от высшей Церковной власти, они же, по долгу послушания, повинуются, но в пределах канонов. Ввиду того, что епископ Герман трижды нарушил канон о Пасхе и воздвиг гонения на старостильников, отцы не будут иметь молитвенного общения с ним до соборного выяснения обстоятельств. Помня монашеские обеты, во всех внешних делах и послушаниях они повинуются своему игумену. Все гонения за старый стиль принимают ради Господа. Но в духовном отношении не могут идти за своим игуменом, т. к. он имеет молитвенное общение с новостильниками. Отцы настаивают, что первичен стильный и пасхальный вопрос, а духовное разделение лишь вытекает из него. Поэтому, если замалчивать первое, то прекратить духовное разделение не удастся. Далее упоминается преп. Феодор Студит, прервавший общение с патриархом Никифором, принявшим в общение отлученного пресвитера. Авторы не имеют вражды или ненависти к инакомыслящим, но не могут входить в духовное общение с нарушителями святых канонов. Под заявление стоит 30 подписей.

Данное «Заявление суду...» есть обвинительное заключение самим «судьям». Оно полностью базируется на Священном Предании, церковном законодательстве и святоотеческом учении. Это голос самой Церкви Христовой, гонимой еретиками-обновленцами.

Проф. Глубоковский рассматривает несколько кризисных ситуаций с введением нового стиля в Финляндской Церкви в 1921 г. на соборе, потом непризнание его решений патр. Тихоном, затем переход Финляндской Церкви в юрисдикцию Константинополя. По каждой ситуации он дает свои рекомендации, которые вкратце сводятся к тому, что надо было везде подчиняться. Т. е. надо было принимать новый стиль и когда высказался собор, Патриаршему Указу свт. Тихона, который не благословил переход на новый стиль, напротив, подчиняться не следовало. В юрисдикцию Константинополя, а фактически в раскол, уклоняться было необходимо. Он полностью оправдывает позицию валаамских новостильников и в целом неодобрительно настроен к позиции ревнителей Веры. Но, как мы уже выше писали, такое неразумие профессора было основано на его невежестве относительно решений Великого Собора 1583 г. и других Поместных Соборов Константинопольской Церкви.



Валаамцы обращались за советом и к другим церковным авторитетам, например, к митр. Евлогию в Париж. Евлогий посоветовал им держаться «царского пути» -- служить Пасху по святоотеческому календарному стилю, а неподвижные памяти праздновать по трижды преданному анафеме григорианскому календарю. «Главное же хранить любовь».

На самом деле митр. Евлогий своими советами толкал валаамских монахов на путь погибели. «Третья ложь экуменизма – говорит блажной памяти митр. Санкт-Петербургский Иоанн (Снычев), – ложь о том, что его нравственным основанием является любовь, повинуясь зову которой экуменисты стараются уничтожить в религиозной области все разногласия и разделения, утвердить повсюду мир и единение. Любовь – первая и главная добродетель христианина... Но эта любовь есть прежде всего любовь к Богу, к тем Божественным Истинам и благодатным Откровениям, которые позволяют человеку победить грех и стяжать себе вечную и блаженную жизнь в обителях райских. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь, – поучал Христос Спаситель Своих учеников. Такая любовь не терпит никаких посягательств на истины веры. Такая любовь беспощадно, до последней капли крови, до последнего издыхания борется с ересями, посягающими на чистоту Божественных заповедей. Такая любовь не допускает и мысли о возможности уравнять истинную Церковь Христову с гибельными ересями, преисполненными пагубных человеческих заблуждений. И эта любовь не имеет ничего общего с теми лукавыми отговорками, которые используют экуменисты для прикрытия своих неблаговидных целей».курсив Т.о. эта любовь не имеет ничего общего с «любовью» митр. Евлогия.

Почти ничем не лучше совет и митр. Сергия (Страгородского). Он признавал позицию ревнителей Православия канонически более правильной, но призывал их не порывать общения с новостильниками, празднующим Пасху по анафематствованной григорианской пасхалии. «Если бы они стали это делать самочинно, никого не спросясь и без благословения, тогда бы другое дело... Да и теперь Восточные Патриархи за новый стиль еще не отлучали никого...». Иными словами, у кого-то есть власть отменять решения Святых Апостолов и Вселенских Соборов. Но сами Вселенские Соборы такой власти никому не давали. Согласно учению Православной Церкви, решение любого епископа, в том числе патриарха, или собора епископов принимается и признается Церковью лишь в том случае, если оно во всем соответствует канонам святых Отцов. Если же в определении существует какое-либо отступление, то такое определение отвергается как чуждое Церкви.

1-е Правило Шестого Вселенского Собора гласит: «Постановляем, да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые были светилами в мире, содержа слово жизни, соблюдается твердою, и да пребывает до скончания века непоколебимою, вкупе с богопреданными их писаниями и догматами. Отметаем и анафематствуем всех, которых они отметали и анафематствовали... Если же кто-либо из всех не содержит и не приемлет вышереченных догматов благочестия, и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных: тот да будет анафема...».
курсив
Опираясь на это, наш ведущий дореволюционный богослов архп. Феофан Полтавский в своей работе «Краткие канонические суждения о летоисчислении» писал о новостильниках: «С ними у них [православных] не должно быть никакого молитвенного общения [даже] прежде Церковного осуждения их».курсив

Канонически выверенный итог Валаамской смуте дала Мать-Церковь в лице митр. Григория (Чукова), который посетил Финляндский Валаамский монастырь 5.10.45 г. и в беседе с братством разъяснил, что у обеих сторон расколовшегося братства был один общий грех – непослушание Матери-Церкви. Неновостильная братия находилась в расколе, поскольку они признавали себя подчиненными архп. Серафиму (Лукьянову) , перешедшему в подчинение Архиерейскому Синоду Русской Зарубежной Церкви, запрещенному митр. Сергием (Страгородским). А принявшие новый календарный стиль ради сохранения обители и оставшиеся в юрисдикции Финляндской Церкви, вместе с ней так же оказались в расколе с Русской Православной Церковью. Наиболее правильную позицию в этой смуте заняли те монахи, которые исповедали верность Русской Церкви и были высланы в Россию. Таким образом, в настоящее время все точки над i расставлены. Новостильный раскол на Валааме получил достойную каноническую оценку. Православным христианам необходимо избегать, как ересей, так и расколов.

Николай Светлов Русский календарь
  
#5 | Анатолий А »» | 31.01.2015 16:41
  
0
На Валааме для меня что-то недоступное.Рядом СПб, Высокие Особы навещают, благотворят, тучи паломников развитая экономич.деятельность- и такое твёрдое стояние в вере, хотя и не всех, но в Бозе. Трудно осознать, далеко-ли мы ушли от Творца, от покаяния,спасения. / Подчёркнутое сложнее для чтения.
#6 | Александра З. »» | 02.02.2015 15:59 | ответ на: #1 ( Игорь Афонин ) »»
  
1
Извините, Игорь а как вы назовете вот ЭТО-http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_11106/ и ЭТО- http://www.inform-relig.ru/news/detail.php?ID=9418?А о грядущих реформах которые планируют принять на волчем "вселенском соборе"думаю вы так же не можете не знать..Или действительно не знаете? А что "много слов" в данной теме..так это же дается нам как настановление на будующее,а разве может быть настановления много..?
     
-2
Читать не возможно.
Без абзацов, маленькое межстрочье, убийственной подчёркивание!
Копировал, исправлял, а потом у себя читал.

Знать дух времени, конечно, надо.
За информацию спасибо. Предупреждён - вооружён.
#8 | Александра З. »» | 14.02.2015 14:01 | ответ на: #7 ( Александр Федотов ) »»
  
1
Извиняюсь,сама больше придаю значения содержанию чем форме,не думала ,что такие "мелочи"могут иметь большое значение.На счет абзацов,так мне думается их тут достаточноЕсли ваше пожелание поддержат еще хоть несколько читателей ,постараюсь прислушиваться к нему,пока вижу ,что только вас одного не устраивает построение моих тем..Похоже большинство читателей все таки больше следуют духу чем букве и слава Богу.Пока специально для вас буду выставлять ссылки откуда взят материал ,а вы просто перейдя по ссылке ,не копируя сможете читать из источника .Спаси вас Господи.
  
#9 | Александр Федотов »» | 14.02.2015 14:51 | ответ на: #8 ( Александра З. ) »»
  
-2
При таком - Вашем подходе, Ваш КПД, в попытках охвата МАССОВОГО читателя, очень маленький.
Наглядность, удобность, красивость, оформленность, - всегда предпочтительней, когда есть другой выбор. Встречают по одёжке... Перегруз другой информации. Уровень для чтения: 2-3 предложения - теперь, для большинства, уже много. Необходимо всегда учитывать уровень. А не как "я" привык. Из "мелочей" складывается жизнь. Подстраиваться под мир.

Анекдот. Летит по небу стая слонов, а им навстречу - стая напильников. Напильники спрашивают старшего слона: "Подскажите, а где здесь север?"
- Там!
А когда улетели напильники, младший слон с удивлением спрашивает старшего: "Север, то не там, а там...!"
- А пусть летят, куда хотят, они же без ручек...

Можно, конечно, закрываться от мира, но это тогда, отдаляет нас от него на предмет нашей адекватности ему, сопричастности, помощи ему. Так можно стать парниковым растением, комнатным цветочком. Только поиск духовности, монашеский настрой, имеет право на уход от мира, но и тогда они помогают ему духовно - молитвой, едины с Богом (и людьми), хоть и на расстоянии от них.
#10 | Александра З. »» | 14.02.2015 15:14 | ответ на: #9 ( Александр Федотов ) »»
  
1
Извините ,если бы я видела ,что ваш КПД значительно выше моего,то возможно прислушалась бы к вашим советам..)Спаси Вас Господь,за заботу о моем рейтинге,но меня признаюсь, рейтинг никогда не волновал,знаю по опыту если информация стоящая внимания,то как бы она не была оформлена(повторюсь,пока только вас что то не устраивает) каких размеров она бы не была,всегда найдется и не праздный ,думающий читатель для такой темы.Вот вы меня научаете "подстраиваться под мир",а Святые отцы говорят :"Если бы я и поныне угождал людям, говорит апостол, то не был бы рабом Христовым" (Гал 1:10). Человекоугодник заботится о том, чтобы внешне вести себя хорошо и заслужить доброе слово льстеца, подкупая зрение и слух тех, которые услаждаются или удивляются только видимым и слышимым и добродетель определяют только тем, что чувствуют. Человекоугодие есть проявление добрых нравов напоказ перед людьми и для людей.[B][Преподобный Максим Исповедник.
Человекоугодием уничтожается не только любовь к Богу, но и самое памятование о Боге. Епископ Игнатий (Брянчанинов)Заботься о том, чтобы ради человекоугодия не погубить награды за труды твои, ибо делающий что-либо напоказ лишается воздаяния. Преподобный авва Исаия

.Анекдотами,я признаться,давно не интересуюсь.Не примите в обиду мои слова,но разрешите мне самой выбирать себе учителей ..)Больше на вижу смысла это обсуждать.С Богом.
  
#11 | Александр Федотов »» | 14.02.2015 19:10 | ответ на: #10 ( Александра З. ) »»
  
-1
В учителя к Вам не записывался, мне от Вас ничего не надо.
Перекрутили что я Вам писал, не хотели услышать о чём была речь. Кто хочет найти крамолу - тот её всегда найдёт.
У кого чего болит - тот о том и говорит. Да, именно не угодил ...Вам.
"Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху;
и от истины отвратят слух и обратятся к басням" (2Тим.4:3,4).
Очевидно, но невероятно...
#12 | Дмитрий Уфа »» | 14.02.2015 21:27 | ответ на: #8 ( Александра З. ) »»
  
0
Александра, это действительно так - много подчеркнутого текста и жирного шрифта очень затрудняют чтение.
#13 | Александра З. »» | 14.02.2015 21:43 | ответ на: #12 ( Дмитрий Уфа ) »»
  
0
Хорошо,учту ваши пожелания на будущее,если Бог даст..)
#14 | Марина »» | 14.02.2015 22:51
  
1
Подчеркивание не мешает, потому что воспринимаю как линованый лист из тетради для прописи, даже помогает при чтении не терять строку.
Александра, спаси Господи вас за статью! Такая информация нужна для понимания происходящих событий в нашей Православной церкви.
#15 | Александра З. »» | 15.02.2015 00:12 | ответ на: #14 ( Марина ) »»
  
1
Признаться,мне так же подчеркивание помагает при чтении ,особенно когда в тексте не слишком много абзацев,потому и подчеркнула,хотела как лучше,а теперь смотрю не смысл темы обсуждается ,а ее вид..Вот так и в жизни теперь часто бывает,не сущность человека на первом месте ,а его одежка,социальное положение и тд и тп.Теперь уже и не знаю ,что людям в первую очередь важнее -что бы тема была интересная и душеполезная или что бы по красивее оформлена..Буду стараться при оформлении держаться середины.Пусть простят меня те кому не угожу.СпасиБог,вас Марина на добром слове.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites